«логико-философский трактат» л. витгенштайна — студенческий портал

Людвиг Витгенштейн – британский философ австрийского происхождения, один из самых оригинальных мыслителей европейской философии ХХ века, создатель теории построения искусственного «идеального» языка, основанного на языке математической логики.

Текст «Логико-философского трактата» едва ли можно назвать объемным, однако трудно переоценить его значимость для всей последующей европейской философии, и краткость в данном случае говорит лишь о том, насколько сжато, четко и точно Витгенштейн формулировал свою мысль. Семь коротких тезисов и чуть больше сотни страниц комментариев к ним… но в этот минимальный объем Витгенштейн сумел вместить перевод на философский язык всех главных идей логического анализа.

«В начале было Слово», – гласит Библия, и если это так, то Витгенштейн был одним из самых преданных учеников Логоса.

ЕЩЕ

Здравствуй, дорогой незнакомец. Книга «Логико-философский трактат» Витгенштейн Людвиг не оставит тебя равнодушным, не вызовет желания заглянуть в эпилог. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями.

Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. Интрига настолько запутанна, что несмотря на встречающиеся подсказки невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдет сюжет. В главной идее столько чувства и замысел настолько глубокий, что каждый, соприкасающийся с ним становится ребенком этого мира.

Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные ощущения в душе. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом и главная победа для него — победа над собой. Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра.

Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Не остаются и без внимания сквозные образы, появляясь в разных местах текста они великолепно гармонируют с основной линией.

Не часто встретишь, столь глубоко и проницательно раскрыты, трудности человеческих взаимосвязей, стоящих на повестке дня во все века. «Логико-философский трактат» Витгенштейн Людвиг читать бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

«Логико-философский трактат» Л. Витгенштайна - Студенческий портал

Источник: https://readli.net/logiko-filosofskiy-traktat/

Читать онлайн Логико философский трактат страница 1. Большая и бесплатная библиотека

Motto: и все что люди знают, а не просто восприняли слухом как шум, может быть высказано в трех словах. (Кюрнбергер).

Содержание:

П Р Е Д И С Л О В И Е 1

1. Мир есть все то, что имеет место. 1

2. То, что имеет место, что является фактом, – это существование атомарных фактов. 1

3. Логический образ фактов есть мысль. 2

4. Мысль есть осмысленное предложение. 4

5. Предложение есть функция истинности элементарных предложений. (Элементарное. предложение – функция истинности самого себя.) 7

6. Общая форма функции истинности есть: [p, x, N (x) ]. Это есть общая форма предложения. 11

7. О чем невозможно говорить, о том следует молчать. 14

Логико-философский трактат

П Р Е Д И С Л О В И Е

Эту книгу, пожалуй, поймет лишь тот, кто уже сам продумывал мысли, выраженные в ней, или весьма похожие. Следовательно, эта книга – не учебник. Ее цель будет достигнута, если хотя бы одному из тех, кто прочтет ее с пониманием, она доставит удовольствие.

Книга излагает философские проблемы и показывает, как я полагаю, что постановка этих проблем основывается па неправильном понимании логики нашего языка. Весь смысл книги можно выразить приблизительно в следующих сливах: то, что вообще может быть сказано, может быть сказано ясно, а о чем невозможно говорить, о том следует молчать.

Следовательно, книга хочет поставить границу мышлению, или скорее не мышлению, а выражению мыслей, так как для того, чтобы поставить границу мышлению, мы должны были бы мыслить обе стороны этой границы (следовательно, мы должны были бы быть способными мыслить то, что не может быть мыслимо).

Эту границу можно поэтому установить только в языке, и все, что лежит по ту сторону границы, будет просто бессмыслицей. Я не хочу судить о том, в какой мере мои усилия совпадают с усилиями других философов.

Ведь написанное мною не претендует на новизну деталей, и я потому не указываю никаких источников, что мне совершенно безразлично, думал ли до меня кто-либо другой о том, о чем думал я. Хочу только упомянуть выдающиеся работы Фреге и моего друга Бертрана Рассела, которые в значительной степени стимулировали мои мысли.

Если эта работа имеет какое-либо значение, то оно заключается в двух положениях. Bo-пepвыx, в том, что в ней выражены мысли, и это значение тем больше, чем лучше они выражены. Тем скорее они попадают в самую точку. Я, конечно, сознаю, что использовал далеко не все возможности просто потому, что мои силы слишком малы для этой задачи.

Другие могут взяться за нее и сделать это лучше. Напротив, истинность изложенных здесь мыслей кажется мне неопровержимой и окончательной. Следовательно, я держусь того мнения, что поставленные проблемы в основном окончательно решены. И если я в этом не ошибаюсь, то значение этой работы заключается, во-вторых, в том, что она показывает, как мало дает решение этих проблем.

1. Мир есть все то, что имеет место

1. 1. Мир есть совокупность фактов, а не вещей.

1. 11. Мир определен фактами и тем, что это все факты.

1. 12. Потому что совокупность всех фактов определяет как все то, что имеет место, так и все то, что не имеет места.

1. 13. Факты в логическом пространстве суть мир.

1. 2. Мир распадается на факты.

1. 21. Любой факт может иметь- место или не иметь места, а все остальное останется тем же самым.

2. То, что имеет место, что является фактом, – это существование атомарных фактов

2. 01. Атомарный факт есть соединение объектов (вещей, предметов).

2. 011. Для предмета существенно то, что он может быть составной частью атомарного факта.

2. 012. В логике нет ничего случайного: если предмет может входить в атомарный факт, то возможность этого атомарного факта должна предрешаться уже в предмете.

2. 0121. Если бы для предмета, который мог существовать отдельно, сам по себе, впоследствии было бы создано соответствующее ему положение вещей – это выступало бы как случайность. Если предмет может входить в атомарные факты, то эта возможность должна заключаться: в самом предмете. (Нечто логическое не может быть только возможным.

Логика трактует каждую возможность, и все возможности суть се факты.) Как мы не можем мыслить вообще пространственные объекты вне пространства или временные вне времени, так мы. не можем мыслить какой-либо объект вне возможности его связи с другими.

Если я могу мыслить объект в контексте атомарного факта, я не могу мыслить его вне возможности этого контекста.

2. 0122. Предмет независим, поскольку он может существовать во всех возможных обстоятельствах, но эта форма независимости является формой связи с атомарным фактом, формой зависимости. (Невозможно, чтобы слова выступали двумя различными способами: отдельно и в предложении.)

2. 0123. Если я знаю объект, то я также знаю все возможности его вхождения в атомарные факты. (Каждая такая возможность должна заключаться в природе объекта.) Нельзя впоследствии найти новую возможность.

2. 01231. Чтобы знать объект, я должен знать не внешние, а все его внутренние качества.

2. 0124. Если даны все объекты, то этим самым даны также и все возможные атомарные факты.

2. 013. Каждая вещь существует как бы в пространстве возможных атомарных фактов. Это пространство я могу мыслить пустым, но не могу мыслить предмет без пространства.

2. 0131. Пространственный объект должен находиться в бесконечном пространстве (точка пространства есть аргументное место.) Пятно в поле зрения не должно быть обязательно красным, но оно должно иметь цвет, оно окружено, так сказать, цветным пространством. Тон должен иметь какую-то высоту, объект чувства осязания – какую-то твердость и т. д.

2. 014. Объекты содержат возможность всех положений вещей.

2. 0141. Возможность вхождения объекта в атомарные факты есть его форма.

2. 02. Объект прост.

2. 0201. Каждое высказывание о комплексах может быть разложено на высказывания об их составных частях и на предложения; полностью описывающие эти комплексы.

2. 021. Объекты образуют субстанцию мира. Поэтому они не могут быть составными.

2. 0211. Если бы мир не имел субстанции, то имеет смысл предложение или нет-зависело бы от того, истинно или нет другое предложение.

2. 0212. Тогда было бы невозможно построить образ мира (истинный или ложный).

2. 022. Очевидно, что как бы не отличался воображаемый мир от реального, он должен иметь нечто – некоторую форму – общее с действительным миром.

2. 023. Эта постоянная форма состоит из объектов.

2. 0231. Субстанция мира может определять только форму, а не материальные свойства. Потому что они прежде всего изображаются предложениями – прежде всего образуются конфигурацией объектов.

2. 0232. Между прочим: объекты бесцветны.

2. 0233. Два объекта одинаковой логической формы – помимо их внешних свойств- различаются только тем, что они различны.

2. 02331.

Или предмет имеет свойства, которых не имеет ни один другой предмет, – тогда – можно просто выделить его из других посредством описания, а затем на него указать; или же имеется много предметов, все свойства которых являются общими для них, – тогда вообще невозможно указать ли одного из этих предметов. Потому что, если предмет. ничем. не выделяется, то я не могу его выделить, – ведь в этом случае получилось бы, что он выделяется.

2. 024. Субстанция есть то, что существует независимо от того, что имеет место.

2. 025. Она есть форма и содержание.

2. 0251. Пространство, время и цвет (цветность) есть формы объектов.

2. 026. Только если есть объекты, может быть дана постоянная форма мира.

2. 027. Постоянное, существующее и объект – одно и то м{е.

2. 0271. Объект есть постоянное, существующее; конфигурация есть изменяющееся, неустойчивое.

2. 0272. Конфигурация объектов образует атомарный факт.

2. 03. В атомарном факте объекты связаны друг с другом подобно звеньям цепи.

2. 031. В атомарном факте объекты сочетаются определенным образом.

2. 032. Тот способ, каким связываются объекты в атомарном факте, есть структура атомарного факта.

2. 033. Форма есть возможность структуры.

2. 034. Структура факта состоит из структур атомарных фактов.

2. 04. Совокупность всех существующих атомарных фактов есть мир.

2. 05. Совокупность всех существующих атомарных фактов определяет также, какие атомарные факты не существуют.

2. 06. Существование или несуществование атомарных фактов есть действительность. (Существование атомарных фактов мы также называем положительным фактом, несуществование – отрицательным.)

2. 061. Атомарные факты независимы друг от друга.

2. 062. Из существования или несуществования какого-либо одного атомарного факта. нельзя заключать о существовании или несуществовании другого атомарного факта.

2. 063. Действительность, взятая в ее совокупности, есть мир.

2. 1. Мы создаем для себя образы фактов.

2. 11. Образ изображает факты в логическом пространстве, т. е. в пространстве существования или несуществования атомарных фактов.

2. 12. Образ есть модель действительности.

2. 13. Объектам соответствуют в образе элементы этого образа.

2. 131. Элементы образа замещают в образе объекты

Источник: https://dom-knig.com/read_232157-1

«Логико-философский трактат» Л. Витгенштайна

О трактате

Определение 1

«Логико-философский трактат» — наикрупнейшая из работ австро-английского философа Людвига Витгенштайна. Данная работа считается одной из самых авторитетных философских работ $XX$ столетия.

Читайте также:  Вторичные энергетические ресурсы - студенческий портал

«Трактат» вышел в свет на германском в $1921$ году, в первый раз был переведен на английский в $1922$-м Чарльзом Кэем Огденом (при участии Фрэнка Рамсея), потом переводилась Д. Пирсом и Б. Макгиннессом для издания $1961$ года.

Контакт Витгенштейна с академическими кругами был возобновлен посредством наивного энтузиазма, который проявили в отношении работы члены Венского кружка.

Тем не менее, Витгенштайн был очень разочарован, так как он настаивал на мистицизме и считал, что позитивистская (рационалистическая) трактовка собственного учения попросту превратна.

Но все же, последующее общение с Франком Рамсеем повлекло восстановление философских штудий Витгенштейна.

Замечание 1

Проблемы осознания сущности «Трактата», образовавшиеся в том числе и у Б.Рассела, наткнули Витгенштейна на важную идею о том, что собственно все дело в отсутствии успешного перевода, так как все существующие на тот момент попросту извращали толк. Потому Витгенштайн сделал 2-ой английский перевод без помощи других, уточнив ряд принципиальных, как он полагал, эпизодов.

  • Курсовая работа 490 руб.
  • Реферат 260 руб.
  • Контрольная работа 240 руб.

На российский язык перевод совершен для первого издания «Трактата» (М.С.Козловой, А.Ф.Грязновым и З.А.Сокулер), потом тот же перевод был уточнен при его переизданиях ($1994$ — М.С. Козловой и Ю. А. Асеевым).

Данная версия считается наиболее принятой в русском философском сообществе. Присутствует очередная версия перевода, произведенная В.

Рудневым, значительно отличающаясь в ряде трактовок каких-нибудь определений и их значений и вызвавшая между философскими деятелями тяжелую и разноплановую реакцию.

История написания

Трактат писался еще напротяжении Первой мировой войны, на базе фронтовых философских дневников. Тем не менее, план «Трактата» появился еще на порядок ранее. Почти все главные положения «Трактата» в какой-нибудь степени прослеживаются в Дневниках.

Замечание 2

При интенсивной поддержке Бертрана Рассела «Трактат» вышел в $1922$-м году в британском переводе, исполненным Чарльзом Кэем Огденом (при участии Фрэнка Рамсея), с вступлением все того же Рассела и латинским заглавием «Tractatus Logico-Philosophicus», предложенным Джорджем Муром.

Но вступление Рассела повлекло за собой множество несогласий между автором «Трактата» и его известным благожелателем. Но уже после двуязычного переиздания данной книги в $1922$-м Витгенштайн покинул философию, полагая, что собственно все её главные вопросы решены. В своём предисловии к «Логико-философскому трактату» он писал:

«Истинность рассказанных тут идей может показаться на первый взгляд мне бесспорной и конечной. Стало быть, я придерживаюсь того представления, что все поставленные трудности в создании решены окончательно».

Основные положения

«Логико-философский трактат» Л. Витгенштайна состоит из семи основных положений и разъяснений к ним:

  1. Мир является всем тем, что имеет место.
  2. То, что имеет место, собственно считается прецедентом, — является существование атомарных прецедентов.
  3. Закономерный образ прецедентов воплощает собою идею.
  4. Идея являет собою разумное предложение.
  5. Предложение — функция подлинности простых услуг. (Простое предложение — функция подлинности самого себя.)
  6. Общественная форма функции подлинности есть: [p, x, N(x)]. Это и есть единая форма предложения.
  7. О чём нереально говорить, о том нужно молчать.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/istoriya_zapadnoy_filosofii_19_i_nachala_20_veka/logiko-filosofskiy_traktat_l_vitgenshtayna/

3. «Логико-философский трактат» Л. Витгенштейна

3. «Логико-философский трактат» Л. Витгенштейна

Людвиг Витгенштейн (1889—1951) родился в Австрии. По образованию он был инженером, занимался теорией авиационных двигателей и пропеллеров. Математический аспект этих исследований привлек его внимание к чистой математике, а затем к философии математики. Заинтересовавшись работами Г. Фреге и Б.

Рассела по математической логике, он направился в Кембридж и в 1912—1913 гг. работал с Расселом. Во время Первой мировой войны Витгенштейн служил в австрийской армии и попал в плен. В плену он, видимо, и закончил «Логико-философский трактат», опубликованный впервые в 1921 г.

в Германии, а на следующий год в Англии. После освобождения из плена Витгенштейн работал учителем в школе, имел некоторые контакты с М. Шликом, посетил Англию. В 1929 г. окончательно переехал в Кембридж. В 1939 г. он сменил Дж. Мура на посту профессора философии.

Во время Второй мировой войны работал в лондонском госпитале. В 1947 г. вышел в отставку.

В 1953 г. были опубликованы его «Философские исследования», а в 1958 г. – «Синяя» и «Коричневая» тетради, за которыми последовали и другие публикации из его рукописного наследия.

Этот второй цикл его исследований настолько отличается от «Логико-философского трактата», что Витгенштейна даже вполне обоснованно считают создателем двух совершенно различных философских концепций – явление в истории философии не такое уж частое.

«Логико-философский трактат» Витгенштейна оказал большое влияние на возникновение логического позитивизма. Это очень трудная, хотя и небольшая работа, написанная в форме афоризмов. Ее содержание настолько многозначно, что историки философии считают ее автора одной из самых противоречивых фигур в истории современной философии.

Прежде всего, Витгенштейн предлагает не монистическую, а плюралистическую картину мира. Мир, согласно Витгенштейну, обладает атомарной структурой и состоит из фактов. «Мир есть все, что происходит». «Мир – целокупность фактов, а не вещей». Это значит, что связи изначально присущи миру. Далее следует, что «мир подразделяется на факты» note 52.

Для Витгенштейна факт – это все, что случается, что «имеет место».

Но что же именно имеет место? Рассел, который в данном отношении был солидарен с Витгенштейном, поясняет это следующим примером: Солнце – факт; и моя зубная боль, если у меня на самом деле болит зуб, – тоже факт.

Главное, что можно сказать о факте, это то, что уже было сказано Расселом: факт делает предложение истинным. Факт, таким образом, есть нечто, так сказать, вспомогательное по отношению к предложению как к чему-то первичному; это материя предметной интерпретации высказывания.

Следовательно, когда мы хотим узнать, истинно ли данное предложение или ложно, мы должны указать на тот факт, о котором предложение говорит. Если в мире есть такой факт, предложение истинно, если нет – оно ложно. На этом тезисе, собственно, и строится весь логический атомизм.

Все как будто бы ясно. Но стоит сделать еще шаг, как немедленно возникают трудности. Возьмем, например, такое высказывание: «Все люди смертны». Кажется, нет никого, кто вздумал бы оспаривать его истинность.

Но есть ли такой факт, как то, что существует в наличии, что «происходит»? Другой пример. «Не существует единорогов» – видимо, это тоже истинное высказывание.

Но получается, что его коррелятом в мире фактов будет отрицательный факт, а они не предусмотрены в трактате Витгенштейна, ибо, по определению, они «не происходят».

Но это еще не все. Если говорить о содержании науки, то здесь фактом или, точнее, научным фактом считается далеко не все, что «происходит».

Научный факт устанавливается в результате отбора и выделения некоторых сторон действительности, отбора целенаправленного, осуществляемого на основе определенных теоретических установок.

В этом смысле совсем не все то, что происходит, становится фактом науки.

Каково же отношение предложений к фактам в логическом позитивизме? Согласно Расселу, структура логики как остова идеального языка должна быть такой же, как и структура мира. Витгенштейн доводит эту мысль до конца. Он утверждает, что предложение есть не что иное, как образ, или изображение, или логическая фотография факта.

С его точки зрения, в предложении должно распознаваться столько же разных составляющих, сколько и в изображаемой им ситуации. Каждая часть предложения должна соответствовать части «положения вещей», и они должны находиться в совершенно одинаковом отношении друг к другу.

Изображение, дабы оно вообще могло быть картиной изображаемого, должно быть в чем-то тождественным ему. Это тождественное и есть структура предложения и факта. «Предложение, – пишет Витгенштейн, – картина действительности: ибо, понимая предложение, я знаю изображаемую им возможную ситуацию.

И я понимаю предложение без того, чтобы мне объяснили его смысл». Почему это возможно? Потому что предложение само показывает свой смысл.

Предложение показывает, как обстоит дело, если оно истинно. И оно говорит, что дело обстоит так. Понять же предложение – значит знать, что имеет место, когда предложение истинно.

Витгенштейн предпринял попытку проанализировать отношение языка к миру, о котором язык говорит. Вопрос, на который он хотел ответить, сводится к следующей проблеме: как получается, что то, что мы говорим о мире, оказывается истинным? Но попытка ответить на этот вопрос все же окончилась неудачей.

Во-первых, учение об атомарных фактах было искусственной доктриной, придуманной ad hoc (для данного случая (лат.), для того чтобы подвести онтологическую базу под определенную логическую систему. «Моя работа продвигалась от основ логики к основам мира», – писал позднее Витгенштейн.

Не значит ли это, что «мир» в его трактовке есть вовсе не независимая от человеческого сознания реальность, а состав знания об этой реальности (более того, знания, организованного логически)? Во-вторых, признание языкового выражения или предложения непосредственным «изображением мира», его образом в самом прямом смысле слова, настолько упрощает действительный процесс познания, что никак не может служить его сколько-нибудь адекватным описанием.

Можно было бы рассуждать так: логика и ее язык в конечном счете сформировались под воздействием действительности, и потому они отображают ее структуру. Поэтому, зная структуру языка, мы можем, опираясь на нее, реконструировать и структуру мира как независимой реальности.

Это было бы возможно, если бы мы имели гарантию того, что логика (в данном случае логика «Principia Mathematica») имеет абсолютное значение, и если бы можно было быть уверенным в том, что мир был создан Господом по образцу логико-философской концепции Рассела и Витгенштейна. Но это слишком смелая гипотеза.

Куда более правдоподобно мнение, что логика «Principia Mathematica» – только одна из возможных логических систем. С точки зрения здравого смысла проблема познания – это проблема отношения сознания к действительности; что же касается научного познания, то это, прежде всего, создание теоретических конструкций, реконструирующих их объект.

Всякое познание осуществляется, разумеется, с помощью языка, языковых знаков, это идеальное воспроизведение реальности человеческим субъектом.

Знание под этим углом зрения идеально, хотя оно так или иначе фиксируется и выражается посредством знаковых систем, имеющих материальных носителей той или иной природы: звуковых волн, отпечатков на том или ином материальном субстрате – медных скрижалях, папирусе, бумаге, магнитных лентах, холсте и т. п.

Таков изначальный дуализм всего мира культуры, включая и «мир знания». Несколько упрощенная форма этого дуализма, известная под названием субъектно-объектное отношение, современную философию уже не устраивает, и различные течения на Западе, начиная с эмпириокритицизма, пытались и пытаются так или иначе ее преодолеть.

Логический анализ, предложенный Расселом, и анализ языка, предложенный Витгенштейном, имели целью устранение произвола в философских рассуждениях, избавление философии от неясных понятий и туманных выражений.

Они стремились внести в философию хоть какой-либо элемент научной строгости и точности, хотели выделить в ней те ее части, аспекты или стороны, где философ может найти общий язык с учеными, где он может говорить на языке, понятном ученому и убедительном для него.

Витгенштейн полагал, что, занявшись прояснением предложений традиционной философии, философ может выполнить эту задачу. Но он понимал, что философская проблематика шире, чем то, что может охватить предложенная им концепция.

Возьмем, например, вопрос о смысле жизни, одну из глубочайших проблем философии; точность, строгость и ясность здесь едва ли возможны. Витгенштейн утверждает, что то, что может быть сказано, может быть ясно сказано.

Здесь, в этом вопросе, ясность недостижима, поэтому и сказать что-либо на эту тему вообще невозможно. Все это может переживаться, чувствоваться, но ответить на такой мировоззренческий вопрос по существу нельзя.

Читайте также:  Князь игорь - студенческий портал

Сюда относится и вся область этики.

Но если философские вопросы невыразимы в языке, если о них ничего нельзя сказать по существу, то как же сам Витгенштейн мог написать «Логико-философский трактат»? Это и есть его основное противоречие. Рассел замечает, что «Витгенштейн умудрился сказать довольно много о том, что не может быть сказано». Р.

Карнап также писал, что Витгенштейн «кажется непоследовательным в своих действиях. Он говорит нам, что философские предложения нельзя формулировать и о чем нельзя говорить, о том следует молчать: а затем, вместо того чтобы молчать, он пишет целую философскую книгу».

Это свидетельствует о том, что рассуждения философов надо принимать не всегда буквально, a cum grano salis. Философ обычно выделяет себя, т. е. делает исключение для себя из своей собственной концепции. Он пытается как бы стать вне мира и глядеть на него со стороны. Обычно так поступают и ученые.

Но ученый стремится к объективному знанию мира, в котором его собственное присутствие ничего не меняет. Правда, современная наука должна учитывать наличие и влияние прибора, с помощью которого осуществляется эксперимент и наблюдение.

Но и она, как правило, стремится отделить те процессы, которые вызываются воздействием прибора, от собственных характеристик объекта (если, конечно, в состав объекта не включается и прибор).

Философ же не может исключить себя из своей философии. Отсюда и та непоследовательность, которую допускает Витгенштейн. Если философские предложения бессмысленны, то ведь это должно относиться и к философским суждениям самого Витгенштейна.

И кстати сказать, он мужественно принимает этот неизбежный вывод, признает, что и его философские рассуждения бессмысленны. Но он стремится спасти положение, заявив, что они ничего и не утверждают, они только ставят своей целью помочь человеку понять что к чему и, как только это будет сделано, они могут быть отброшены.

Витгенштейн говорит: «Мои предложения служат прояснению: тот, кто поймет меня, поднявшись с их помощью – по ним – над ними, в конечном счете признает, что они бессмысленны. (Он должен, так сказать, отбросить лестницу после того, как поднимется по ней.

) Ему нужно преодолеть эти предложения, тогда он правильно увидит мир» note 53. Но что представляет собою это правильное видение мира, он, конечно, не разъясняет.

Очевидно, что весь логический атомизм Витгенштейна, его концепция идеального языка, точно изображающего факты, оказалась недостаточной, попросту говоря, неудовлетворительной. Это вовсе не значит, что создание «Логико-философского трактата» было бесполезной тратой времени и сил.

Мы видим здесь типичный пример того, как создаются философские учения. В сущности говоря, философия представляет собой исследование различных логических возможностей, открывающихся на каждом отрезке пути познания.

Так и здесь Витгенштейн принимает постулат или допущение, согласно которому язык непосредственно изображает факты. И он делает все выводы из этого допущения, не останавливаясь перед самыми парадоксальными заключениями.

Оказывается, что эта концепция односторонняя, недостаточная для того, чтобы понять процесс познания вообще и философского познания в частности.

Но и это не все. У Витгенштейна есть еще одна важная идея, естественно вытекающая из всей его концепции и, может быть, даже лежащая в ее основе: мысль о том, что для человека границы его языка означают границы его мира, так как для Витгенштейна первичной, исходной реальностью является язык. Правда, он говорит и о мире фактов, которые изображаются языком.

Но мы видим, что вся атомарная структура мира сконструирована по образу и подобию языка, его логической структуры. Назначение атомарных фактов вполне служебное: они призваны давать обоснование истинности атомарных предложений. И не случайно у Витгенштейна нередко «действительность сопоставляется с предложением», а не наоборот.

У него «предложение имеет смысл независимо от фактов» note 54. Или если элементарное предложение истинно, соответствующее со-бытие существует, если же оно ложно, то такого со-бытия нет. В «Логико-философском трактате» постоянно обнаруживается тенденция к слиянию, отождествлению языка с миром.

«Логика заполняет мир; границы мира суть и ее границы» note 55.

Таким образом, Витгенштейн, а за ним и другие неопозитивисты замыкаются в границах языка как единственной непосредственно доступной реальности.

Мир выступает для них лишь как эмпирическое содержание того, что мы о нем говорим.

Его структура определяется структурой языка, и если мы можем как-то признать мир независимым от нашей воли, от нашего языка, то лишь как нечто невыразимое, «мистическое».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Следующая глава

Источник: https://fil.wikireading.ru/31467

Книга «Логико-философский трактат»

Трактат Витгенштейна.

«Знающий не говорит, говорящий не знает». — Дао дэ цзин

Витгенштейна (дальше В.) и Хайдеггера (дальше Х.) можно считать самими крупными философами 20 века. Х. определил развитие континентальной европейской философии а В. – аналитической, которая стала особо популярной в Великобритании и США. Они родились в один год (1889), но ни разу не встречались.

Многие сожалеют об этом, утверждая, что диалог этих мыслителей мог продвинуть философию на новый уровень. Мне трудно представить это. Для Х. (по крайней мере, периода «Бытие и время»), то, чем занимался В. было бы несущественным т.к. мало касалось бытия, а для В., то чем занимался Х. скорее всего было бы абсолютной бессмыслицей.

В. был действительно уникальным человеком. Будучи сыном самого богатого человека Вены, он отказался от наследства и анонимно (!) отдал все свои деньги деятелям культуры, а сам уехал работать сельским учителем в глубинку. Кто из читателей так сможет сделать?

«Логико-философский трактат» — это главное произведение «раннего» Витгенштейна. Он состоит из 7-ми афоризмов, которые развиваются и объясняются другими афоризмами.

Сам трактат много говорит о логике, но самое главное в нем – это мистическое, недосказанное, то о чем нельзя говорить и о чем В. промолчал. Именно эту, вторую часть трактата В.

считал самой важной, но ее современники как раз и не поняли.

Наиболее важными положениями Трактата я считаю следующие:
1.«Мир состоит из фактов, а не вещей» (объект, предмет). Это означает, что мир состоит не из объектов, а из того, что с этими объектами случается, происходит т.е. из фактов. Соединение разных объектов и есть атомарный факт.

Сложные факты (молекулярные) состоят из других простых фактов, но атомарный (простой факт) состоит из простых объектов. Наука изучат, поэтому, не объекты, а процессы т.е. то, что с ними происходит. Следует, однако, отметить, что когда В.

говорит о факте или вещи, он рассматривает его в логическом, а не в физическом пространстве. Он сразу отделяется от эмпирики. Факт или вещь у В. – это просто логические категории, поэтому он и не приводит эмпирических примеров простого объекта или факта.

Это не означает, конечно, что он отрицает объекты в физическом пространстве, просто В. считает, что логическое пространство является более фундаментальным, нежели физическое.

2. Язык и мир. Язык человека описывает мир, т.е. факты. У языка, по сути, только одна функция – описательная. Но поскольку язык описывает факты, то применение языка к тому, что не является фактом бессмысленно. Границы языка таки образом ограничиваются описанием фактов.

3. «Границы моего языка означают границы моего мира».
Маленький прямоугольник – это границы языка. Эти границы определяют границы мира – большого прямоугольника. За границами большого прямоугольника (мира) также что-то может быть, но мы не можем это осмыслить и выразить в мысли т.к. границы нашего мира определяются нашим языком (маленьким прямоугольником). Собственно говоря, вопрос, почему наш язык определяет границы мира – это то, чему посвящено 2/3 объема Трактата.

4. В языке существуют три типа предложений:
— осмысленные (апостериорные) – это те наши предложения, которые описывают факты, они являются образами («картинами») фактов. Истинность или ложность этих предложений зависит от их соответствия действительности (фактам). Таковы положения естествознания, эмпирических наук. Осмысленность у В.

– это способность соответствовать или не соответствовать фактам. Совокупностью всех истинных Мыслей (предложений) является Картина Мира.
— лишенные смысла (априорные) – это, например предложения логики и математики. Предложения математики носят чисто умозрительный характер и никаких фактов не обозначают, но их истинность очевидна для нас.

Предложения логики также относятся к этой категории, их нельзя верифицировать, но они очевидны, поскольку говорят о самом языке.
— бессмысленные – это те предложения, которые описывают то, что выходит за границы языка-мира. Бессмысленные предложения пытаются выразить то, что находится за границами мира (большого прямоугольника).

Таковы предложения, которые формируются в философии или религии. Но, поскольку такие предложения выходят за рамки языка (мира) то они являются бессмысленными. В отношении них нельзя сказать, истинны они или ложны, поскольку тому, о чем говорит философия (например, Бог, субстанция) нельзя найти соответствующего факта в действительности. Например, предложение «Аллах акбар» для В.

будет абсолютно бессмысленным, поскольку мы здесь пытаемся описать то, что выходит за границы языка.

5. «Смысл мира должен лежать вне его». «Есть, конечно, нечто невыразимое. Оно показывает себя; это – мистическое».
Здесь самое интересное. В., говоря о бессмысленности философских или религиозных предложений, не говорит о том, например, что Бога нет.

Бессмысленные предложения не могут быть истинными или ложными, ведь это признак осмысленных предложений. Он лишь хочет сказать, что мыслить, выражать в языке то, что находится за границами мира бессмысленно. Это невыразимо в языке, но оно может показать себя.

То, что находится за границами мира – постигается иррационально (интуиция, чувствуется, какой-то мистический опыт и т.п.). Но это невыразимо в мысли (языке).

6. «Мир не зависит от моей воли. Если добрая и злая воля изменяет мир, то она может изменить только границу мира, а не факты, не то, что может выражаться в языке. Короче говоря, при этом условии мир должен вообще стать совсем другим. Он должен, так сказать, уменьшаться или возрастать как целое. Мир счастливого совершенно другой, чем мир несчастного.

Смерть не событие жизни. Смерть не переживается». Этика находится за пределами мира. О ней нельзя говорить осмысленно, но на способна придать фактам хоть какую-то субъективную ценность, смысл, поскольку в самих фактах никакого смысла нет. Поэтому, мир счастливого другой, нежели мир несчастного, ведь у них разное отношение к фактам.

Воля не может изменить факты мира, ведь между моей волей и миром нет логической причинной связи. То, что я хочу не стареть не значит, что мир ответит мне вечной молодостью. Поэтому, в отношении к фактам мира, нам остается только принять достойную этическую позицию, которая и предаст нашему существованию смысл. Для В.

философия – это не теория (она невозможна) а деятельность, движение воли, способ жизни.

7. «О чем невозможно говорить, о том следует молчать». Невозможно говорить о том, что лежит за пределами нашего языка (мира), но это является самим важным для нас.

Решение всех научных вопросов мало что дает для фундаментальных проблем нашей жизни (есть ли Бог, в чем смысл жизни, кто «Я», этические проблемы и т.п.).

Поэтому, мы можем об этом помолчать, постигая запредельное иррационально.

Решил ли этим В. все проблемы метафизики? Да, по-своему решил. Решил просто и гениально. Но его ответы мало что нам дают.

«Стало быть, я держусь того мнения, что проблемы в основном окончательно решены. И если я в этом не ошибаюсь, то ценность этой работы теперь заключается, во вторых, в том, что она обнаруживает, как мало дает то, что эти проблемы решены». – Людвиг Витгенштеин.

Читайте также:  Логическая семантика - студенческий портал

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000328882-logikofilosofskij-traktat-lyudvig-vitgenshtejn

Логико-философский трактат Л. Витгенштейна. Логический позитивизм

Логико-философский 
трактат Л. Витгенштейна. Логический позитивизм.

Содержание

Введение……………………………………………………………..….….………3

1. Логический позитивизм. Основные положения.………………………………5

2. Людвиг Витгенштейн. Биография………………………………..…………….8

3. Логико-философский трактат…………………………………….………..…12

3.1. Часть первая. Мир, структура 
мира………………………….…..………….12

3.2. Часть вторая. Восприятие. Язык..…………………………….……………..13

3.3. Часть третья. Философия………….………………………….…..………….17

3.4. Часть четвертая. О мире и границах………………………….…..…………18

4. Идеи Витгенштейна о философских 
исследованиях……………………….20

4. «Конец» логического позитивизма……………………………………………28

Заключение………………………………………………………………………..30

Список используемой литературы………………………………….………..…32

Введение

Неопозитивизм – обобщенное название философских учений XX века, развивающих идеи позитивизма и считающих единственно научным типом знания лишь то, которое соответствует требованиям опыта и логики. (Сциентистское крыло философии).

Основателями движения неопозитивизма являются деятели логики и математики Г. Фреге, Б. Рассел и Д. Мур. Их основные идеи:

    • Фреге и Рассел считали, что здравая философия является логикой, ибо она начинается с объяснения предложений, того, что может быть истинным или ложным, а это — задача логики.
    • По Фреге, собственное имя обладает значением и смыслом. Два выражения могут иметь одно и то же значение, но разный смысл. Часть логической путаницы заключается в отождествлении значения имени и его  смысла.
    • Редукция, сведение к предельным элементам реальности позволяет избежать, считал Рассел, ложных представлений. Предметное содержание следует сводить к изначальным сущностям, неопределимым в терминах еще чего-либо.
    • Мур выступал в защиту «здравого смысла» в философии; а неясные, спорные суждения переформулировать в более ясные.

Работа «Principia Mathematica» («начала математики», 1910 г.) Б. Рассела в соавторстве с А. Уайтхедом, доказывающая соответствие принципов математики принципам логики и возможность определения основных понятий математики в терминах логики, стала самым значимым вкладом в математическую логику со времен Аристотеля. Именно эта работа инициировала идею «Венского кружка».

Логический позитивизм — основное направление неопозитивизма, возникшее в 20-х годах ХХ века в «Венском кружке» (представители: М. Шлик, Ф. Франк, О. Нейрат, Р. Карнап, К. Гедель и др.), с которым тесно сотрудничало берлинское «Общество эмпирической философии» (Г. Рейхенбах, К. Гемпель и др.).

Философов Венского кружка и берлинского Общества эмпирической философии объединял интерес к научному постижению мира, прежде всего на основе математики, логики и физики. Центральное место в философии логического позитивизма занимала фундаментальная работа Л. Витгенштейна «Логико-философский трактат» (1921 г.).

Логический позитивизм. Основные положения

В качестве основных положений 
можно выделить:

Отрицание философии 
как учения о первых принципах. По мнению Карнапа, истинность философских 
предложений невозможно обосновать. От философии следует отказаться в пользу науки, лишь она представляет собой обоснованное знание.

Представители логического позитивизма представляли себе философию не как особую форму знания, а как род деятельности, которая заключена в анализе искусственных и естественных языков. Предметом философии должен становить язык науки как способ выражения знания.

Главной задачей философии в логическом позитивизме становится устранение из науки псевдопроблем, которые появляются из-за неправильного употребления языка, и построение моделей осмысленного рассуждения с использованием математической логики, которые будут являться идеальными моделями.

Строгое деление предложений 
на аналитические и синтетические. Это различение имело важное значение в неопозитивистском понимании 
предложения, истинность которого определяется его собственным содержанием, чего нет в случае синтетического предложения.

Примеры аналитических предложений: «В квадрате все углы прямые», «Тела протяженны». По определению в квадрате все углы прямые, а тела представляют собой нечто протяженное.

Эти предложения логически необходимы (если я утверждаю, что существуют тела, то я должен также утверждать, что эти тела обладают протяженностью). Примеры синтетических предложений: «На столе лежит книга», «Студенты смеются чаще, чем их преподаватели».

По определению стол не является чем-то таким, на чем непременно лежит книга. Истинность синтетических предложений устанавливается эмпирическим путем, они отражают экспериментальные данные.

В соответствии с этим делением можно разделить все науки на экспериментальные (физика, химия, психология, история, социология и т.д.) и неэкспериментальные (логика и математика).  Предложения философии не аналитичны и не синтетичны, они бессмысленны; философия толкует о реальных явлениях, но не имеет собственной экспериментальной базы.

Таким образом, вопрос существования 
псевдопроблем в науке и разработка принципа определения достоверности 
синтетических предложений  (верификации) стали ведущими направлениями философии 
логического позитивизма. Принцип 
верификации заключается в том, что достоверность синтетических предложений выявляется эмпирическим путем.

Сложный текст следует разложить на элементарные предложения (протокольные предложения). Элементарное предложение проверяется фактами. Синтетическое предложение имеет значение «истина» («ложь») тогда и только тогда, когда оно может быть проверено на истинность (ложность) посредством опыта.

Таким образом, у синтетического предложения кроме значений «истинно» или «ложно» было введено еще одно значение – «бессмысленно». В результате все метафизические вопросы философии попадали в категорию бессмысленных и отбрасывались, т.к. они не могут быть посредством логической цепочки рассуждений сведены к эмпирическим фактам.

Реализация идеи убрать из философии «бессмыслицу» пошла по пути замены метафизических вопросов логическими проблемами и проблемами языка.

Логический позитивизм изучает способы и методы достижения позитивного знания, отказываясь 
от рассмотрения абстрактных проблем, которые нельзя обосновать экспериментально. Философия, по неопозитивизму, – это аналитическая деятельность по отысканию смысла понятий конкретных наук. Это направление – аналитическая философия. Она распадается на:

1. Логический анализ 
философии – где формальная 
логика является методом позитивной 
философии, способствуя созданию единого научного метаязыка для формализации науки;

2. Лингвистическая философия – исследование обыденного языка, оттенков значений и устранение двусмысленности. Это семантическая философия Карнапа.

«Языковый каркас» Карнапа 
– форма «языка», представляющая науку как язык.

Науку и реальность Карнап разводит, предлагая «различить два 
вида вопросов о существовании»:

1. Вопросы о существовании объектов нового вида – это внутренние вопросы. Ответы можно найти логическими или эмпирическими методами: «Являются ли единороги и кентавры реальными или воображаемыми?» и т.п. Признать что-либо реальной вещью – значит включить эту вещь в имеющуюся систему вещей в соответствии с правилами.

2. Вопросы о существовании системы объектов в целом – это внешние вопросы. Эти вопрос поднимаются не рядовым человеком и не учеными, а только философами. Этот вопрос нельзя разрешить, потому что он поставлен неправильно.

Качественное отличие 
теоретических законов заключается 
в том, что они используют теоретические термины, в то время как эмпирические законы включают лишь термины наблюдения.

Ответ на вопросы о том, как могут быть получены теоретические законы, Карнап считает «одной из основных проблем методологии науки». Процесс их создания ему видится следующим образом: «Теоретические законы более общими, чем эмпирические.

Но нельзя прийти к теоретическим законам, если просто взять обобщить эмпирические законы. Теоретические законы отличаются от эмпирических тем, что содержат термины другого рода.»

Мы наблюдаем камни, и деревья, замечаем разные регулярности и описываем их с помощью эмпирических законов. Но независимо от того, как долго мы наблюдаем вещи, мы никогда не достигнем пункта, когда мы увидим молекулу. Термин «молекула» никогда не возникнет как результат наблюдений. По этой причине никакое количество обобщений из наблюдений не может дать теории молекулярных процессов.

Людвиг Витгенштейн. Биография

Людвиг Йозеф Иоганн Витгенштейн (1889–1951 гг.) – австрийский философ и логик, представитель аналитической философии и один из самых ярких мыслителей

Родился в Вене (Австрия) 26  апреля 1889г., окончив школу в 
Линце, поступил в высшую техническую 
школу в Манчестере (Великобритания), где занимался конструированием математической модели пропеллера.

Одним 
из истоков ранней философии Витгенштейна послужили логико-математические концепции Готлоба Фреге и Бертрана Рассела, под руководством которых он работал в Йенском и Кембриджском университетах.

«Дневники» 1914-1916 гг., в которых Витгенштейн выражает уверенность в безграничных возможностях новой логики, послужили основой для его главной работы раннего периода — «Логико-философского трактата», который он завершил в конце Первой мировой войны, находясь в качестве австрийского военнопленного в Италии.

(Перед началом войны он вернулся в Австрию, где в 1914 г. отправился добровольцем на фронт, а в 1917 г. он оказался в плену). В 1921 г. «Логико-философский трактат» был издан в Германии, а в 1922 г. — в Англии, со вступительной статьей Рассела.

Именно английское издание быстро сделало Витгенштейна европейской философской знаменитостью.

В «Логико-философском 
трактате» Витгенштейн стремился 
выявить границы выражения мыслей в логике языка, причем границы языка 
для него одновременно и границы 
мира. Правильная логическая символика, по мысли Витгенштейна, сама должна показывать структуру языка и мира.

Смысл может быть присущ только предложению, которое является образом (картиной, моделью) некоторой фактической ситуации. «Имена» же обладают только значением, они — простые знаки, обозначающие объекты. Объекты неизменны и поэтому образуют «субстанцию мира», изменяются лишь их элементарные комбинации — «положения дел».

Несколько «положений дел» составляют «факт», и в этом смысле «мир есть лишь совокупность фактов».

Сложные предложения Витгенштейн трактовал как функции истинности элементарных, независимых друг от друга предложений. Элементарные предложения отражают возможные «положения дел» и придают осмысленность как истинным, так и ложным предложениям естественных наук. Наиболее характерными видами осмысленных предложений являются те, которые использует естествознание.

В отличие от них логические противоречия и тавтологии лишены смысла, ибо не обозначают фактов, а только «показывают» структуру мира фактов и его пределы.

В отличие от естественных наук, философия, согласно Витгенштейну, не есть теория, стремящаяся к истине; она является аналитической деятельностью по прояснению логической структуры языка (прежде всего языка науки), устранению неясностей в обозначении.

Этические, эстетические и религиозные предложения, равно как и предложения метафизики, признаются бессмысленными, хотя и важными в экзистенциальном отношении попытками выразить невыразимое.

Своеобразный панлогизм приводит Витгенштейна к мировоззренческой позиции, созвучной «философии жизни». Мир фактов окружен «мистическим», то есть тем, что невыразимо и представляет собой интуитивное созерцание мира «в целом», «с точки зрения вечности».

Научными, рациональными средствами постигнуть эту сверхъестественную сферу невозможно.

После публикации «Логико-философского трактата» в 1921 г. Витгенштейн на несколько лет отошел от философии, работая простым школьным учителем в отдаленных деревнях Нижней Австрии.

Позже Витгенштейн пересматривает свою теорию, отказывается от выявления априорной структуры языка и мира, от идеи независимости элементарных предложений и от некоторых других положений. Теперь он подчеркивает многообразие способов употребления слов и выражений естественного языка, их вплетенность в человеческую практику.

Только использование слов в определенном контексте («языковой игре») и в соответствии с принятыми в «лингвистическом сообществе» правилами придает им значение.

В 1939 г. Витгенштейн занял должность профессора философии в Кембриджском университете. Во время Второй мировой войны он покинул университет и работал санитаром в лондонском госпитале. Осенью 1944 г. вернулся в Кембридж, где преподавал на кафедре философии до конца 1947 г. Умер Людвиг Витгенштейн 29 апреля 1951 года, Кембридж.

В своем главном произведении позднего периода – «Философские исследования» (1953 г., посмертно) Витгенштейн трактует философию как активность, направленную на прояснение языковых выражений.

Смысл же философии сугубо «терапевтический» — устранение путем анализа естественного языка не только философских, но и иных обобщений, оцениваемых им как своего рода заболевания. Философ не должен пытаться выявить внутреннюю сущность языка, ибо таковой не существует.

Его задача — описывать и выявлять границы «языковых игр».

Для позднего Витгенштейна принципиально важно различение «поверхностной» (синтаксические правила естественного языка) и «глубинной» (относящейся к способам употребления слов, к «языковым играм» как «формам жизни») грамматики, оказавшее влияние на современную лингвистическую прагматику.

Одной из причин радикального изменения позиции Витгенштейна в конце 1920-х годов послужило 
его знакомство с математическим интуиционизмом.

Развивая некоторые 
идеи в духе математического конструктивизма, Витгенштейн основное внимание уделяет 
творческому характеру процесса математического доказательства, рассматривает математику как своего рода «языковую игру».

В своих «Заметках по основаниям математики», которые с середины 1930-х годов писались параллельно с «Философскими исследованиями», он разрабатывал своеобразный кодекс «лингвистического поведения» математиков, считая ошибочными «традиционные» концепции значения математических понятий и выражений.

В философии Витгенштейна были поставлены и разработаны вопросы 
и темы, во многом определившие характер новейшей англо-американской аналитической философии.

Известны попытки сближения его идей с феноменологией и герменевтикой, а также с религиозной философией (в частности, восточной). В последние годы на Западе опубликованы многие тексты из его обширного рукописного наследия.

Ежегодно в Австрии (в городке Кирхберг-на-Векселе) проводятся Витгенштейновские симпозиумы, собирающие философов и ученых со всего мира.

Источник: https://www.freepapers.ru/10/logikofilosofskij-traktat-l-vitgenshtejna-logicheskij/244494.1644129.list1.html

Ссылка на основную публикацию