Сельское хозяйство и традиционные промыслы на руси xiv-xvi вв. — студенческий портал

Сельское хозяйство и традиционные промыслы на Руси XIV-XVI вв. - Студенческий портал

Кузнецы. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век.

Рост производительных сил страны выражался в конце XV и в XVI в. не только в подъёме сельского хозяйства, но и в дальнейшем развитии ремесла, в совершенствовании техники, орудий производства и навыков мастеров. В XVI в., особенно во второй его половине, усилилось развитие как в городе, так и в деревне мелкого товарного производства.

Всё с большей отчётливостью выделяются районы, специализирующиеся на производстве тех или иных предметов. Эта специализация была связана с наличием сырьевой базы. Так, в XVI в. приобретает широкую известность своей железоделательной промышленностью Устюжна Железопольская.

Железо производилось также в Новгородском районе, Тихвине, Белозерском крае, Карелии, Лопских погостах. Вологда и Холмогоры начали приобретать известность как центры «лодейного» дела. Калуга и Тверь славились своей деревянной посудой, широкое распространение имели деревянные ложки из Белозерского края.

Крупными районами производства сукон были Можайский уезд, Ржев, Вологда. Оружие выделывали московские ремесленники, изделия которых ценились далеко за пределами страны.

Специализация в производстве определённых видов изделий становилась характерным явлением как для домашней крестьянской промышленности, так и для вотчинного и ещё более городского ремесла.

Специализация деревенских и городских ремесленников, несомненно, предполагала производство изделий не только на заказ, но и на рынок, иногда значительно удалённый от места производства.

Ведущую роль в развитии техники ремесла и товарного производства в стране играл город. В русском городе XVI в. насчитывалось свыше 200 различных ремесленных специальностей. Ремесленники были заняты главным образом производством продуктов питания, одежды, обуви.

При этом существовали уже сравнительно большая дробность и разнообразие специальностей внутри отдельных отраслей ремесленного производства. Например, выпечкой хлеба занимались хлебники, калачники, пирожники, обувь делали сапожники и башмачники, иногда одни из них специализировались на выделке голенища, другие — подошвы и т. д.

Это свидетельствует как об общем росте ремесленного производства, так и о связи ремесла с рынком.

Совершенствование техники производства способствовало также созданию и развитию таких крупных предприятий, основанных на разделении труда, как Пушечный двор, Оружейная палата и т. д.

Разделение труда между отдельными профессиями достигло большой степени на крупнейших соляных варницах Поморья (водоливы, варщики и т.

д): На этих варницах, как и в кузнечном деле, в известной мере применялся труд наёмных людей.

Развитие ремесла выражалось в ускорении процесса отделения ремесла от сельского хозяйства и в превращении городов в сравнительно крупные центры ремесленного производства и торговли.

Источник: https://www.history-at-russia.ru/xvi-vek/razvitie-remesla-2.html

Сельское хозяйство и традиционные промыслы — История России с древнейших времён до 1618 г

ГЛАВА XXII

«Красота наша погибла, богатство наше досталось другим» («Красота наша погыбе, богатьство наше онем в корысть бысть») — так оплакивал судьбу разоренной монголами Руси Серапион Владимирский**.

Символично, что скорбит древнерусский книжник прежде всего о светлой красоте родной земли, а потом уже упоминает накопленные трудами многих поколений предков и расхищенные материальные богатства. Но не стоит забывать о взаимосвязи этих, казалось бы, столь разных понятий.

Пали, рассыпались черным прахом не просто сияющие величеством города, а кипящие жизнью центры ремесла и торговли. В пламени пожаров сгорели бесценные рукописные сокровища — харатейные книги и грамоты Древней Руси, творение умелых и искусных писцов и изографов.

Погибли, были уведены в рабство мастера — ювелиры, бронники, каменщики, гончары, стеклодувы, резчики по дереву и кости. Уникальное русское ремесло, явившее миру в предшествующие эпохи столько настоящих шедевров, опростилось; были навсегда утрачены многие технические приемы и навыки, секреты которых бережно хранились в одном роду и передавались от отца к сыну.

Восстановление разрушенного хозяйства, возрождение городского ремесла, сельских промыслов потребовало времени и колоссальных усилий уцелевшей части русского народа. Неизмеримо утяжеляла эту ношу необходимость борьбы с татарами, набеги которых продолжались и в XVI, и в XVII столетиях. Лишь во второй половине XVIII в. с завоеванием Крымского ханства была завершена эта многовековая борьба.

* Глава написана В.А. Волковым.

** ПЛДР. XIII век. М., 1981. С. 447,448. Сделанный для этого издания В. В. Колесовым перевод фрагмента одного из произведений Серапиона Владимирского, с нашей точки зрения, не совсем удачен — «Великолепие наше сгинуло, богатство наше стало добычей врага…»

До монголо-татарского нашествия XIII в. степень развития материальной культуры русских земель-княжеств не уступала, а в ряде случаев и превосходила уровень передовых государств Европы.

Вторжение военизированной и хорошо организованной монгольской армии не просто разрушило цветущую культуру восточнославянского мира, но вынудило видоизменить ее, встроив в не менее военизированную и организованную систему, только и способную выстоять в условиях постоянного силового давления Орды на Русь.

Восстановление разоренной страны и отвлечение ее жизненных сил на борьбу за выживание затормозили прогресс русской техники, что имело печальные последствия в эпоху начавшегося качественного развития европейской инженерной мысли, создавшей ряд важнейших изобретений, открытий и усовершенствований. Достаточно сказать, что уже в XV в. в Западной Европе появляются доменные печи, выплавлявшие чугун для последующей переделки на сталь. В России чугунолитейное производство возникает лишь в начале XVII в. Такое же отставание наблюдается и в других отраслях русской техники.

Монголо-татарское нашествие нанесло страшный удар по русскому сельскому хозяйству. Особенно пострадало земледелие. Пашни заросли «лядиною» — молодым лесом, запустели знаменитые русские черноземы. Сколько-нибудь безопасная для сельского населения территория начиналась лишь за рекой Окой.

Новые земли под пашню осваивались не на юге, а к северу и северо-востоку от Волги. В системе севооборота всю большую роль стало играть трехполье, хотя сохраняется и подсека, и перелог на лесных росчистях, а в некоторых местах и пашня наездом. Основным пахотным орудием была двузубая соха с железными сошниками.

Вертикально укрепленная рассоха позволяла избегать частых в лесной местности зацепов за корневище. Медленно начинает входить в практику удобрение земли навозом. Первое упоминание о «гноище» — навозе содержится в одной из псковских грамот, датированной 1469 — 1485 гг.

, позднейший список с которой опубликован Л.М. Марасиновой.

Как и ранее, в качестве рабочего скота земледельцы использовали лошадей и лишь изредка волов. Распахав землю, ее засевали семенами хлебных злаков — ячменя, проса, пшеницы, ржи (использовавшейся и в качестве единственной озимой культуры), овса. Основным способом уборки хлебов была жатва серпами. Высушенный и обмолоченный цепами хлеб ссыпали в «житные» амбары.

Среди огородных культур самыми распространенными были репа и капуста. Выращивали также лук, чеснок, огурцы (при раскопках в Новгороде их семена были найдены в слое XIII в.), морковь. Настоящее изобилие овощей на Руси отмечал известный путешественник Сигизмунд Герберштейн.

Он же писал о выращиваемых московитами дынях: «Дыни они сеют с особой заботливостью и усердием: перемешанную с навозом землю насыпают в особого рода грядки, довольно высокие, и в них зарывают семя. Таким образом, оно одинаково предохраняется от жара и от холода.

Ибо если случайно будет чрезмерный зной, то они устраивают в смешанном с землей навозе щели, в роде как бы отдушин, чтобы семя не сопрело от излишнего тепла; при чрезмерном же холоде теплота навоза оказывает помощь зарытым семенам». В московских, владимирских рязанских садах плодоносили яблони, вишни, сливы.

Из ягодных кустарников местным садоводам были несомненно хорошо известны малина и черная смородина.

Важное значение сохраняло домашнее скотоводство. Помимо указанных выше лошадей разводили коров, свиней, реже коз.

Растиражированное в прошлом утверждение Герберштейна о том, что лошадей на Руси не подковывали, давно уже доказательно оспорено археологами. Непременным и важным условием ведения хозяйства было устройство птичьих дворов.

Помимо обычной домашней птицы — кур, уток, гусей, рачительные хозяева нередко заводили голубей и даже лебедей и журавлей.

Почти на всех русских реках и озерах существовали «рыбные ловли».

Традиционно популярное в этом промысле использование неводов, мережей и других сетей, дополнялось и другими способами ловли: крупную рыбу били острогами, ловили удилищами, используя блесны и различные рыболовные крючки, на небольших реках устраивали «ез» — частокол (или плетень), набиваемый поперек водного потока.

Если такую «городьбу» устанавливали не во всю ширину реки, то такая ловушка называлась «заезок». Перечислить все виды рыб, бывшие объектом промысла, вряд ли возможно. Укажем лишь наиболее ценные из них: осетр, белуга, стерлядь, севрюга, лосось, сиг, судак, семга, налим, линь, сом и др.

В полном своем объеме сохраняла свое значение охота — и как объект пушного и мясного промысла, и как княжеская и боярская забава. Замечательное разнообразие существовавших охотничьих приемов и уловок неудивительно для бескрайнего лесного и озерно-болотного края, каким была Русь в то время. В источниках упоминается лесная (полешня), полевая, бобровая, утиная охота.

Зимой поднимали из берлог медведей, истребляли волков, лис, рысей. Уже упоминавшийся выше Сигизмунд Герберштейн, возглавивший австрийское посольство в Московию, подробно рассказал о любимой Василием III псовой охоте на зайцев, на которую он был приглашен великим князем.

Хорошо известно было искусство устройства охотничьих ловушек (цапок, волчьих ям, охотничьих самострелов). Меньше всего известно нам об охоте на морского зверя, несомненно достигшей в XIV—XVI вв. на Русском Севере промыслового значения. Подтверждением тому служит значительный удельный вес «рыбьего зуба» (моржовой кости) в новгородской торговле с ганзейскими городами.

Сигизмунд Герберштейн также упоминает об импорте моржовой кости в Турцию, где из них изготовляли рукояти кинжалов. Более полное представление из документов той эпохи можно извлечь об искусстве русской соколиной охоты. «Высоких» соколов и кречетов наперебой выпрашивали у московских князей восточные владыки. Так, в 1466 г.

Афанасий Никитин, отправляясь в свое знаменитое путешествие, встретил в Нижнем Новгороде Хасан-бека, посла ширван-шаха Фаррух-Ясара. Встретил и отметил, что Хасан-бек вез из Москвы 90 русских кречетов.

Несколько лет спустя о еще большей услуге просил Ивана III крымский хан Менгли-Гирей, хотевший получить не только ловчих птиц (кречетов и ястребов), но и специалистов по их обучению — «сокольников». Об охоте с ловчими птицами — соколами, коршунами, ястребами, о приручении их и порядке содержания писал С. Герберштейн.

Бортничество в XIV в. уже было развитым и доходным промыслом. Продукты его — мед и воск в больших количествах вывозились через Новгород и Псков на Запад. Изготовление колод-бортей и установка их на деревьях требовали настоящего искусства и немалой сноровки.

Чтобы уберечь борти от медведей их приходилось поднимать высоко на деревья, используя специальные веревки и подъемники «люльки». Подняв колоду на дерево, бортник крепил ее или на сучьях, или на специальном настиле, покрывая установленную борть лубом и берестой для защиты от дождя.

Поэтому здесь изготовлялись различные защитные приспособления — вешались на веревках чурбаны с острыми шипами и заостренными сучьями, в стволы деревьев и доски настилов вбивались острые ножи и заточенные гвозди.

Помимо указанных, повсеместно распространенных, традиционных промыслов сельское население Руси в ряде районов добывало соль, болотную железную руду, изготовляло древесный уголь, деготь, смолу. Наибольший интерес представляет устройство соляных варниц. В XVI в.

русские мастера научились добывать «рассол» (засоленную воду) из скважин, достигавших глубиной 160 м. Для этого строились настоящие «буровые вышки» высотой до 12—18 м. Под этим дощатым сооружением рыли колодец, в который опускали деревянную трубу «матицу» и через нее вели дальнейшее бурение с помощью больших воротов.

Добытый в конце тяжелой, многомесячной работы «рассол» заливали в большие сковороды- «црены» и на огне выпаривали соль. Большой интерес к соляному производству проявляли русские монастыри.

На добыче и торговле этим незаменимым продуктом разбогатели купцы и промышленники Строгановы, костромские дворяне Адашевы, предки Алексея и Даниила Федоровичей Адашевых, сумевших встать в один ряд с главнейшими лицами Русского государства XVI в.



Источник: https://trojden.com/students/russian-history/russian-history-old-ages-1618-kyzmin-2004-book-2/42

География сельского хозяйства Русского государства 14-17 вв

           Земледелие

           При всей скудости источников для 13-15 вв. можно утверждать, что в северо-восточной и северо-западной Руси происходит перестройка сельского хозяйства и совершенствуются методы земледелия. Это выражается, прежде всего, в установлении полевого пашенного земледелия, резком сокращении подсеки, освоением новых лесных районов.

Развитие пашенного трехпольного земледелия, наметившееся в этих районах еще в домонгольский период, в 14-15 вв. принимает интенсивный характер. Паровая трехпольная система вызывает к жизни качественно новый вид поселений в деревне. В деревни входили лесные, пашенные и сенные угодья.

Первоначально границы их определялись формулой, куда «топор, коса, соха ходила», т.е. территория, которая обрабатывалась жителями. С переходом от подсеки и других видов земледелия к пашенному трехпольному земледелию деревни приобрели постоянный характер.

Трехпольная система развивается не только в старых освоенных ранее хозяйственных округах северо-восточной Руси, которые были представлены, в основном, опольями. Деревня и пашенное земледелия продвигаются в южном направлении до Оки и дальше в Рязанские земли.

Продвижение также наблюдается на север, в Заволжье, охватывает Кубену, Вологду, Устюг Великий, бывшее Белозерское, Костромское, Ярославское и Галическое княжество. Трехпольная паровая система земледелия становится основной в Новгородских землях, несмотря на относительную неблагоприятные природные и климатические условия.

Начинается интенсивное освоение леса. В Поморье, Обонежье осваивались главным образом приречные пойменные земли. Также распространялось полевое земледелие, на лесных полянах и подсеках. Основными культурами были рожь (озимая и яровая), овес, пшеница, ячмень и др. В цело зерновые хлеба были главными продуктами земледелия.

на первом месте стояла рожь. Значительно меньше высевали пшеницу. Эта культура относится к т.н. красным хлебам с высокими продуктовыми качествами. Но пшеница — культура прихотливая, требует лучших почв и климата. В связи с этим пшеницу сеяли в центре и на юге северо-западной и северо-восточной Руси + лен, конопля, репа.

           Во всех землях дальнейшее распространение получают огородничество и садоводство. Огороды были принадлежностью не только феодальных землевладельцев, но и крестьян и жителей посадов. Источники часто упоминают т.н. капустники, репища, луковища.

Традиционны лук, огурцы, свекла, редька, тыква + мак, мята. В источниках также упоминаются специальные огороды: хмельники и конопляники. В 13-15 вв. сады еще не имели такого распространения, как огороды.

В основном они создавались в феодальных владениях вотчины.

           Образование Русского государства сопровождалось определенным подъемом сельского хозяйства. В целом область к северо-востоку от Москвы, которая была определена Тихомировым как Замосковный край, в 16 в. продолжала оставаться житницей страны.

Для данного периода источники делят земли по своему качеству на три категории: «худые», «середние», «добрые». При значительном колебании качества земли во многих местах ополий существовали добрые и середние земли. Сельскохозяйственные районы остались прежними.

Громадные лесостепные пространства к югу от Оки и к востоку от Северской земли в 16 в. только начинают осваиваться.

           Определенный подъем в развитии земледелия отмечается в Казанском ханстве.

           В целом в 16 в. в России основными хлебопроизводящими районами были Замосковный край и Рязанская земля.

Определенное количество хлеба, прежде всего, для внутреннего потребления производилось в Новгородской, Псковской, Смоленской землях, Заокскобрянском и Тульском краях, Североской земле, Нижегородском крае и в целом в Поволжье. Земли Поморья, Вятского и Пермского краев, Закамья не играли заметной роли в производстве хлеба.

           ЛЕКЦИЯ ПРОПУЩЕНА

           Значительным количеством скота выделялись южные уезды страны. В степных и лесостепных районах было много пастбищ и сенокосов. Здесь было много лошадей, коров, овец, свиней. Некоторые особенности в характере животноводства и его районирования имели место в Поволжье.

В хозяйственной жизни населения Поволжья животноводство играло большую роль и было представлено двумя формами: домашнее животноводство у оседло живущих народов (татары, чуваши, мордва, мари) и кочевое животноводство (башкиры, калмыки).

Казанский и Свияжский уезды отличались обилием лугов, что позволяло населению иметь значительное число скота. В Башкирии, где практически до конца 16 в. преобладало кочевое скотоводство, в 17 в.

в связи с распространением хлебопашества и перехода части башкирского населения на оседлый образ жизни кочевое скотоводство преобладало здесь на юге (Нагайская дорога) и на востоке (Сибирская дорога). Но уже во второй половине 17 в. в этих районах наблюдается переходная форма скотоводства — полукочевая.

           Охота

           Охота как промысловое занятие имела большое значение для определенных групп населения и отдельных областей русского государства не только в 14-15 вв., но и в более позднее время. Даже в лесах центральных уездов русского государства было много пушного и лесного зверя (куницы, горностаи, лоси, лисицы, бобры, белки и т.д.).

Однако уже в 15 в. охотничий промысел в центральных районах не играл той роли, которую он сохранял в отдаленных окраинных землях. Количество ценного пушного зверя становилось все меньше, охота постепенно сужала ареал распространения пушного зверя + играло роль распространение земледелия, которое приводило к сокращению лесов. К 15 в.

основными районами, где шла промысловая охота, становятся земли севера и северо-востока, тянувшиеся к Уральским горам. Так. Обонежье, Двинская, Печорская, Вятская земля превратились в основных поставщиков наиболее ценной пушнины для русского государства. Для 16 в.

характерен процесс дальнейшего оттеснения промысловой охоты в лесные окраины и северные и северо-восточный районы страны. Постепенно падает значение Двинской земли в поставке продукции охоты. Охотничьи промыслы отодвигаются в глубинные районы Печорского края и Пермской земли.

Основные области охотничьего промысла сдвигаются на восток к Приуралью и выходят за Уральские горы в Западную Сибирь в приобскую тайгу.

           Существенные изменения областей промысловой охоты происходят в 17 в. Это было связано с расширением территории России на востоке, окончательным присоединением западной, а затем восточной Сибири. Для 17 в. Сибирь стала основным поставщиком продукции охоты на ранке Европейской России.

           Рыболовство.

           Рыболовство в 13-15 вв. развивалось в трех формах: сохранилось промысловое рыболовство профессионалов, формировались рыбные промыслы в составе феодальных владений, рыболовство сопутствовало занятиям сельского и городского населения.

           Основная масса водоемов северо-восточной и северо-западной Руси использовалась крестьянами и посадским населением. В то же время наиболее важные в промысловом отношении ловища становятся принадлежностью феодалов, среди которых особенное значение приобретают монастыри. Внутренние водоемы, которые изобиловали малоценной т.н.

«белой» рыбой (щуки, окуни, лещи, ерши), использовались крестьянами и горожанами. Наиболее ценная красная рыба имелась в крупных районах, ее ловля носила промысловый характер. В целом при широком и повсеместном развитии рыболовства как сопутствующего занятия населения в 16-17 вв. имелись отдельные районы с преимущественным распространением рыбной ловли.

Большое значение имела рыбная ловля в хозяйственной деятельности населения Печорского края, Пермской и Вятской земли. Особенно распространено рыболовство в южнорусских уездах. На значительном протяжении от северорусской земли до Поволжья рыболовство напротив не играло существенной роли в хозяйстве населения.

В районах центра, северо-запада, северо-востока страны рыболовство имело сопутствующее значение. Например, в Московском крае рыболовство была большая нужда в рыбе. В Москву рыбу привозили главным образом из Рязанской земли и Поволжья. В целом важной промысловой рекой была Волга, а также Ростовское и Переяславское озера. Например, Ростовское озеро славилось сельдью.

Наиболее важным промыслово0рыбным районом на севере было побережье Белого и Баренцева морей, а также реки, которые относились к их бассейну (Северная Двина, Печора, Онега). Особенную роль играли северные монастыри, среди которых главенствующее положение занимал Соловецкий монастырь.

Многочисленные промыслы позволяли заготовлять рыбу в прок и поставлять ее на внутренний рынок и за рубеж. Характерной особенностью северных районов были морские промыслы, которые возникли еще в 14-15 вв. Именно в этом районе велась добыча нерпы, тюлня, кита.

           В 17 в. начинают осваиваться рыбные богатство Яика. Здесь, как и на Волге, в больших количествах вылавливалась наиболее ценная красная рыба.

           Бортничество.

           При широком распространении бортных угодий в 14-15 вв. выделялись некоторые районы более интенсивного развития: Суздальская земля, Переяславская и Млсклвская округи, Рязанская земля, некоторые пятины Новгородской земли (Шелонская, Волтская, Деревская), а также Псковская земля.

В данный период намечается расширение географии производства меда, что было связано с появлением пчеловодства. С этого времени создаются возможности производства меда в районах, не имевших бортных угодий. Но появление пчеловодства, пасек не привело к вытеснению бортничества. В Московском крае в 16 в.

бортничество перестало быть характерным промыслом, хотя отдельные небольшие бортные угодья сохранялись.

           В 16-17 вв. бортничество не теряет статус промыслового занятия в Замосковном крае, во Владимирщине, в Новгородских землях, в некоторых уделах Смоленской земли и др.

Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 543;

Источник: https://studopedia.net/1_37923_geografiya-selskogo-hozyaystva-russkogo-gosudarstva—vv.html

Монастырское хозяйство

Монастырское хозяйство — в Рос­сии хо­зяй­ст­во, ко­то­рое ве­ли мо­на­сты­ри в сво­их вот­чи­нах.

Его ос­но­вой яв­ля­лись мо­на­стыр­ские зем­ли. Из­вест­но с XI века. Бы­ло ори­ен­ти­ро­ва­но главным образом на про­изводство про­дук­ции для собственного по­треб­ле­ния, од­на­ко оп­ре­де­лён­ная до­ля про­дук­ции про­да­ва­лась.

То­вар­ность монастрыского хозяйства ха­рак­тер­на для мо­на­сты­рей Се­ве­ра (Со­ло­вец­кий, Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский, Ни­ко­ло-Ко­рель­ский, Ан­то­ние­во-Сий­ский мон.), а так­же цен­тра стра­ны, имев­ших вот­чи­ны во мно­гих уез­дах (Трои­це-Сер­гиев монастрыь, Ио­си­фо-Во­лоц­кий монастырь).

Основными от­рас­ля­ми монастрского хозяйства яв­ля­лись зем­ле­де­лие (вы­ра­щи­ва­лись главным образом рожь и овёс, мень­ше вы­се­ва­лось пше­ни­цы, яч­ме­ня, го­ро­ха, льна), жи­вот­но­вод­ст­во (ко­не­вод­ст­во, раз­ве­де­ние круп­но­го ро­га­то­го ско­та, а так­же овец, коз и сви­ней), на Се­ве­ре — со­ле­ва­ре­ние, ры­бо­лов­ст­во, оле­не­вод­ст­во. Во мно­гих мо­на­сты­рях бы­ло раз­ви­то пче­ло­вод­ст­во.

Другими важ­ны­ми от­рас­ля­ми монастрыского хозяйство бы­ли ре­мес­ло (куз­неч­ное, то­кар­ное, порт­няж­ное, плот­ниц­кое де­ло и др.) и про­мыс­лы, в том числе ико­но­пис­ный.

Читайте также:  Звуковые волны. скорость звука - студенческий портал

Пре­имущественно  с начала XVII века, что­бы пре­одо­леть по­след­ст­вия Смут­но­го вре­ме­ни, при мо­на­сты­рях ста­ли ор­га­ни­зо­вы­вать яр­мар­ки. Часть сельско-хозяйственных уго­дий и ры­бо­лов­ных то­ней мо­на­сты­ри сда­ва­ли в арен­ду мо­на­стыр­ским кре­сть­я­нам.

У мно­гих мо­на­сты­рей бы­ли го­род­ские под­во­рья, не­об­хо­ди­мые для ве­де­ния тор­гов­ли и под­дер­жа­ния свя­зи с ор­га­на­ми вла­сти: у не­боль­ших мо­на­сты­рей, как пра­ви­ло, в уезд­ных цен­трах, у сред­них и круп­ных — в Мо­ск­ве, в боль­ших тор­го­вых го­ро­дах и вбли­зи про­мы­сло­вых уго­дий.

Не­ко­то­рые мо­на­сты­ри за­во­ди­ли промышленные пред­при­ятия (например, у Свя­то-Ус­пен­ско­го Свен­ско­го монастыря близ Брян­ска бы­ла своя же­ле­зо­пла­виль­ная печь).

В монастырских хозяйствах ра­бо­та­ли: за­ви­си­мые от мо­на­сты­ря кре­сть­я­не (во второй половине XV века ог­ра­ни­че­но пра­во кре­сть­ян­ско­го пе­ре­хо­да от мо­на­сты­ря к другим зем­ле­вла­дель­цам, Со­бор­ным уло­же­ни­ем 1649 года кре­сть­я­не при­кре­п­ле­ны к зем­ле и к зем­ле­вла­дель­цу до 1764 года), мо­на­стыр­ские слу­ги (ко­ню­хи, пас­ту­хи, сто­ро­жа и пр.; по­лу­ча­ли от мо­на­сты­ря жи­льё, оде­ж­ду и про­до­воль­ст­вие), де­тё­ны­ши (обед­нев­шие кре­сть­я­не и бо­бы­ли, ра­бот­ни­ки из чис­ла си­рот или де­тей мо­на­стыр­ских кре­сть­ян и бо­бы­лей; об­ра­ба­ты­ва­ли паш­ню, ра­бо­та­ли на се­но­ко­се, за­ни­ма­лись рыб­ной лов­лей и пр.; по­лу­ча­ли де­неж­ное вспо­мо­ще­ст­во­ва­ние от мо­на­сты­рей), ре­мес­лен­ни­ки (плот­ни­ки, ка­мен­щи­ки, бо­ча­ры, куз­не­цы, са­пож­ни­ки, порт­ные и др.; вы­пол­ня­ли ра­бо­ту за де­неж­ную пла­ту, по­лу­ча­ли от мо­на­сты­ря жи­льё и оде­ж­ду) и др. Ико­но­пис­ца­ми ча­ще все­го яв­ля­лись мо­на­хи.

Зе­мель­ный на­дел мо­на­стыр­ских кре­сть­ян был ми­ни­маль­ным, обес­пе­чи­вал вос­про­из­вод­ст­во кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва и рен­ту мо­на­сты­рю.

В первой половине XVII века  бар­щин­ные по­вин­но­сти мо­на­стыр­ских кре­сть­ян пре­вы­ша­ли бар­щи­ну в ча­ст­но­вла­дельческих свет­ских име­ни­ях по по­ка­за­те­лям гос­под­ской за­паш­ки на двор и ду­шу мо­на­стыр­ско­го кре­сть­я­ни­на. В середине XVIII века около 80% мо­на­стыр­ской бар­щин­ной за­паш­ки кон­цен­три­ро­ва­лось в Московский (около 50%) и Нов­го­род­ской (около 30%) гу­бер­ни­ях.

Об­щее ру­ко­во­дство монастрским хозяйством осу­ще­ст­в­ля­ли игу­мен, ке­ла­ри и со­бор­ные стар­цы (каз­на­чей, жит­ник, по­сель­ские и ко­ню­шенные стар­цы). По­сте­пен­но, осо­бен­но в XVII веке, их всё ча­ще за­ме­ня­ли слу­жи­те­ли из ми­рян — бель­цы.

Мо­на­сты­ри по­лу­ча­ли от великих кня­зей или ца­рей по­дат­ные и другие при­ви­ле­гии: пра­во при­ни­мать пе­ре­се­лен­цев из других мест, ос­во­бо­ж­де­ние на оп­ре­де­лён­ный срок (на 10 или 15 лет) мо­на­сты­ря, его на­сель­ни­ков и всех жи­ву­щих на мо­на­стыр­ской зем­ле от вы­пла­ты ря­да по­да­тей го­су­дар­ст­ву и пр.

По под­счё­там ис­сле­до­ва­те­лей, сде­лан­ным на ма­те­риа­лах ря­да уездов, в середине XVI века мо­на­сты­ри вла­де­ли не­зна­чительной до­лей зем­ли с за­ви­си­мы­ми кре­сть­я­на­ми.

В 1646 году на мо­на­стыр­ской зем­ле бы­ло около 92 тыс., в 1661/1662  году — свыше 87,9 тыс., в 1696 году — свыше 102,4 тыс.

кре­сть­ян­ских дво­ров; в XVII веке в монастырском хозяйстве бы­ло за­ня­то свыше 500 тыс. душ муж­ско­го по­ла.

В 1760-х годах мо­на­сты­рям при­над­ле­жа­ло свыше 800 тыс. душ кре­сть­ян муж­ско­го по­ла, свыше 57% мо­на­сты­рей име­ли вот­чи­ны.

Рост монастрыских хозяйств пре­имущественно со второй половины XVI века вы­звал се­ку­ля­ри­зационные по­пыт­ки свет­ской вла­сти ог­ра­ни­чить вла­де­ния РПЦ и рас­ши­рить государственный зе­мель­ный фонд для раз­да­чи его час­ти слу­жи­лым лю­дям в по­ме­стья.

В прав­ле­ние Пет­ра I бла­го­да­ря дея­тель­но­сти Мо­на­стыр­ско­го при­ка­за и соз­да­нию Си­но­да (1721 год) до­хо­ды монастрских хозяйств бы­ли по­став­ле­ны под государственный кон­троль (от­ме­нён во второй половине 1720-х годоы — первой половины 1730-х годов; час­тич­но во­зоб­нов­лён во второй половине 1730-х годов).

В 1740 году пред­при­ня­та по­пыт­ка за­ме­нить мо­на­стыр­скую ад­ми­ни­ст­ра­цию на­прав­ляе­мы­ми центральной вла­стью в мо­на­сты­ри «на­роч­ны­ми упра­ви­те­ля­ми» (их ин­сти­тут от­ме­нён по­сле вос­ше­ст­вия на пре­стол в 1741 году императрицы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны); с 1757 года вво­дил­ся обер-офи­цер­ский над­зор.

В середине XVIII века про­изводство зер­но­вых рез­ко сни­зи­лось из-за не­эф­фек­тив­но­сти бар­щин­но­го тру­да и уси­ле­ния про­те­ст­ных на­строе­ний мо­на­стыр­ских кре­сть­ян (вы­ра­жа­лись в от­ка­зе от не­се­ния бар­щин­ных и других по­вин­но­стей, мас­со­вых вол­не­ни­ях). Со­кра­ще­ние де­неж­ных до­хо­дов мо­на­сты­рей и по­сту­п­ле­ний в их каз­ну де­неж­ной рен­ты спо­соб­ст­во­ва­ло рос­ту за­дол­жен­но­сти мо­на­сты­рей пе­ред го­су­дар­ст­вом (не­до­им­ки по­душ­ных сбо­ров).

При­ня­тое 16-18 февраля (27 февраля — 1 марта) 1762 года пра­ви­тель­ст­вом императора  Пет­ра III ре­ше­ние о пол­ной се­ку­ля­ри­за­ции цер­ков­ных име­ний не бы­ло пре­тво­ре­но в жизнь вслед­ст­вие пе­ре­во­ро­та 28 июня (9 июля) 1762 года, со­вер­шён­но­го в поль­зу императрицы Ека­те­ри­ны II.

К началу 1764 года, по оцен­ке пре­зи­ден­та Кол­ле­гии эко­но­мии князя Б.А. Ку­ра­ки­на, монастрское хозяйство при­шло в «бес­плод­ное ра­зо­ре­ние».

Пра­ви­тель­ст­во Ека­те­ри­ны II про­ве­ло се­ку­ля­ри­за­цию 1764 года вот­чин­ных зе­мель (в 1786-1788 годы рас­про­стра­не­на на тер­ри­то­рию Ле­во­бе­реж­ной Ук­раи­ны и часть Пра­во­бе­реж­ной Ук­раи­ны).

В конце XVIII — начале XIX веков соз­да­ны ус­ло­вия для воз­ро­ж­де­ния монастрыского хозяйства, од­на­ко пра­во на при­об­ре­те­ние кре­по­ст­ных кресть­ян мо­на­сты­ри не по­лу­чи­ли.

В 1797 году ука­зом императора Пав­ла I ка­ж­до­му мо­на­сты­рю для ве­де­ния хо­зяй­ст­ва вы­де­ля­лись 30 дес.

(33 га) не­на­се­лён­ной зем­ли, рыб­ные лов­ли, а так­же мель­ни­ца, в 1805 и 1810 годах ука­за­ми императора Алек­сан­д­ра I мо­на­сты­рям раз­ре­ше­но при­об­ре­тать в соб­ст­вен­ность не­на­се­лён­ные зем­ли. В прав­ле­ние имп.

Ни­ко­лая I мо­на­сты­ри по­лу­чи­ли но­вые льго­ты: на их со­дер­жа­ние пре­до­с­тав­ля­лись из ка­зён­ных зе­мель зе­мель­ные и лес­ные уча­ст­ки от 50 до 150 дес. (от 55 до 164 га) (1835 год), бы­ло рас­ши­ре­но пра­во мо­на­сты­рей по­лу­чать по­жерт­во­ва­ния от ча­ст­ных лиц.

В 1860-1870-х годах мо­на­сты­рям из каз­ны на хо­зяйственные ну­ж­ды вы­да­но сввше 168 тыс. рублей; к концу XIX века еже­год­ные государственные ас­сиг­но­ва­ния на эти це­ли со­ста­ви­ли 425 тыс. рублей.

 Кро­ме мо­на­сты­рей, хо­зяйственную дея­тель­ность ве­ли так­же ар­хие­рей­ские до­ма и церк­ви.

К 1917 году в соб­ст­вен­но­сти ду­хо­вен­ст­ва на­хо­ди­лось 82 специальных пред­при­ятия по про­изводству пред­ме­тов цер­ков­но­го оби­хо­да. В 1917-1922 годы, по­сле Октябрьской ре­во­лю­ции 1917 годы, в хо­де ус­та­нов­ле­ния Советской вла­сти и про­ве­де­ния эко­но­мических пре­об­ра­зо­ва­ний цер­ков­но-мо­на­стыр­ское иму­ще­ст­во бы­ло кон­фи­ско­ва­но и на­цио­на­ли­зи­ро­ва­но.

В 1990-2010-х годы монастырское хозяйство ста­ло воз­ро­ж­дать­ся.

Исторические источники: 

Ни­коль­ский Н.К. Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь и его уст­рой­ст­во до вто­рой чет­вер­ти XVII в. (1397–1625 гг.). СПб., 1897–1910. Вып. 1–2. СПб., 2006. Т. 2.

Дополнительная литература:

Гре­ков Б.Д. Мо­на­стыр­ское хо­зяй­ст­во XVI–XVII вв. М., 1924;

Про­кофь­е­ва Л.С. Вот­чин­ное хо­зяй­ст­во в XVII в.: По ма­те­риа­лам Спа­со-При­луц­ко­го мо­на­сты­ря. М.; Л., 1959;

Бо­ри­сов А.М. Хо­зяй­ст­во Со­ло­вец­ко­го мо­на­сты­ря и борь­ба кре­сть­ян с се­вер­ны­ми мо­на­сты­ря­ми в XVI– XVII вв. Пет­ро­за­водск, 1966;

Бу­дов­ниц И.У. Мо­на­сты­ри на Ру­си и борь­ба с ни­ми кре­сть­ян в XIV–XVI вв. М., 1966;

Ти­хо­ми­ров М.Н. Мо­на­стырь-вот­чин­ник XVI в. // Ти­хо­ми­ров М.Н. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во XV–XVII вв. М., 1973;

Бу­лы­гин И.А. Мо­на­стыр­ские кре­сть­я­не Рос­сии в пер­вой чет­вер­ти XVIII в. М., 1977;

Гор­ская Н.А. Мо­на­стыр­ские кре­сть­я­не Цен­траль­ной Рос­сии в XVII в. М., 1977;

Ко­мис­са­рен­ко А.И. Рус­ский аб­со­лю­тизм и ду­хо­вен­ст­во в XVIII в.: Очер­ки ис­то­рии се­ку­ля­ри­за­ци­он­ной ре­фор­мы 1764 г. М., 1990;

Смо­лич И.К. Ис­то­рия рус­ской церк­ви, 1700–1917. М., 1996–1997. Ч. 1–2.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература

  • Дмит­рие­ва З.В. Выт­ные и опис­ные кни­ги Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря XVI– XVII вв. СПб., 2003
  • Чер­ка­со­ва М.С. Круп­ная фео­даль­ная вот­чи­на в Рос­сии кон­ца XVI–XVII вв.: (по ар­хи­ву Трои­це-Сер­гие­вой лав­ры). М., 2004
  • Ива­нов В.И. Бух­гал­тер­ский учет в Рос­сии XVI–XVII вв.: Ис­то­ри­ко- ис­точ­ни­ко­вед­че­ское ис­сле­до­ва­ние мо­на­стыр­ских при­хо­до-рас­ход­ных книг. СПб., 2005
  • Ша­ми­на И.Н. Ры­бо­лов­ст­во в мо­на­стыр­ских вот­чи­нах Се­ве­ра в XVI–XVII вв. // Сель­ская Рос­сия: про­шлое и на­стоя­щее (ис­то­ри­че­ские судь­бы се­вер­ной де­рев­ни). М.; Сык­тыв­кар, 2006
  • Во­дар­ский Я.Е., Ис­то­ми­на Э. Г. Пра­во­слав­ные мо­на­сты­ри Рос­сии и их роль в раз­ви­тии куль­ту­ры: (XI – на­ча­ло XX в.). М., 2009

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/monastyrskoie_khoziaistvo

Деловые отношения Московской Руси (XIV-XVIв.)

В результате монгольского нашествия тяжелый урон понесли города Северо- восточной и Южной Руси: прерывались традиционные торговые связи, уводились в полон сотни ремесленников, утрачивались технологии ряда ремесел (стеклоделие, ювелирное дело – скань, перегородчатая эмаль и др.). Экономическое развитие русских земель и динамика развития предпринимательства замедлились.

В XIV в. в связи с возрождением городской экономики в Северо-восточной Руси, когда-то незначительные населенные пункты превращаются в крупные ремесленно-торговые центры (Москва, Тверь, Нижний Новгород). Центром объединения русских земель становится Московское княжество, территория которого к середине XVI в. составляла 2580 тыс. кв. км..

Развитие предпринимательства в XIV-XVI вв. удобнее всего рассматривать по периодам.

Первый условный период развития предпринимательства в Московском княжестве включает XIV-XV вв.

Основной хозяйственной единицей в то время являлись княжеские и удельных феодалов вотчины . Вся предпринимательская деятельность зависла от князя, поскольку именно он являлся основным земельным собственником. Предпринимательство развивалось слабо ещё и по причине господства натуральной системы хозяйствования.

Все произведенное в замкнутом хозяйстве шло на удовлетворение внутренних потребностей. По сути, ещё свободные от экономической кабалы крестьяне и являлись тогда основными предпринимателями, т.к. возили свои продукты на рынок. Изделия ремесленного производства изготавливались в основном на заказ, а не на рынок.

Политическая нестабильность и обременительная дань не способствовали расширению производства и достижению прибавочного продукта. Выручка хранилась в кубышке (сосуд сферической формы) . Основными заказчиками в этот период выступали государство в лице князя и церковь.

Это способствовало развитию отдельных отраслей производства таких, как оружейное и монетное дело, литье колоколов и изготовление различной церковной утвари.

В конце XIV- начале XV вв. наблюдается возрождение нарушенных торговых связей между русскими городами. Новгород Великий, Псков, Смоленск, Москва, Тверь, Нижний Новгород превращаются в центры внутренней и внешней торговли.

По свидетельству источников на областных рынках торговали преимущественно зерном, солью, пушниной, льном, рыбой.

Помимо феодалов и крестьян, появляются специализированные торговцы-перекупщики, например «прасолы», торгующие солью и мясом и «хлебопродавцы».

Выделим основные препятствия для развития торгового предпринимательства:

1. «Опасные дороги»: местные разбойники, бродячие татарские отряды грабили купцов, осложняя торговлю между удельными княжествами;

2. Высокие таможенные и другие пошлины. Сборы производили при пересечении границ удельных княжеств, при проезде по мостам (мыто), за сопровождение товара (отдельно с каждого человека), за взвешивание товара и т.д.

Со временем усиливающаяся великокняжеская власть из соображений экономической целесообразности (торговля обогащала княжескую казну) оказывала купцам своё покровительство и защиту: а) для охраны купеческих караванов снаряжались специальные воинские отряды, б) заключались договоры о безрубежной торговле (например, договор между Новгородом и Тверью в 1363г., в) ограждали купцов от чрезмерных злоупотреблений удельных князей и пр.

Таким образом, деловые отношения приближали политическое объединение отдельных княжеств в единое государство.

Новым явлением купеческой жизни стало расслоение торговых людей. Первый вид дифференциации предполагал деление купцов на худших, средних и лучших. К худшим относились мелкие ремесленники и торговцы, чья торговая деятельность ограничивалась городским посадом; торговые операции средних людей, не были большими, но достаточно регулярными.

«Лучшие люди» являлись привилегированными купцами, занимающимися производственной деятельностью на рынок. Они владели винокуренными заводами, мельницами, кожевенными предприятиями, солеварнями и имели в различных городах торговые лавки. Облик русского предпринимателя XIVв. определяла именно эта социальная категория русского купечества.

Второй вид дифференциации происходил внутри категории «лучших людей». Верхнюю ступень иерархии занимали «гости»: купцы, торгующие с заграницей. Эти представители крупного капитала делились в свою очередь на высших и низших. Высшие торговали с ганзейским торговым союзом, низшие вели торг на берегах Сурожского (Азовского) моря.

Крупнейшим предпринимателем средневековья становится церковь. Масштабное производство и торговля в первую очередь относится к монастырям Северо-восточной Руси, владевших вотчинами, рыбными промыслами, соляными варницами.

Первоначальным и основным мотивом предпринимательской инициативы являлась необходимость прокорма братии и содержания монастырского хозяйства.

Предпринимательство монастырей стимулировалось льготами, которые они получали от Золотой Орды (освобождение от десятины) и от князя (право беспошлинной торговли).

Читайте также:  Маркетинг на рынке b2b. типы потребителей - студенческий портал

Такими привилегиями пользовались Спасский ярославский монастырь, Кирилло-Белозерский, Ферапонтов, суздальский Спасо-Ефимьев, вологодский Глушецкий, подмосковный Троице-Сергиев. Однако, с конца XV в. по мере усиления великокняжеской власти привилегии церковной торговли начинают ограничиваться.

Наиболее крупные капиталы в рассматриваемый период сосредотачивались во внешней торговле. Торговые операции уже упомянутых «гостей» устанавливали основные направления внешней торговли.

Купцы-сурожане представляли южное направление внешней торговли. Специфика торговли сурожан заключалась в посредничестве между Севером и Югом. На рынках Сурожа (Судак) и Кафы (Феодосия) торговали пушниной, кожей, шелком, коврами, красителями, пряностями и прочими экзотическими товарами.

Главными покупателями были князья, церковь и зажиточные слои населения. Возможность продавать по цене значительно выше себестоимости обеспечивалась отчужденностью рынка сбыта от рынка производства.

Купцы-сурожане (Саларевы, Шиховы, Языковы, Ховрины) получавшие огромные прибыли имели возможность не только торговать в долг, но и кредитовать князей.

Купцы-суконники представляли западное направление внешней торговли (через Новгород в Западную Европу). Главным предметом торговых операций являлось западноевропейское (английское, бельгийское, немецкое) сукно и серебро, использовавшееся для чеканки денег, изготовления дорогих украшений, праздничной утвари, а также выплаты дани.

Социальный статус «гостей» был настолько высок, что в летописях при перечислении они упоминались сразу же за князьями и боярами. Влиятельность и значительность привилегированного купечества подтверждается археологическими артефактами. Так на территории Кремля обнаружены жилые каменные палаты возведенные купцами Ховрин-Головиным и Тараканом для себя.

Предпринимались попытки развернуть внешнеторговые операции с Индией и Персией. Не смотря на то, что особого успеха они не имели информация, полученная в ходе торговых экспедиций, вошла в состав летописных сводов в качестве важнейших государственных документов.

«Хождение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина содержащее описание путешествия в загадочную Индию и «Хождение гостя Василия» (оба документа относятся к концу XV века) содержащее описание городов Ближнего Востока и Малой Азии, имеют не только важное научное значение, но и являются интереснейшими памятниками литературного творческого наследия средневековой Руси.

Благодаря внешней торговле происходит оживление денежного обращения. В ряде княжеств (Московском, Рязанском, Тверском) началась чеканка собственной мелкой серебряной монеты – деньги.

При московском князе Василии II Темном был создан большой монетный двор, началось количественное ограничение типов выпускаемой монеты. С 1534 г.

основной расчетной единицей денежной системы всей России сделался московский рубль.

Подведем итог состоянию российского предпринимательства в XIV-XV вв.. В рассматриваемый период предпринимательство по прежнему организовывалось в сфере торгового обмена.

Главными сдерживающими факторами предпринимательской активности было натуральное княжеское хозяйство и политическая раздробленность. Процесс централизации государства сопровождался бюрократическим и налоговым гнетом.

Представители купеческого сословия, подобно другим сословиям не были гарантированы от великокняжеского произвола т.к. рассматривались властью как государевы слуги.

Новым этапом в развитии предпринимательства становится XVI век. Предпринимательство в этот период развивается в условиях складывания единого централизованного государства, что одновременно стимулировало и сковывало экономическую активность населения средневековой Руси.

В этот период наблюдается дальнейшее увеличение числа городов (140 – в начале века, 230 – к концу). Процесс градообразования сопровождался ростом численности торгово-ремесленного населения. Оживлению торговли способствовали внешнеполитические успехи.

После присоединения Казанского и Астраханского ханств под контролем России оказался весь Волжский торговый путь, что благоприятно сказалось на торговле через Каспийское море. Присоединение и освоение Сибири чрезвычайно расширило и обогатило внутренний рынок России. В ходе реформ XVIв.

были ликвидированы свободные слободы, их приписывали к посадскому населению. Купцы сливались с другими слоями городского населения в одно сословие посадских людей, которое было обязано выполнять в отношении государства главные повинности – отбывать казенную службу и платить подати.

Кроме того, опричная политика, поражение в Ливонской войне, падение роли Новгорода и Пскова как торговых центров на Руси – таковы были основные условия развития предпринимательства в XVI веке.

В данный период Москва становится одним из крупнейших экономических центров, обслуживающих не только местное население, но и потребности всего государства. С 1535 г. центром московской торговли становится Китай-город.

Оптовая торговля велась в гостиных дворах, куда обязаны были свозить свои товары иногородние и иноземные купцы. К этому времени существовали уже отдельные дворы для приезжих купцов – Устюжский, Английский, Армянский и Литовский. Менялся в XVIв. и деловой мир.

Купечество в зависимости от величины капитала объединялось в три корпорации: гостей, торговых людей гостиной и суконной сотен, которые имели выборных голов и старшин и пользовались определенными правами в торговле.

Кроме того представители привилегированного купечества приглашались в заседания Земского собора. Их численность была невелика: к началу XVIв. около 30 человек.

Широкое распространение получает ярмарочная торговля. Важнейшим центром ярмарочной торговли становится Архангельский порт. После прибытия в мае 1553г.

в устье Северной Двины английского корабля, по личному распоряжению Ивана Грозного английские купцы получили право беспошлинной торговли во всех городах государства, право иметь дома, лавки, нанимать слуг, работников. Англичане получили также право транзитной торговли со станами Востока (это право вскоре было отменено).

В Москве на Варварке им были предоставлены каменные палаты, где разместилась созданная специально для монопольной торговли с Россией Московская компания (подразделение Ост-Индской компании). Из России англичане вывозили пеньку, канаты, смолы, деготь, воск, пушнину, кожи, лен, мед и т.п.

В Россию ввозили золото, серебро, серебряную посуду, олово, ювелирные украшения, жемчуг, разное сукно, сахар, муку, лекарственные препараты, пряности и т.д. Пользуясь благосклонностью Ивана Грозного, англичане устраивали свои пристани, поселки, заводы для обработки русского сырья, мастерские.

Российские купцы получили в Англии такие же привилегии, в том числе и собственное подворье в Лондоне. Однако воспользоваться такими эксклюзивными правами и извлечь из этого полноценную выгоду они не могли, т.к. Россия не имела своего морского флота. Московская компания успешно торговала до середины XVIIв., когда в 1649 г. царь Алексей Михайлович издал указ о выдворении английских купцов из страны.

Кроме английских торговых судов Архангельская ярмарка принимала негоциантов из Голландии, Дании, Норвегии, Франции. Однако, всего за период навигации в Архангельск приходило не более 40 судов (для сравнения, Амстердамский порт за сезон обслуживал 400-600 судов).

Отсутствие единой монетной системы, единой системы налогообложения и таможенных пошлин серьезно сказывалось на торгово-предпринимательской деятельности. Денежная реформа, проведенная правительством Елены Глинской в 1535-1538 гг.

обеспечила чеканку единых по весовым нормам и однообразных по внешнему виду серебряных монет – «новгородок» (копейка) весом 0,68 г., «московок» (деньги) весом 0,34 г. и полушек весом 0,17 г.. Чеканили деньги на монетных дворах Москвы, Новгорода и Пскова.

Эти меры существенно оздоровили предпринимательскую ситуацию и обеспечили благоприятные условия для торговых операций.

В рассматриваемый период наблюдается повышение роли государства в организации ряда отраслей производства. В первую очередь это касается промышленности. Ещё в 1479 г. в Москве было основано первое крупное государственное предприятие (по сути мануфактура) по производству огнестрельного оружия – Пушечный двор, где наряду с пушками, также отливали и колокола, а к 1547 г.

относится первое упоминание об Оружейной палате. Государственной отраслью экономики в XVI в. становится строительное дело. Все крупные строительные работы в стране выполнялись под руководством Приказа каменных дел. К государственному предпринимательству в XVI в. следует отнести и организацию «государева полотняного дела», которое находилось в управлении Дворцового приказа.

Особенностью промышленного предпринимательства этого периода помимо того, что оно было государственным и обслуживало нужды государства, являлось и то, что это была мануфактура рассеянного типа (рабочие такой мануфактуры трудятся по домам).

Например, организация Тульской оружейной слободы, учрежденная царской грамотой от 1595г..

Казенные мастера-оружейники жили в окруженной крепостной стеной части города, освобождались от податей и повинностей, за что должны были выполнять государственные заказы по изготовлению стрелкового оружия.[1]

Что касается частного промышленного предпринимательства, то оно находилось в стадии становления из-за позиции государства, монополизировавшего этот вид деятельности, отсутствия как реального потребительского рынка, так и собственных разрабатываемых месторождений цветных и благородных металлов. Одним из немногих исключений, в истории частного предпринимательства, является добыча и сбыт соли. На этот продукт был постоянный и высокий спрос, что способствовало разработке новых источников, не смотря на большое количество старых соляных месторождений.

В Восточном Поморье крупнейшим центром добычи соли стала Соль Вычегодск. Именно там в XVIв.

Развернулась предпринимательская деятельность Строгановых, которые олицетворяют наиболее яркий образ промышленника – купца эпохи Ивана Грозного.

Строгановы были не только владельцами многочисленных солеварен, но также пушных, рыбных, рудных промыслов и производств, связанных с этими видами деятельности.

Наряду с купечеством в XVI в. предпринимательской деятельностью занимались крупные монастыри и часть крестьян (преимущественно в северных районах страны).

Повышение роли государства проявилось также в возрастании торговых пошлин и прочих повинностей купцов. С этого времени укоренилось правило выполнения купечеством разного рода казенных служб, не связанных непосредственно с их профессиональной деятельностью. В прежние времена государственные повинности для купечества носили эпизодический характер.

Теперь казенная служба приобрела характер постоянной повинности. Наиболее тяжелым видом повинности являлось содержание иностранных послов. Посольский приказ распределял прибывшие посольства по дворам именитых купцов (чем богаче купец, тем более высока вероятность исполнения этой повинности).

Так как дипломатические вопросы в те времена быстро не решались, купцу приходилось иногда содержать посольство (от 30 до 100 человек, включая слуг) по году и более что было невыгодно и обременительно. Одновременно существовали иные ограничения на предпринимательскую деятельность.

Например, продавать товар разрешалось в строго определенном месте, купцам запрещалось ходить по торговым рядам и предлагать свой товар.

Таким образом, в торговле и ремесленном (промышленном) производстве означенного периода складывались условия для новых тенденций в развитии российского предпринимательства, проявившиеся в последующих столетиях.

В XVI в. ещё не начался процесс перетекания купеческих капиталов в промышленность, как не началось ещё и формирование всероссийского экономического рынка, но начали складываться предпосылки для этого процесса.

Рекомендуемая литература:

1. Бессолицын А.А. История российского предпринимательства: учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 050400 Социально-экономическое образование. Москва: МФПА, 2010.

2. Думный В.П. История предпринимательства в России. Учебное пособие. М., 1999.

3. История предпринимательства в России: В двух книгах. М.: РОССПЭН, 2000.

4. Черняк В.З. История предпринимательства: учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по экономическим специальностям. Москва: ЮНИТИ, 2010.

5. Балашова И.А. Институциональные особенности предпринимательства и благотворительности в России. IX — начало XXI вв. Москва: Станкин, 2007.

6. Кулишер И.М. Очерк истории русской торговли. М.- Л., 1923.

7. Платонов О.А. 1000 лет русского предпринимательства: Из истории купеческих родов. М.: Современник, 1995.



Источник: https://infopedia.su/14x373a.html

Ссылка на основную публикацию