А. Введенский и его философия — религиозно-философское мировоззрение и библиография

Религиозно-философское мировоззрение В. было основано на принципах рус. духовно-академической традиции (прот. Ф. А. Голубинский, Кудрявцев-Платонов и др.) и ориентировано на синтез богословского и философского знания. Ученый полагал, что философия каждого народа представляет собой раскрытие его религ. представлений. В понимании религ. сущности философского познания он был близок к идеям Вл. С. Соловьёва и рус. религ. философов нач. XX в. (прот. Сергия Булгакова, свящ. Павла Флоренского и др.). По мнению свящ. П. Флоренского, для В. церковная наука — это «величественный идеал духовного опознания всей действительности», «цельное жизнепонимание, опирающееся на начала церковности» (Собр. соч. в 4 т. М., 1996. Т. 2. С. 190).

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

В одном из первых своих больших сочинений — «Сравнительная оценка догматических систем высокопреосвящ. митр. Макария и архим. (еп.) Сильвестра» (ЧОЛДП. 1886. Кн. 2-4) — В. выступил сторонником «генетического метода» в построении догматики, считая догматы, «во-первых, истинами живыми, идущими навстречу живым запросам естественной мысли, и, во-вторых, истинами умозрительными» (Глубоковский. С.

16). Магист. диссертация В. посвящена исследованию философских теорий XIX в. о происхождении религии: ученый рассмотрел решение проблемы в опытной (позитивизм), рациональной и христ. философии. В. критиковал теории о происхождении религии, изложенные в работах О. Конта, Дж. Милля, Г. Спенсера, И. Канта и его последователей, Э. Гартмана. Проанализировав работы этих философов, В.А. Введенский и его философия - Студенческий портал

пришел к выводу о том, что основными особенностями, характерными для разных направлений зап. философии XIX в., являются рационализм, отрицающий конкретное и иррациональное, и мистический пантеизм. Отвергая абстрактно-логический подход к проблеме происхождения религии, В. предлагал религиозно-метафизическую т. зр., основанную на живой вере в Бога («живой уверенности в Нем, Его бытии, свойствах и действиях»).

В 1891-1892 гг. В. находился в заграничной научной командировке, по результатам к-рой выпустил кн. «Современное состояние философии в Германии и Франции» (Серг. П., 1894). На основе впечатлений от лекций в Берлинском ун-те, Сорбонне и Коллеж де Франс В.

попытался систематически описать основные направления нем. и франц. философии, уделив достаточно внимания философии религии. В. считал, что западноевроп. философия кон. XIX в., раздробленная на множество школ, находится в кризисном, переходном состоянии. В качестве введения к книге В.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Гиповолемический шок - какие признаки говорят о развитии болезни и правила лечения

Оценим за полчаса!

поместил ранее опубликованную ст. «О задачах современной философии в связи с вопросом о возможности и направлении философии самобытно русской», в к-рой пытался определить особенности рус. философии, благодаря к-рым возможно преодоление кризиса зап. мысли. К таким чертам рус. философии В.

относил «мелиоризм» (улучшение и преобразование жизни), трансцендентальный монизм и соборность сознания.

В 1897-1898 гг. ученый вторично находился в заграничной командировке и занимался изучением религий Индии (индуизма и буддизма). В 1902 г. защитил докт. дис. «Религиозное сознание язычества» (М., 1902. Т. 1), в к-рой поставил себе цель «содействовать освобождению современного христианского сознания от обольщающих призраков язычества». По мнению В.

, критерием в оценке любых верований является «истина бытия Божия», в многообразные отношения с к-рой вступает религ. сознание. В. считал, что для языческого («естественного») сознания бытие Божие открывалось только частично, критиковал особенности и недостатки «ложной религиозной жизни», понимая ее как «мировую трагедию веры». Религ. историю Др.

Индии В. разделил на 3 периода, каждый из к-рых, по мнению В., завершается кризисом религ. сознания: мифологического (религия Вед), пантеистического (брахманизм) и атеистического (буддизм). По мнению В., индуизм представляет собой границу «естественного» религ. сознания; не способный найти путь к положительной религ.

истине, он неизбежно приходит в упадок.

С 1898 г. В. активно сотрудничал с газ. «Московские ведомости»

заведовал отделом «Критические заметки», написал большое число статей о рус. и зарубежных писателях (А. С. Пушкине, М. Ю. Лермонтове, Н. В. Гоголе, Ф. М. Достоевском, Л. Н. Толстом, А. П. Чехове, М. Горьком, Дж. Байроне, Э. Золя, Г. Ибсене и др.

) (часть статей напечатана под псевдонимом А. Басаргин); опубликовал статьи и рецензии в журналах «Богословский вестник», «Вера и разум», «Вопросы философии и психологии», «Душеполезное чтение» (являлся редактором данного журнала в 1902-1907) и др. Статьи В.

, посвященные событиям философской, культурной и общественной жизни, собраны в кн. «На современные темы» (М., 1900). В. критиковал совр. умственные течения, проникнутые скептицизмом, и противопоставлял им религ. творчество. Возражения В. вызывали нек-рые религиозно-философские идеи Вл. Соловьёва (кн. «Оправдание Добра»), Н. М.

Источник: http://www.pravenc.ru/text/149991.html

Введенский Александр Иванович

Подход А.И. Введенского к решению проблемы «чужой одушевлённости» содержал ряд ценных идей по вопросу формирования самосознания и развития рефлексии человека. Большой его заслугой было и то, что он сумел заинтересовать проблемой «чужого одушевления» своих коллег.

Эта тема получила дальнейшее развитие в творчестве Н.О. Лосского, И.И. Лапшина, П.А. Флоренского, М.М. Бахтина».

История отечественной психологии конца XIX – начала XX века: хрестоматия / Под ред. Е.С. Миньковой, М., «Флинта»; МПСИ, 2009 г., с. 39.

  • «В чём состоит вклад в русскую философию Введенского?
  • Если не всё, то по крайне мере существенное познается в сравнении.
  • До Введенского русская философия была представлена, с одной стороны, «школой Чернышевского», проповедовавшей материализм и социализм, а с другой — «школой Соловьёва», занятой «мистическим восполнением» духовного опыта Запада.

Русская мысль занималась чем угодно, но только не философией. Вернее, она объявляла философией всё то, что так или иначе входило в орбиту мышления.

Однако из сферы её компетенции (по странному ли недоразумению или просто по неведению?!) выпадала гносеология, вообще теория познания. Как справедливо заметил В.В.

Зеньковский, наши отечественные любомудры, исходя из пресловутого принципа онтологизма, объявляли познание отнюдь не первичным и определяющим началом в человеке, а лишь частью и функцией нашего действования в мире.

Поэтому весь упор их был направлен на уяснение «мистической интуиции», «металогического созерцания» и прочих подобных гносеологических фикций, заслонявших собой логико-теоретические аспекты человеческого мышления и знания.

Всё это и попытался изменить Введенский. Он первым из русских мыслителей сознал необходимость слияния философии и гносеологии. Соответственно философию он определял как «научно переработанное при помощи теории познания (или гносеологии) мировоззрение».

При таком подходе философствование превращалось в систему правильных умозаключений, обусловленных логическими законами мышления. Сами эти законы Введенский разделял на естественные и нормативные.

Естественные законы «действуют сами собой, независимо от нашего умысла и даже вопреки нашему желанию». Таковы, на его взгляд, законы тождества и исключённого третьего.

Напротив, нормативные законы выражают наше воление, их исполнение зависит от нас самих и при частом повторении они могут стать привычкой нашего ума. Примером нормативных законов служит государственное право.

В логике же это закон достаточного основания».

Замалеев А.Ф., Об одном уроке профессора А.И. Введенского, в Сб.: Александр Иванович Введенский и его философская эпоха, СПб, Изд-во СПбГУ, 2006 г., с. 4.

А.И. Введенский — последователь Иммануила Канта.

  • Улучшение человеческой породы по Н.К. Кольцову Н.К. Кольцов в статье «Улучшение человеческой породы» подводит «евгенические итоги» периода войн и революций, сотрясавших Европу на рубеже XIX и XX веков.  Он пишет, что война унесла миллионы людей, погибших на поле сражения, и десятки миллионов граждан, погибших от болезней, недоедания и, в особенности, — неродившихся младенцев. Однако, замечает автор, «ведь для эволюции человечества совсем неважно сокращение численности населения на несколько десятков миллионов. С евгенической точки зрения важ…
Читайте также:  Теория элит Гаэтано Моски - железный закон олигархических тенденций и учения философа

Источник: https://vikent.ru/author/403/

Александр Иванович Введенский. Публикации

А. Введенский и его философия - Студенческий портал

Александр Иванович Введенский (1856-1925), русский философ и психолог. Родился в Тамбове 19 (31) марта 1856. В 1881 окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Его учителями были философ М.Н.Владиславлев и историк К.Н.Бестужев-Рюмин. После магистерского экзамена был командирован на два года в Германию (1884-1886), где слушал лекции Куно Фишера в Гейдельберге. В 1888 защитил магистерскую диссертацию Опыт построения теории материи на принципах критической философии. С 1890 Введенский — профессор философии Петербургского университета, где читает курсы логики, психологии, истории философии. Введенский был одним из инициаторов создания при Петербургском университете Философского общества. 31 января 1898 на первом заседании Общества Введенский, в качестве его председателя, сделал доклад Судьбы философии в России. К его наиболее фундаментальным трудам относятся: Логика как часть теории познания (1909, всего четыре издания), Психология без всякой метафизики (1914, 3 издания).

В сочинении «О пределах и признаках одушевления» (1892) и «Психология без всякой метафизики» (1914) Введенский ставил вопрос о необходимости вывести учение о душе и о сущности психического за пределы психологии.

Всякая душевная жизнь, по Введенскому, подчинена закону отсутствия объективных признаков одушевления; признание чужой духовности диктуется человеку только его нравственным чувством. Последнее связано с нравственным долгом, постулирующим принцип свободы воли, бессмертие души, существование бога.

Полагая, что научная психология возможна лишь как описательная наука, Введенский считал её основным методом интроспекцию (самонаблюдение). В этой связи Александр Иванович скептически относился к возможностям экспериментальной психологии, получившей развитие в то время.

Его логическое учение связано с его гносеологией; функция логики, по Введенскому, — проверять истинность познания, а не открывать новое. В 20-х гг. активный участник философских диспутов, где выступал против материализма и марксизма.

Введенский был редактором многих переводов и изданий европейской философской литературы, автором статей в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона, его перу принадлежит целый ряд работ по гносеологии, метафизике и другим вопросам философии. Университетский курс Введенского «Логика как часть теории познания» был удостоен премии Петра Великого.

«Блестящий писатель, сочетавший дар литературного изложения с глубиной анализа, Александр Иванович был едва ли не лучшим в России популяризатором философских знаний. Сборник его статей»Философские очерки«может служить образцом ясности литературного письма и популярного изложения сложных философских вопросов» (Грузенберг С. О. Памяти профессора А. И.

Введенского // Вестник знания. 1925. N 7. С. 528).

Введенский был одним из инициаторов учреждения первого в России Философского общества при Петербургском университете и его бессменным председателем с 1899 по 1921 г.

Публикации

Источник: http://hpsy.ru/authors/x127.htm

А. Введенский и его философия

Введенский Александр Иванович ($1856 – 1925$) русский философ, психолог, последователь философии неокантианства.

После окончания историко-филологического факультета Петербургского университета в $1881$ году отправляется в командировку в Германию, практикуясь у К. Фишера.
По возвращению принимает пост зав кафедры философского факультета, где читает лекции по Канту, Аристотелю и Платону. Его учениками были будущие видные философы Жаков, Лапшин, Лосский.

Логицизм

Свою философскую концепцию обозначил как «логицизм». В этом учении Введенский развивал идеи философии Иммануила Канта, делая акцент на дуализме веры и знания, души и тела.

В своём труде «О пределах и признаках одушевления» $1892$ года он формулирует свой психофизический закон, высказываясь по поводу чужой душевной жизни, которая не имеет никаких объективных признаков, следовательно, она не познаваема.

В следующем труде «Психология без всякой метафизики», Введенский стремился подкрепить доводами формирование психологии, которая ограничивается только экспликацией душевных явлений.

  • Курсовая работа 480 руб.
  • Реферат 260 руб.
  • Контрольная работа 240 руб.

В труде «Логика как часть теории познания» от $1909$ года представил себя последовательным идеалистом в этой области.
Труд «Судьба веры в бога в борьбе с атеизмом» $1922$ года сконцентрировал свои критические убеждения касательно атеизма и материализма.

Замечание 1

Своё уникальное учение «логицизм» Введенский строит согласно принципам кантовского априоризма.

Он истолковывал априорность в качестве необходимости исходных в системе знания, «но заведомо годных для знания» суждений.

Введенский не оказался под влиянием какой-либо философской школы неокантианства, его идеи касательно задач критической философии были приближено к философии Г. Когена и В. Виндельбанда.

В учении «логицизма» Введенский противопоставлял априорному знанию такое знание, которое не обладало научной достоверностью – апостериорное и метафизическое.

Замечание 2

Логика занимает ведущие позиции в познавательном процессе, которая в отличие от психологии, занимающейся только описательной функцией, является механизмом проверки научности теории.

Хотя Введенский выступал против рационального понимания метафизики, вместе с тем он считал ее фундаментом нравственных взглядов, как незаменимый мировоззренческий компонент.

В $20$-е годы Введенский направил свою деятельность против пропаганды атеизма, считая, что никаких корней в России он иметь не может.

Его мнение основывалось на том понимании, что нравственные и эстетические чувства верующих делают религиозность постоянной характеристикой народа.

Основной закон сознания

В ходе формирования своей философской концепции Введенский идёт от Канта к учению Декарта, и вновь от Декарта к Канту. В этом процессе он приходит к созданию «основного закона сознания», заключающийся в неотделимости «я» от «не-я»:

«я без не-я пусто, так что существует оно только в момент противопоставления друг другу».

То есть, поясняет Введенский:

«знание о своем я или сознание состоит именно в признании или понимании чего-либо (ощущений) своим не-я… это есть закон, которому подчинено сознание».

Введенский «открывает широкий простор вере», только чтобы она не стала выдавать себя за знание. При данном условии этичность и религиозность получают у него обширную свободу.

Вся философская система Введенского складывается из априорного знания «аподиктического» и «проблематического» материала (исходя из позиций критицизма), которые полагаются непреложной истиной.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/russkaya_filosofiya_19_veka_osobennosti_razvitiya_filosofskih_idey_v_rossii_v_pervoy_polovine_19_veka/a_vvedenskiy_i_ego_filosofiya/

Введенский александр иванович (философ)

Русский философ, логик, религиовед, представитель неокантианства, психолог, профессор; первый председатель Русского философского общества.

Происхождение и образование.

Родился в семье коллежского секретаря Ивана Григорьевича Введенского и его жены Веры Петровны. В 1876 г. с золотой медалью окончил гимназию в Тамбове.

Затем учился на математических факультетах университетов Москвы и Петербурга, окончил историко-филологический факультет Петербургского университета, где был учеником М.И.

 Владиславлева (1840-1890), под руководством которого он прошел специализацию по философии.

Принимал участие в студенческих волнениях, за что в 1879 г. полгода провел в заключении в Петропавловской крепости. Только заступничество профессоров К.Н Бестужева-Рюмина (читал в петербургском университете историю) и вышеупомянутого М.И. Владиславлева спасло юношу от высылки из столицы.

В 1881 г. Введенский окончил университета и был оставлен там для приготовления к профессорскому званию. В 1881 г. он также женился на Марии Ильиничне (урожденной Груздевой). Дети: дочери Ольга 1882 г. и Зинаида 1888 г. Всю жизнь с семьей он прожил в Петербурге.

В 1885 г. после магистерского экзамена на два года был командирован заграницу, в Германию, где в Гейдельберге слушал лекции Куно Фишера. Магистерскую диссертацию «Опыт построения теории материи на принципах критической философии» Введенский защитил в 1888 г.

Университетская карьера.

С 1887 г. приват-доцент Петербургского университета, с 1890 г. профессор философии (сменил на этом посту своего скончавшегося учителя Владиславлева).

Введенский читал лекции по логике, философской мысли Античности, по истории философии в Новое время, а также по психологии. Преподавал он не только в университете, но и на Высших женских курсах и в Военно-юридической академии.

Среди его слушателей были Н.О. Лосский, С.И. Поварнин, И.И Лапшин и другие.

Один из организаторов в 1898 г. Санкт-Петербургского философского общества и являлся его бессменным председателем до закрытия общества советской властью в 1921 г. Общество издавало журнал «Вопросы философии и психологии», а также труды отечественных и зарубежных авторов.

Введенский был автором гимназического учебника логики, удостоенного в 1910 г. «полной большой премии Императора Петра Великого». После своего печального студенческого опыта Введенский, в отличие от многих ученых того времени, принципиально дистанцировался от проблем общественно-политической жизни.

Вклад в философию.

Введенский наиболее последовательно в русской философской традиции развивал идеи неокантианства.

Свою позицию определял как русский вариант критической философии, основная тема которой выявление собственных задач и методологический анализ возможностей построения когнитивных систем. Атеизм трактовал как особый вид веры, а не знания.

С протестом против придания атеизму привилегированной позиции (в свете работы Ленина «О значении воинствующего материализма») выступал в Петроградском философском обществе в 1922 г.

Введенский был редактором многих переводов и изданий европейской философской литературы, автором статей в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона, его перу принадлежит целый ряд работ по гносеологии, метафизике и другим вопросам философии.

Основные сочинения:

О Канте действительном и воображаемом. Комментарий к «Критике Чистого Разума» // Вопросы философии и психологии. М., 1894. Год. V, кн. 5 (25).

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/vviedienskii_alieksandr_ivanovich

Алексей Иванович Введенский

Введенский разделяет теоретическое кредо этой школы, что философия в решении вопросов живого христианского мировоззрения должна разъяснять их по законам разума, на основе его добровольного и свободного подчинения вере, между которой и современным научно-философским мышлением для него нет никаких принципиальных противоречий.

Он сочувственно относится к философии В.Д. Кудрявцева-Платонова, которую, по его оценке, всякий признает соответствующей как началам Откровения, так и требованиям человеческого разума. Соответственно возможность создания самобытной русской философии А.И. Введенский видит на путях мелиоризма, трансцендентального монизма и соборности сознания.

В то же время, обращая внимание с позиций историзма на то, что человеческая мысль в своем движении к истине никогда не останавливается, всегда ищет и будет искать новых дорог, Введенский стремится в своей системе теистического миропонимания к синтезу Св.

Писания и Предания с новейшими в то время направлениями западноевропейской философии, а именно с философией жизни.

Более того, выступая за создание и в православии догматики нового типа, догматики философской, он считает, что именно «философии воли» православное богословие «вполне спокойно могло бы подать дружескую руку или, точнее, : могло бы принять дружескую руку помощи».

Считая разум способным лишь привести к истине, но не дать ее человеку, А.И. Введенский главным предметом своего внимания делает проблемы философии религии.

В ней Введенский обосновывает веру как познание и свободно-сознательное признание Бога со стороны человека, имеющих своим основанием естественное Божественное самооткровение, в понятие которого он включает как онтологическое отношение Бога к миру, так и акт предваряющей благодати.

В понимании сущности язычества и построении философской истории естественных религий взгляды А.И. Введенского имеют прамонотеистический характер.

Введенский, по оценке современников «философ-христианин», оставил после себя очень большое и значительное литературное наследие. Среди важнейших его трудов можно назвать следующие сочинения: «Вера в Бога, ее происхождение и основание.

Положительное решение вопроса в связи с историко-критическим изучением его в текущем столетии» (1891), «Очерк современной французской философии» (1894), «Закон причинности и реальность внешнего мира» (1901), «Религиозное сознание язычества.

Источник: https://studizba.com/files/show/doc/175851-1-13754-1.html

Введенский, Александр Иванович (философ) — это… Что такое Введенский, Александр Иванович (философ)?

Этапы биографии

В 1876 году А. И.

Введенский окончил тамбовскую гимназию и поступил на физико-математический факультет Московского университета, откуда в 1877 году[1] перешёл в Санкт-Петербургский университет; сначала учился на математическом, а через год перешёл на историко-филологический факультет. Здесь он учился у таких преподавателей как М. И. Владиславлев (философия) и К. Н. Бестужев-Рюмин (история).

В 1888 году Введенский защитил диссертацию на степень магистра философии на тему «Опыт построения теории материи на принципах критической философии» В 1890 году он возглавил кафедру философии в Санкт-Петербургском университете и был профессором Петербургского университета до конца жизни. Среди его учеников были И.И. Лапшин, Н.О. Лосский, Л.П.Карсавин, С.Аскольдов, Б. Яковенко, П. Струве, Г. Гурвич, М. Бахтин, С.Л. Франк, В. М. Каринский и многие другие.

А. И. Введенский состоял также профессором ряда других учебных заведений: военно-юридической академии, историко-филологического института (с 1890 года)[2], женского педагогического института и высших женских курсов Раева. Введенский долго читал философию и на Бестужевских высших курсах.

С 1899 года Введенский был председателем Санкт-Петербургского философского общества, которое при его содействии было образовано в 1897 году и просуществовало до 1917 года.

Читайте также:  Возникновение первых географических обществ - история и создание первых заведений

Научная деятельность

В своих сочинениях «О пределах и признаках одушевления» (1892) и «Психология без всякой метафизики» (1914) Введенский ставил вопрос о выведении за пределы психологии учения о душе и о сущности психического.

По Введенскому, всякая душевная жизнь подчинена закону отсутствия объективных признаков одушевления; признание чужой духовности диктуется человеку только его нравственным чувством. Нравственное чувство, в свою очередь, связано с нравственным долгом, постулирующим принцип свободы воли, бессмертие души, существование Бога.

Введенский скептически относился к возможностям экспериментальной психологии, полагая, что научная психология возможна лишь как описательная наука.

Логическое учение Введенского связано с его гносеологией. По Введенскому функция логики состоит в проверке истинности познания, а не в отыскании нового.

В 1920-х годах Введенский, активно участвуя в философских спорах, выступал против материализма и марксизма.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/145903

Читать

Настоящее издание имеет целью ознакомить читателей с философскими идеями 20-х гг.

, с теми дискуссиями по мировоззренческим вопросам, которые проходили в те годы и привлекали внимание думающей общественности не только в нашей стране, но и во всем мире.

Русская философская мысль, независимо от того, где находились ее представители — на родной земле или за рубежом, — являлась одним из центров интеллектуальной жизни.

Предлагаемые тексты демонстрируют прежде всего многосторонний охват проблем философии и по большей части глубокое, фундаментальное их раскрытие, которое, надо признать, нередко может поразить современных читателей своей оригинальностью.

Мы не будем излагать содержание и комментировать помещаемые здесь тексты — их нужно самостоятельно продумать, понять, прочувствовать.

Все они необычайно индивидуальны и рассчитаны на диалог со свободно мыслящим человеком, который найдет тут размышления о новой социальной действительности, о революции и общественном прогрессе, о смысле жизни, о нравственности, религии, о законах и структуре мира, о свободе и необходимости, об истине и заблуждении, о системном методе и герменевтике, о бессознательном и сознании, о психике человека, евгенике, генетике, о теории относительности и многих, многих других проблемах, волновавших людей в 20-х гг. и ныне порой обретающих еще большую актуальность. Вокруг этих проблем разгорались страстные споры, втягивавшие в свою орбиту множество участников.

Философия больше, чем какая-либо другая область знания, нуждается в дискуссиях. Где нет свободы дискуссий, там нет и подлинной философии. Двадцатые годы — яркий тому пример.

Обстановка первых послеоктябрьских лет, не скованная еще цепями административно-бюрократического произвола, стимулировала появление многих оригинальных философских идей, призванных «очеловечить» общество и самого человека.

Не задаваясь целью проследить в данной вступительной статье все дискуссии того времени, остановимся на нескольких из них, причем затронем лишь главные их аспекты, основные позиции участвовавших в обсуждении сторон. Это поможет читателю, как мы надеемся, лучше, а главное — самостоятельно разобраться также в других вопросах.

Итак, рассмотрим некоторые из главных философских дискуссий, в ходе которых сталкивались различные взгляды, своеобразные точки зрения.

Одна из них, зародившаяся еще в прошлом, — о природе и специфике философского знания, об отношении философии к науке, искусству, идеологии.

Является ли философия наукой или же относится к другим формам общественного сознания? Чего в ней больше: личностного видения мира и человека или же безличностной констатации действительности?

Мы вправе говорить об общечеловеческом характере философского знания, причем не только в далеком прошлом, но и в XX в. Предмет философских концепций нашего столетия, в том числе и разнообразных систем 20-х гг., один и тот же в своей основе. Между ними имеется определенная предметная преемственность.

Однако многоаспектный и разноуровневый характер предмета философии создает предпосылку и для разнообразия философских концепций.

Каждой из них присущ свой, специфический предмет, несводимый к тому, который выявлен лишь в итоге многовекового развития философии, свое специфическое понимание характера последней, перспектив ее развития, особенностей ее языка, связей с другими науками и т. д.

Такое противоречивое сочетание общечеловеческого и партикулярного мы находим в многообразных концепциях философов 20-х гг. Весьма любопытной и своеобразной является, например, трактовка философии П. С.

Юшкевичем, который активно выступал против сциентизации философского знания, ведущей к растворению философии в общих выводах «положительных наук». Он считал, что научные понятия («сила», «энергия» и т. п.) определенны и однозначны.

Относя к ним и понятие «материя», Юшкевич видел в них только логический смысл, чисто познавательный феномен с раз и навсегда установленным значением с резко очерченными контурами. Не то — философские понятия. «Они какие-то мерцающие, точно звезды, то сжимающие свой пучок света, то снова разжимающие его.

Они полны намеков и обетований: «сущее», «бытие», «становление», — это не сухие отвлеченные термины логики, это — сложные символы, под которыми, помимо их прямого смысла, скрывается еще особенное богатое содержание.

И если научное понятие можно сравнить с деловой бумагой, то философское похоже на поэтическое произведение с его метафорами и уподоблениями»[1]. Коренные философские понятия суть всегда понятия-образы, понятия-эмоции. Они двучленны, биполярны, и достаточно отсечь их образно-эмоциональную сторону, чтобы в них перестал течь философский ток и чтобы они превратились в немерцающие термины науки.

Философию от науки отличает не предмет исследования: наука также способна восходить в своих обобщениях до мира в целом. Главное в том, что философия не есть вовсе чистое познание, она подходит к миру совсем иначе, чем наука.

Ее корни заложены не в уме, а в душевной жизни, в переживаниях, часто в глубине бессознательного. В философии интимное «я» оказывается лицом к лицу со Вселенной.

Человек спрашивает: какое место занимаю в этом мире «я», не я — купец, воин или другой какой-нибудь занумерованный и заэтикетированный член общества, а «я» во всей совокупности своих сокровенных помыслов и желаний, «я», говорящий как равный с равным во Вселенной? В философском миросозерцании происходит приобщение личности, разбившей оковы социального автоматизма, к мировому целому. Философия есть исповедь интимного «я», принявшая форму повествования о мировом «Всём».

Отмеченная специфика философского знания обусловливает многообразие философских построений и постановку вопроса об их общезначимости. «Стремиться к единой, имеющей принудительность объективного знания, метафизической доктрине, — говорит далее П. С. Юшкевич, — значит проглядывать особенности структуры философии, совсем не сходной с строением науки.

В философии следует отличать ядро ее, философскую интуицию, питающуюся у источника нашего интимного «я», и ее оболочку, философскую надстройку познавательного типа, призванную выявить и оправдать эту интуицию.

Наукообразность этой надстройки создает иллюзию о научном характере вообще философии… Объединение философии следовало бы поэтому начинать не с верхушек, а с корней, т. е.

надо было бы свести различные интуиции друг к другу, а затем к одной основной, универсальной интуиции… Но рассчитывать на такое слияние интуиции значит представлять себе чересчур упрощенно наш внутренний мир. Это по существу все равно, что думать, будто наступит такая пора, когда у всех людей станет одинаковый темперамент…»[2]

Акцентирование внимания на личностной эмоциональной стороне философского творчества (а эта сторона действительно присуща философии) имело своим следствием, как видим, перевод Юшкевичем познавательно-логического аспекта философии в разряд надстроечных конструкций. Философия в значительной части своего содержания переставала быть общезначимым знанием.

Несколько иной подход демонстрировала концепция, выдвинутая еще до революции и разрабатываемая в 20—30-е гг. В. И. Вернадским. Он принимал взгляд на философию как на размышляющее знание, связанное с переживаниями мира личностью, с пониманием смысла явлений.

«В философском творчестве, — отмечал он, — всегда выступает вперед углубление человека в самого себя, всегда идет перенос индивидуальных настроений наружу, выражение их в форме мысли.

При необычайном разнообразии индивидуальностей и бесконечности окружающего мира каждое такое самоуглубление неизбежно дает известные новые оттенки, развивает и углубляет различным образом разные стороны бесконечного. Во всякой философской системе безусловно отражается настроение души ее создателя.

Философские системы как бы соответствуют идеализированным типам человеческих индивидуальностей, выраженным в формах мышления. Особенно резко и глубоко сказывается такое их значение в даваемой ими конкретной жизненной программе, в текущем их мировоззрении.

Пессимистические, оптимистические, скептические, безразличные и т. п. системы одновременно развиваются в человеческой мысли и являются результатом одного и того же стремления понять бесконечное»[3].

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=556050&p=96

Духовно-академическая философия

ДУХОВНО-АКАДЕМИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ — совокупность философских курсов и связанной с ними литературы, изучаемых в духовных академиях Русской православной церкви. Первая в России попытка организации систематического философского образования была предпринята в конце XVII в.

братьями Лихудами в основанной ими Славяно-греко-латинской академии, но их замыслы были реализованы лишь частично. С этой же академией связана деятельность П. Роговского, ставшего первым русским доктором философии. Однако в XVIII в. преподавание философии в основном сводилось к трансляции идей схоластики и западноевропейского рационализма.

Своеобразный прорыв в изучении философии в духовных учебных заведениях происходит после принятия Устава духовных академий в 1814 г. (первый его вариант, по которому работала Санкт-Петербургская духовная академия — СПДА, был разработан в 1809 г.).

В этом документе отмечается, что философские науки могут быть преподаваемы «в двух разных отношениях»: во-первых, знакомство с философской терминологией — это начальная степень изучения и она «принадлежит семинарии»; во-вторых, изложение «о каждом предмете мнений славнейших философов», а также необходимо сравнение этих мыслей между собой и приведение их «к общему ка- кому-либо началу»; более того, преподаватель должен «дать воспитанникам понятие об истинном духе философии, приучить их самих к философским исследованиям и ознакомить их с лучшими методами таковых изысканий». Эта задача может решаться только духовными академиями. В Уставе оговаривалось, что профессор «в толпе разнообразных мнений» должен держаться «ис-тин евангельских», ибо «истина одна, а за-блуждения бесчисленны». Философские дисциплины сводились к курсам — введение в философию, история философии и отчасти логики. Устав стимулировал не только преподавательскую активность по созданию учебных курсов, но и самостоятельную разработку философских проблем. В 30-40-х гг. XIX в. появляются лекции Ф. Голубинского, «Введение в науку философию» Ф. Сидон- ского, «Введение в философию» В. Карпова, «История философии» архимандрита Гавриила (Воскресенского). Названные выше мыслители не только сами окончили духовные академии, но и своей деятельностью способствовали «созданию твердого фундамента» для изучения философии в этих учебных заведениях.

В 1869 г., отражая потребности быстро меняющегося общества, утверждается новый Устав духовных учебных заведений. Он, в частности, предусматривал расширение объема преподавания философских дисциплин. В духовных академиях вводятся новые предметы — метафизика и педагогика.

Следует подчеркнуть, что педагогика в то время была неотделима от философской проблематики. Она рассматривалась как часть «христианского воспитания» и была отнесена к кафедре нравственного богословия. Во всех духовных академиях создаются кафедры метафизики.

В ходе изучения последней студенты должны быть ознакомлены с обоснованием убеждения «в существовании независимо от мысли бьггия; о возможностях метафизического познания и возражениях против него, об общих основаниях для признания существования Верховной причины всякого бытия, субъекта психического жизни и мира» (Христианское чтение. 1871. № 2. С. 247).

Состояние изучения философии в духовных академиях во второй половине XIX в. не могло сравниться с положением этой науки в университетах, в которых после «ревизии» П.А.

Ширинского-Шахматова (министр народного просвещения) объем ее преподавания был значительно сокращен, ограничиваясь логикой и психологией. Поэтому не случайно наиболее интересные профессиональные философы этого периода преподают в духовных академиях.

Назовем только некоторых из них: А. Введенский, В. Кудрявцев-Платонов, М. Каринский, П. Линицкий, М. Остроумов, П. Юркевич и др.

Развитие Д.-а.ф. шло в тесном взаимодействии со славянофильским учением и «философией всеединства» В. Соловьева, а также западноевропейской философской традицией. Однако это направление мысли не было эпигонством, его создатели предприняли творческий синтез различных философских школ с целью выработки органического христианского мировоззрения.

Особенно ярко оригинальность философских взглядов представителей Д.-а.ф. обнаруживается в начале XX в. Достаточно Тратиться к идеям В. Несмелова, М. Таре- ева, П. Флоренского, чтобы убедиться в правомерности этого тезиса.

После разгрома духовных учебных заведений, предпринятых советской властью, традиции Д.-а.ф. сохранялись в Париже в основанном в 1924 г. Православном богословском институте. В его стенах преподавали С. Булгаков, В. Зеньковский, Г. Федотов и др.

На Архиерейском соборе Русской православной церкви, состоявшемся в 1997 г., одобрена концепция реформирования духовного образования. Она предусматривает включение всего лучшего, что было присуще дореволюционным духовным школам, в частности уже в семинарии вводится изучение истории философии и введение в философию.

Источник: http://ponjatija.ru/node/141

Ссылка на основную публикацию