Собор примирения — студенческий портал

Собор примирения - Студенческий портал

Реймс в конце 1916 года. France. Section photographique des armées — Bibliothèque nationale de France

В ходе Первой мировой войны спонтанное решение немецких военных обстрелять Реймсский собор имело громадные последствия — и не только сугубо военные, хотя и они не замедлили сказаться. Пылающий собор стал символом войны культур Германии и Франции.

В книге, в английском переводе получившей подзаголовок «Война и примирение между Францией и Германией», Томас Гетгенс обращает особое внимание на просветительскую миссию своего труда.

В англоязычном издании помещено пространное введение, где описывается значение «глубокого интеллектуального раскола между двумя нациями» и отмечается, что «картина горящего собора, широко распространявшаяся в то время средствами массовой информации, глубоко запечатлелась в памяти европейцев».

Собор примирения - Студенческий портал

Thomas W. Gaehtgens. Die brennende Kathedrale. Eine Geschichte aus dem ersten Weltkrieg. C.H.Beck. 351 с. €29,95. На немецком языке

Осенью 1914 года германская армия укрепилась непосредственно около Реймса, тогда как французы должны были любой ценой удерживать город, чтобы защитить Париж. Собор начал гореть 19 сентября.

Огонь распространился по деревянным лесам, возведенным с двух сторон здания еще до войны для ведения восстановительных работ.

Гетгенс осторожно подводит читателя к заключению, что обстрел двух башен собора, ошибочно принятых германцами за наблюдательный пост, был случайным, а не умышленным. Однако за четыре года войны город Реймс был почти полностью разрушен.

Исследователь винит в этом интеллектуальные круги обеих стран. Он пишет — и, по сути, это центральная тема его книги, — о несостоятельности представителей интеллигенции: «Вместо того чтобы заявить о бессмысленности войны, они — за исключением единиц, таких как Ромен Роллан во Франции и Альберт Эйнштейн в Германии, — поддались националистическому высокомерию и слепому поклонению властям». 

Собор примирения - Студенческий портал

Thomas W. Gaehtgens. Reims on Fire: War and Reconciliation between France and Germany / Translated by David B. Dollenmayer. Getty Publications. 296 с. £45, $55. На английском языке

В ответ на французскую пропаганду немецкие газеты опубликовали открытое письмо под названием «Миру культуры», подписанное 93 учеными, художниками и писателями — от физика-теоретика Макса Планка до экспрессиониста Макса Либермана.

Обвинения французской стороны в письме решительно отрицались: «Мы полностью отказываемся покупать спасение произведений искусства ценой поражения Германии». Однако интеллектуальное поражение предотвратить было невозможно.

Гетгенс утверждает: «После обстрела Реймса представлялось немыслимым устанавливать научные, культурные и личные контакты» — и, что еще хуже, «интеллектуалы обеих стран упустили возможность решительно предупредить дальнейшие бедствия».

А в тогдашней Франции разрушенный собор стал синонимом немецкого «вандализма». Этот образ усиленно тиражировался, в том числе с помощью нескончаемых отретушированных открыток, которые подогревали антигерманские настроения. Все это ярко и наглядно продемонстрировано в книге благодаря блистательному подбору иллюстраций.

Нынешняя работа Томаса Гетгенса служит своего рода послесловием к многочисленным публикациям о разрушении культурного наследия, выходившим к 100-летию различных событий Первой мировой войны.

В заключении автор пишет о важнейшей роли Реймса в деле примирения Франции и Германии — уже после Второй мировой.

Несмотря на потоки злобы и ненависти с обеих сторон, порожденные пропагандой военного времени, о которых рассказывается в книге, читатель под конец с изумлением обнаруживает, насколько естественным и очевидным оказалось это примирение.  

Источник: http://www.theartnewspaper.ru/posts/7191/

Служение примирения

Если у вас проблемы со зрением, вам следует смотреть на зеленое.

Собор примирения - Студенческий портал

Архимандрит Савва (Мажуко). Наталья Емчицкая

Зеленый цвет – лекарство для глаз.

Так полагали древние эллины, и вы легко в этом убедитесь, если заглянете в «Шестоднев» свт. Василия Великого или «Размышления» Марка Аврелия. Зеленый – врачевство для очей.

Есть в церковном календаре праздники «насквозь» зеленые, когда священнику полагается служить в зеленом облачении, храм «одевать» в зелёные одежды, а на Троицу – вся церковь в травах, букетах и березовых ветках – праздник зелени, торжество Подателя Жизни! Для нас эта зелень – милая сердцу традиция и «сладость церковная», но можем ли мы предположить, что в те далёкие времена, когда собиралась символическая палитра богослужения, мудрые отцы выбрали цветом праздника зелёный, чтобы не просто порадовать, утешить, но и – предостеречь, напомнить о срочной необходимости врачевания для нашего духовного зрения?

  • Вот и в Апокалипсисе ангелу Лаодикийской церкви, который стал ни холоден, ни горяч, и сердце его сразила теплохладность, даётся таинственная заповедь: «глазной мазью помажь глаза твои, чтобы видеть» (Откр 3:18).
  • Значит, чего-то важного не видел?
  • Стал слепнуть?
  • Если нашим глазам нужно лекарство, чем же они больны?
  • И как эта символика цвета связана со смыслом церковных праздников?

Зелёное облачение у нас бывает не часто: Вербное воскресенье, Троица, праздники преподобных – только три случая, и сложнейший из них – праздник Троицы, пожалуй, самый загадочный из наших праздников. Подумайте: у этого праздника три названия – Троица, Пятидесятница, Сошествие Святого Духа на апостолов. Две иконы праздника: икона Троицы и образ сошествия Святого Духа.

Если мы празднуем память конкретного исторического события, описанного во второй главе книги Деяний, почему мы называем этот праздник «Троицей»? Почему этот день считается днём рожденья Церкви, и раз уж это так – причём здесь Троица? Почему кондак праздника связывает сошествие Святого Духа с древнейшим библейским сказанием о Вавилонском столпотворении? И, в конце концов, — как это касается нас, ведь лечить намереваются наши глаза, и именно в этот день, «смыслами» этого праздника?

Лестница для Бога

Башню до небес хотели построить люди на едва обсохшей после потопа земле.

Единый порыв единого народа, связанного одним языком, культурой, правителем. Эта башня для них была лестницей – не для людей, для Бога. Между землёй и небом – так далеко, такая пропасть разорвала мир людей и мир небесный, они хотели сделать лестницу для Бога, чтобы Он сошёл к ним и с ними остался. Это был исключительный религиозный порыв, объединение людей вокруг общей религиозной цели.

Чего искали эти люди, и почему Бог разрушил их единство?

Скупым и предельно сдержанным слогом автор книги Бытия описывает первое тоталитарное государство. Здесь нет непохожих. Здесь все на одно лицо и, самое главное, речь – одна. Язык, именно язык в первую очередь «прибирают к рукам» диктаторы, кто контролирует язык – у того власть.

А тут – общество силы, союз «славных звероловов», которые хотят перед лицом неминуемого рассеяния «сделать себе имя», поставить общий памятник единой безликой человеческой массе, человеческой силе, чтобы вокруг этого памятника «строить» будущие безликие и безъязыкие народы, от него простирать свою власть на всю землю.

Одного еще не хватало этим сильным и гордым людям. Им нужен был «свой» Бог. Его следовало переманить на свою сторону. Люди искали не Бога, не Его бескорыстной любви и свободной дружбы, они хотели «приручить» Бога, сделать его элементом этого безликого человеческого единства, которое, на самом деле, и было их настоящим богом.

Люди очень хотели, чтобы Бог сошёл к ним по этой лестнице, признал их силу. И Он сошёл. И рассеял их. Разрушил этот крепкий человеческий союз.

Нам непросто понять и принять тот факт, что именно Бог положил конец человеческому единству, ведь мы привыкли считать, что союз людей это хорошо. Люди пытались добраться до небес, «сделать себе имя». Их объединило одно богоборческое дело, единый порыв, своеобразное примитивное богоискательство.

История запечатлела уникальный опыт всечеловеческого единства, но с отрицательным знаком, и Господь Сам положил ему предел. Люди перестали понимать друг друга.

Появились разные языки, говоры, диалект, и единство – распалось. Его погубил Бог.

Он устроил языковую путаницу, культурную неразбериху, лингвистический ералаш. Именно Он расколол это уникальное сообщество, положив тем самым начало культурному и языковому многообразию человеческой семьи.

Зачем Он это сделал?

Разве Бог не хочет, чтобы люди были едины?

Христос перед Распятием молился именно об этом: «да будут все едино: как Ты, Отче во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино» (Ин 17:21). Бог хочет единства людей, но Он говорил здесь о совсем другом типе единства – во образ Святой Троицы – «как Ты, Отче во Мне, и Я в Тебе».

Нам открыто, что Бог это Троица – Отец, Сын, Дух Святой – три Ипостаси, три Личности, три самостоятельных, несводимых друг к другу, уникальных субъекта действия, но являющихся одним Богом, единым и единственным Богом-Человеколюбцем и Творцом этого мира. Ипостаси – различны, но – едины.

И это единство не мешает уникальности и неповторимости каждой ипостаси. Ипостаси в Божественной Троице не противостоят друг другу – они действуют в одной природе и в одной воле.

Когда мы говорим о человеческом сообществе, выстроенном по образу Святой Троицы, этот принцип жизни мы называем одним словом – Церковь.

И речь идёт не только о неком социальном принципе, но о живом организме, о Теле Христовом, о единстве христиан, в котором каждый из членов этого единства не обезличивается, а наоборот обретает своё подлинное лицо и голос, преображается по мере врастания в Тело, в меру стяжания Святого Духа. Ипостаси Святой Троицы – разные, но Они – Едины, и Церковь устроена во образ Троицы, это «сообщество непохожих», и, очень часто, не совсем единых, но имеющих волю к единству, единящихся.

Сообщество строителей башни было анти-церковью: разнообразие приносилось в жертву священному единообразию, личность уничтожалась. Есть и другой вариант анти-церкви, когда человеческое сообщество погружается в распрю, войну непохожих, самооутверждающихся, противопоставляющих себя другим. Оба этих варианта – человекоубийственны.

Господь пришёл создать другое единство – по образу Святой Троицы. Он пришёл создать Церковь. И Она родилась в день Пятидесятницы.

Собор примирения - Студенческий портал

Храм Сан Витале. Равенна

Слава народов

Книга Деяний апостолов это книга Святого Духа. Христиане, как известно, сначала веруют, потом понимают. До многих из нас годами доходила истина о том, что Дух Святой – не сила, благодать, божественная энергия, а – Бог, Одна из Трех Ипостасей Святой Троицы.

Бывает, что человек и верует, и исповедует, но только когда старается вчитаться в книгу Деяний, начинает понимать, что главный персонаж этой книги не апостолы Петр и Павел, а Дух Святой. Он повелевает, избирает, посылает на служение.

Он – не сила, а активный субъект действия, протагонист человеческой истории, и Он сходит на землю, чтобы создать Церковь – подлинное и естественное единство людей во Христе. «Егда же огненные языки раздаяше, в соединение вся призва».

Когда Дух Святой сошёл на апостолов, они заговорили на разных языках. Не на одном общем, унифицированном, ангельском эсперанто, а на языках конкретных, хорошо известных народов – славили Бога.

В день рождения Церкви, то есть в день создания уникального всечеловеческого сообщества, которое являет собой в отличие от вавилонского варианта не тоталитарно-отрицательное, а положительное да к тому же органическое единство, объединение людей в богоискательстве, Господь оправдал культуру, многообразие лиц, почерков, биографий и языков.

Событие сошествия Святого Духа – икона Церкви, Ее идеальный образ – все говорят по-разному, но об одном Боге и в одном Духе. Это единство многих и уникальных, но которые не знают вражды и противостояния друг другу. Люди, собранные Богом и ради Бога, и это единство не требует истребления культурного, языкового или личного своеобразия.

Вспомните последние – утешительные главы книги Откровения. Там говорится, что в Царство Агнца народы, цари и просто каждый человек – принесут «славу и честь свою» (Откр 21:24).

То есть в Царстве Небесном, которое есть исполнение, чаемая зрелость Церкви, — не требуется личной и культурной аннигиляции.

То есть немец в Царстве Небесном останется немцем, итальянец – итальянцем, а еврей – евреем, и это радостно и утешительно! Уникальные и неповторимые черты каждого человека, народа, языка, культуры не просто сохранятся, а раскроются в превосходной степени, преобразятся, явят свою неповторимую красоту и ценность.

Читайте также:  Подключение mysql с помощью клиента heidisql - студенческий портал

Это и есть исполнение замысла Божия о человеке, когда единство не требует уничтожения личного и неповторимого, когда человеческое сообщество живёт силою Духа Святого по образу Святой Троицы. Потому что быть разными это хорошо, и причина противоречий, распри, вражды лежит вовсе не в том, что люди и общества – разные.

«Ненавистная рознь мира сего» есть следствие болезни греха и самости, противопоставления себя другим, желания «быть, как боги».

Взгляд чужого

Отец Павел Флоренский говорил, что учение о Троице есть крест для человеческого разума. Мне кажется, что именно разум быстрее всего справится с этой антиномией. Догмат о Троице так тяжко усваивается совсем по другой причине.

Наш личный опыт властно и убедительно доказывает нам, что – так не бывает! Не живут так люди! Может быть раньше и были какие-то мирные времена, и какие-то народы были способны выстроить общество во образ Святой Троицы, но мы таких ни в истории, ни в нашей жизни не наблюдаем.

Но ясно и отчетливо нам дано наблюдать другое – закон распри, розни, вражды и недоверия.

Когда-то давным-давно на земле не было диких животных, а между людьми царило согласие, и все молились одному Богу на одном языке. Но потом что-то страшное случилось, и в мир вошёл раздор. Так написано в одном необычайно древнем и длинном шумерском эпосе. Эту грусть о давно ушедшем царстве любви и согласия так красиво передал Мэтью Арнольд:

  1. Доверья океан
  2. Когда-то полон был и, брег земли обвив,
    Как пояс радужный, в спокойствии лежал.
    Но нынче слышу я
    Лишь долгий грустный стон да ропщущий отлив,
    Гонимый сквозь туман
    Порывом бурь, разбитый о края
  3. Житейских голых скал.
  4. Дозволь нам, о любовь,
    Друг другу верным быть. Ведь этот мир, что рос
    Пред нами, как страна исполнившихся грез, —
    Так многолик, прекрасен он и нов, —
    Не знает, в сущности, ни света, ни страстей,
    Ни мира, ни тепла, ни чувств, ни состраданья,
    И в нем мы бродим, как по полю брани,
    Хранящему следы смятенья, бегств, смертей,
  5. Где полчища слепцов сошлись в борьбе своей.

«Полчища слепцов», битва незрячих – как еще назвать наш мир вражды и недоверия? Мир распри, раскола, противостояния. Эта распря живёт в нас со времён утраченного рая. Там мы первый раз попробовали горький плод раздора, и между Богом и человеком пролегла глубокая пропасть.

В тот момент, когда человек впервые почувствовал свою наготу, не стыд испугал его, не позор, а взгляд чужого, брошенный на моё тело, — впервые пережитое как моё, — принёс и новый опыт раскола между близкими людьми. Взгляд чужого это взгляд слепца, не способного в ближнем разглядеть брата.

Адам и Ева! Первые влюблённые! Самые близкие люди на земле! Но они же познали и первый холод чужого взгляда, их глаза обнаружили ту пропасть, что теперь навсегда пролегает между людьми, между человеком и миром, человеком и обществом, государством и родиной, между странами и народами, языками и культурами, отцами и детьми, демократами и коммунистами, поляками и русскими, физиками и лириками, верующими и атеистами, свекровью и невестками. Холодно стало в этом мире. Холодно и одиноко. Вместо океана доверия – море подозрительности, и, кажется, никаких человеческих сил не достаточно, чтобы преодолеть этот холод разобщения и вражды.

Собор примирения - Студенческий портал

Святая Троица. С. Ушаков. 1671

Вестники Примирителя

Но однажды люди узнали, что этот неодолимый закон вражды может быть отменён, а прп. Сергий говорил просто и весомо: «Воззрением на Святую Троицу побеждается ненавистная рознь мира сего». Побеждается! Значит, всё-таки – побеждается. Эту рознь мы можем одолеть, если жизнь свою будем строить во образ Святой Троицы.

Но человеку такое не под силу, только силой Духа Святого это возможно. Вот почему прп. Серафим и сводил всю духовную жизнь христианина к стяжанию Духа Святого. Мы его стяжеваем не для личного совершенствования и прославления.

Эта сила – сила любить, сила примирения, жертвы, благодать Пасхи и радости о каждом человеке, и «о всякой твари».

Господь первым начал собирать людей, и показал нам, что это собирание не есть обезличивание, что Богу важно и по-настоящему интересно всё то, что мы любим, что есть часть моей биографии, черта моего лица. Мудрый апостол Павел писал о Боге, Который Христом примирил нас с Собою.

Но дело примирения на этом еще не закончилось. Почему должна была случиться Пятидесятница? Что доверил христианам нести в мир Дух Святой, какой силой и даром наградил их? Апостол Павел говорил, что Бог доверил нам нести «служение примирения» (2Кор 5:18).

Христиане должны взять на себя подвиг по преодолению «ненавистной розни мира сего».

А почему это подвиг?

Потому что приходится преодолевать эту распрю сперва и постоянно – внутри себя. Не разнообразие причина распри, а живущий в нас грех, и эту болезнь надо лечить.

И начинать надо с простых вещей: например, стараться быть учтивым и внимательным, учиться любить людей, слышать их, понимать и изучать их «языки», учиться доносить до них аккуратно и терпеливо свои мысли, стараясь, очень стараясь о том, чтобы они тебя правильно поняли.

В даре Пятидесятницы, который каждый из нас получает в таинстве миропомазания, нам даётся сила деятельного добра, и силу эту мы можем приумножать, самих себя делая добрее. Мы – скромные простые люди. Не чудотворцы.

Среди нас немного апостолов, очень мало пророков, но мы можем нести служение, которое под силу каждому христианину – служение добра и умиротворения, доброделания и человеколюбия. А любить людей так непросто и еще тяжелее – верить в них.

Служение примирения это Крест, это ежедневный подвиг, крест доброты и снисходительности.

А иначе как бы вы еще назвали науку любить врагов, благословлять проклинающих и, самое главное, истреблять из этого мира, начиная с самих себя, самый намёк на ненависть и злобу, проклятие и злословие? И этот лекарственный зеленый цвет, который отовсюду льётся на нас в праздник Святой Троицы, — это напоминание и призыв взять на себя труд любви и доброты, труд миротворца, служение примирения.

Источник: https://www.pravmir.ru/sluzhenie-primireniya/

Святыня Черногории. Храм Воскресения и примирения / Православие.Ru

Храм Воскреcения Христова в Подгорице. Горан Боричич

    

7 октября 2013 г в столице Черногории Подгорице состоится долгожданное событие – освящение кафедрального Собора Воскресения Христова, строительство которого длилось почти 20 лет. Торжественный чин соборно совершат сразу несколько Предстоятелей из разных концов Православной вселенной.

В непростой ситуации в черногорском обществе, когда отношения Церкви и государства напоминают затяжную конфронтацию, это событие призвано послужить соборному примирению. По крайней мере, на это, несмотря ни на что, искренне надеется Церковь.

Среди высоких гостей и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, визит которого давно ожидался с особой любовью и надеждой.

Священник Мирчета Шливанчанин

    

Накануне этого исторического события мы встретились и поговорили с одним из непосредственных участников его подготовки. Гости из Черногорско-Приморской митрополии приезжали в Москву, чтобы приобрести все недостающее для этого торжественного дня. Наш собеседник священник Мирчета Шливанчанин рассказал о храме и готовящемся торжестве.

***

­­– Сейчас, в канун торжественного освящения собора Воскресения Христова в Подгорице, скажите нам, пожалуйста, несколько слов об истории строительства храма и его значении…

– Строительство соборного храма Воскресения Христова в Подгорице началось в 1993 году, когда камень в его основание заложил блаженно почивший Патриарх Сербский Павел вместе с Патриархом Константинопольским Варфоломеем и митрополитом Черногорско-Приморским Амфилохием, множеством епископата и священства. В следующем – 1994 году – на фундаменте храма уже служил блаженнопочивший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, а членом делегации, прибывшей тогда из братской Русской Церкви, был и сегодняшний Святейший Патриарх Кирилл, тогда митрополит.

Сама идея строительства большого кафедрального собора в Подгорице появилась задолго до его начала, еще перед Второй мировой войной. Подгорица – самый большой город Черногории, и сейчас – ее столица. Это один из немногих столичных городов Балкан и христианской Европы, в котором, несмотря на его политическое значение, не было большого соборного храма. В Подгорице сейчас живет около 200 тысяч человек, большинство из которых православные

Исторически, под влиянием разных факторов, сложилось так, что в Черногории распространены, как правило, именно небольшие, маленькие храмы. Этих маленьких храмов много, а вот большие соборы у нас почти не строились.

    

На деле, как я уже сказал, идея строительства большого соборного храма начала реализовываться только в 1993 году. Наш митрополит Амфилохий, еще будучи студентом, размышлял над этой идеей, и посещая различные столичные города мира, изучал этот вопрос.

Благодаря Божиему благословению и жертвенной любви многих людей, соборный храм Воскресения Христова начал строиться, и надеемся, что 7 октября он будет освящен. Это событие приурочено к 1700-летию принятия Миланского эдикта, которое мы в этом году торжественно отмечаем вместе со всем христианским миром.

    

Архитектурное решение соборного храма Воскресения Христова в Подгорице принадлежит нашему известному архитектору профессору Предрагу Ристичу, построившему и многие другие храмы Сербской Церкви. Он выполнен в византийском стиле. Его основание составляет 1300 кв. м, и высота достигает 40 метров.

    

Этот храм действительно воздвигнут в соборном духе и стиле. В нем, можно сказать, собрано все наследие православной культуры со всего мира.

Здесь можно узнать мотивы Святой Земли и Иерусалима, Святой горы Афон, Святой Руси и наших Рашки, Зеты, Приморья и всех культурных и архитектурных традиций. В нашем соборном храме мы постарались собрать все самое лучшее.

В этом контексте необходимо сказать о большом личном вкладе протоиерея Драгана Мишича, профессионального строителя и зодчего, осмыслившего и воплотившего многие идеи.

    

На звоннице храма 17 колоколов, отлитых в братской единоверной и единокровной России, в городе Воронеже. Самый большой из них весит 11 тонн.

Этот храм воздвигался двадцать лет трудом, жертвой и любовью нашего народа, и его освящение станет огромным духовно-историческим событием, на которое соберутся посланники всей Православной вселенной, представители всех Поместных Церквей, принимающие участие в главных торжествах в честь 1700-летия Миланского эдикта в Нише, родном городе равноапостольного императора Константина. Они приезжают и к нам в Подгорицу для того, чтобы соборно освятить наш всенародный храм. Это великая радость для всех нас, православных христиан. Черногория очень давно ждала такой храм, который станет местом преображения нашего народа через веру и молитву.

– Насколько нам известно, вокруг храма уже сейчас кипит активная жизнь?

– Конечно, несмотря на то, что освящение храма должно состояться 7 октября, он давно уже стал духовным центром столицы, тем, для чего и строится кафедральный собор. Он стал настоящей живой Церковью. Идут богослужения в расположенном рядом храме Вознесения Господня, уже давно собирается активная община, особенно наша верующая молодежь, живущая полноценной литургической жизнью.

    

Здесь и преподаются основы веры, действует радиостанция «Светигора», работают административные органы епархии, основано несколько хоров. В крипте собора во имя Всех святых также регулярно проходят богослужения.



– Помогают ли городская администрация и представители государственных властей Черногории в деле строительства храма?

Читайте также:  Прикладное программное обеспечение - студенческий портал

– В первые годы помощь строительства осуществлялась, но потом практически прекратилась. Сейчас есть тенденции к обновлению сотрудничества. По крайней мере, в отношении торжеств.

Храму помогали и помогают многие верующие люди и из России, Греции, Украины и других православных стран. Но много и простого народа помогает – все сколько могут.

Нам оказывают помощь и дипломаты, которые несут здесь свое служение. Они всегда присутствуют на наших праздниках и участвуют торжествах.

– Что в связи с этим событием вы могли бы сказать русским гостям и паломникам?

– Мы, наш народ, особым образом связаны с Россией. Наши самые известные исторические деятели и правители всегда подчеркивали важность неразрывного братского единства с Россией и русским народом. И мы свято храним это.

Приглашаем всех помолиться и прийти встретить и своего Святейшего Патриарха Кирилла и разделить с нами радость соборной молитвы.

Источник: https://pravoslavie.ru/64704.html

Книжная выставка «Собор примирения. Первому земскому собору 470 лет»

01 Февраля 2019

  • Дата: 1–28 февраля
  • Открытие: 10.00
  • Название: Книжная выставка «Собор примирения. Первому земскому собору 470 лет»
  • Участники: студенты, преподаватели, сотрудники СПбГАСУ.
  • Организаторы: отдел социально-экономической литературы Библиотеки СПбГАСУ.

Описание мероприятия: Созыв первого Земского Собора 27 февраля 1549 г. совпадает с началом реформаторского периода в правлении Ивана IV Васильевича Грозного.

Земский Собор возник как общегосударственный аналог городовых советов, существовавших в крупных уездных городах и ранее.

Первый Земский Собор включал в себя членов Освященного собора (высшее духовенство), Боярской думы (удельные князья, бояре), государева двора, выборных от провинциального дворянства и богатых горожан. Заседания собора проходили по чинам, решения фиксировались как единогласные.

Собор состоял как бы из двух палат: первую составляли бояре, окольничие, дворецкие, казначеи, вторую – воеводы, княжата, дети боярские, большие дворяне. Совещание продолжалось два дня. Было три выступления царя, выступление бояр, наконец, состоялось заседание боярской думы.

Этот первый Земский Собор был назван «Собором примирения» и ознаменовал превращение Русского государства в сословно-представительную монархию через создание центрального сословно-представительного учреждения. При этом феодальная аристократия должна была поступиться рядом своих привилегий в пользу основной массы служивого люда. Собор принял решение о составлении нового Судебника (утвержден в июне 1550 г.).

По своей структуре Земский Собор в России приближается к сословному представительству Западной Европы, но в отличие от последнего имел только совещательное значение, а не законодательное.

Известна роль Земских Соборов в вопросах кодификации права (Судебник 1550, Соборное Уложение 1649 г. – первый систематизированный Свод законов в российской истории).

Соборы ведали также вопросами войны и мира, внутреннего и налогового управления, церковного устроения в годы раскола.

На выставке представлены книги по истории права Российского государства и по истории государственного управления, а также труды по истории Ключевского, Карамзина, материалы о периоде царствования Ивана Грозного, о проводимых им реформах.

Адрес проведения: Санкт-Петербург, 2-я Красноармейская ул, д.4, отдел социально-экономической литературы (комн. 100 С)

Источник: https://www.spbgasu.ru/Novosti/4449/

Поместные не находят совместного

Вчера поздно вечером в Аммане прошла закрытая встреча глав и представителей шести поместных православных церквей, на которой иерархи обсудили угрозу раскола православного мира после создания Константинопольским патриархом Православной церкви Украины (ПЦУ).

Участники совещания пришли к выводу, что решать проблемы необходимо в рамках всеправославного диалога, к которому призвали и Вселенского патриарха Варфоломея. Эксперты убеждены, что теперь многое зависит от Константинополя.

Если он откажется от диалога, кризис в православном мире усугубится.

В столице Иордании собрались представители Иерусалимской, Русской, Сербской, Чешских земель и Словакии, Польской и Румынской православных церквей, чтобы обсудить ситуацию после создания православной церкви Украины (ПЦУ). Инициатором выступил патриарх Иерусалимский Феофил.

При этом патриарх Константинопольский Варфоломей категорически отказался участвовать в переговорах в Аммане, убежденный, что только он правомочен созывать подобные заседания.

Варфоломей упрекнул Феофила в том, что совещание «направлено на свержение установленных норм и отчуждение православной церкви от ее церковных устоев».

Воздержались от встречи и главы Элладской, Александрийской, Антиохийской, Кипрской, Албанской, Грузинской и Болгарской церквей.

«Нам известно, что давление на некоторых предстоятелей было оказано и по вопросу встречи в Аммане,— заявил журналистам накануне поездки в Иорданию председатель Отдела внешних церковных связей, митрополит Волоколамский Иларион.

— Во всяком случае трудно как-то иначе трактовать отказ архиепископа Афинского, о котором он заявил журналистам сразу же после встречи с американским послом.

Напомню, что и о признании ПЦУ он сообщил после многократных встреч с тем же дипломатом».

Впрочем, по мнению митрополита Илариона, «отсутствие тех или иных церквей в Аммане не делает встречу менее значимой»: «В свое время, когда четыре церкви объявили об отказе участвовать в Критском соборе, патриарх Варфоломей все равно его провел, и решения этого собора в церквах, принимавших в нем участие, считаются обязательными».

Напомним, кризис в отношениях между православными церквями начался после того, как в апреле 2018 года власти Украины решили образовать собственную церковь — независимую от Московского патриархата. При поддержке Константинопольского патриарха Варфоломея в Киеве был запущен процесс по созданию новой церкви.

15 декабря 2018 года прошел так называемый объединительный собор православных церквей Украины, на котором был избран глава новой структуры — митрополит Переяславский и Белоцерковский Епифаний (Думенко), иерарх Украинской православной церкви Киевского патриархата.

Несмотря на протесты со стороны РПЦ, на канонической территории которой было решено образовать новую церковную структуру, Константинопольский патриарх 6 января 2019 года подписал и вручил томос об автокефалии новой церкви.

До осени 2019 года ПЦУ была признаваемая только Константинополем, однако в октябре к Фанару присоединилась Элладская церковь, а затем и Александрийская.

В РПЦ убеждены, что преодолеть сложившиеся разногласия возможно только путем диалога.

Выступая на совещании в Аммане, патриарх Московский и всея Руси Кирилл констатировал, что сегодня православная церковь оказалась перед угрозой разделений, подобных которым не было без малого тысячу лет: односторонне пересматриваются границы канонических территорий.

По его словам, отменяются церковные документы многовековой давности, при этом раскол на Украине не преодолен, а усилия его преодолеть не достигают своих целей. Он упомянул и о начале «опасных процессов» на канонической территории Сербского патриархата — в Северной Македонии, в Черногории.

«Причина этого кризиса мне видится в утрате единого понимания устройства церкви и природы первенства в ней. Тысячу лет назад, в 1054 году (разделение на католиков и православных.— “Ъ”), церковь столкнулась с тем же вызовом, и последствия мы ощущаем до сих пор»,— сказал патриарх Кирилл.

По итогам закрытого заседания было опубликовано коммюнике. В нем говорится, что участники совещания «разделяют боль» Иерусалимского патриархата от надвигающейся опасности раскола в православном сообществе.

Представители шести православных церквей пришли к выводу, «что вопросы всеправославного значения, в том числе дарование автокефалии тем или иным церквам, должны решаться в духе всеправославного диалога и единства и на основе всеправославного консенсуса».

Что касается ситуации с Украинской церковью, иерархи «признали, что для исцеления и примирения необходим всеправославный диалог».

«Делегации решили, что они должны собраться как братья, предпочтительно до конца этого года, чтобы укрепить дружеские связи молитвой и диалогом. Участники надеются, что Вселенский патриарх Варфоломей с его известным старшинством чести присоединится к этому диалогу вместе со своими собратьями-предстоятелями»,— говорится в коммюнике.

«Участие или не участие церквей в совещании в Аммане стало своего рода тестом на лояльность Фанару и лично патриарху Варфоломею,— считает замдиректора Института Европы РАН, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин.

— Оказалось, что большинство церквей не готовы ссориться ни с Фанаром, ни с РПЦ. И патриарх Кирилл не ставил никаких условий представителям других церквей, никому руки не выкручивал, анафемами не грозил.

В целом никто не поддерживает активно и ПЦУ, кроме, может быть, лично глав Элладской и Александрийской церквей.

Судя по высказываниям иерархов из разных стран, больше характерно сочувствие УПЦ и митрополиту Онуфрию». По мнению эксперта, «УПЦ попала в психологически тяжелую ситуацию, это признается почти всеми».

«Для митрополита Онуфрия итоги совещания являются канонической и моральной поддержкой,— убежден господин Лункин.— Одна из главных целей РПЦ в рамках совещания в Аммане — это выход за рамки своей территории, вынесение вопроса на обсуждение, пусть даже заочное.

И РПЦ достигла цели, показав Фанару, что изолировать московский патриархат с его позицией невозможно».

  • Сдержанный тон резолюции совещания, по мнению эксперта, говорит о том, что участники заседания не хотят обострять ситуацию, а готовы решать проблемы путем переговоров.
  • «Теперь многое зависит от Варфоломея, если он не захочет принять предложение участников совещания в Аммане, то кризис усугубится и он будет виноват в нежелании урегулировать разногласие в православном мире»,— заключил эксперт.
  • Павел Коробов

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4269447

Храм примирения

Несмотря на то, что строительство храма Новомучеников и Исповедников Российских на Лубянке еще продолжается, уже можно во всей полноте оценить его величественный внешний вид.

Сегодня мы беседуем с создателем этого проекта — архитектором Дмитрием Смирновым.

Об уникальности архитектурных форм храма Новомучеников, сочетании современных технологий и классических материалов, а также о возрождении дореволюционных стилей и творческой свободе в храмостроительстве он рассказал в интервью порталу «Православие. ru».

    

* * *

Дмитрий, хотелось бы традиционный вопрос задать: как вообще все начиналось? Как вы попали в этот проект?

Изначально я светский дизайнер-архитектор. Занимался проектами современных частных домов, общественных зданий, а опыт работы с церковной архитектурой отсутствовал.

И когда мы начали участвовать в конкурсе, то думали, что это в известной мере авантюра и вряд ли нам удастся выиграть конкурс на столь значимый объект.

Но когда мы с командой делали сам проект, а мы фактически делали его день и ночь, это было такое сильное вдохновение.

Сначала мы пытались вписаться в окружающую застройку, и у нас ничего не получалось. Храм получался диспропорциональный.

Тогда я принял решение: давайте представим, что мы строим храм на большой площади, что нас ничего не ограничивает, и постараемся сделать шедевр церковного архитектурного искусства. А потом мы его уже встроим в застройку и будем смотреть, где что нужно подрезать.

— То есть вы решили просто на время отключиться от этих внешних факторов?

— Иногда надо отключиться, чтобы существующие ограничения не мешали чистому творчеству. Уже потом мы его поставили на эту самую имеющуюся площадь, он замечательно вписался, но нам уже психологически ничто не мешало.

    

— Вы изучали какие-то еще проекты потом? Можете сказать, какие оригинальные решения были найдены в этом храме?

— При знакомстве с этим храмом для обычных архитекторов будет очень много открытий. Каждый их шаг будет сопровождаться открытиями, потому что снаружи это крестово-купольный храм, а внутри — это Святая София. Так вообще не строят. Будут говорить, что это профанация, но на самом деле снаружи храм кажется меньше, чем внутри.

Так как площадь застройки не очень большая, а нужно было все-таки получить храм такой, чтобы обеспечивал все нужды монастыря, чтобы народ не стоял на улице, нам пришлось максимально его детализировать, чтобы он визуально собирался в более стройную конструкцию.

И если снаружи он получился крестово-купольный, то внутри это византийская базилика. Такого или почти не делают, или мы просто не встречали. У нас получилось такое сочетание стилей и архитектурных форм.

Так как мы, условно говоря, были непрофессионалы в церковной архитектуре, то смогли сделать проект незашоренный, свободный от условностей.

Читайте также:  Государственные заимствования - студенческий портал

— А много было критиков, которые говорили, что так нельзя и ничего не получится?

Критиков изначального проекта было очень много, и я, честно говоря, их понимаю. Особенно, когда смотрю на первоначальный проект, который мы все еще дорабатываем.

Все эти три года мы улучшаем пропорции, детализацию, чтобы это был настоящий шедевр мировой архитектуры, и это непрекращающийся процесс.

Все время, до последнего момента, мы улучшаем и улучшаем то, что можно, дорабатываем резьбу по камню до того момента, пока вот-вот деталь должна уйти в станок, и с производства уже звонят, спрашивают где файл с резьбой! И только тогда мы со спокойной душой отправляем проект той или иной детали в производство.

Слава Богу, в этом плане нам повезло с подрядчиками по каменному убранству, компанией «Юсса-гран». Ребята с пониманием относятся к творческому процессу и ко всей ответственности, возложенной на нас, за внешний вид и качество благоукрашения храма.

    

-Если брать внутреннее пространство храма, то, в процентном отношении, как далеко ушли от первоначального проекта? Какова масштабность этих изменений в процессе работы?

— Наверное, процентов сорок. Естественно, конструктивные решения остались те же, а во внутренних решениях мы постарались выжать максимум из имеющегося объема и пространства.

— А есть какие-то новые технологии, которые нигде не применялись, по вашим сведениям?

Весь фасад и интерьер построен сначала в 3D моделях, отправленных потом на станки по фрезеровке натурального камня. То есть получается, весь храм вырезан как бы нерукотворно.

Все творчество, создание уникальных резьб и профилей храма, создано 3D художниками, и уже потом, как огромный конструктор, привезено на стройку.

У меня изначально была задача, чтобы весь храм был полностью сделан посредством самых современных технологий.

— Сколько людей работало над проектом?

— Человек 30 — архитекторов, дизайнеров, 3D модельеров, художников, проектировщиков…

    

— А что за материалы применяются?

— Фасад — это натуральный владимирский камень, из которого построен, например, тот же храм Покрова-на-Нерли, Успенский собор. Гранит тоже наш, русский. Мы решили остановиться на классике, потому что это сразу сделает храм благородным. Через год будет чувство, что он здесь всегда стоял.

— А вот ваш личный опыт работы над храмом Новомучеников?

— В этом проекте стараюсь, чтобы каждую деталь пропустить через себя: это очень ответственный момент — храм Новомучеников на таком месте.

Надо, чтобы все было сделано на высшем уровне, каждый элемент важен, все должно сочетаться между собой, поэтому очень важно, когда все сделано по принципу одной руки. Важна каждая деталь, каждый элемент в проекте.

Иногда при строительстве храмов получается такая сборная солянка, когда заказали одному архитектору интерьер, другому — еще что-то, а мы стараемся, чтобы все было в едином стиле.

Когда начал работать над храмом, я узнал, что у меня день рождения 8 сентября, в день основания монастыря. И тогда я понял, что нужно все делать очень ответственно и внимательно.

— Скажите, в каком стиле строится новый храм?

Очень интересный для меня вопрос. Храм Новомучеников посвящен трагическим событиям после 1917 года, и это для нас как архитекторов тоже имеет значение.

До революции храмы в России строили в классическом стиле, в неорусском, неовизантийском стиле, модерн, ар-нуво. В принципе, на модерне как стиле закончилось храмостроительство в XX веке.

Но мало кто из современных зодчих осознает, что после ар-нуво в 20-е гг. XX в. был расцвет стиля под названием ар-деко. Но так как после революций 1917 года Церковь подвергалась гонениям, и не разрешали строить новые храмы, а старые разрушались, то у нас в храмостроительстве этот стиль не получил отражения. А именно в это время во всем мире расцветал стиль ар-деко.

И я считаю, что наш храм построен в стиле церковного ар-деко, то есть стиля, в котором бы строились храмы в Российской Империи в 1920-е 1930-е годы и далее, если бы она существовала, а не была разрушена изнутри революциями 1917 года.

То есть один из смыслов этого храма это еще встраивание недостающего кирпичика, как бы укрепляющего и примиряющего фундамента нашей страны.

    

— Получается, что в плане развития церковной архитектуры это время, советский период, для нас было потеряно?

— Видимо, это было такое испытание. В общем, получается, что это храм не только народного, но и архитектурного примирения. Возможно, что многие архитекторы поймут эту мысль, заложенную в архитектуру храма.

В нашем проекте особое место занимают вертикали, этих элементов много: вертикали, вертикали, вертикали… Площадь маленькая, храм большой, и за счет вертикалей храм собирается визуально. Весь храм тянется к небу, даже кресты на куполе обращены к небу.

— Какая вместимость храма будет предположительно?

— 2000 человек.

    

— Есть ли у вас мысли по поводу того, какой подход к строительству храмов со стороны архиереев, священников, ктиторов более правильный, а что, по-вашему, ошибочно?

— Думаю, задача архиереев, ктиторов, вообще заказчиков высокохудожественных обьектов, — это прежде всего указание направления, указание эмоции, указание некой путеводной звезды художнику, чтобы он в свою очередь искал пути, чтобы достичь этой звезды. Как мне видится, у нас именно так устроена работа.

Неправильно, когда заказчик, будучи непрофессионалом, просто механически использует специалиста и говорит ему, что делать локально.

Но в некоторых ситуациях этого не избежать, например, когда архитекторы подходят формально к задаче из серии «я сделаю все, что вы скажете и не больше», или когда заказчик очень детально знает, что хочет: возможно, где-то видел и хочет повторить какое-то художественное решение.

    

— Интересно, удалось ли избежать в этом проекте классического и постоянного русского момента — нашего любимого аврала?

— Аврал нам еще предстоит. В каких-то мелочах, конечно. Но аврал будет, и что самое интересное, вот этот русский аврал сами русские люди и создают, в последний момент придумывают какую-нибудь гениальную идею, какая в размеренном ритме работы просто не приходила в голову, а тут пришла, и ее надо срочно реализовать. Отсюда и аврал из-за непредсказуемости русской души.

Но в нашем случае многое уже произведено, приготовлено, лежит на складах. Мы строим уникальный объект, и к нему нужно уникально подходить, здесь нет шаблонных, готовых решений, ни одного. Каждое решение — это творческая связка инженера, конструктора, дизайнера и заказчика. Каждое решение! Так что, думаю, с Божьей помощью мы все успеем.

С Дмитрием Смирновымбеседовалиеромонах Игнатий (Шестаков)

http://www.pravoslavie.ru/98872.html

Источник: https://ruskline.ru/monitoring_smi/2016/noyabr/2016-11-24/hram_primireniya

Рпц и рпцз будут воссоединяться поэтапно

Ожидалось, что этот высший орган РПЦЗ примет окончательное решение о воссоединении с Русской православной церковью.

Для этого все 13 архиереев зарубежной церкви во главе с ее первоиерархом митрополитом Лавром должны были проголосовать за проект «Акта о каноническом общении», разработанный специальными комиссиями и уже одобренный летом прошлого года священноначалиями обеих Церквей. Приняв его властью своего Архиерейского собора, РПЦЗ тем самым сказала бы окончательное «да» объединению обеих Церквей.

В первые дни работы архипастыри рассмотрели материалы Всезарубежного собора РПЦЗ и своей резолюцией утвердили резолюцию и послание IV Всезарубежного собора по установлению нормальных отношений между Церквями в России и за рубежом.

Это, по заявлению секретаря Комиссии РПЦЗ по переговорам с Московской патриархией протоиерея Александра Лебедева, показало, что Архиерейский собор «внимает голосу своих прихожан и клира и принимает тот курс в сторону единства Поместной церкви, который был намечен на Всезарубежном соборе и который теперь уже необратим».

Но если в необратимости объединительного процесса сегодня мало кто сомневается, то вопрос о его продолжительности остается пока без ответа. Главная интрига собора — дискуссия по принятию «Акта о каноническом общении» — разворачивалась в два последних дня его работы.

И еще накануне протоиерей Александр Лебедев несколько остудил слишком горячие ожидания православных, заявив, что эйфория тех, кто думал, что собор примет резолюцию о немедленном вступлении в каноническое общение с Московским патриархатом, была неоправданной.

Давая уже в ходе дискуссии комментарий, другой представитель РПЦЗ, личный секретарь митрополита Лавра священник Серафим Ган, заверял журналистов, что «этот документ обсуждается очень серьезно по всем пунктам». Отвечая на вопрос о разногласиях, представитель РПЦЗ сказал, что «они должны быть».

«Но думаю, — добавил Ган, — что архиереи придут к решению, которое будет приемлемым для всех». При этом напомнил, что делегаты Всезарубежного собора РПЦЗ уже выразили желание восстановить единство двух Церквей, и выразил надежду, что «архиереи тоже согласятся, что единство необходимо восстановить».

Однако это, по его словам, еще «не означает, что «Акт о каноническом общении» будет принят».

В последний день работы православного форума в Сан-Франциско было объявлено, что Архиерейский собор «в принципиальном плане» одобрил проект «Акта» и направил его в переговорные комиссии обеих Церквей для доработки и снятия вопросов, остающихся неурегулированными.

Как поясняется в послании собора к пастве, опубликованном в субботу на сайте РПЦЗ, архиереи решили восстанавливать единство с Московским патриархатом безотлагательно, но поэтапно — «по мере удовлетворительного взаимоприемлемого решения остающихся проблем».

Поскольку это, как сказано в документе, требует от архиереев «пастырского подхода», диктующего им необходимость «с осмотрительностью делать шаги на пути примирения с Русской православной церковью Московского патриархата». В чем состоят проблемы и в чем будут заключаться этапы развития общения, послание не поясняет.

Не упоминается в нем и «Акт о каноническом общении». Правда, делается уточнение, что «осмотрительность совсем не означает поворота вспять или отложения богоугодного дела примирения».

Как рассказал протоиерей Александр Лебедев, видимо, через месяц или два в Москве вновь встретятся переговорные комиссии обеих Церквей.

Если они достигнут согласия по остающимся вопросам, их предложения будут представлены на утверждение Архиерейских синодов РПЦЗ и РПЦ.

Если синоды их утвердят, «Акт о каноническом общении» будет полностью завершен, и состоится торжественный акт его подписания.

В Московском патриархате реакция на решения Архиерейского собора РПЦЗ была спокойной. Там выразили понимание пастырской осмотрительности иерархов зарубежной церкви. Как сказал официальный представитель Патриархата, в Москве надеются, что решение оставшихся вопросов не займет много времени.

«Мы надеемся, что все еще звучащие голоса противников единства не станут препятствием для восстановления канонического и евхаристического общения в скором будущем», — заявил секретарь по межправославным отношениям Московского патриархата протоиерей Николай Балашов.

«Как показали итоги Всезарубежного собора, число тех, кто считает, что время для единства еще не настало, несравненно меньше, чем тех, кто уже сегодня видит в нем осуществление воли Божьей», — подчеркнул о. Николай.

Он прояснил и «остающиеся проблемы», которые будут решать церковные согласительные комиссии: решение вопроса о епархиях и приходах РПЦЗ на канонической территории Московского патриархата, окончательное урегулирование вопроса о взаимоотношениях Русской зарубежной церкви с так называемым «Синодом противостоящих» в Греции, а также с румынскими и болгарскими группами, которые находятся с ним в общении, и другие.

Итак, точной даты, когда произойдет историческое событие, которого ждут православные люди по обе стороны океана, пока нет. Но, как хорошо сказал, комментируя итоги Архиерейского собора, настоятель Свято-Николаевского собора в Сан-Франциско, архимандрит Павел (Фокин), «духовное единение православных состоялось раньше всех резолюций и их утверждений».

Источник: https://rg.ru/2006/05/22/sobor.html

Ссылка на основную публикацию