Ранняя тирания в архаической греции — студенческий портал

Ранняя тирания в архаической Греции - Студенческий портал

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА:
Восток, Греция, Рим/
И.А.Ладынин и др.
М.: Эксмо, 2004 

  • Раздел 
  • ГРЕЦИЯ
  • Глава II.

История Греции в IX—IV вв. до н. э.

2.4. Раннегреческие тирании

Период VIII-VI вв. до н. э. для многих областей Греции ха­рактеризуется захватом политической и экономической власти узурпаторами-тиранами. Однако время раннегреческих тираний длится сравнительно недолго, и в конце концов они сменяются господством, как правило, демократических режимов.

Пришедший к власти насильственным незаконным путем тиран устанавливал свой авторитарный режим, чаще всего выступая в роли защитника простого народа, демоса.

Тираническая власть являлась силой, противостоящей родовой знати и традиционной аристократии, пытавшейся в ущерб демосу сохранить свои при­вилегии.

Тиранические режимы появлялись в Греции тогда, когда об­щество выходило из состояния социального, политического и экономического равновесия.

В истории Древней Греции такие си­туации складывались дважды: в архаическое время, в период воз­рождения государственности и становления полисной системы, а также во время кризиса полисной системы, пришедшегося преи­мущественно на IV в. до н. э.

Поэтому, в отличие от поздних гре­ческих тиранических режимов IV в. до н.э., тирании архаиче­ской эпохи называют ранними или старшими.

Обычно подчеркиваются два обстоятельства, характеризую­щие раннегреческие тирании. Это прежде всего их переходный характер, а также то, что раннегреческие тирании — это отнюдь не всеобщее явление в жизни архаической Греции.

Многие фор­мирующиеся греческие полисы миновали в своем развитии этот этап.

Однако для тех, которые динамично развивались как в эко­номическом, так и в политическом отношении, раннегреческие тирании сыграли важнейшую роль, способствуя ликвидации остатков родовых привилегий знати и становлению полисного строя.

Ряд факторов, выводивших общество из состояния стабиль­ности, были причиной рождения тиранических режимов. Прежде всего это прогресс в развитии техники, определившийся в начале архаической эпохи.

В связи с широким распространением железа ремесленное производство постепенно выходило на уровень се­рийного. Деньги, появившиеся в это время, стимулировали тор­говлю и ускоряли развитие греческого ремесла.

Это, в свою оче­редь, усиливало деградацию мелких и средних крестьянских хо­зяйств, увеличивало угрозу долгового рабства.

При резком росте численности населения Греции в начале ар­хаического времени очевиден процесс ужесточения борьбы за землю.

Крестьянские участки, с одной стороны, дробятся, а с дру­гой — концентрируются в руках представителей прежней родо­вой знати. В результате этого зреет и набирает силу аграрный кризис.

Именно он стал одной из причин, нарушавших стабиль­ное состояние общества и стимулировавших появление тираниче­ских режимов.

В новых условиях прогрессивного развития техники ремес­ленная деятельность оказывалась более независимой как с эконо­мической, так и с социальной точки зрения.

Среди ремесленни­ков появилось множество иностранцев-переселенцев, ловких, предприимчивых, быстро богатеющих, умеющих и желающих реализовать свой интеллект и трудовой потенциал.

Однако они не входили в состав давно сложившихся родовых объединений, поэ­тому не могли реализовать свои способности в области сельского хозяйства, так как правом владения землей на территории рож­дающегося полиса они не обладали. Не могли они участвовать и в политической жизни общины.

Однако роль таких переселенцев в экономической жизни все более и более возрастала, соответствен­но усиливались и их амбиции на участие в управлении коллекти­вами граждан. Это не могло не привести к обострению социаль­ных отношений в рамках рождающихся греческих полисов.

Постепенно ремесло приобретало тенденцию объединения с торговлей. В недрах прежнего общества появилась прослойка знати, которая связывала свою хозяйственную деятельность ис­ключительно с торговыми операциями. Именно представители этой знати в ремесле, которое они начинают контролировать, ис­пользуют труд рабов.

Рабский труд — это новая форма богатства, приобретавшая со временем все большую и большую роль.

Так как растущее ремесленное производство требовало все большего числа рабов, на фоне аграрного кризиса, приводившего к обеззе­меливанию и разорению значительной части крестьянства, угро­за долгового рабства сородичей усиливалась.

Таким образом, те регионы Греции, где быстрее всего разви­вались ремесло и торговля, где обострение аграрного кризиса в результате обезземеливания и угроза утраты личной свободы ши­роких слоев земледельческого населения проявлялись в наиболее резких формах, становятся районами значительной социальной и политической нестабильности. Реакцией на этот процесс и было появление тиранических режимов, причем тиран, захвативший власть, выступал, как уже отмечалось, в качестве защитника, по­кровителя разоряющихся земельных собственников, в лучшем случае мигрировавших в города для занятия ремеслом в качестве наемных работников. Именно им угрожало долговое рабство.

В основном деятельность тиранов осуществлялась в интере­сах демоса. Они давали ему работу, начинали строительство об­щественных сооружений, украшали и благоустраивали города, вели войны с соседями, способствуя увеличению мощи своей об­щины, своего полиса.

Но при этом, захватив власть, тираны на­чинали расправу со своими противниками — выходцами из ста­ринных и знатных аристократических родов. Дело в том, что знать в это время была наиболее организованной, а также наибо­лее богатой и влиятельной частью общины-полиса.

Именно она представляла собой наибольшую опасность для единоличной вла­сти тиранов. Таким образом, обеспечивая себе удержание власти кровавыми репрессиями, тираны тем самым ослабляли господ­ство прежней родовой аристократии, занявшей в свое время веду­щие позиции в политической жизни греческих полисов.

Подавляя аристократические круги, тираны тем самым объективно усили­вали демос и, сами того не желая, готовили себе бесславный ко­нец.

Поздняя греческая традиция в основном отрицательно рисует деятельность таких тиранических режимов в архаической Греции, как правление Кипсела и Периандра в Коринфе, Феагена в Мегарах, Орфагоридов в Сикионе, Писистратидов в Афинах, Поликрата на Самосе и других.

Но как только общество начинало чувствовать себя более сильным и консолидированным, оно срав­нительно легко избавлялось от этой тяжкой и суровой единолич­ной власти, так как сама тирания была порождена временной, ненормальной ситуацией и прочным режимом никогда не явля­лась.

Сыграв решающую роль в борьбе с родовой знатью, ранне- греческая тирания расчищала путь для утверждения полисного строя и к началу V века до н. э. почти повсюду была заменена ре­жимами полисных республик.

Источник: https://alpan365.ru/istoriya-drevnego-mira/rannegrecheskie-tiranii/

Ранняя греческая тирания. Формирование полисной системы. | Мифы и легенды Древней Греции

Ранняя греческая тирания.

Проблема ранних («старших») тираний напрямую связана с колонизацией и крупными изменениями в общественном укладе VII-VI вв. до н. э.

Тирания основана на политическом насилии по отношению к определенной части общества и авторитете одного правителя — наиболее простая форма власти, явившаяся лишь ступенью при восхождении греков к более сложным представлениям о демократии.

В Греции эпоха тирании представляла собой переходный этап, причина которого лежала в потере социального равновесия. Период активного хозяйственного развития сопровождался общественными смутами, вызванными поляризацией общества, резко разделившегося на бедных и богатых.

Разрыв этот был велик, и для его уничтожения в ряде городов возникают тиранические режимы.

В архаическую эпоху статус знатного человека составлялся из двух компонентов: древности рода и богатства гражданина. Понятия «родовитый» и «бедный», вполне совместимые еще во времена Одиссея, уже не применимы к знати архаической эпохи.

Основная часть простого народа стремилась к участию во власти, поэтому именно в смутное время у греков постепенно вырабатывалось представление о гражданстве. Тираны выступили врагами общества, связанного со старыми порядками, то есть господством знати.

Основная цель новых правителей — истребление аристократии, поэтому тирания как явление разрушительное не могла носить прогрессивный характер. С другой стороны, правители выражали интересы рядовых граждан и часто, сами того не подозревая, расчищали дорогу демократии.

В таком случае народ сам избирал тиранов, и их приход к власти не был связан с прямым насилием.

Выделяют 2 вида тирании: первый — тирания, установленная в результате борьбы демоса с родовой знатью, — из их противодействия и рождалась новая форма власти; второй вид — тирания греческих ставленников Персии, подчинившей полисы на западном побережье Малой Азии и близлежащих островах, — эти тираны проводили проперсидскую политику, когда с VI в. до н. э. молодое персидское государство начало набирать силу. Однако в целом тиранические режимы в Древней Греции не стали повсеместным явлением.

Тирания Поликрата на о. Самос (540).

Тиран Поликрат правил на острове Самос около 540 г. до н. э.

Он произвел политическое объединение острова, уничтожил родовое деление на филы и заменил его территориальным, поскольку административное деление насильственно разрушало родовые связи.

Был создан большой военный флот и проведены крупные строительные работы: возведены стены, оборонительные сооружения, устроена удобная гавань, проведен водопровод.

Поликрат не удовольствовался властью на Самосе и попытался распространить свою власть на Кикладские острова с целью захвата выгодных торговых путей. В 523 г. до н. э. при храме Аполлона на острове Делос он в свою честь учредил общегреческие празднества. Усиление Самоса не понравилось персам, которые заманили Поликрата в ловушку в Азии и там распяли. Больше на Самосе тирания не возникала.

Тирания Периандра в Коринфе (627-585).

В Коринфе тираны находились у власти около 70 лет (на рубеже VII-VI вв. до н. э.). С их приходом началось развитие колонизационной деятельности — Коринф стал метрополией многих западных апойкий. Наибольшую известность получил тиран Коринфа Периандр, правивший с 627 по 585 гг. до н. э. При нем происходит прямое покорение колоний, часто не подчинявшихся метрополии.

Коринф расширяет внешние связи и усиливается на западном направлении: например, торгует с Иллирией, откуда привозят серебро для чеканки монет, которые впервые появляются не ранее VII в. до н. э.

Коринф поддерживает отношения с Италией, Египтом, Испанией, Северным Причерноморьем, Сирией, Кипром — торговля с ними приобретают широкий размах.

Коринф становится центром металлообработки, текстильного ремесла и кораблестроения; он родина якоря и триеры — самого быстроходного корабля того времени с тремя рядами весел.

В Коринфе и его колониях суды знати заменяются судами по территориальным округам, упраздняются общие трапезы и система общественного военного воспитания юношей.

Последние меры Периандра направлялись против родовой аристократии, в глазах которой появление тирании стало гибелью старинных порядков, доблести знатных родов и самого представления об исконном благородстве, разрушением традиционных обычаев, поддерживавших культуру высших слоев общества.

Впрочем, для истории Коринфа это был временный этап. Как провещал дельфийский оракул одному из последующих тиранов Коринфа: «Будешь править ты и твои дети, но не дети твоих детей».

Формирование полисной системы.

Слово «полис» имеет три значения: город, государство и гражданская община. В представлении греков все три значения сливались воедино.

Ученик философа Платона Аристотель, изучавший различные виды государственного устройства греческих городов, в своей книге «Политика» определил полис как политическое объединение граждан для создания наилучших условий их духовной и материальной жизни, имеющей своей целью общественное благо, под которым Аристотель понимал справедливость, выраженную в гражданском равенстве1.

Города-государства существовали и до архаической эпохи, но в них были клановые порядки. Преодоление родовых традиций стало решающим для возникновения таких явлений как полис и государственность. Оформляются новые структуры управления и самосознание граждан.

Для создания полиса существовали определенные предпосылки. Одна из первых — географический фактор. Греция хребтами разделена на множество долин, внутри которых поселения не могли укрупняться. Небольшие по размерам территории, пригодные для жизни, обусловили немногочисленность общин, то есть одно из основных условий создания демократии — маленький гражданский коллектив.

Вторая предпосылка связана с отсутствием в гомеровскую эпоху крупных дворцовых комплексов и индивидуализацией производства. Хозяйства становятся самодовлеющими, складывается широкий слой мелких земледельцев, лично свободных. Вместе с центральной властью исчезает необходимый для экономического объединения фактор.

В этом одно из основных отличий греческих городов от восточных, где дворцовые или храмовые хозяйства играли объединяющую роль, регулируя религиозную, культурную и производственную жизнь людей.

В Греции эпохи «темных веков» и архаики центральная, объединяющая полисы власть отсутствовала, поэтому поселения оставались разрозненными и постоянно враждовали друг с другом.

Частая взаимная вражда стала третьей предпосылкой для создания полисной системы, поскольку внешняя опасность является мощным объединяющим началом. Наличие угрозы со стороны соседей стало причиной консолидации граждан. Возникновение первых полисов происходило путем так называемого синойкизма — начавшегося еще в «темные века» процесса слияния нескольких родовых поселков в один.

Последней, четвертой, предпосылкой возникновения полиса явилось установление тиранических режимов, окончательно сломивших власть знати и открывших дорогу демократии, которая как система сложилась в Греции к V в. до н. э.

Источник: https://www.ancientmyth.ru/istoriya/polisnyy-period/rannyaya-grecheskaya-tiraniya-formirovanie-polisnoyo-sistemy

Ранняя греческая историография и поздняя античная литература о сущности тирании

Статья посвящена взглядам представителей ранней и поздней античной литературы на сущность тирании.

Факт установления тирании при поддержке широких слоев населения, имеющий место в ряде греческих полисов, свидетельствовал о том, что тирания, несмотря на проявление в ней крайне индивидуалистических тенденций, опору на военную силу, несла в себе и консолидирующие черты, присущие царской власти басилеев, выступала покровителем и защитником интересов населения полиса, гарантом социальных изменений. Отсюда тирания могла быть наделена особой харизматической привлекательностью, иметь религиозную легитимацию, подтверждать свою власть божественной волей и служить показателем, основанным на завидном положении и богатстве. Претенденту на тираническую власть давался редкий шанс получить право не только управлять полисом, но и добиться славы и почести. Негативный взгляд на тиранию, который был характерен для позднейшей литературы, отражал мнение лишь ограниченного круга лиц, прежде всего аристократической элиты, испытавшей на себе давление со стороны единоличной власти тирана. 

Читайте также:  Реформы солона - студенческий портал

Древнегреческая тирания стала типичным характерным для греков явлением в эпоху становления древнегреческой цивилизации.

Более того, в силу исторических обстоятельств, сложившихся в Греции в эпоху архаической революции VIII-VI вв. до н.э., тирании суждено было сыграть и определенную позитивную роль.

Тирания представляла собой этап на пути к образованию античного полиса и полисной демократии, классическим примером которой стали Афины.

  • Цель работы: раскрыть взгляд на сущность тирании, исходя из тех сведений, которые дает нам ранняя греческая историография, а также позднейшая античная литература.
  • Само слово τύραννος («тиран»), обозначающее единоличного правителя и использовавшееся в источниках как синоним к словам βασιλεύς («царь»), ήγεµών («гегемон, руководитель») и µονάρχος («монарх»), негреческого происхождения, было заимствовано в Греции, вероятно, из Лидии [1].
  • И все же этот термин отличался от обычной царской власти, хотя и имел с нею родственные свойства.

На ранней стадии развития древнегреческого общества между понятиями «тиран»  и «басилей»  не было четко выраженного отличия, тем более противопоставления друг другу. Тираны сами называли себя басилеями, т.е.

царями, пытаясь представить себя перед окружающим миром продолжателями дела гомеровских басилеев по восстановлению древней царской власти [2]. Могли именоваться ими официально [3]. Ранние тираны Сиракуз официально принимали титул царя [4].

Однако, подобная практика широкого распространения не получила.

Подобные соотношения понятий «басилей» и «тиран» можно было объяснить переходным состоянием,в котором находилось греческоеобщество  на пути складывания полисных отношений,  между  царской

властью, переживающей институциональный кризис и тиранией, начинающей формироваться как общегреческий феномен. В руководящую элиту полисов проникают представители из вне правящих царских династий, которые захватывают власть силой и узурпируют эту власть.

Первым ранним тираном в эпоху архаики являлся Фидон Аргосский (хронология правления колеблется в рамках VIII-VII вв. до н.э.), представитель царской династии Теменидов.

Типичным по природе тираном-узурпатором может рассматриваться лидийский царь Гигес, о котором сообщает поэт середины VII в. до н.э. Архилох. В 685 г. до н. э.

Гигес насильственно захватил трон в Лидии, предварительно свергнув правящего царя Кандавла.

Возможно, что Гигес и стал образцом для подражания многим авантюристам в Греции, последовавшимего примеру относительно того каким способом можно было приобрести власть.

В ранней греческой историографии того времени еще отсутствует негативный взглядавторов на сущность тирании. Негативная оценка тирании будет характерна для более поздней античнойлитературы.

Однако подобный взгляд на тиранию, выработанный в аристократической среде в VI в. до н.э.,  и не только воспринятый, но и дальше развитый демократической идеологией V столетия до н.э.

, выглядит весьма тенденциозным и требует со стороны исследователя серьезного критического осмысления.

Отношение к тирании античных авторов довольно разнообразное.

Поэт Архилох, называя Гигеса тираном, не завидует ему несмотря на то, что тот имеет много золота и выражает собственную позицию к тирану, заявляя, что сам он вовсе не хотел бы им стать (fr. 22 Diehl3).

В другом стихотворении Архилоха отношение к тирании прослеживается уже более четко: тиран, который силой захватывает город, заслуживает славу и почет, и ему будут завидовать многие люди (fr. 23 West).

Таким образом, тирания у Архилоха служит показателем, основанным на завидном положении и богатстве, к которому стремится чуть-ли не каждый смертный и тирания устанавливается насильственным путем.

Подобные суждения о тирании мы найдем у Семонида Аморгосского, жившего в конце VII в. до н.э. Семонид связывает тиранию с большим богатством.

В одном из своих стихотворений о женщинах он заявляет, что только тиран или богач, ради того, «чтоб тешиться такой ненужной мишурой» (fr.

7, 57-70 Diehl3), в состоянии содержать жену, не желающую ничего делать в доме, кроме как красоваться своей внешностью.

Таким образом, в ранних источниках тирания предстает перед нами неким силовым ресурсом, с помощью которого можно добиться славы, богатства и власти.

В греческом мире силовые приемы захвата власти не являлись редкостью. Первым греческим тираном, который с помощью гоплитов в 655 г. до н.э. сверг власть знатного рода Бакхиадов стал Кипсел  в Коринфе. Опора на силовые ресурсы происходила и при захвате тиранами власти в других греческих полисах, помимо коринфского.

Тирания опиралась не только на военную силу.

Как и восточные деспоты, новоявленные правители в лице тиранов опирались на религиозную легитимацию своей властидля обоснования её божественной природы, чтобы, таким образом, выглядеть перед окружающими божественными избранниками.

Согласно сведениям Геродота, только тогда, когда дельфийский оракул официально благословил власть Гигеса, народ, восставший против его тирании, сложил оружие и признал его власть (Hdt., I, 13).

Греческие тираны, приходя к власти, «возводили храмы, учреждали культы, вводили религиозные празднества, т.е. поступали во истину как «первосвященники» [5].

Способы легитимации власти тираном могли быть различными: от попыток связать свое происхождение с генеалогическим древом басилеев до проведения реформ полисного устройства с тем чтобы закрепить за собой статус правителя [6].

Будущие тираны, старались обратить на себя внимание со стороны граждан полиса своими победами на олимпийских играх [7], военном поприще.

Но самым эффективным средством,как для достижения власти, так и ее упроченияна более продолжительный срок, являлась харизма. Благодаря особой харизме, которой, как правило, уже обладали кандидаты в тираны до того, как захватывали власть в полисе, они довольно быстро реализовывали свою цель, и значительно укрепляли свое господство в общине.

Особая харизма правителя, как элемент божественногоправа, являлась одной из важных черт восточной деспотии.

Появление правителейвне правящей династии посредством заговора или переворота, которые, смещая таким образом своего предшественника, устанавливали власть, могло означать, что официальный монарх утратил свою харизму.

Если у нового правителя обнаружится недостаток, а хуже того отсутствие харизмы, его правление станет краткосрочным и, вдобавок крайне тяжелым для поданного населения деспотического государства.

Гомеровским грекам были знакомы подобного рода явления и царская власть также наделялась особой харизматической силой. Когда на смену басилеям к власти приходили новые преемники в лице тиранов, последние изо всех сил стремились заслужить у окружающих харизматическую привлекательность,  чтобы, по примеру племенных вождей басилеев, быть такими же почитаемыми.

Разница между восточными и греческими тиранами заключалась в том, что «восточные тираны свергали царей и сами становились законными царями, а греческие тираны свергали не царей, а существующий   государственный   порядок,   основанный   на   замещении   должностей.   Поэтому  слово «тиран» для них не было ни титулом, ни должностью, а просто неофициальным названием» [8].

С конца VII в. до н. э. в оценке тирании со стороны её современников начинает преобладать негативный взгляд, исходящий, прежде всего, из аристократической среды. Так, например, Алкей из Митилены негодует по поводу правления в его городе тиранов Мерсила и Питтака (fr.

39; 87; 101 Diehl3). Подобная реакция Алкея к тиранам объясняется с его стороны политическими взглядами. Как проигравший  в борьбе за власть, он вынужден был уйти в изгнание. Разумеется, что взгляды Алкея выражают интересы не всего населения города, а лишь узкой его части.

Он же сообщает нам важные сведения о том, что митиленский демос по доброй воле сделал Питтака тираном (fr. 87 Diehl3). Из этого следует вывод о широкой социальной поддержке Питтака населением города. В борьбе за установление тиранической власти в полисе Питтак использует широкий демократический ресурс.

Феогнид Мегарский (VI в. до н. э.), подобно Алкею, также негативно относится к тирании.

Власть, которой завладели «дурные», стремящиеся к наживе (48 sqq.

), для Феогнида представляется главным злом, поскольку в их среде появляются вожди-тираны, для которых алчность и дерзость (50; 1082) являются привычными ценностными атрибутами.

Эти пороки способны погубить город и породить тиранию (541 sq.; 603 sq.; 693 sq.; 823; 1103 sq). Тирана Феогнид называет «пожирателем народа» (1181 sqq.).

Таким образом, оценка тирании, исходящая от Алкея и Феогнида,носит в целом тенденциозную окраску и воплощает в себе такие черты как эгоизм, дерзость и стремление к наживе [9].

«Такое отношение Феогнида вызвано тем, что тирания возглавила движение «дурных» и отвечала их устремлениям, а это шло вразрез с аристократической этикой поэта. Действительно, если, как говорит Аристотель, тираны выступали против власти знатных и богатых (Pol., 1305 а 21 sqq.

) и обещали удовлетворить экономические требования народа, то такой аристократ-традиционалист, как Феогнид, должен был воспринимать   это как алчность и дерзость» [10].

Интересно проследить отношение к тирании известного афинского политика и законодателя Солона. Отрицательное отношение к тирании отвечало его мировоззренческим интересам, основанным на благозаконии и справедливости. Главным своим призванием Солон считал сдерживание враждующих сторон, чтобы не дать «ни одной одержать верх над другой» (fr. 5, 5 sq. Diehl3).

По мнению Солона, если бы ктонибудь другой на его месте, взял власть, он бы не сдержал народ (fr. 24, 20 sqq. Diehl3), но «снял бы масло, сбивши молоко» (fr. 25, 6 sqq. Diehl3), то есть для себя поимел бы выгоду и смог обогатиться. Народ ждал от Солона тирании, чтобы при этой власти кто-то мог разбогатеть за счет награбленного (fr. 23, 13 sqq. Diehl3).

Объектом грабежа стали бы, прежде всего, аристократы и те, кто разбогател благодаря новым занятиям, связанных с получением торгового капитала. Но это противоречило взглядам Солона и поэтому он не оправдал ожидания толпы: ему было не по душе «силой править тирании, как и в пажитях родных дать худым и благородным долю равную иметь» (fr. 23, 19 sqq. Diehl3).

Кроме того, Солон отказался от тирании и по причине нежелания запятнать свое имя позором (fr. 23, 8 sqq.).

Таким образом, свое отношение к тирании Солон в целом демонстрирует как негативное, основанное на резко эгоистических устремлениях личности.

В то же время, Солон идет на примирение с тиранией, но только при одном условии: если она будет приносить пользу народу. Эту функцию тирании выполняла в прошлом царская власть басилеев.

Именно такую тиранию и видит Солон в лице Писистрата, правлению которого дает высший балл, как «золотой век бога Крона». Понятие тирании у него употребляется как синоним к слову µοναρχία («монархия») [11].

Таким образом, тирания со стороны современников характеризуется как с негативной, так и позитивной точек зрения.

Факт установления тирании при поддержке широких слоев населения, имеющий место  в ряде греческих полисов, свидетельствовал о том, что тирания, несмотря на проявление в ней крайне индивидуалистических  тенденций,  опору  на  военную  силу,  несла  в  себе  и  консолидирующие черты, присущие царской власти басилеев, выступая покровителем и защитником интересов населения полиса, гарантом социальных изменений. Поэтому тирания в сознании греков могла ассоциироваться как попытка возрождения царской власти. Отсюда тирания могла быть наделена особой харизматической привлекательностью, иметь религиозную легитимацию, подтверждать свою власть божественной волей и служить показателем, основанным на завидном положении и богатстве, к которому стремился чуть-ли не каждый смертный. Претенденту на тираническую власть давался редкий шанс получить право не только управлять полисом, но и добиться славы и почести. Негативный взгляд на тиранию, который был больше характерен для позднейшей литературы, нежели для ранней, отражал мнение лишь ограниченного круга лиц, прежде всего, аристократической элиты, испытавшей на себе давление со стороны единоличной власти тирана.

  • White Μ.Ε. Die griechische Tyrannis // Die ältere Tyrannis bis zu den Perserkriegen / Hrsg. K.Kinzl. – Darmstadt, 1979. – S. 185 f.; Barcelo P. Basileia, Monarchia, Tyrannis. – Stuttgart, 1993. – S. 83; Туманс Х. Рождение Афины. Афинский путь к демократии: от Гомера до Перикла (VIII-V вв. до н. э.). – СПб: Гуманитарная Академия, – С. 297.
  • Schachermeyr Peisitratos von Athen // Die ältere Tyrannis bis zu den Perserkriegen / Hrsg. K.Kinzl. – Darmstadt, 1979. – S. 97; De Libero L. Die archaische Tyrannis. – Stuttgart, 1996. – S. 37 f.; Ogden D. The Crooked Kings of Ancient Greece. – London, 1997. – P. 148 ff. u.a.
  • Туманс X. Указ. соч. – С. 299 (здесь же дается ссылка на других исследователей, разделяющих аналогичную точку зрения.
  • Oost I. The Tyrant Kings of Syracuse // ClPh. – 1976. – Vol. 71. – N 3. – P. 224 – 236.
  • Суриков И.Е. Античная Греция: политики в контексте эпохи: архаика и ранняя классика / под ред. Л.П. Маринович – М.: Наука, – 351 с. – С.60.
  • О способах легитимации власти тираном см.: Андреев Ю.В. Тираны и герои. Историческая стилизация в политической практике старшей тирании // ВДИ. – – № 1. – С. 3-7.
  • Зельин К.К. Олимпионики и тираны // ВДИ. – – №4. – С. 21-29; Bengtson Η. Kleine Schriftenzuralten Geschichte. – München, 1974. – S. 190-207.
  • Туманс Х.Указ. соч. – С.
  • De Libero Diearchaische Tyrannis… S. 32 ff. 10 Туманс Х. Указ. соч. – С. 301.
  • De Libero L. Diearchaische Tyrannis… S. 33 f.
Читайте также:  Виды связи в реляционной модели данных - студенческий портал

Фамилия автора: В.Н. Вдовин

Источник: https://articlekz.com/article/18157

Тирания в Древней Греции

Раннегреческая тирания в Ионии (Эрифры) (Лаптева М. Ю. (Тобольск)Тирания в архаических Эрифрах)

Тирания же в полисах Малой Азии, в особенности Ионии, гораздо реже попадали в поле зрения исследователей. Показательно, что из более чем двух десятков старших ионийских тираний обстоятельна изучена лишь тирания Поликрата на Самосе.

Одним из таких ценных свидетельств представляется рассказ уроженца Эрифр Гиппия2. Фрагмент из первой книги истории Эрифр Гиппия сохранился в переложении Афинея (VI, 74—75, р. 258 f — 259f).

Гиппий рассказывает, что против басилея Эрифр Кнопа составили заговор трое его приближенных, Ортиг, Ир и Эсхар. Однажды, когда Кноп поехал в Дельфы, они, находясь на корабле в его свите, связали басилея и бросили его в море. Затем направились на Хиос, взяли отряд у хиосских тиранов Амфикла и Политекна и тайно вернулись в Эрифры.

Во время всенародного праздника в честь Артемиды Строфеи по сигналу трубы крепость Эрифр была захвачена Ортигом и его сторонниками, многие из друзей Кнопа были убиты, а жена басилея, Клеоника, бежала в Колофон. Ортиг, Ир и Эсхар утвердили в Эрифрах свою тиранию.

С помощью хиосского отряда они уничтожили всех противящихся им, отменили действующие законы и стали управлять Эрифрами по своему произволу.

Тираны, как пишет Гиппий, не допускали граждан в верхний город, за стенами же его, перед воротами, они построили дикастерий и вершили суд, надев пурпурные плащи и хитоны, окаймленные пурпуром. Тираны носили роскошные одежды, вычурную обувь, золотые украшения, подобные женским, отпускали длинные волосы, укладывая их локонами.

Ортиг и его соправители заставляли одних эрифрян носить их носилки, других — сопровождать, третьих — идти впереди, расчищая путь.

В своих бесчинствах тираны дошли до того, что приказывали гражданам приводить к ним своих жен и дочерей, принуждали к сожительству юношей, неповинующихся же наказывали смертью.

Когда кто-нибудь из приближенных тиранов умирал, эрифрян, истязая бичами, заставляли с громкими воплями их оплакивать.

Так продолжалось, заканчивает свой рассказ Гиппий, до тех пор, пока не вернулся с отрядом брат убитого басилея Кнопа, Гиппот. Гиппот, поддержанный эрифрянами, истребил тиранов и их приверженцев, после чего восстановил прежние порядки.

Отметим, во-первых, что тирания Ортига, Ира и Эсхара устанавливается в результате заговора и насильственного захвата власти. Аналогичную ситуацию мы видим в Афинах (попытка установления тирании Килоном. — Her., V, 71; Thuc, 1, 126; приход к власти Писистрата.

— Arist. Ath. pol., 14,1), на Самосе (узурпация власти Поликратом и его братьями.— Polyaen., 1, 23) .3 Сходным образом, вследствие заговора и свержения правящего царского рода Басилидов, утверждается тирания Пифагора в Эфесе (Baton Sinop., FgrHist 268 F 3).

Далее, эрифские узурпаторы опираются на военную помощь аристократии других государств подобно Писистрату (Arist. Ath. pol., 15, 2; Her., I, 61) и Поликрату (Her., III, 45; Polyaen., 1,23).

Ортиг и его соправители притесняют сограждан, подвергают их всевозможным унижениям. Аналогичные примеры можно найти в политике афинских Писистратидов (Thuc, VI, 54—56; Arist. Ath. pol., 18—19), коринфского тирана Периандра (Her., V, 92), Поликрата на Самосе (Her., III, 44—45).

Таким образом, рассказанная Гиппием история эрифрской тирании вновь убеждает в невозможности связать старшую тиранию с интересами и задачами демократического движения, представить ранних тиранов выразителями народных интересов, как это не раз предпринималось в зарубежной и особенно в советской историографии.4

В заключение относительно терании в Ионии: эрифрская тирания Поликрата на Самосе представляет, по моему мнению, начальную ступень, ранний тип в развитии этой формы правления в условиях архаической Ионии. Если эрифрские тираны управляют методами ничем не прикрытого, откровенного насилия.

Тирания в Древней Греции

Большое значение в политическом развитии Греции в VII–VI вв. до н. э. оттеснении родовой знати от власти в целом ряде греческих полисов и укреплении положения торгово-ремесленной верхушки имела деятельность так называемых тиранов.

Тиранами называли лиц, как правило, довольно знатного происхождения, которые насильственно захватывали власть в тех или иных полисах, подчиняли своему влиянию действующие органы управления (в частности, аристократический совет старейшин и традиционные магистратуры).

Заметное явление в истории архаической Греции — тирания. Термины «тиран», «тирания» образованы на лингвистической основе лидийского языка. По существу в городе-полисе власть захватывалась узурпатором, который в своей политической деятельности игнорировал законы и волю традиционных учреждений, таких как совет, народное собрание и др.

Социально-политический кризис, через который прошли многие малоазийские города — Милет, Эфес, города эгейского региона — Лесбос, Хиос, Самос, влиятельные полисы — Мегары, Коринф, Афины, Сиракузы и др., завершился установлением режима личной власти.

Методы правления тиранов отличались популизмом, политикой заигрывания с демосом путем популярных установлений против роскоши богатых слоев общества, демагогическим заступничеством за права малоимущих, показательными разделами конфискованных земель…

Часто тирания была самым простым способом разрешения конфликта со своими политическими оппонентами. Потерпевшие поражение подвергались высылке, казна пополнялась их имуществом. В результате реальная политика наполнила содержанием термин «тирания» и придала тот негативный оттенок, что мы встречаем у позднейших историков.

Основную цель тирании — ослабление родовой аристократии — удалось воплотить таким известным правителям как Поликрат, Кипсел, Периандр и другие.

Самосский тиран Поликрат (вторая половина VI в. до н. э.), опираясь на ремесленно-торговые слои, развернул широкую общественную программу, завершившуюся созданием могущественного флота, развитой системы строительства полиса.

В бытность тирана Поликрата в Самосе был сооружен водопровод с уникальной для своего времени системой и масштабом подземных сооружений, земляной мол в море (360 м длиной), великолепный и знаменитый самосский храм.

К числу достоинств краткого периода тирании Поликрата относят его активную объединительную политику в отношении островных государств Эгейского моря, попытку пробиться в Причерноморский регион. Тирану приписывают покровительство изящным искусствам, поэзии (таким высоким вниманием были отмечены знаменитые поэты Анакреонт и Ивик).

Полис на острове Самос славился энергичной торговой и внешнеэкономической политикой, что и привело к постепенным ответным действиям окружающих государств. По легендарным сведениям могуществу тирана и процветающему его полису завидовали даже египтяне.

А недолговечный период правления Поликрата завершился вмешательством заинтересованных в этих территориях персов, как бы призванных историей подчеркнуть слабость и переходный период этой политической формы правления.

Коринфский демос поддержал в середине VII в. до н. э. тирана Кипсела. Им был изгнан род Бакхиадов, а земли и имущество побежденных поделены. Периандр, его сын и преемник (627 — 585 гг.), оставил заметный след в развитии Коринфа. В результате реформ была создана могущественная держава, территория которой простиралась от островов Ионического моря до Адриатического.

В целях совершенствования товарно-денежного обращения и торговли заменена денежная система, прорыты каналы. Укрепляя авторитет земледельцев, Периандр усилил их позиции в представительной власти, образовал новый совет. Именно он поднял земледельческий культ бога Диониса на общегосударственный уровень. В самом городе строятся общественные здания, поощряются искусства.

В этот период создаются знаменитые коринфские вазы.

В социальном плане коринфский тиран следовал путем вытеснения аристократии и поощрения мелких и средних демократических прослоек. Так появились территориальные филы, ограничено число рабов.

Тиран Коринфа Периандр был сыном Кипсела и Кратенды. Как и его время, он был противоречивой и сложной натурой. Его законы были направлены против бегства из страны, праздности и роскоши. Древняя традиция включила его в число «Семи мудрецов». Ему приписывают изречение: «Управление — это все»

При Периандре Коринф вывел колонии в Адриатику, а на Халкидике была основана Потидея.

В целом непрочность социальной базы привела коринфский режим тирании к падению, которое последовало после смерти Периандра.

Тирания была результатом внутриполитической борьбы, а, следовательно, для этого явления характерны издержки. Тирания подняла авторитет личности, но, будучи вынужденным политическим шагом в период кризиса, вскоре перестала удовлетворять общественным условиям. Долговременность тирании в Сикионе, Коринфе и Афинах объяснялась ее пронародным характером, строгим соблюдением законов полиса.

В Афинах тирания начиналась с широкого движения беднейшей части афинского крестьянства. Во главе демоса в качестве вождя (институт простатов) стал Писистрат. Он и захватил Афинский акрополь и, следовательно, власть в 562 г. до н. э.

Как обязательный эпизод в этом восстании фигурирует гвардия (из 300 человек).

Поддержка демосу в период тирании Писистрата осуществлялась весьма широко: для обеспечения общественных работ проводилось благоустройство городов — строительство водопроводов и фонтанов, возведение новых храмов, портовых сооружении, портиков на агоре, главном жизненном центре раннегреческого города.

Полисы в Древней Греции почти все прошли через стадию тирании, причем проявления системы были достаточно разнообразны.

Возникновение тираний было неизбежно и в олигархических полисах. Против олигархии выступили неполноправные. В Леонтинах олигархия в VII в. до н. э. была свергнута под предводительством Панетия. В Эрет-рии фигурирует группировка демоса во главе с Диаго-ром.

Олигархические полисы вынуждены были принимать законы против концентрации власти в руках небольшого круга должностных лиц, близких родственников, продолжительного занятия должности. Имеются данные об одном из таких законов, который был принят во второй половине VII в. до н. э. в Дреросе и касался занятия должности косма.

Раньше всего во второй половине VII в. до н. э. тирания была установлена в городах Коринфе, Мегарах и Сикионе. В VI в. до н. э. тиранические режимы были установлены в Милете, Афинах, на острове Самое и других островах Эгейского моря, в ряде полисов Южной Италии и Сипилии.

Захватившие власть тираны в целом проводили политику, направленную против господства старой родовой аристократии. Они не только отстраняли от власти многие знатные роды, но и конфисковывали их имущество и земли, изгоняли из полиса, освобождали зависимых от них лиц.

Тираны поддерживали торгово-ремесленные круги и мелких земледельцев, поощряя занятия ремеслами и торговлей, строили торговые корабли и благоустраивали порты, чеканили монеты и обеспечивали безопасность торговых путей.

Однако тирания в Греции была кратковременным явлением. Пока тираны вели борьбу с господством родовой знати, проводили реформы в пользу широких кругов населения, способствовали экономическому процветанию полисов, их режим находил сторонников.

Но вскоре правление тиранов стало приобретать деспотический характер, порождая насилия и злоупотребления как самих тиранов, так и их приближенных. Население перестало их поддерживать, и тираны были изгнаны или погибли в борьбе. К концу VI в. до н. э.

тирания как форма государственного правления изжила себя и была уничтожена почти во всех греческих городах.

В целом тирания сыграла важную роль в борьбе с господством консервативной родовой знати, она расчистила дорогу для утверждения полисного строя, подготовила условия для укрепления торгово-ремесленных слоев и повышения их роли в обществе и управлении.

Законодательное закрепление прав рядовых граждан, уничтожение кабального рабства и смягчение долгового права, изменения в военном деле, приведшие к повышению значения тяжеловооруженных воинов-гоплитов, укрепление роли народного собрания как политического органа приводили к консолидации гражданского коллектива полиса, повышению роли средних прослоек полисного гражданства, располагающего некоторым достатком, защищающего свой полис в фаланге гоплитов, участвующего в народных собраниях, где обсуждались дела родного полиса.

В слабых аграрных областях не складывалась тирания. Это прерогатива полисов промышленно-торговой ориентации, где торгово-экономические факторы порождали большие материальные богатства и личностей, выступавших за перераспределение властных функций. Яркий пример дают досолоновские Афины, где особенно проявился дестабилизирующий момент участия новых людей в политической борьбе.

Аристотелевская модель идеальной тирании предусматривала скромный образ жизни главы режима и наличие посредников — айсимнетов, избранных народом. Однако в практике известных тиранов были заложены противоречия, которые привели к падению тирании.

Читайте также:  Дореляционные модели данных - студенческий портал

Позиции Фукидида по вопросу о тирании донесли скептический взгляд на общие последствия тираний в эллинских государствах. Вопреки конкретным фактам, историк делает общий вывод о недостойных целях тиранов, сводивших благо народа только к собственному благополучию и безопасности своего положения.

Именно поэтому, рассматривая опорные силы этих режимов, мы находим, что отношения тирана и демоса строились при активном участии наемной гвардии. Наемные телохранители или отпущенные на свободу рабы охраняли форпост тирана, обычно располагавшийся на акрополе.

Геродотово свидетельство о том, что дельфийский оракул ответил Кипселу, подтверждает непрочность и недолговечность сосредоточения власти в руках единоличных правителей. Они сыграли свою роль, и властью завладели рабовладельцы.

Уничтожив господство родовой знати, древнегреческое общество встало перед необходимостью введения государственных институтов в форме республиканского правления или в форме рабовладельческой демократии с участием свободных граждан.

Второй путь, который приводил к власти самых влиятельных рабовладельцев, являл собой рабовладельческую олигархию.

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s6168t18.html

Аристократия и демос: политическая элита архаических и классических АфинТекст

© Суриков И. Е., текст. 2009

© Григоренко М. В., оформление. 2009

© Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2009

Введение

Исключительно значительную роль в общественной жизни всех древнегреческих полисов, в том числе и демократических, играли политические элиты различного характера (аристократические, демократические, олигархические и т. д.).

В историографии античности этот фундаментальный фактор зачастую недооценивается или принимается во внимание не в полной мере, а между тем он принципиально важен для понимания общего характера политических структур античного мира.

Соответственно, одной из наиболее серьезных проблем, встающих в связи с изучением античного греческого полиса и сложившегося в его рамках социума, является роль политических элит в нем.

Задачей настоящего курса является освещение актуального и перспективного для изучения, но в целом недостаточно исследованного в антиковедении круга проблем, связанного с местом элит в полисе, их типологией, их механизмами власти и идеологическим обоснованием этой власти.

В курсе с большей или меньшей степенью детализации затронуты такие вопросы, как основные типы полисных элит в их взаимном сопоставлении, методы достижения и сохранения влияния, практиковавшиеся элитами, институциональные и неинституциональные факторы положения элит в полисе, соотношение этих факторов, взаимоотношения элит и гражданского коллектива, выявление основных характеристик этих элит в синхронном и диахронном аспекте, их эволюции в связи с изменением общих исторических условий. Очерченная тематика представляется важной и интересной в свете возрастающего в мировой науке интереса к фундаментальным проблемам политической жизни античного мира, одной из которых является проблема элит.

Ограниченный объем курса порождает необходимость наиболее углубленно сконцентрироваться на материале, ограниченном определенными территориальными и хронологическими рамками.

Преимущественное внимание будет уделено истории Афин, роли политической элиты (прежде всего аристократической) в общественной жизни афинского полиса.

Это обусловлено многими, вполне очевидными обстоятельствами: парадигматичной позицией, которую Афины занимают во всей истории античного греческого мира, наилучшей освещенностью основных этапов эволюции афинской государственности в источниках и др.

Что же касается хронологических рамок, то они охватывают собой время формирования полисного строя в Афинах, складывания афинской демократии и ее успешного функционирования. Иными словами, речь идет об архаической и классической эпохах, а если быть еще точнее – о временном промежутке VII–V вв. до н. э.

, который, по убеждению автора курса, являет собой некую целостную эпоху в историческом развитии Афин (процессы, имевшие место несколько позже, в IV в. до н. э., затронуты в последней лекции лишь достаточно суммарно, поскольку в эту эпоху основные условия политической жизни сильно изменились, и изменившаяся ситуация должна рассматриваться отдельно).

При написании курса автор опирался на свои предыдущие разработки в данной области, прежде всего на серию монографий по политической истории архаических и классических Афин (см. их перечень в списке обязательной литературы).

Разумеется, в этих монографиях соответствующая проблематика трактована более развернуто и детально; к ним мы рекомендуем обращаться тем из читателей, у кого затронутые здесь вопросы вызовут интерес и желание пристальнее изучить их.

Целевой аудиторией данного спецкурса являются в первую очередь студенты старших курсов исторических факультетов вузов, уже избравшие специализацию по истории античности. Курс может рассматриваться в контексте системы специальных курсов и дисциплин, дополняющих и углубляющих знания, полученные студентами в рамках базовой дисциплины «История древнего мира».

Курс, объем которого рассчитан на 30 аудиторных часов, состоит из 15 лекций, объединяющихся в 5 тем (см. программу и тематический план). В качестве формы отчетности по курсу предусматривается зачет.

Программа курса

Тема I. Введение в курс: древнегреческий полис и его элита

Лекция 1. Специфика полисного типа государственности

Формирование феномена древнегреческого полиса. Ахейское дворцовое царство и полис. Власть басилеев и ее ликвидация, появление аристократических режимов.

Определение полиса. Важность категорий гражданина и гражданского коллектива (демоса) для полисного типа государственности. Критерии гражданства. Республиканское устройство полиса, место народного собрания.

Полис – государство без бюрократии. Небольшие размеры древнегреческих полисов.

Особенности политической жизни и внутриполитической борьбы в полисных условиях: конкретно-ситуативный характер, значение внешнеполитических разногласий.

Полисная система ценностей. Коллективизм и индивидуализм, их сосуществование и противоборство. Формы проявления коллективистских и индивидуалистических тенденций. Стасис. Консерватизм полисного менталитета.

Разнообразие конкретных условий и политических режимов в полисном мире. Вопрос о типологии полисов. Обязательные для всех типов полисов элементы государственного устройства: народное собрание, совет, магистраты.

Лекция 2. Аристократическая элита Афин: проблемы структурирования

Полисный характер древнегреческой элиты эпох архаики и классики. Аристократическая элита (kaloi kagathoi) – исторически первый тип элиты в античной Греции. Рассмотрение ряда предварительных вопросов, связанных с аристократической элитой греческих полисов.

Сущность древнегреческого рода (genos): эволюция точек зрения в историографии. Род и семья. Фактор родства в политической жизни. Межродовые матримониальные связи, коалиции родов.

Генеалогическая традиция аристократов и ее отражение в источниках. Аристократическая генеалогия как средство фиксации и манифестации исторической памяти. Интерес древнегреческих авторов к генеалогическим сюжетам. Эволюция отношения к патронимику.

Генеалогия как механизм аристократического влияния. Проблема исторической ценности и аутентичности аристократических родословных. Генеалогия и просопография; значение просопографических исследований для изучения афинской аристократической элиты.

Тема II. На вершинах власти: аристократическая элита Афин в VII–VI вв. до н. э

Лекция 3. Архаическая аристократия: механизмы господства

Место эпохи архаики в древнегреческой истории. Рождение греческого полиса. Архаический аристократический полис. Незначительная политическая роль рядовых граждан. Обстоятельства, способствовавшие господству аристократии. Основные элементы аристократического образа жизни.

Зависимость демоса от аристократии и усугубление этой зависимости в первой половине архаической эпохи. Изменение ситуации, начало постепенного снижения значения аристократической элиты, факторы этого процесса. Проблема «незнатных богачей». Межаристократическая борьба – ключевой феномен общественной жизни архаических полисов.

Противостояние индивидуалистической и коллективистской тенденций в архаической Греции. Раннегреческое законодательство.

Формирование афинской аристократии и роль иммигрантских родов. Евпатриды: проблемы и сложности, связанные с трактовкой термина. Механизмы влияния аристократов в Афинах архаической эпохи.

Экономическое могущество знати и его источники. Роль знатных родов в религиозной жизни. Традиционный престиж аристократии. Ее внешние контакты: ксенические связи.

Концепция «регионализма» в политической борьбе в архаическом афинском полисе.

Лекция 4. Индивидуализм и коллективизм в архаических Афинах

Борьба индивидуального и коллективного начал. Способы предотвращения стасиса. Политические факторы колонизационного движения. Умеренная олигархия в Коринфе. Сложность структуры афинской аристократической элиты. Аристократия и тирания.

Устройство раннего афинского полиса. Положение Афин в греческом мире в течение архаической эпохи. Иммигрантское происхождение многих влиятельных аристократических родов.

Переход власти от монархии Медонтидов к аристократии, формирование системы магистратур. Органы государственной власти в раннеархаических Афинах: архонты, Ареопаг, народное собрание. Положение демоса; его закабаление аристократами.

Складывание кризисной ситуации во второй половине VII в. до н. э. Мятеж Килона и законодательство Драконта.

Лекция 5. Реформы Солона и их последствия

Аристократическое происхождение и аристократическое мировоззрение Солона. Солон и Алкмеониды. Солоновская амнистия. Предоставление Солону чрезвычайных полномочий, его реформы.

Учреждение гелиеи, Совета Четырехсот и значение этих нововведений. Компромиссный характер деятельности Солона. Положение в Афинах после солоновских реформ. Установление тирании Писистрата.

Историческое значение Солона.

Аристократический стасис и тирания. Общая характеристика архаической тирании. Средства легитимации тиранами своего положения. Тирания и индивидуалистическая тенденция в общественной жизни. Способы прихода тиранов к власти. Тиран и полис: ситуация диархии. Роль личной харизмы тирана. Тираны, аристократия и демос. Оценка исторического значения Старшей тирании.

Лекция 6. Тирания Писистратидов и афинская аристократическая элита

Ранние попытки установления тиранической власти в Афинах. Изменение условий после солоновских реформ и генезис тирании Писистратидов. Происхождение и статус Писистрата. Писистрат и Диакрия.

Начало политической и полководческой деятельности Писистрата. Три региональные группировки в Аттике VI в. до н. э. (педиеи, паралии, диакрии) и их характер. Захват Писистратом власти в афинском полисе и реакция аристократии.

Писистрат и Алкмеониды. Изгнание Писистрата и его возвращение.

Отзывы античной традиции о тирании Писистрата. Писистрат и «солоновская конституция». Писистрат и демос. Писистрат и аристократы. Значение деятельности Писистрата для консолидации афинского полиса и возрастания его роли в греческом мире.

Правление сыновей Писистрата. Примирение Гиппия с аристократическими родами. Заговор Гармодия и Аристогитона и изменение внутриполитического курса Гиппия. Свержение тирании в Афинах и возобновление межаристократической борьбы.

Тема III. От архаики к классике: рождение афинской демократии и аристократическая элита

Лекция 7. Реформы Клисфена и изменение механизмов политического влияния

Аристократы и складывание политической системы афинской демократии. Прогрессивная роль аристократии в архаической и классической Греции. Аристократы и олигархи.

Политическая борьба в Афинах конца VI в. до н. э.: Клисфен и Исагор. Значение должности первого архонта. Апелляция Клисфена к демосу и программа демократических реформ. Попытка спартанского вмешательства во внутренние дела Афин. «Афинская революция».

Личность Клисфена и сущность его реформ, связанные с этим проблемы и сложности. Итоги деятельности Клисфена. Резкая активизация демоса в политической жизни. Афинская аристократия и реформы Клисфена: существенное изменение механизмов власти. Постановка политической активности аристократов под контроль демоса.

Начало процесса, приведшего к вытеснению аристократов из политики.

Лекция 8. Аристократическая элита в политической борьбе начала V в. до н. э

Закон Клисфена об остракизме и исторический контекст его принятия. Остракизм и тирания. Остракизм и демос. Отношение демоса к тирании в первые годы демократии. Остракизм как средство контроля гражданского коллектива над аристократией. Изменение функций остракизма: остракизм как инструмент политической борьбы между аристократами.

Греко-персидские войны и внутриполитическая борьба в Афинах начала V в. до н. э. Главные политические группировки и их позиции во внешнеполитических вопросах (отношение к Персии и Спарте). Группировка сторонников Писистратидов. Группировка Алкмеонидов. Группировка Фемистокла.

Прибытие в Афины Мильтиада и создание им своей группировки. Мильтиад в политической борьбе 490-х гг. до н. э. Мильтиад, Персия и Спарта. Марафонское сражение. Опала Мильтиада.

Общая оценка деятельности Мильтиада: аристократический лидер, не сумевший приспособиться к реалиям демократической эпохи.

Лекция 9. Аристид и Фемистокл

Становление афинской демократии «от Клисфена до Эфиальта». Роль морской программы Фемистокла в этом процессе. Реформа архонтата 487 г. до н. э. и ее последствия.

Исторический контекст перемен: изменения в составе политических группировок после Марафонского сражения.

Разгром группировок Писистратидов и Мильтиада, ослабление Алкмеонидов, резкое возрастание влияния группировки Фемистокла. «Биполярная» тенденция в политической жизни.

Политическая позиция Аристида: «политик вне группировок». Роль Фемистокла и Аристида в реформе архонтата. Остракизмы 480-х гг. до н. э.: успешная борьба Фемистокла против своих конкурентов.

Роль «персидского вопроса» в первых остракизмах и выраженно антиперсидская линия Фемистокла. Причины интенсификации применения остракизма. Фемистокл – простат демоса. Упадок его влияния в 470-х гг. до н. э.

Создание коалиции аристократических родов, направленной против Фемистокла. Остракизм и осуждение Фемистокла. Общая оценка его политической карьеры.

Тема IV. На пути демократизации: аристократическая элита Афин в середине V в. до н. э

Лекция 10. Общие закономерности переходного периода. Деятельность Кимона

Аристократы во главе политических группировок. Была ли афинская аристократия антидемократической по убеждениям и имела ли идеология демоса антиаристократический характер? Интеграция аристократов в демократический полис. Гражданский коллектив и лидеры.

V в. до н. э. как переходный период от аристократического господства к окончательной форме демократии. Демос и аристократия в V в. до н. э.: элементы диархии.

Разграничение властных полномочий между демосом и аристократами. Аристократическая демократия. Механизмы и приемы политической борьбы в переходный период в сопоставлении с предшествующей и последующей эпохами.

Общеполисная (городская) и локальная (сельская) политическая элита.

Приостановка процесса радикализации демократии в период лидерства Кимона. Кимон как сторонник «патерналистской» демократии. Кимон и Ареопаг. Механизмы политического влияния: Кимон как предшественник Перикла. Опала Кимона.

Лекция 11. Демократические реформы середины V в. до н. э. и аристократия

Источник: https://www.litres.ru/igor-surikov/aristokratiya-i-demos-politicheskaya-elita-arhaicheskih-i-klassicheskih-afin/chitat-onlayn/

Ссылка на основную публикацию