Чарльз Пирс как основоположник прагматизма — биография и учения философа

«Истина есть мнение, с которым суждено  в конце концов
согласиться всем, кто исследует… »

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Ч.С. Пирс

Американский химик (по образованию); философ, логик. Основоположник философии прагматизма (прагматицизма), название которого происходит от греческого слова «прагма» — дело, действие. Один из первых разработчиков семиотики – науки о знаках. В логике ввёл  — независимо от Готлоба Фреге — понятие квантора.Чарльз Пирс как основоположник прагматизма - Студенческий портал

Чарлз Сандерс Пирс отличался туманным изложением своих идей, как в письменной, так и в устной форме, что было одной из многочисленных причин его конфликтов с университетским начальством.

«В сфере онтологии выделил три фундаментальные структурные категории бытия: первичность (качества, вневременные и вечные объекты, мир идей), вторичность (индивидуальное существование, факт, сфера «здесь и теперь»), третичность (опосредование, связь первичного и вторичного), сфера законов и категорий.

Отрицая объективность истины, отождествлял истинность с практической полезностью. Трансформировал дискуссии о знании в проблематику веры — готовности к действию тем или иным образом. Акцент процесса миропостижения таким образом перемещался от модели «незнание — знание» к схеме «сомнение — коллективная либо социальная вера».

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Класс земноводные, или амфибии: общая характеристика и происхождение

Оценим за полчаса!

Реконструируя те пути и процедуры, которые ведут от сомнения к вере, вычленял 4 метода фиксации верований как таковых: а) слепой приверженности, б) авторитета, в) априорный, г) научный.

Человеческое мышление полагал состоящим из знаков, сам человек может быть интерпретирован как знак, поскольку мышление невозможно вне знаков. Знаки представляют (репрезентируют) объект в каком-то его качестве.

Ситуация коммуникации поэтому выглядит так: знак (первый компонент) как функция некоего объекта (второго компонента), являющийся в определённом отношении к толкователю-интерпретатору (третий компонент). Пирс подразделил знаки на: иконические образы (например, рисунок), индексы (сигнал), символы (книга)».

В 1878 году Чарлз Сандерс Пирс опубликовал статью:  Как сделать наши идеи ясными? / How to Make Our Ideas Clear, где высказал максиму прагматизма: «Следует рассмотреть все диктуемые некоторым понятием следствия, которые будет иметь предмет этого понятия. Причём те, что согласно этому же понятию способны иметь практический смысл. Понятие об этих следствиях и будет составлять полное понятие о предмете». Здесь же он отстаивал положение о том, что в мире нет неких врождённых идей и вечных истин. Истина, по Ч.С. Пирсу, всегда относительна. Она может быть истиной только на данной стадии познания при условии ясности, отчётливости, неопровержимости явления. Истинно всё то, что помогает человеку решать свою проблему и достигать успеха…

Изучая природу силлогизма, Ч.С. Пирс пришёл к заключению, что существуют три вида логических выводов различной природы — абдукция, индукция и дедукция.  «Идея «вывода к наилучшему объяснению» довольно стара. Ч.С.

Пирс (1839-1914) назвал её методом гипотез или абдукцией. Идея заключается в том, что встречаясь с некоторым явлением, вы находите такое объяснение (возможно обладающее некоторым начальным правдоподобием), которое делает осмысленным то, что иначе необъяснимо.

В этом случае вы должны прийти к заключению, что объяснение по всей видимости правильно. В начале своей научной деятельности Пирс думал, что существует три фундаментальных типа научного вывода; дедукция, индукция и гипотеза.

Чем старше он становился, тем более скептически он относился к третьему типу и под конец жизни не придавал «выводу к наилучшему объяснению» никакого значения».

Ян Хакинг, Представление и вмешательство. Введение в философию естественных наук, М., «Логос», 1998 г., с. 66.

«Согласно прагматической концепции, высказывание истинно, если оно работает, является полезным, приносит успех. Это понимание истины, предложенное Чарлзом Пирсом в конце XIX века, позднее разрабатывалась У. Джеймсом, Дж. Дьюи и др. […]

Пирс не сводил, таким образом, истину напрямую к полезности, а, скорее, выдвигал методологическое требование рассматривать истину как совершаемое. Критерием истины является соответствие опыту, но опыту, открытому в будущее и учитывающему практические следствия и возможные приложения идей.

Это понимание естественным образом вытекало из представления Пирса, что философия должна быть не абстрактным размышлением о первых началах бытия и познания, а общим методом решения тех проблем, которые встают перед людьми в различных жизненных («проблематических») ситуациях, в процессе практической деятельности, протекающей в непрерывно меняющемся мире.

Идеи, понятия и теории — лишь инструменты, орудия или планы действия. Их значение сводится к возможным практическим последствиям».

Ивин А.А., Противоречие смерти подобно… Философский очерк о логическом противоречии, М., «проспект», 2017 г., с. 108-109.

«Насколько я знаю, — писал Чарльз Пирс, — я пионер […] в деле расчистки и открытия того, что я называю семиотикой, т.е. учения о существенной природе и об основных разновидностях знаковых процессов».

Цитируется по: Басин Е.Я., Искусство и логика: системный подход (Ч. Пирс, А. Уайтхед), в Сб.: Системные исследования культуры, Выпуск 3 / Отв. ред. Г.М. Юсупова, М., «Государственный институт искусствознания», 2013 г., с. 33.

«Пирс был неуживчивым гением. Благодаря своему отцу, в то время одному из немногих выдающихся математиков Америки, он получил работу в Гарвардской Обсерватории и в службе прибрежной и геодезической съемке.

Во времена, когда философы становились профессорами, Джеймс нашёл ему работу в Университете Джонса Хопкинса.

Там он наделал много шума своим непристойным поведением на глазах у публики (например, он мог прямо на улице запустить кирпичом в свою любовницу), так что президент университета распустил весь философский факультет, потом создал новый и принял обратно на работу всех, кроме Пирса».

Ян Хакинг, Представление и вмешательство. Введение в философию естественных наук, М., «Логос», 1998 г., с. 72. Учёный умер в нищете.

Идеи Чарлза Пирса оказали влияние на: Уильяма Джеймса (который сделал многое для популяризации идей прагматизма), Джона Дьюи, Карла Поппера, Бертрана Рассела и многих других.

Чарлзу Пирсу не понравилась популяризация идей прагматизма У. Джеймсом, так что он придумал новое название для своих идей — прагматицизм. Он говорил, что последнее название  достаточно безобразное, чтобы его никто не мог присвоить…

Источник: https://vikent.ru/author/1708/

Американский прагматизм: забвение или возрождение

12 марта 2008 г. на факультете философии ГУ-ВШЭ состоялась лекция профессора Николаса Джорджа Фоушина, посвященная американскому прагматизму. Профессор Фоушин исследует вопросы этики войны и терроризма в университете Эмори в Атланте.

Он известен книгами «Война и этика: новая теория справедливости войн»1 и «Терроризм: нарушение мирового порядка» 2. В ГУ-ВШЭ профессор прочитал две лекции. Первая лекция, посвященная толератности, состоялась 11 марта.

На второй лекции профессор рассказал о том, как в США сформировалось философское направление, получившее название «прагматизм», и о том, какое влияние оно оказало на последующее развитие философии.

Николас Фоушин начал свое выступление с обращения к истории. Первая научная революция привела к появлению философской концепции рационализма. Рационалисты обосновывали исключительное значение разума как источника и средства познания. Они стремились найти и сформулировать универсальные правила, которые позволяли бы человеку всегда и везде постигать истину.

Американские мыслители XIX века принялись критиковать рационализм, указывая на то, что философы-рационалисты в своих трудах пришли к разным выводам, которые никак не согласовывались с их идеей универсальности принципов мироздания.

Поскольку концепция рационализма явно была полна недостатков, американские философы решили начать все с начала — т.е. с вопроса методологии познания истины.

Новаторы захотели приблизить философию к практике и конкретной жизнедеятельности людей.

Наука в то время переживала вторую революцию. Дарвиновская теория перевернула многое в умах ученых XIX века. Мир менялся с невиданной до того скоростью. Появились новые концепции в геометрии и физики, как самостоятельная наука возникла психология.

Философы хотели идти в ногу с прогрессом и стали разрабатывать новую логику, отличную от аристотелевской. Одним из тех, кто оказал значительное влияние на формирование новой логики, был основоположник прагматизма Чарльз Сандерс Пирс. Он занимался логикой отношений.

Согласно Пирсу, значение идеи состоит в ее практических последствиях. Его важным вкладом стало предложение определять объект путем эксперимента, сравнивая его свойства со свойствами других объектов.

Также Пирс занимался поиском нового языка философии и стал одним из основателей семиотики.

Последователь Пирса Уильям Джеймс развил идеи прагматизма и сформулировал метод разрешения философских споров путем сравнения «практических последствий», вытекающих из той или иной теории.

Согласно Джеймсу, истина является тем, во что верит каждый конкретный человек, и то, что позволяет ему чувствовать себя лучше в психологическом отношении. Иными словами, истина субъективна. Если человек верит, что существует 12 богов, и соответственно выстраивает свою жизнь, значит это истинно.

Его теория, к сожалению, не была удобна в практическом применении, так как позволяла доказывать слишком много противоречивых фактов.

Третий виднейший представитель прагматизма — Джон Дьюи. Он считал, что истина определяется, прежде всего, как практическая эффективность, полезность. Цель философии по Дьюи — помочь человеку в потоке опыта двигаться по направлению к поставленной цели и достигать её.

Читайте также:  Мишель Де Монтень - гуманизм эпохи Возрождения и возвращение к античности

Человеку необходимо экспериментировать и таким образом находить оптимальный инструмент разрешения индивидуальных и социальных проблем. Слабой стороной теории Дьюи является то, что опыт может привести человека к неправильным выводам. Опыт не универсален по своей сути.

Вторую часть доклада профессор Фоушин посвятил влиянию прагматизма на другие философские течения. Уильям Джеймс умер в 1910 году, Чарльз Пирс — в 1914, и влияние прагматизма в американской философии постепенно стало ослабевать.

С иммиграцией ряда европейских философов получили распространение другие философские течения.

Однако, утрачивая позиции ведущего философского направления, прагматизм продолжал оказывать влияние на решение многих методологических и логических проблем.

В конце 1920-х годов в Австрии несколько ученых объединились в так называемый Венский кружок. Они выступали за операциональный подход к определению. Например, интеллект человека они определяли через показатель IQ. С деятельностью Венского кружка связывают зарождение философского позитивизма.

Методология позитивизма основывалась на наблюдениях. Согласно позитивистам, фундаментом знания должен быть проверенный опыт. Они полагали, что утверждение может быть не только правильным или неправильным, но и бессмысленным.

Утверждение, что Бог существует, бессмысленно, поскольку мы не можем проверить его истинности. В 1930-е многие сторонники идей логического позитивизма эмигрировали в США. Среди них были такие философы, как Рейхенбах, Фейгль и Витгенштейн.

И позитивизм начал вытеснять прагматизм — эмигрировавшие философы активно публиковались и привлекали к своей деятельности студентов.

Другим течением, составившим конкуренцию прагматизму, была Оксфордская школа философии, или философия лингвистического анализа. Известными представителями лингвистической философии являются Г. Райл, Дж. Остин и Дж. Уисдом. Это направление получило распространение в 1950-е годы. Тогда же (в 1952 г.) умер последний представитель философии прагматизма — Джон Дьюи.

В заключение профессор Николас Фоушин отметил, что философия прагматизма не канула в Лету.

В 1970-е годы критики логики позитивизма разработали теорию относительного равновесия, который базировался на идеях, схожих с идеями прагматизма.

В 1980-е годы философ Ричард Рорти связал основные идеи прагматизма с идеями аналитической философии и постмодернизма. Таким образом, американский прагматизм, видоизменяясь, дожил до наших дней.

Дмитрий Сигиневич, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Источник: https://www.hse.ru/news/science/3277256.html

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Слово «прагматизм» происходит от греческого «прагма» — дело, действие. Под прагматизмом в обыденном сознании людей, далеких от философии имеется в виду житейская практичность.

Но прагматизм в философии — это философская школа, процветающая в начале 20 века в США и рассматривающая значение понятий, суждений в терминах практических последствий основанного на них действия, успешность которого составляет для прагматизма единственный критерий истинности.

Нередко, говоря о прагматизме, усматривают его наиболее характерную черту в отождествлении истины с полезностью. Это не совсем так. Отличительной чертой прагматизма является признание вместо субъекта гносеологического субъекта заинтересованного.

Если гносеологический субъект движим лишь жаждой познания, как было в философии на протяжении более 2-х тысяч лет, то прагматический субъект прежде всего обусловлен потребностью в целенаправленном действии. Для такого «заинтересованного субъекта» истина перестала быть абстрактной целью, желание ее достичь превращается в средство для осуществления личных, моральных, социальных и прочих целей.

Прагматизм упрекает всю предшествующую философию в созерцательности, отмечая, что в реальной жизни познанием занят не абстрактный субъект, а живой человек, с его желаниями и целями, и ему далеко не безразлично, каким окажется познаваемый мир. Активно вторгаясь в мир, человек творит из «пластичного материала опыта» такую реальность, которая ему нужна и которую он может «сделать».

Для прагматизма действие заинтересованного субъекта основывается на желании добиться максимальной эффективности в реализации целей. И познавательная деятельность должна эту эффективность обеспечить, а вовсе не некую «истину» как «соответствие» знания с неизменным и чуждым внешним миром.

Выходит, что «обладание» объективно истинным знанием для успешной деятельности не обязательно? Оказывается, и здесь всё не так просто. Следует напомнить, что истины в природе не существует. Существует заданная нам нашим взаимодействием с внешним миром объективная реальность.

Но объективной истиной является не «сама» реальность, а знание о ней, которое обладает содержанием, которое мы воспринимаем как достоверное. Известно немало ложных научных теорий, которые веками использовались людьми и считались истинными.

Геоцентрическая система мироздания, геометрия Евклида, механика Ньютона, понятия о теплороде, флогистоне…  Ещё хуже обстоит дело с общественными теориями.

К тому же истинное знание вовсе не всегда являлось условием успеха. Религиозные идеи которые никак не соприкасаются с наукой, различные верования тоже выполняли социальные функции и во все эпохи использовались в тех или иных интересах весьма интенсивно.

Родоначальником прагматизма был американский ученый Чарльз Пирс (1839— 1914). Химик, астроном, геодезист, философ, логик, математик, создатель семиотики (это раздел логики, в котором изучают значение сложных понятий, таких как «смысл», «соответствие» «вещь» «свойство» «отношение» и т.д.

)   Значительное влияние на становление философской доктрины Пирса оказал Кант. В «Критике чистого разума» Кант замечает, что когда человеку нужно действовать, но у него нет знания всех обстоятельств дела, ему приходится принимать на веру некоторые предположения и верить, что действия на основе этих предположений приведут к цели.

Веру, необходимую для действия, Кант называл «прагматической». Исходя из этой идеи в статье «Закрепление верований» Пирс, различает два основных состояния сознания: состояние сомнения и состояние веры.

Сомнение Пирс характеризует как нечто эмоционально тревожное, беспокойное, вызывающее раздражение, веру — как нечто спокойное и приятное, приводящее к готовности действовать определенным образом.

Человек стремится избавиться от неприятного состояния сомнения и достигнуть спокойного состояния веры, независимо от того, будет ли это верование истинным или ложным. К тому же, как утверждает Пирс, если у человека сложилось устойчивое верование, то он обязательно считает его истинным. (Проверьте это на себе).

Пирс считает, что лучший способ закрепления верований не индивидуальный, а социальный. Истину он понимал как «общее принудительное верование» навязываемое заинтересованному субъекту.

Основной принцип своей философии Пирс формулирует так: «Рассмотрите, каковы те практические последствия, которые, как мы полагаем, могут быть произведены объектом нашего понятия.

Понятие о всех этих последствиях и есть полное понятие объекта».

  • Теоретический фундамент прагматизма составили три идеи:
  • 1) Понимание мышления как достижения психологического комфорта;
  • 2) Определение истины как верования, которое ведет  к цели;
  • 3) Отождествление вещей с совокупностью их чувственных «практических» последствий.
  • Пирс считает, что «Человек настолько полно заключен в пределах своего возможного опыта, его ум настолько сведен к тому, чтобы быть инструментом его надежд, что он не может ни в малейшей степени иметь в виду что-либо выходящее за эти пределы».
  • Как часто мы это видим в практике нашего общения в Макспарке!

Источник: https://newsland.com/community/88/content/pragmatizm-v-ssha-nachala-khkh-veka/6918345

Прагматизм в философии

«Прагматизм» — это не очень ясное, двусмысленное и затертое слово. Однако именно им склонны определять главное достижение интеллектуальной традиции нашей страны. — Рорти, «Следствия прагматизма», 1982

В повседневной речи мы используем слово «прагматичный» для описания человека, который стремится к полезным результатам или даже корыстным целям, отбрасывая принципы и нормы морали.

В философии прагматизм ушёл недалеко: это философское течение, которое считает, что главный критерий истины — это практика. Да и вообще всё философское и научное познание стремится к достижению результатов. А вот каких именно результатов — это спорный вопрос.

Чарльз Пирс

Вот одна из формулировок, которые предложил Чарльз Пирс, основатель направления:

Для того, чтобы выяснить значение некоторой умозрительной концепции, следует принять во внимание практические последствия того, что данная концепция истинна; сумма этих последствий составляет все значение самой концепции. — Ч.

Уильям Джеймс

Вторым основателем прагматизма называют Уильяма Джеймса. Он сосредоточил свои труды в области психологии и философии. Его подход был революционным: Джеймс утверждал, что мы должны исследовать не содержание сознания, а само сознание. Мы должны исследовать не что мы думаем, но как мы думаем.

Его отношения к прагматизму было, если можно так выразиться, ещё более прагматичным:

Истина в значительной своей части покоится на кредитной системе. Наши мысли и убеждения имеют хождение до тех пор, пока никто не оспаривает их, подобно тому как банкноты имеют хождение, пока никто не отказывается их принимать. Мы торгуем друг с другом своими истинами.

Разногласия Пирса и Джеймса

Пирс называл прагматизм Джеймса вульгарным. Джеймс полагал, что личная выгода входит в представления о прагматизме, а Пирс утверждал, что от любого намёка на личную выгоду надо отказаться. Когда его раздражение прагматизмом Джеймса достигло предела, он сменил название своей концепции. Теперь она называлась не «прагматизм», а «прагматицизм».

В настоящее время и прагматизм, и прагматицизм сменил неопрагматизм, ярким представителем которого являертся Ричард Рорти.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5beda65127142600aab125c2/5ce79164cb1ea900b242aef0

Философия прагматизма

Слово «pragma» греческого происхождения и означает «дело, действие». Анализ действий, деятельности человека, его личностного восприятия мира составляет принципиальную основу прагматизма, причем главным в действиях представляется их результативность или успешность, а философия призвана помочь человеку успешно реализовывать свои действия, добиваться успеха в любом начинании.

Прагматизм — философская школа, которая была особенно влиятельна в США в начале XX столетия (Уильям Джеймс, Чарлз Сандерс Пирс, Джон Дьюи, John Dewey). Как утонченные, так и примитивные формы прагматизма имеют много современных приверженцев.

Понятие истины занимает в прагматизме центральное место. Грубо говоря, прагматизм заявляет, что мнения являются истинными, если они оказываются полезными и, следовательно, функциональными.

Мы говорим «грубо», потому что это может означать, например, что называемое нами истиной является тем, что полезно для моих личных интересов. В таком случае понятие истины помещается в сферу различных политических и практических интересов.

Менее «грубые» версии возникают, если с «функциями» и «полезностью» связывается то, что «показало себя в работе», что проверено в повседневной жизни, научном исследовании и обсуждениях.

В своем реферате я поставила основной целью рассмотрение философов-прагматиков: Чарльз Пирс, Уильям Джеймс, Джон Дьюи. Через их идеи и теории я раскрываю концепции и принципы прагматизма.

1.1 Чарльз Пирс – основоположник прагматизма

Прагматизм как философское течение
возник и сложился в США.
В 70-х годах XIX в. основные
принципы этой философии были
высказаны как бы мимоходом
крупным американским логиком
Чарльзом С. Пирсом (1839—1914). Они были развиты в более популярной форме Уильямом Джеймсом (1842—1910). Главным же жрецом современного прагматизма в США был Джон Дьюи (1859—1952).

В начале XX в. прагматизм проник в Европу и приобрел энергичных защитников в лице английского философа Ф. Шиллера, итальянцев Папини и Преццолини и др. Перед второй мировой войной он получил некоторое распространение в Чехословакии (К. Чапек, И. Фишер) и весьма значительное — в Китае (Ху Ши).

Прагматизм оставил свой след и во многих других странах, но нигде не играл такой роли, как в США, где он внедрился во все сферы духовной жизни и на ряд десятилетий подчинил себе систему народного образования. Выход прагматизма в широкую публику сопровождался большим шумом.

Прагматисты заявили о произведенном ими «коперниковском перевороте», о полной «реконструкции в философии». Они уверяли, что нашли наконец ключ к решению вековечных вопросов философии, поняв, что смысл философских проблем заключается в практическом отношении к человеческой жизни.

Философия, по утверждениям прагматистов, должна заниматься не «проблемами философов», а «человеческими проблемами», иначе говоря, человеческими целями и средствами их достижения; она должна быть преобразована в интересах того, что выгодно для нашей жизни.

Эти декларации соблазнили немало людей, особенно в США, где интерес к отвлеченному теоретическому мышлению всегда был невелик, и где лишь практически направленная теория могла рассчитывать на то, чтобы ею вообще стали заниматься.

На
первый взгляд прагматизм производил впечатление оптимистической философии
преуспевающих американских буржуа; на самом деле он проникнут пессимизмом, боязнью науки и неверием в
разум человека.

Сущность
прагматизма
может быть выражена очень кратко: человеку приходится действовать в иррациональном и непознаваемом мире, попытки достигнуть объективной истины бессмысленны, поэтому к научным теориям, социальным идеям, моральным принципам и прочее следует подходить «инструментально», т. е. с точки зрения их выгоды и удобства для достижения наших целей; то, что полезно, что приносит успех, — то и истинно.

     У родоначальника этого течения 
Чарльза С. Пирса
прагматизм выступает главным образом в виде теории сомнения—веры и теории значения.

Отрицая бесспорный факт отражения объективной реальности в сознании человека, Пирс утверждал, что единственная функция
мышления
— это преодоление сомнения и выработка устойчивого верования.

Под
верованием
же он понимал осознанную готовность или привычку действовать тем или иным способом при соответствующих обстоятельствах. Пирс смешивал гносеологический, психологический и биологический аспекты деятельности сознания.

В контексте своей прагматистской доктрины Пирс рассматривает познающее мышление как движение не от незнания к знанию, а от состояния сомнения и колебания к твердому мнению, к устойчивому верованию, способному направлять действие. При этом вопрос о том, соответствует ли верование человека не зависящей от него реальности, отбрасывается Пирсом как бессмысленный.

Пытаясь согласовать признание
объективной истины, принимаемой
всей подлинной наукой, с субъективистской теорией сомнения—веры, Пирс определял истину как такое устойчивое верование, к которому, в конечном счете, обязательно пришли бы все компетентные ученые, если бы исследование соответствующей проблемы продолжалось неограниченно долго. Однако на вопрос о том, почему все исследователи сошлись бы на одном и том же веровании, Пирс не мог дать ответа. В то же время он говорил, что верование считается истинным в том случае, если основанное на нем действие приводит нас к поставленной цели.

Агностицизм прагматистской интерпретации назначения и функции познания приводил Пирса к отрицанию объективного существования предмета познания.

Читайте также:  Августин о платоновских идеях и о памяти - философия и учение

Пирс утверждал, что все содержание или значение наших идей и понятий исчерпывается теми практическими последствиями, которых мы можем от них ожидать.

Этот основополагающий для всей прагматистской философии «принцип Пирса» обнажает ее субъективно-идеалистическую сущность. С этой точки зрения существовать — значит иметь практические последствия.

  1. Теоретический фундамент прагматизма
    составили три идеи, выдвинутые
    Пирсом:
  2.      1)понимание мышления как достижения субъективного психологического удовлетворения;
  3.      2)определение истины как того, что ведет нас к цели;
  4.      3)фактическое отождествление вещей с совокупностью их чувственных или «практических» последствий.
  5.      Подхватив прагматистские идеи Пирса, Уильям Джеймс развил их и использовал, прежде всего, для защиты религиозной веры, что придало ярко выраженный фидеистический характер его варианту прагматизма.

1.2 Воля к вере Уильяма Джеймса

Исходя из агностического понимания
Пирсом мышления как средства
достижения верования, Уильям Джеймс выдвинул тезис о «воле к вере». Он утверждал, что при решении важнейших вопросов мировоззрения, в частности вопроса о том, нужно ли верить в бога, мы не можем рассчитывать на помощь разума и науки.

Этот вопрос следует решать с помощью чувства и воли. «Мы имеем право верить на свой собственный риск в любую гипотезу…», которая способна принести нам удовлетворение, говорил он. Одного лишь желания, чтобы бог был, Джеймс считает достаточным для веры в бога.

Поскольку такая вера дает человеку удовлетворение и покой, она получает полное прагматическое оправдание. Провозглашение права на иррациональную веру в бога не было у Джеймса случайным отступлением от научного взгляда на мир.

Вся действительность представлялась ему как хаос несвязанных событий, как
«плюралистическая Вселенная»
, в которой нет ни необходимости, ни причинной связи, в которой безраздельно царит случай.

Согласно Джеймсу, окружающий нас мир в существе своем непознаваем. То, что мы обычно считаем нашими знаниями об окружающем мире, не имеет никакого объективного источника и содержания, оно целиком заключено в пределах «опыта», понимаемого как
«поток сознания».

В прагматизме, так же как
и в философии махизма, понятие
«опыт» прикрывает спутывание
материалистической и идеалистической
линий в философии.

Развивая
свою концепцию опыта, названную
им «радикальным эмпиризмом», Джеймс объявил первичной основой мира «чистый опыт», природа которого не материальна и не идеальна и по отношению к которому различие между субъектом и объектом имеет чисто условное значение.

Если взять любой «отрезок опыта», то «в одном сочетании он фигурирует как мысль, в другом — как вещь». Джеймс считает все вещи, реальности, с которыми мы имеем дело в опыте, продуктами нашего произвольного постулирования.

Усилием внимания и воли мы выделяем из непосредственного потока сознания или «чистого опыта» отдельные сгустки, которые таким образом становятся вещами окружающего мира. Они существуют лишь постольку, поскольку в них верят; в свою очередь «объекты верования…

суть единственные реальности, о которых можно говорить». Признав вещи объектами веры, Джеймс объявляет всю реальность абсолютно «пластичной», поддающейся нашим познавательным, т. е. чисто идеальным, усилиям. Достаточно напряжения воли, и реальность приобретает ту форму, которую мы пожелали ей придать.

Эмпиризм
Джеймса
оказывается субъективным идеализмом и волюнтаризмом.

«Радикальность» же эra эмпиризма состоит в том, что понятие «опыт» растягивается настолько, что охватывает сны и галлюцинации, религиозный экстаз и спиритические видения и вообще все то, что может так или иначе переживаться человеком. В результате это понятие утрачивает познавательное значение и становится таким же иррациональным, как понятие «жизнь» в «философии жизни».

Так как, согласно учению Джеймса, в опыте мы не имеем дела с объективной реальностью, наши понятия, идеи, теории, создаваемые в процессе опыта, лишены объективного содержания.

Они представляют собой не слепки или копии объективной реальности, а орудия, которыми мы пользуемся для достижения наших целей.

Поэтому идеи могут оцениваться лишь прагматически, и говорить об их истинности нужно не в смысле их соответствия действительности, а в смысле их работоспособности. Иначе говоря, истинность идеи — это ее полезность.

Прагматистскую теорию истины Джеймс применил и для защиты религии. Он утверждал, что поскольку религиозные идеи, внося в жизнь успокоение и надежду, имеют огромную ценность, то «с точки зрения прагматизма они будут истинны в меру своей пригодности для этого».

Таким образом, философия Джеймса разными путями подводила к одной и той же цели — к защите религии против науки. «Прагматизм,— писал В. И. Ленин,— высмеивает метафизику из материализма и идеализма, превозносит опыт и только опыт, признает единственным критерием практику… и…

преблагополучно выводит изо всего этого бога в целях практических, только для практики, без всякой метафизики, без всякого выхода за пределы опыта».


Прагматистская теория истины
использует тот факт, что истинное знание приносит пользу людям и что практическая проверка в конечном счете остается единственным критерием истинности.

Но порочность этой теории состоит, во-первых, в неправомерном выводе о том, что если истина полезна, то полезность и есть все содержание истины; во-вторых, в том, что прагматисты отрывают знание от успешного действия.

Человеческое действие, как правило, может быть успешным в том случае, если оно опирается на истинное знание тех вещей и их свойств, с которыми приходится действовать человеку. Прагматисты же останавливаются на одном лишь факте полезности идеи или теории, уклоняясь от вопроса о том, почему данная идея могла оказаться полезной.

Как писал В. И. Ленин, «для материалиста «успех» человеческой практики доказывает соответствие наших представлений с объективной природой вещей, которые мы воспринимаем. Для солипсиста «успех» есть все то, что мне нужно на практике…».

Прагматизм, говоря о практической
проверке истин, трактует практику чисто субъективистски, не видя в ней ничего, кроме осуществления целей и намерений отдельного индивида.

В действительности же практика как критерий истины — это совокупная общественно-производственная и критически-революционная деятельность масс, деятельность, основу которой составляет взаимодействие человека и объективного мира и изменение человеком окружающей действительности.

Поэтому вопреки утверждениям ревизионистов и многих буржуазных философов между прагматистским пониманием практической проверки истины и марксистским положением о практике как критерии истины лежит целая пропасть, отделяющая субъективный идеализм от диалектического материализма.

Принципы прагматизма Джеймс распространил и на область общественных отношений.

Поскольку для Джемса общественная жизнь — это тот же поток субъективно-идеалистически понимаемого опыта, человек оказывается не подчиненным никакой объективной необходимости, он волен выбирать любую линию поведения, руководствоваться любыми моральными нормами и убеждениями.

Единственная заповедь морали, которая вытекает из учения прагматизма, — это «делать то, что окупается», что дает «платежи».

Развивая свою индивидуалистическую и волюнтаристскую мораль, Джеймс выдвигает точку зрения мелиоризма, признающего возможность постепенного улучшения мира усилиями каждого отдельного индивида. Давая теоретическое обоснование американской легенде о равных возможностях, Джеймс утверждает, что успех в жизни целиком зависит от энергии и воли личностей, что каждый — кузнец своего счастья, которого он может добиваться любыми доступными ему средствами.

Источник: https://student.zoomru.ru/fil/filosofiya-pragmatizma/157478.1232003.s1.html

5. Чарльз Пирс — основоположник прагматизма

Пирс был неуживчивым гением. Благодаря своему отцу, в то время одному из немногих выдающихся математиков Америки, он получил работу в Гарвардской Обсерватории и в службе прибрежной и геодезической съемке.

Во времена, когда философы становились профессорами, Джеймс нашел ему работу в Университете Джонса Хопкинса.

Там он наделал много шума своим непристойным поведением на глазах у публики, так что президент университета распустил весь философский факультет, потом создал новый и принял обратно на работу всех, кроме Пирса.

Пирсу не понравилась популяризация прагматизма Джеймсом, так что он придумал новое название для своих идей — прагматицизм. Он говорил, что это название достаточно безобразное, чтобы его никто не мог присвоить. Отношение прагматицизма к реальности хорошо изложено в многократно переизданном и широко распространенном эссе Пирса Некоторые последствия четырех неспособностей (1868).

Что мы подразумеваем под реальным? Это понятие, которое мы, должно быть, впервые получили, когда обнаружили существование нереального, иллюзии, то есть впервые поправили себя. Реальное — это то, что рано или поздно явится результатом данных и рассуждения, и, следовательно, не зависит от моих и ваших капризов.

Таким образом, сам источник понятия реальности существенным образом подразумевает понятие СООБЩЕСТВА без определенных границ и способного к увеличению знаний.

Эти два ряда познания — реальное и нереальное состоят из ряда познавательных актов, которые в будущем сообщество всегда готово подтвердить вновь, и из ряда познавательных актов, которые сообщество будет впоследствии отвергать на тех же условиях.

Так, суждение, ложность которого никогда не может быть обнаружена и ошибка в котором, следовательно, абсолютно непознаваема, не содержит, в соответствии с нашим принципом, никакой ошибки. Следовательно, то, что полагается в этих условиях реальным, действительно им и является.

Таким образом, ничто не мешает нашему знанию внешних объектов быть такими, какими они являются в действительности. И более всего вероятно, что мы знаем их в бесчисленных случаях, хотя мы никогда не можем быть полностью уверены в этом знании в каждом конкретном случае. Пирс и Ницше — два самых замечательных философа, творивших столетие назад.

Оба наследники Канта и Гегеля. Они олицетворяют альтернативные способы реакции на этих философов. Оба принимали без доказательства то, что показал Кант: истина не может заключаться в каком-либо соответствии знания внешней реальности. Оба принимали без доказательства существование процесса и, возможно, прогресса как основных характеристик природы человеческого знания. Они узнали это от Гегеля.

Ницше вспоминает, как истинный мир стал басней.* Один из афоризмов в его книге Сумерки идолов начинается с платоновского высказывания: истинный мир — достижимый для мудреца, для добродетельного. С Кантом, полагает Ницше, мы приходим к чему-то неуловимому, бледному, нордическому, кенигсбергскому. Затем идет Заратустра, со странным подобием субъективизма.

Это не единственный посткантовский путь. Пирс старался заменить истину методом. Истина — это то, что появляется в конце концов у сообщества познающих, ищущих определенную цель определенным способом. Таким образом, Пирс ищет объективную замену идеи о том, что истина соответствует реальности, независящей от разума. Он иногда называл свою философию объективным идеализмом.

Его очень впечатляла потребность людей в устойчивой системе убеждений. В известном эссе о закреплении верования (fixation of belief) он с неподдельной серьезностью рассматривает мнение о том, что мы должны формировать свои убеждения следуя авторитетам или верить в то, что пришло нам в голову первым и придерживаться этого.

У современных читателей часто возникают сложности с этим эссе, потому что они ни на минуту не могут поверить в то, что Пирс считал, что Господствующая (и могущественная) Церковь очень хорошее средство для формирования убеждений.

Если нет ничего, чему может соответствовать истинное убеждение, почему не дать церкви сформировать свои убеждения? Знание о том, что истина принадлежит твоей партии, может быть очень удобным. Пирс отвергает эту возможность, так как считает фактом человеческой природы (не предчеловеческой истины) то, что в конце концов всегда будут существовать инакомыслящие.

Если у вас есть возможность иметь внутренне самостабилизирующий метод, признающий постоянную возможность ошибки и в то же время имеющий тенденцию к сходимости, тогда у вас есть лучший способ установления убеждений.

Пирс является, вероятно, единственным философом современности, который был достаточно хорошим экспериментатором. Он производил много измерений, в том числе по определению гравитационной постоянной. У него много работ по теории ошибок.

Таким образом, ему был знаком способ, в соответствии с которым последовательность измерений может сходиться к одному основному значению. Измерение, по его опыту, сходится, и то, к чему оно сходится, по определению верно.

Он полагал, что также все человеческие знания должны иметь такое же свойство. Достаточно долго продолжающееся исследование должно привести к устойчивому мнению по любому вопросу, к которому мы обратимся.

Пирс не считал, что истина — это соответствие фактам: истины — это устойчивые заключения, к которым приходит бесконечно развивающееся СООБЩЕСТВО исследователей.

Пирс работал над целой гаммой философских тем. Он собрал вокруг себя круг людей, которые едва разговаривали друг с другом. Некоторые считают его предшественником Карла Поппера: ни у кого другого мы не находим столь четкого взгляда на самокорректирующийся метод науки.

Логики считают, что у него было много интуитивных догадок относительно того, как должна развиваться современная логика. Изучающие вероятность и индукцию справедливо замечают, что у Пирса было настолько глубокое понимание вероятностного мышления, насколько это было возможно в его время.

Пирс написал много туманных, но прекрасных работ о знаках, и целая дисциплина, называющаяся семиотикой, почитает его в качестве своего отца-основателя. Пирс придавал значение рациональному методу и сообществу исследователей, которые постепенно устанавливают некую систему знания.

Истина — это любой конечный результат.

Хилари Патнэм — сегодняшний приверженец Пирса. Пирс и Патнэм, как оптимисты, надеются, что есть нечто, к чему в конце концов приведут информация и размышления. Именно это для них реально и истинно. Для Пирса и Патнэма интересно определить реальное и знать, что именно будет развиваться как реальное в нашей схеме.

Источник: https://fil.bobrodobro.ru/191

Ссылка на основную публикацию