Теория элит Гаэтано Моски — железный закон олигархических тенденций и учения философа

Геннадий Константинович Ашин, основоположник научной элитологии в России, профессор кафедры философии MГИMO, доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Идеи политического элитизма, согласно которым функцию управления обществом должны выполнять избранные, лучшие из лучших, аристократы, появились еще в глубокой древности. Наиболее четко эти идеи прослеживаются в работах Конфуция, Платона, Макиавелли, Карлейля, Ницше.Теория элит Гаэтано Моски - Студенческий портал

Но серьезного социологического обоснования эти идеи еще не получили.

Как определенная система взглядов элитарные теории были сформулированы в конце XIX — начале ХХ века в работах итальянских мыслителей Гаэтано Моска (1858-1941), Вильфреда Парето (1848-1923) и немецкого социолога Роберта Михельса (1878-1936).

Теория элит Гаэтано Моска

Моска в работе «Правящий класс» утверждал, что во всех обществах существуют два класса: класс управляющих (элита) и класс управляемых. Правящий класс является малочисленным, он монополизирует власть и осуществляет управленческие функции. Господство меньшинства предопределено тем, что это господство организованного меньшинства над инертным, неорганизованным большинством.

Правящий класс стремится упрочить свое господство, используя свои знания и опыт в сфере государственного управления, военную силу, священнический статус, распространяя и поддерживая в обществе ту идеологию, которая способствует легитимации его власти.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Надкласс наземные хребетные - значение в природе и жизни человека

Оценим за полчаса!

Вхождение в состав правящего класса, по мнению Моска, обусловлено следующими критериями: способностью к управлению другими людьми (организаторская способность), а также интеллектуальным, моральным и материальным превосходством.

Правящий класс постепенно обновляется.

Существуют две тенденции в его развитии. Аристократическая тенденция проявляется в стремлении передать власть наследникам или ближайшим соратникам, что постепенно приводит к вырождению элиты. Демократическая тенденция реализуется посредством включения в состав правящего класса лучших представителей из класса управляемых, что предотвращает дегенерацию элиты.

Оптимальное сочетание этих двух тенденций наиболее желательно для общества, т.к. позволит обеспечить преемственность и стабильность в руководстве страной и качественное обновление правящего класса.

Теория «циркуляции элит» Вальфредо Парето

Парето, введший в политическую науку термин «элита», так же, как и Моска, считал, что все общества делятся на управляющих (элиту) и управляемых.

В элите он выделял два главных типа, последовательно сменяющих друг друга: элиту «львов» и элиту «лис». Для «львов» характерно использование силовых методов правления, консерватизм.

«Лисы» предпочитают поддерживать свою власть пропагандой, они мастера политико-финансовых комбинаций, обмана, хитрости, изворотливости.

Правление «лис» эффективно, когда политическая система неустойчива, когда требуются новаторы, комбинаторы. Но «лисы» не способны применять насилие, когда оно необходимо. Тогда им на смену приходит элита «львов», которая готова действовать решительно. Постоянная смена одной элиты другой обусловлена социальной динамикой общества.

Каждый тип элиты обладает определенным преимуществом, которое постепенно перестает соответствовать потребностям руководства обществом. Поэтому обеспечение равновесия социальной и политической системы требует постоянной замены одной элиты другой.

Парето выделял также правящую и неправящую элиты. Представители, входящие в состав потенциальной элиты (контрэлиты), наделены характерными для элиты качествами, но не обладают властью из-за своего социального статуса.

Со временем правящая элита начинает вырождаться и неэффективно управлять обществом, тогда активизируется контрэлита, претендующая на власть.

Но чтобы прийти к власти, ей необходима поддержка масс, которые она побуждает к активным действиям и с помощью которых свергает правящую элиту.

Очередная правящая элита со временем также утратит свои выдающиеся качества, придет в упадок и будет отстранена от власти новой контрэлитой. Через некоторое время процесс «циркуляции элит» повторится вновь и вновь.

Парето считал, что постоянная смена и циркуляция элит позволяет понять историческое движение общества, которое предстает как история постоянной смены аристократий: их возвышений, властвования, упадка и замены новым правящим привилегированным меньшинством. Поэтому революции, с точки зрения Парето, — лишь борьба элит, смена правящей и потенциальной элиты.

«Железный закон олигархичеких тенденций» Роберта Михельса

Михельс исследовал социальные механизмы, порождающие элитарность общества, и пришел к выводу, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее.

В обществе действует «железный закон олигархических тенденций». Его суть состоит в том, что развитие общества сопровождается формированием крупных организаций.

Руководство такими организациями не может осуществляться всеми ее членами.

Для эффективного функционирования организациям (в том числе и политическим партиям) требуется создание системы иерархически организованного управления, которое приводит в конечном счете к концентрации власти в руках правящего ядра и аппарата. Происходит, таким образом, образование правящей элиты.

Правящая элита обладает преимуществами перед рядовыми членами: она в большей степени обладает навыками политической борьбы, имеет превосходство в знании и информации, осуществляет контроль над формальными средствами коммуникации. Рядовые члены организации недостаточно компетентны, информированы и зачастую пассивны.

Правящая элита постепенно выходит из-под контроля своих рядовых членов, отрывается от них и подчиняет политику собственным интересам, заботясь о сохранении своего привилегированного положения. В результате любой, даже демократической организацией, реально правит олигархическая группа, члены которой не уступают свою власть массам, передавая ее другим лидерам.

Во всех партиях независимо от их типа «демократия ведет к олигархизации». Это закономерность развития политической организации. Олигархизация означает, что власть в организации концентрируется в руках руководящего аппарата, происходит снижение роли рядовых членов организации в принятии решений.

Увеличивается разница между интересами и идейной позицией руководителей и членов партий с преобладанием интересов руководящего звена. По существу, Михельс сформулировал одну из первых концепций бюрократизации правящей элиты.

Современные концепции элитаризма

Классические теории элит послужили основой для формирования современных концепций элитаризма. Во второй половине ХХ века сложились различные подходы к изучению проблемы элитарности общества, ведущими среди которых являются макиавеллистский, ценностный, структурнофункциональный и либеральный.

Макиавеллистский подход

Основы макиавеллистского подхода заложены в работах Моска и Парето. Для представителей данного подхода (Дж. Бернхэм) характерно представление об элите как о властвующем привилегированном меньшинстве, обладающем выдающимися качествами и способностями к управлению во всех сферах жизни общества и в первую очередь в политике и экономике.

Главной функцией элиты признается ее управленческая, административная функция, определяющая ее руководящее, господствующее положение в обществе по отношению к пассивному, нетворческому большинству населения. Формирование и смена элит происходит в ходе борьбы за власть. При этом внимание на нравственных качествах представителей элиты и моральных аспектах ее борьбы за власть не акцентируется.

Ценностный подход

В ценностном подходе (Ортега-и-Гассет, Н. Бердяев) элита рассматривается не только как организованное управляющее меньшинство, но и как наиболее ценный элемент социальной системы, обладающий высокими способностями и показателями в важнейших сферах государственной деятельности, заботящийся в первую очередь об общем благе.

ЕЩЕ СМОТРИТЕ:  Франклин Рузвельт: четырежды президент

Элита — это наиболее творческая и продуктивная часть общества, обладающая высокими интеллектуальными и нравственными качествами. Взаимоотношения между элитой и массой приобретают характер управления, базирующегося на заслуженном авторитете власть имущих. Формирование элиты происходит вследствие естественного отбора обществом наиболее ценных представителей.

Структурно-функциональный подход

Для структурно-функционального подхода (Г. Лассуэлл, С. Липсет) типично выделение в качестве главного признака элиты ее социального статуса в системе властных структур.

В состав элиты входят индивиды, обладающие высоким социальным положением в обществе, занимающие ключевые командные позиции в важнейших институтах и организациях общества (экономических, политических, военных), осуществляющие наиболее важные управленческие функции в обществе, оказывающие определяющее влияние на выработку и принятие важнейших для общества решений.

Г. Лассуэлл, в частности, считал, что основную роль в разработке и принятии политических решений играет интеллектуальное знание. Поэтому к политической элите он относил тех, кто обладает этим знанием и имеет наибольший престиж и статус в обществе.

Либеральный подход к формированию элиты

Либеральный подход к элитарности общества (Й. Шумпетер, Ч. Миллс) отличает демократичность и отрицание ряда жестких установок классических теорий элит.

Демократия трактуется в данном подходе как конкуренция между потенциальными руководителями за доверие избирателей.

Таким образом, демократия не означает отсутствие страты элиты, она характеризуется новым способом рекрутирования и новым самосознанием элиты.

Элита рассматривается как властвующее меньшинство, занимающее в государственных и экономических институтах общества стратегические позиции и оказывающее значительное влияние на жизнь большинства людей.

Источник: https://www.elitarium.ru/teorija-jelity-vlast-obshhestvo-upravlenie-moska-pareto-mihels-partija-demokratija-bjurokratija/

Теория политических элит по Гаэтану Моске

Гаэтано Моска издает книгу: Элементы политической науки / Elementi di scienza politica. (В англоязычных переводах эта книга получила известность под названием: Правящий класс / The Ruling Class).

В книге автор изложил свою концепцию элит:

«Господство элит — закон общественной жизни. Вот как формулирует Моска своё кредо по этому поводу: наличие правящих слоёв становится очевидным даже при самом поверхностном взгляде.  […]

Но поскольку управление общественными делами всегда «находится в руках меньшинства влиятельных людей», с которыми сознательна или бессознательно считается большинство, Моска ставит под сомнение сам термин «демократия». Демократию он считает камуфляжем всё той же власти меньшинства. Её он называет плутократической, признавая, что именно в опровержении демократической теории в основном заключается задача его теоретического поиска.

Но ведь известно, что власть меньшинства над большинством в той или иной степени легитимизируется, т.е. осуществляется с согласия большинства. Чем же объясняет этот феномен Моска? Прежде всего тем, что правящее меньшинство всегда является организованным меньшинством, …

во всяком случае, по сравнению с неорганизованной массой. «Суверенная власть организованного меньшинства над неорганизованным большинством неизбежна.

Власть всякого меньшинства непреодолима для любого представителя большинства, который противостоит тотальности организованного меньшинства».

Однако есть и ещё одно обстоятельство, легитимизирующее эту власть: это то, что представляющие её индивиды отличаются от остальной массы такими качествами, которые обеспечивают им материальное, интеллектуальное и даже моральное превосходство, Другими словами, «представители правящего меньшинства неизменно обладают свойствами, реальными или кажущимися, которые глубоко почитаются в обществе, в котором они живут». Главные среди них — образование, смелость, гибкость, сила убеждения, готовность использовать силовые методы по отношению к противнику. Эти качества крайне важны для представителей правящих сил, ибо массы, по мнению Моски, в принципе апатичны и всегда склонны благоговеть перед силой. Только при сильном лидере массы успокаиваются, а элита становится неуязвимой.

Весьма убедителен тезис Моски и о необходимости для власть имущих материального и морального превосходства, а также «военной доблести», которая, по его мнению, особую роль играла на ранних стадиях развития общества, а сейчас такой роли не играет, хотя и имеет немаловажное значение.

В обществах, отличающихся высоким уровнем цивилизации, особую значимость приобретает интеллектуальное превосходство управленческого меньшинства и богатство. «Доминирующей чертой правящего класса стало в большей степени богатство, нежели воинская доблесть; правящие скорее богаты, чем храбры».

И далее: «В обществе, достигшем определённой стадии зрелости, где личная власть сдерживается властью общественной, власть имущие, как правило, богаче, а быть богатым — значит быть могущественным.

И действительно, когда борьба с бронированным кулаком запрещена, в то время как борьба фунтов и пенсов разрешается, лучшие посты неизменно достаются тем, кто лучше обеспечен денежными средствами».

По мнению Моски, связь тут двусторонняя: богатство создаёт политическую власть точно так же, как политическая власть создаёт богатство. Здесь проявляется внешнее сходство позиций элитаристов с марксистской концепцией общественного устройства. Но это только видимость.

Моска, в отличие от Маркса, утверждал, что фундаментом общественного развития служит не экономика, а политика, не базисные отношения, а надстроечные, политические. И вот почему.

Правящий или политический класс концентрирует руководство политической жизнью в своих руках, объединяет индивидов, обладающих «политическим сознанием» и решающим влиянием на экономику, на экономическую элиту.

С переходом от одной исторической эпохи к другой изменяется состав правящего класса, его структура, требования к его членам, но как таковой этот класс всегда существует, более того, он определяет исторический процесс. А раз так, то задача элитологии состоит в исследовании условий существования правящего политического класса, удержания им власти, механизмов взаимоотношений с массами.

Моска различает автократический и либеральный принципы правления организованного меньшинства в зависимости от характера политической ситуации и скептически оценивает концепции народного суверенитета и представительного правления.

На вопрос о том, какой тип политической организации является лучшим, Моска отвечает однозначно — тот, который даёт элите возможность развиваться, подвергаться взаимному контролю и соблюдать принцип индивидуальной ответственности.

Власть элиты он ставит в зависимость от того, в какой степени качества её членов соответствуют потребностям эпохи, из какой бы социальной страты они не рекрутировались.

Причем правящее меньшинство может рекрутироваться различными способами, но главным критерием отбора являются способности, профессионализм и качества, желательные для политического управления.

Поэтому важнейшей задачей элитологии Моска считал анализ кадрового состава элит, принципов её формирования, систем их организации. Мало того, даже изменения в структуре общества, полагал он, можно суммировать изменениями в составе элит.

С его точки зрения, правящее меньшинство всегда более или менее консолидировано и подвержено тенденции превратиться в закрытый класс. «Все правящие классы стремятся стать наследственными, если не по закону, то фактически». В этой фразе … большая доля истины.

Причём относящаяся к элитам самых разных политических систем — от восточной деспотии до партийной номенклатуры «реального социализма». Впрочем, Моска справедливо отмечает историческую опасность этой тенденции для самой же элиты.

Но тут же обращает внимание на всё более заметную в современных условиях тенденцию перехода от более закрытых правящих классов к менее закрытым, от наследственных привилегированных каст к более открытым системам, где, в частности, образование открывает путь к правительственным постам.

Г. Моска подмечает и анализирует две тенденции в развитии правящего слоя: аристократическую и демократическую. Первая тенденция ведет к окостенелости и отсутствию-мобильности правящего класса, сужает каналы вхождения в элиту представителей других слоев общества, приводит элиту к вырождению.

Вторая тенденция присуща, как правило, историческим периодам прогресса и динамичных социальных изменений, когда происходит пополнение правящего класса и его элиты наиболее подготовленными и способными представителями социальных низов.

Источник: https://vikent.ru/enc/1971/

Теория элит Гаэтано Моски

В 1896 г. вышла его книга «Элементы политической науки», а в 1923 г. — её дополненное издание. В 1939 г. эта книга была переведена на английский язык и издана под названием «Правящий класс».

Понятию «элита» Моска предпочитал термины «правящий класс» и «политический класс», употребляя их как синонимы. Впоследствии он вынужден был внести коррективы, отметив, что политический класс является как бы базой для правящего класса.

Читайте также:  Габриэль Оноре Марсель и его философия - биография и учения философа

Теория правящего класса

Правящие классы стремятся не только к приобретению и сохранению богатства, но и претендуют на ключевые позиции в распространении и использовании научных знаний, к господству в духовной сфере. В любом обществе действует тенденция к образованию «наследственных каст» правящего класса.

Но чем можно объяснить деградацию господствующего класса и появление на его месте нового?

Основные причины потери господствующего положения любым классом состоят, с точки зрения Моска, либо в утрате качеств, благодаря которым он пришел к власти, либо в их неадекватности новой социальной среде.

Моска считал генеральной линией развития общества борьбу двух тенденций: стремления господствующего класса удержать и передать по наследству власть и стремления нового класса изменить соотношение сил. Чередование в обществе тенденций к стабилизации и обновлению создает некое ритмическое развертывание исторического процесса.

Прерывание «замкнутости» социальной системы вследствие контактов с другими народами, войн, новых религиозных и идейных движений или иных причин ведет к тому, что «наиболее активные, ловкие и смелые» выходцы из низов начинают пробиваться на верхние ступени социальной лестницы. «Молекулярное обновление политического класса» сохраняется до тех пор, пока не наступит новый «период социальной стабильности».

Структура правящего класса определяет политический тип общества в целом. Источниками его власти могут быть военная сила, богатство, особые знания, в том числе, знания богословские. Военная сила закрепляется в собственности, а последняя порождает политическую власть (соответственно, военное общество сменяется феодальным, а затем бюрократическим обществом).

Во всяком обществе элита стремится монополизировать свои позиции и передавать их своим потомкам, стремится к превращению в наследственную касту. Этому препятствует возникновение новых источников богатства, знаний, религиозных идей, порождающее периодические конфликты элиты с определенными частями нижних слоев.

«В действительности можно сказать, что вся история цивили­зованного человечества, — говорит Г. Моска, — сводится к конфликту между стремлением господствующих элементов монополизировать политическую власть и передавать обладание этой властью по наследству и стремлением к вторжению на их место новых сил».

Оценивая вклад Гаэтано Моска в развитие итальянской и мировой социологии, отметим, что с его именем, как и с именем Вильфредо Парето, связан переход от классических либеральных концепций к концепциям элит.

Спор между Моска и Парето о приоритете в данной области, разгоревшийся в начале XX в., представляется в наше время беспредметным.

Различия в теориях обоих социологов, а также в понятиях («властвующая элита» у Парето и «правящий класс» у Моска) при близости результатов говорят лишь о том, что оба они увидели сходные черты развития своей страны и выразили предчувствие наступления тоталитаризма.

Исследователи итальянской социологии отмечают, что концепцию элит более детально разработал Парето, при­чем с акцентом на экономические явления. Моска основное внимание уделил структуре политического механизма.

Главная заслуга Моски — выделение элиты как специального объекта исследования, анализ ее структуры, законов функционирования, прихода к власти, причин вырождения и упадка, смены ее контрэлитой.

Марксизм отвергался им вполне четко, и тем не менее его знакомство с работами Маркса не прошло бесследно, так как в проблеме образования и смены правящих классов наряду с психологическими факторами учтены и роль частной собственности на землю, и появление новых источников богатств, и некоторые другие идеи Карла Маркса. Даже в критике марксизма он формально пользовался марксистскими терминами и стилем.

Моска однако, не является консерватором. Скорее он вдумчивый аналитик и проницательный политик, которому политическая ситуация его времени не дала радужных надежд.

Труды его окрашены в минорные тона, но он и не является законченным пессимистом, так как стремится найти хоть какие-нибудь основания для политического развития в сторону более полной демократии (несмотря на иллюзорность надежд на демократические идеалы), преодоления бюрократизации общества и тенденции к формированию олигархии.

Кстати, насчёт олигархии. Этим занимался учёный, взгляды которого мы рассмотрим сейчас. Пишите.

Источник: https://studbooks.net/569150/politologiya/teoriya_elit_gaetano_moski

Теория элит Гаэтано Моски (стр. 1 из 7)

Введение

В процессе становления российской демократической государственности и формирования отвечающим современным условиям политической элиты важное место принадлежит изучению анализу и использованию исторического опыта.

Общеизвестно, что без знания того, как развивались элитологические теории в прошлом, невозможно научное решение вопросов элиты сегодня, как говорил великий Гегель ’’изучение прошлого помогает лучше понять настоящее и разглядеть будущее’’.

Таким образом, изучение исторических фактов позволит учесть уроки прошлого в сегодняшних условиях. Проблемы изучения теории элит отражены в работах многих авторов, таких как Ашин, Охотский, Миллс и многих других.

Но вы то же время элитология молодая наука только начавшая свое формирование несмотря на то что теории элит ведут свое начало с древнейших времен, с времен первых элитологов Платона и Аристотеля. Объект нашего исследования – классические и современные теории элит. И политические элиты в России.

Эта тема одна очень актуальна на сегодняшний период так как все мы являемся свидетелями глубоких качественных перемен и трансформаций, которые характеризуют современный мир, это в полной мере касается и России. В этой связи закономерен и естественен интерес общества к проблеме лидерства, к современным теориям и их истокам.

Несмотря на то, что исследование является социологическим, в ходе него использованы методы и приемы чисто исторического исследования. Методологическим принципом изучения истории и тории элит является принцип системного подхода. Это прежде всего признание того, что явления общественной жизни рассматриваются не изолированно, а во взаимной связи, как некая целостность.

Предлагаемая работа освещает основные вопросы классических и современных теорий элит и поскольку накопленный в нашей стране опыт интересен и многообразен то и политические элиты в России.

Гаэтано Моска — (1858—1941)—выдающийся итальянский политолог, один из основателей элитологии, профессор Туринского и Римского университетов. Главная заслуга Моски — вычленение элиты как специального объекта исследования, анализ ее структуры, законов функ­ционирования, прихода к власти, причин вырождения и упадка, смены ее контрэлитой. В 1896 г.

вышла его книга «Элементы политической науки», а в 1923 г.—ее дополненное издание. В 1939 г. эта книга была переведена на английский язык и издана под названием «Правящий класс», принеся автору мировую известность. Понятию «элита» Моска предпочитал термины «правящий класс» и «политический класс», употребляя их как синонимы.

Впоследствии он вынужден был внести коррективы, отметив, что политический класс является как бы базой для правящего класса. Действительно, понятие «правящий класс», с одной стороны, более широкое, чем «политический класс»: в него входят и другие, не политические структурные элементы — экономическая, культурная и прочие элиты.

Однако в ином отношении понятие «политический класс» — более широкое, чем «правящий класс»: оно включает не только властвующую группу, но и оппозицию. Полито-логия для Моски прежде всего наука об элитах, важнейший инструмент выработки ими научной политики, которая поможет им удержаться у власти.

Опасность для элит — их стремление превратиться в наследственную, закрытую группу, что неминуемо ведет к ее вырождению, замене контрэлитой. По мнению Моски, оптимальна такая политическая система, которая, с одной стороны, не полностью закрыта для мобильности в элиту, а с другой — обеспечивает преемственность элиты — главной гарантии устойчивости политической системы.

Идеалом является формирование элиты не на основе богатства и родовитости, а на основе способностей, образования, заслуг. Впоследствии эти идеи вылились в теории меритократии.

В 1896 г. в «Основах политической науки» Г.Моска сформулировал закон социально-политической дихотомии общества.

Он состоит в том, что во всех обществах, начиная с самых среднеразвитых и едва достигших зачатков цивилизации и кончая просвещенными и мощными, существует два класса: класс управляющих и класс управляемых.

Первый, всегда более малочисленный, осуществляет все политические функции, монополизирует власть и пользуется присущими ему преимуществами. Второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым и поставляет ему материальные средства поддержки, необходимые для жизнеспособности политического организма.

Моска проанализировал проблему формирования (рекрутирования) политической элиты и ее специфических качеств.

Он считал, что важнейшим критерием формирования политического класса является способность к управлению другими людьми, то есть организаторские способности, а также материальное, моральное и интеллектуальное превосходство.

Хотя в целом этот класс наиболее способен к управлению, однако, не всем его представителям присущи передовые, более высокие по отношению к остальной части населения качества.

В ходе своей эволюции политический класс постепенно меняется. Существуют две тенденции в его развитии: аристократическая и демократическая.

Первая из них — аристократическая — проявляется в стремлении политического класса стать наследственным если не юридически, то фактически.

Вторая — демократическая — состоит в обновлении политического класса за счет наиболее способных к управлению слоев, в том числе и низших.

Становление мировоззрения Гаэтано Моски. Влияние позитивизма. Отношение к другим направлениям социально-политической мысли. Понимание предмета и метода политической науки.

Распространение позитивизма среди итальянских интеллектуалов, для которых этот термин стал синонимом научного знания, началось с середины 60-х годов прошлого века.

Популярность, какую имело это направление в Италии, была связана с особенностями итальянской философской мысли, которая еще с конца XVIII в. проявила повышенный интерес к французскому Просвещению.

Вовсе не случайно у ряда итальянских философов — еще до проникновения в Италию учений О. Конта и Г. Спенсера — наметился, под влиянием французских историков П. Кабаниса и Дестют де Траси, определенный психолого-физиологический уклон в рассмотрении социальных явлений.

Наиболее сильное и устойчивое воздействие позитивизм оказал на представителей естественных наук и социальных исследователей, близких к конкретной политико-правовой сфере.

Ко времени появления «Элементов» Моска (1895) влияние позитивизма все еще ощущалось, хотя усиливали свои позиции итальянские геогегельянцы, приобрели популярность идеи неокантианцев, Ф. Ницше и А. Бергсона. Моска проявил двойственное отношение к позитивизму, так как наряду с критикой некоторых представителей этой школы он сохранил верность ее общей парадигме.

При рассмотрении учения Конта итальянский социолог не выдвигал возражений против используемых им понятий теологической, метафизической и позитивной стадий. Но он возражал именно против закона последовательной смены этих стадий, считая, что все три стадии сосуществуют на каждом этапе развития человечества.

Итальянский социолог замечал, что у человека «позитивной стадии» его научные знания вовсе не исключают потребности в религии, «а там, где она ослабевает, развиваются еще более гнусные суеверия и метафизические абсурды социал-демократии».

Он не нашел в истории подтвержденных фактами параллелей Конта между тремя интеллектуальными стадиями и сменяющими друг друга формами политической организации, из которых первая означала бы детство, вторая — отрочество, а третья — зрелость человечества.

В учении Герберта Спенсера Моска обратил внимание на различение двух типов обществ: военного (основанного на принуждении) и индустриального (основанного на свободном договоре). Подобную классификацию Моска считал принятой «априорно» и потому — неприемлемой.

«Всякая политическая организация одновременно и добровольная, и принудительная. Она добровольная, поскольку исходит из природы человека, что было замечено, начиная с Аристотеля, и в то же время она принудительная, так как… человек не смог бы жить иначе.

Это естественно и спонтанно, и в то же время неизбежно, что там, где есть люди, будет и общество, а там, где есть общество, будет также и государство, т. е. правящее меньшинство и управляемое им большинство».

Общая черта всех общественных систем, которую не увидел Спенсер,— наличие определенного слоя людей, осуществляющих господство над большинством.

Оспаривается не только подход к различению государств, но и критерии, используемые Спенсером: «К примеру, Спенсер пишет, что с убылью милитаризма и с относительным приростом индустриализма идет переход от социального строя, при котором индивиды существуют во благо государства, к иному строю, при котором государство существует во благо индивидов.

Это разделение им тонко подмечено, и нам оно напоминает тот случай, как если бы заспорили о том, существует ли мозг для блага всего тела, или все же тело существует во благо мозга».

Отдавая должное остроумию социолога, отметим, что аналогии общества с биологическими организмами, у которых разные органы выполняют разные функции, были типичны для позитивизма.

Для Спенсера переход от военного общества к индустриальному означал появление качественно нового метода общественной регуляции. От «положительной» регуляции (т. е.

от «принуждения к действиям») в централизованном военном государстве общество переходит к «отрицательной» регуляции (т. е. к индивидуальной свободе при запрете лишь на определенного рода действия) в промышленном государстве.

Моска в полемике со Спенсером настаивал на том, что любое государство одновременно осуществляет и «положительные» и «отрицательные», т.е. как принуждающие, так и ограничивающие действия.

Как видим, он не только прошел мимо главного в учении Спенсера о государстве — его эволюционной теории, но и не заметил эвристической ценности идеи о преимуществе рыночных отношений в обществе по сравнению с системой жесткого централизованного регулирования.

Источник: https://mirznanii.com/a/184182/teoriya-elit-gaetano-moski

Теория элиты Гаэтано Моски

Гаэтано Моска (1858—1941)—выдающийся итальянский политолог, один из основателей элитологии, профессор Туринского и Рим­ского университетов.

Понятию «эли­та» Моска предпочитал термины «правящий класс» и «политический класс», употребляя их как синонимы. Впоследствии он вынужден был внести коррективы, отметив, что политический класс является как бы базой для правящего класса.

Действительно, понятие «правящий класс», с од­ной стороны, более широкое, чем «политический класс»: в него входят и другие, не политические структурные элементы — экономическая, культу­рная и прочие элиты.

Однако в ином отношении понятие «политический класс» — более широкое, чем «правящий класс»: оно включает не только властвующую группу, но и оппозицию.

Моска проанализировал проблему формирования (рекрутирования) политической элиты и ее специфиче­ских качеств.

Он считал, что важнейшим критерием фор­мирования политического класса является способность к управлению другими людьми, то есть организаторские способности, а также материальное, моральное и интел­лектуальное превосходство.

Хотя в целом этот класс наи­более способен к управлению, однако, не всем его пред­ставителям присущи передовые, более высокие по отно­шению к остальной части населения качества[4].

В ходе своей эволюции политический класс посте­пенно меняется. Существуют две тенденции в его разви­тии: аристократическая и демократическая.

Первая из них — аристократическая — проявляется в стремлении полити­ческого класса стать наследственным если не юридически, то фактически.

Вторая — демократическая — состоит в обновлении политического класса за счет наиболее способ­ных к управлению слоев, в том числе и низших.

Содержание используемого Моска понятия «класс» не совпадает с марксистской трактовкой, поскольку за ос­нову берется не экономический признак, но положение, занимаемое в иерархии власти. Факт наличия отноше­ний между управляющими и управляемыми не требует каких-либо доказательств.

Эти две группы людей суще­ствовали и существуют в любом обществе с начала циви­лизации, причем численно правящий класс всегда зна­чительно меньше управляемого им большинства. Именно с этих очевидных положений Моска начинал свое исследование.

Он исключил системы, при которых все в равной мере были бы подчинены только одному человеку, или же в равной мере и без всякой иерархии занимались бы политическими делами. «…

Даже если мы предположим, что недовольная масса может сверг­нуть с престола правящий класс, то тогда внутри нее самой неизбежно появится новое организованное мень­шинство, которое станет выполнять функции вышена­званного класса. Иначе бы разрушились любая организа­ция и любое общество»[5].

Моска согласился со Спенсером в том, что во всякой политической организации общества сосуществуют эле­менты демократического, монархического и аристокра­тического принципов правления, и отверг идею народо­властия, которую поддерживало идущее от Руссо де­мократическое течение.

Но если легко признать невозможность для одного индивида властвовать без опоры на меньшинство, защищающего свои и его, индивида, интересы, то, как полагал Моска, значительно труднее принять утверждение, что именно меньшинство властвует над большинством, но не наоборот.

Для доказательства Моска выдвигал следую­щее положение: меньшинство властвует потому, что оно организованно, а большинство не имеет власти и не способно на самоорганизацию, так как оно — большинст­во.

Превосходство организованного меньшинства над не­организованным большинством рассматривалось Моска как некий неизменный и вечный исторический закон, что вполне отвечает методологии позитивизма, критикуемо­го им во многих других отношениях.

Читайте также:  Вероятность перехода: понятие о правилах отбора, разрешенные и запрещенные способы

Кроме преимущества в организации, представители правящего класса отличаются от управляемой массы и определенными качествами, дающими им материаль­ное, интеллектуальное, а также моральное превосходст­во.

Моска считал воинскую доблесть именно тем качеством, которое в примитивных обществах легче все­го позволяло индивиду войти в правящий класс. Теорию внешнего насилия он отвергал и, вопреки позитивистскому методу, обращался не только к иссле­дованию классовых отношений, но и к проблеме образо­вания классов.

Здесь он был вынужден признать, что в этом процессе наряду с военными походами и завоевани­ями большую роль сыграло появление частной собствен­ности на землю.

В своих «Элементах политической науки» Моска выделил два типа политических организаций. При феодальном типе общество состоит из множества мелких, способных быть самодостаточными, социальных общностей, а управленческие функции не разделены или почти не разделены.

Так, средневековый феодал являлся одновременно земельным собственником, командиром вооруженного отряда, судьей и управляющим в своем феоде. Бюрократическому типу свойственны централи­зация власти, наличие особого управленческого аппара­та (штат оплачиваемых чиновников), детальное разделе­ние функций и обязанностей.

Но между богатством и властью существует взаимо­зависимость, и как политическая власть создает богат­ства, так и богатства создают власть. Эту связь не нарушает развитие демократического процесса.

Правящие классы стремятся не только к приобрете­нию и сохранению богатства, но и претендуют на ключе­вые позиции в распространении и использовании науч­ных знаний, к господству в духовной сфере. Несмотря на определенную демократичность церкви, и в ней образу­ется особый класс «священнической аристократии».

В любом обществе действует тенденция к образованию «наследственных каст» правящего класса.

Но чем можно объяснить деградацию господствующе­го класса и появление на его месте нового? Основные причины потери господствующего положения любым классом состоят, с точки зрения Моска, либо в утрате качеств, благодаря которым он пришел к власти, либо в их неадекватности новой социальной среде.

Моска, вдохновленный работами Н. Макиавелли и И. Тэна, считал генеральной линией развития общества борьбу двух тенденций: стремления господствующего класса удержать и передать по наследству власть и стремления нового класса изменить соотношение сил. Чередование в обществе тенденций к стабилизации и обновлению создает некое ритмическое развертывание исторического процесса.

Прерывание «замкнутости» социальной системы вследствие контактов с другими народами, войн, новых религиозных и идейных движений или иных причин ведет к тому, что «наиболее активные, ловкие и сме­лые» выходцы из низов начинают пробиваться на верх­ние ступени социальной лестницы. «Молекулярное об­новление политического класса» сохраняется до тех пор, пока не наступит новый «период социальной стабиль­ности».

Моска отвергал идею об активном вмешательстве социолога, о необходимости оказывать влияние на ход человеческой истории во имя улучшения жизни челове­чества, это противоречило бы ранее изложенным его исследовательским принципам.

При таком вмешательст­ве пришлось бы руководствоваться индивидуальными «вкусами» и предпочтениями, что могло бы внести в действия исследователя субъективные моменты. Ведь ни один политик не остается беспристрастным арби­тром.

Кроме того, поиск путей улучшения жизни про­стых людей — дело необычайно трудное.

Не ясно, когда они менее несчастны: во время застоя, когда каждый от рождения остается на своей ступеньке социальной лест­ницы, или при обновлении и революции, когда жизнь усложняется, но каждый может добиваться, а кое-кто и достигать изменения своего положения на более вы­сокое.

Источник: https://megaobuchalka.ru/17/6535.html

Теории Элит Вильфредо Парето, Гаэтано Моски и Роборто Михельса

В современных условиях делается серьезная по­пытка кардинально изменить формирование политической элиты нашего общества на основе демократических прин­ципов: многопартийной политической системы, гласности, плюрализма мнений. Пока этот процесс только начался и идет весьма противоречиво.

И здесь уместно вспомнить предостережение выдающегося русского ученого И.А.Ильина, который в одной из своих работ писал, что любой государственный строй плох, если не создает усло­вия для выдвижения к управлению страной лучших лю­дей, любые выборы, любая демократия не имеют смысла, если в ходе их разрушаются государство и нация.

По его мнению, для России пока не созреют условия для демо­кратических выборов, более предпочтительна демократи­ческая диктатура.

Справедливость его утверждения, по мнению автора, заключается в том, что в обществе, где не сформирован средний класс, а есть только два слоя: несколько процентов сверх богатых людей, а остальные находятся за чертой, или у черты бедности, отсутствуют материальные предпосылки для формирования и сохране­ния высокой политической культуры.

Источник: https://studizba.com/files/show/doc/143876-6-elit.html

Билет №8 Гаэтано Моска о политической элите

Пальма первенства в формулировании современных теорий элиты принадлежит

Гаэтано Моске и Вильфреду Парето. Причем между этими авторами и их последователями шел и продолжается спор о приоритете. В.Парето стал знаменит, пользовался европейской известностью задолго до того, как стал известен Моска.

Но целостную концепцию правящего класса, его роли в социально-политическом процессе (в первых трудах Моски термин «элита» отсутствует, зато его широко использует Парето) впервые выдвинул именно Моска.

Позднее Моска обвинял Парето (не без некоторых оснований) в принижении его заслуг в разработке теории политической элиты, сетовал на то, что тот не сослался должным образом на его работы, которые знал и в значительной мере использовал. Во всяком случае, и Моска, и Парето высказали ряд сходных идей.

Они достаточно убедительно доказали, что наличие сильной правящей элиты во главе с авторитетным лидером — непременное условие динамичного развития общества. Концепция правящего класса как субъекта политического процесса была сформулирована Гаэтано Моско в книге «Основы политической науки», вышедшей в 1896 г.

и получившей широкую известность после второго переработанного и расширенного издания в 1923 г. Но особенно возросла популярность Моски после перевода его книги на английский язык под названием «Правящий класс».

Обратимся к этой книге — классике элитологии. Исходный пункт концепции Моски — деление общества на господствующее меньшинство и политически зависимое большинство (массу). Господство элит — закон общественной жизни.

Вот как формулирует Моска свое кредо по этому поводу: наличие правящих слоев становится очевидным даже при самом поверхностном взгляде. (Обратим внимание на эту мысль, которой обычно не придают значения и в которой, может быть, больше смысла, чем первоначально вкладывал в нее даже сам ее автор).

Моска фиксирует наше внимание на том, что очевидно уже на уровне обыденного сознания — наличие в обществе управляющих и управляемых, то есть обыденное сознание, которому чаще всего мало ясны причины деления общества на классы, не улавливает сущности социально-политических отношений. В любой общественной системе есть власть имущие и есть безвластные.

Во всех обществах, начиная с едва приближающихся к цивилизации и кончая современными передовыми и мощными обществами, всегда взаимодействуют два социальных класса — класс, который правит, и класс, которым правят.

Первый класс, всегда менее многочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть, в то время как другой, более многочисленный, управляется и контролируется первым. Причем таким способом, который обеспечивает функционирование политического организма. В реальной жизни мы все признаем существование такого класса.

Не случайно эту мысль приводит и комментирует большинство исследователей элитаризма как классическую формулировку основ теории элит. Но поскольку управление общественными делами всегда находится в руках меньшинства влиятельных людей, с которыми сознательно или бессознательно считается большинство, Моска ставит под сомнение сам термин демократия.

Демократию он считает камуфляжем все той же власти меньшинства. Ее он называет плутократической, признавая, что именно в опровержении демократической теории в основном заключается задача его теоретического поиска. Но ведь известно, что власть меньшинства над большинством в той или иной степени легитимизируется, т.е. осуществляется с согласия большинства.

Чем же объясняет этот феномен Моска? Прежде всего тем, что правящее меньшинство всегда является организованным меньшинством, … во всяком случае, по сравнению с неорганизованной массой.Суверенная власть организованного меньшинства над неорганизованным большинством неизбежна. Власть всякого меньшинства непреодолима для любого представителя большинства, который противостоит тотальности организованного меньшинства.

Однако есть и еще одно обстоятельство, легитимизирующее эту власть: это то, что представляющие ее индивиды отличаются от остальной массы такими качествами, которые обеспечивают им материальное, интеллектуальное и даже моральное превосходство.

Другими словами, представители правящего меньшинства неизменно обладают свойствами, реальными или кажущимися, которые глубоко почитаются в обществе, в котором они живут.

Главные среди них — образование, смелость, гибкость, сила убеждения, готовность использовать силовые методы по отношению к противнику.

Эти качества крайне важны для представителей правящих сил, ибо массы, по мнению Моски, в принципе апатичны и всегда склонны благоговеть перед силой. Только при сильном лидере массы успокаиваются, а элита становится неуязвимой.

Весьма убедителен тезис Моски и о необходимости для власть имущих материального и морального превосходства, а также военной доблести, которая, по его мнению, особую роль играла на ранних стадиях развития общества, а сейчас такой роли не играет, хотя и имеет немаловажное значение. В обществах, отличающихся высоким уровнем цивилизации, особую значимость приобретает интеллектуальное превосходство управленческого меньшинства и богатство. Доминирующей чертой правящего класса стало в большей степени богатство, нежели воинская доблесть; правящие скорее богаты, чем храбры.И далее: В обществе, достигшем определенной стадии зрелости, где личная власть сдерживается властью общественной, власть имущие, как правило, богаче, а быть богатым — значит быть могущественным. И действительно, когда борьба с бронированным кулаком запрещена, в то время как борьба фунтов и пенсов разрешается, лучшие посты неизменно достаются тем, кто лучше обеспечен денежными средствами. По мнению Моски, связь тут двусторонняя: богатство создает политическую власть точно так же, как политическая власть создает богатство. Здесь проявляется внешнее сходство позиций элитарис-тов с марксистской концепцией общественного устройства. Но это только видимость. Моска, в отличие от Маркса, утверждал, что фундаментом общественного развития служит не экономика, а политика, не базисные отношения, а надстроечные, политические. И вот почему. Правящий или политический класс концентрирует руководство политической жизнью в своих руках, объединяет индивидов, обладающих «политическим сознанием» и решающим влиянием на экономику, на экономическую элиту. С переходом от одной исторической эпохи к другой изменяется состав правящего класса, его структура, требования к его членам, но как таковой этот класс всегда существует, более того, он определяет исторический процесс. А раз так, то задача элитологии состоит в исследовании условий существования правящего политического класса, удержания им власти, механизмов взаимоотношений с массами.

Моска различает автократический и либеральный принципы правления организованного меньшинства в зависимости от характера политической ситуации и скептически оценивает концепции народного суверенитета и представительного правления.

На вопрос о том, какой тип политической организации является лучшим, Моска отвечает однозначно — тот, который дает элите возможность развиваться, подвергаться взаимному контролю и соблюдать принцип индивидуальной ответственности.

Власть элиты он ставит в зависимость от того, в какой степени качества ее членов соответствуют потребностям эпохи, из какой бы социальной страты они не рекрутировались.

Причем правящее меньшинство может рекрутироваться различными способами, но главным критерием отбора являются способности, профессионализм и качества, желательные для политического управления. Поэтому важнейшей задачей элитологии Моска считал анализ кадрового состава элит, принципов ее формирования, систем их организации. Мало того, даже изменения в структуре общества, полагал он, можно суммировать изменениями в составе элит.

С его точки зрения, правящее меньшинство всегда более или менее консолидировано и подвержено тенденции превратиться в закрытый класс. Все правящие классы стремятся стать наследственными, если не по закону, то фактически. В этой фразе … большая доля истины.

Причем относящаяся к элитам самых разных политических систем — от восточной деспотии до партийной номенклатуры «реального социализма». Впрочем, Моска справедливо отмечает историческую опасность этой тенденции для самой же элиты.

Но тут же обращает внимание на все более заметную в современных условиях тенденцию перехода от более закрытых правящих классов к менее закрытым, от наследственных привилегированных каст к более открытым системам, где, в частности, образование открывает путь к правительственным постам.

Г. Моска подмечает и анализирует две тенденции в развитии правящего слоя: аристократическую и демократическую. Первая тенденция ведет к окостенелости и отсутствию мобильности правящего класса, сужает каналы вхождения в элиту представителей других слоев общества, приводит элиту к вырождению. Вторая тенденция присуща, как правило, историческим периодам прогресса и динамичных социальных изменений, когда происходит пополнение правящего класса и его элиты наиболее подготовленными и способными представителями социальных низов. Развивающаяся таким образом элита наиболее продуктивна и подвижна. Завершая обзор взглядов Г.Моски, отметим, что для него главное в правлении элиты — идея, с помощью которой правящее меньшинство стремится оправдать свою власть, старается убедить большинство в легитимности этой власти.

Согласно Парето, индивиды неравны между собой в физическом, интеллектуальном, нравственном отношениях, поэтому социальное неравенство представляется ему совершенно естественным, очевидным и реальным фактом.

Люди, которые обладают наиболее высокими показателями в той или иной области деятельности, составляют ЭЛИТУ (правящий класс, господствующий класс высший слой, аристократию). В каждой сфере деятельности существует своя элита. Парето различает 2 вида элиты: правящую, т.е. принимающую участие в осуществлении политической власти и неправящую.

Социальная стратификация изображается в его теории в виде пирамиды, состоящей из двух слоев: ее вершину составляет немногочисленная элита («высший слой»), а остальную часть — основная масса населения («низший слой»). Элиты существуют во всех обществах, независимо от формы правления.

С одной стороны, он характеризует представителей элиты как наиболее способных и квалифицированных в определенном виде деятельности, как результат естественного отбора. В этом случае Парето имеет в виду общество с открытой классовой структурой и совершенной системой социальной мобильности.

В целом, у Парето доминирует такое представление о формировании элиты, но встречаются утверждения, что люди могут носить «ярлык» элиты, не обладая соответствующими качествами.

Характерные черты представителей правящей элиты: высокая степень самообладания, умение использовать для своих целей слабые места других людей, способность убеждать, опираясь на человеческие эмоции, способность применять силу, когда это необходимо.

Если элита неспособна применить одно из последних качеств (убеждение или силу), она сходит социология сцены и уступает место другой элите, способной убедить или применить силу. Отсюда тезис Парето: «История — это кладбище аристократий».

Как правило, между элитой и остальной массой населения постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низший слой, а наиболее способная часть последней пополняет состав элиты. Процесс обновления высшего слоя Парето называет циркуляцией элит.

Согласно теории Парето, политические революции происходят вследствие того, что замедляется циркуляция элиты. Сущность революции состоит в резкой и насильственной смене состава правящей элиты. В историческом развитии постоянно наблюдаются циклы подъема и упадка элит. Их чередование, смена — закон существования человеческого общества.

Но изменяются не только составы элит; сменяют друг друга, чередуются сами типы элит. Первый тип элиты, в котором преобладает «инстинкт комбинаций», управляет путем использования убеждения, подкупа, обмана, прямого одурачивания масс. Правящая элита больше заботится о настоящем и меньше — о будущем.

Интересы ближайшего будущего господствуют над интересами отдаленного будущего; интересы материальные — над идеальными; интересы индивида — над интересами семьи, нации. Такой тип элиты Парето называет лисами.

С течением времени «инстинкт комбинации» в правящем классе усиливается, в то время как в управляемом классе, напротив, усиливается «инстинкт настойчивости в сохранении агрегатов». Когда это расхождение становится достаточно значительным, происходит революция, и к власти приходит другой тип элиты, для которого характерны агрессивность, упорство, непримиримость, подозрительность к маневрированию и компромиссам. Этот тип элиты Парето называет львами. В сфере экономики этим двум типам соответствуют категории «спекулянтов» (лисам) и «рантье» (львам), каждая из которых выполняет в обществе полезную функцию. «Спекулянты» часто служат причиной изменений и экономического и социального прогресса, «рантье» составляют мощный фактор стабильности. Общество, в котором исключительно преобладают «рантье», остается неподвижным и склонно к застою и загниванию; общество, в котором доминируют «спекулянты», лишено стабильности и находится в состоянии неустойчивого равновесия, которое легко может быть разрушено изнутри или извне.

Источник: https://infopedia.su/3x61f2.html

Ссылка на основную публикацию