Неокантианство — студенческий портал

Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал Неокантианство - Студенческий портал

Неокантианство рассматривает общество не как организм, а как организацию духовно— нормативного типа, закономерности которой носят характер целевой необходимости. Реализация последней зависит от основанного на определенных ценностях выбора людей. Различного рода социальные структуры и институты суть лишь типы социального поведения.

Хвостов Вениамин Михайлович (1868 – 1920) Природа человеческого общества //Научное слово. 1903. № 9; Женщина накануне новой эпохи. — М. : П. Д. Путилова. 1905; Общественное мнение и политические партии. М. : Т-во И. Д. Сытина.

1909; «Предмет и метод социологии» (1909), «Нравственная личность и общество. Очерки по этике и социологии» (1911), «Теория исторического процесса» (1914), «Классификация наук и место социологии в системе научного знания» (1917), «Социология» , Т.

1 (1917), «Основы социологии» (1920).

Современные издания

Биография Родился в г. Керчь, окончил юридический факультет Московского университета (1889), где стал преподавателем, а с 1899 г. — профессором. В 1911 г. в знак протеста против нарушения академических свобод министром народного просвещения Л.

Кассо покидает с группой выдающихся ученых университет, куда вернулся только после Февральской революции. Преподавал на Высших женских курсах, был сопредседателем Московского психологического общества. Принадлежа по своим взглядам к левым либералам, конституционалистам, к революции как форме разрешения социальных противоречий В. М.

Хвостов относился отрицательно. В 1917 г. сделал попытку создания в Москве первого в России научного института социологического профиля — Института социальной психологии, ставшего в 1918 -20 гг. центром интеллектуального общения философов и обществоведов, включая П. Сорокина, Н. Бердяева, Б. Кистяковского, Р. Виппера, И.

Покровского и других крупнейших мыслителей этого времени. Только за последние 18 лет жизни он опубликовал 19 оригинальных книг. В состоянии глубокой депрессии, вызванной разрухой эпохи «военного коммунизма» , в феврале 1920 г. покончил жизнь самоубийством. П. Сорокин, относившийся к В. М.

Хвостову как к своему учителю, считал эту смерть тяжелой утратой отечественной социологии. В. М. Хвостов — старший брат известного историка античности М. М. Хвостова.

Интерес к социологии возник у В. М. Хвостова под влиянием немецкого социолога Г. Зиммеля, лекции которого он слушал в Берлине, и под воздействием идей «психосоциологии» В. Вундта.

В. Хвостов о социологии «По моему глубокому убеждению, науке этой предстоит великое будущее, и она, несомненно, будет лежать впоследствии в основе преподавания всех общественных наук» .

Общество и личность, по Хвостову, взятые в отдельности и противопоставлении, являются теоретическими абстракциями, а взятые в жизненном единстве они есть реальность особого, психо-материального рода, причем духовное в этом единстве играет решающую роль.

Вычленение из этой реальности «психической причинности» и закономерностей, рассмотрение и объяснение их действий и составляет предмет социологии.

Разделяя неокантианские идеи о номотетических и идеографических науках, Хвостов считал социологию особой промежуточной наукой, использующей типологические методы и «понимание».

Основное противоречие общества Между стихийным, материальным и духовным, ценностным в обществе идет постоянная борьба, которая временно преодолевается созданием относительно устойчивой социальной структуры и культуры того или иного общества.

Культура Межличное духовное общение способствует возникновению особого «коллективного социального феномена» — культуры, в которой Хвостов выделял и специально анализировал — идеи, изобретения, традиции, общественное мнение, интегральный принцип «дух времени».

Личность, по Хвостову, есть социокультурное образование, печать общества и культуры накладывается даже на такую физиологическую характеристику человека как пол. Он выступил в защиту женской эмансипации, критиковал мораль «двойного стандарта» и посвятил ряд работ проблемам участия женщины в функционировании и эволюции культуры человечества.

Социальная структура выступает как совокупность естественных общностей — демографических, расовых, территориальных и т. п. и, с появлением группового сознания, более важных элементов — социальных организаций, институтов.

Богдан Александрович Кистяковский (1868– 1920)

Биография Б. А. Кистяковский родился в Киеве. Учился на историкофилологическом факультете Киевского университета, а затем в Харьковском и Дерптском университетах. В 1895 г. поступил на философский факультет Берлинского университета, где занимался под руководством Георга Зиммеля. В 1898 г.

Кистяковский защитил диссертацию Общество и индивидуальность (Берлин, 1899; на немецком языке), которая принесла ему известность в научных кругах Германии. С 1906 года преподаватель государственного и административного права в Московском коммерческом институте. В 1909 году был принят приват-доцентом в Московский университет.

Поддержал протест профессуры против нарушения университетской автономии, отказался от преподавания в Москве. Перешёл в Ярославский Демидовский юридический лицей (1911— 1916). С 1917 года профессор Киевского университета. В 1919 году был избран действительным членом только что созданной Украинской Академии наук и вместе с её первым президентом В. И.

Вернадским совершил поездку в Ростов-на-Дону к А. И. Деникину с целью защиты интересов академии, во время которой заболел, перенёс операцию и умер в Екатеринодаре.

Работы Идея равенства с социологической точки зрения // Мир Божий. 1900, № 4 Категория необходимости и справедливости при исследовании социальных явлений // Жизнь. 1900, № 5 -6 Русская социологическая школа и категория возможности при решении социально-этических проблем.

(Проблемы идеализма, 1902) В защиту научно-философского идеализма / Вопросы философии и психологии. — М. : 1907. — Кн. 1 (86) Право как социальное явление // Вопросы права. 1911, кн. 8. № 4; Социологические исследования. 1990. № 3. С. 99 -109. Сущность государственной власти. 1913. — 41 с. Социальные науки и право.

Очерки по методологии социальных наук и общей теории права. М. : М. и С. Сабашниковы, 1916. — 704 с.

Книги

Он исходит из двух тезисов: 1) признания автономии и свободы человека; 2) факта существенности его оценочной деятельности. Отсюда — принцип самоценности личности и равноценности личностей между собой. Социокультурная деятельность, по К. , предполагает формулирование и осуществление в действительности определенного идеала.

Некоторые положения теории Б. А. Кистяковский, вслед за Г. Зиммелем, определял общество как психическое взаимодействие людей. Одной из важнейших задач науки об обществе Б. А Кистяковский считал изучение общего духа народа, то есть процесса взаимодействия многих индивидов, в котором они влияют друг на друга в системе усиления эмоций и ассимилирования своих духовных содержаний.

Некоторые положения теории Закон, выводимый в социальных науках, приложим только к идеальным конструктам. Следовательно, он вневременной и внепространственный, выявляет априорные формы мышления и лишь прилагается затем к конкретным процессам развития.

Из статьи «В защиту права» : «Право в гораздо большей степени дисциплинирует человека, чем логика и методология или чем систематические упражнения воли… Право – по преимуществу социальная система, и притом единственная социально дисциплинирующая система» .

Павел Иванович Новгородцев (1866– 1924) «Введение в философию права. Кризис современного правосознания» (1909), «Об общественном идеале» (1917).

книги

П. И. Новгородцев Глава московской школы философии права, теоретик неолиберализма. Преподавал в Московском университете, Московском коммерческом институте. Был одним из основателей конституционнодемократической партии России. После Октябрьской революции участвовал в белом движении. После эмиграции жил в Праге, где основал Русский юридический факультет.

Г. Флоровский, «Пути русского богословия» : «все обаяние и красота образа П. И. Новгородцева в том и заключались, что в равной мере он видел и хотел видеть и горнее и дольнее, — возводил каждый житейский вопрос до высоты нравственно-философской проблемы и, обратно, развертывал метафизические идеи в систему практических постулатов и прикладных знаний» .

По мнению ученого, человеческое общество отличается от мира живой природы прежде всего тем, что в нем существуют нормы как первоначальные задатки всеобщего долженствования. Эти нормы составляют нравственную основу структуры личности.

В основу его теории общественного (нравственного) идеала положен кантовский принцип автономии и самоценности личности, согласно которому индивид является единственным реальным субъектом социального выбора и социальных решений.

Нравственность, по П. И.

Новгородцеву, – это не только то, что существует по отношению к личности как нечто внешнее (совокупность действующих в обществе норм), но это внутренняя абсолютная ценность человека.

Она позволяет личности быть единственным и основным источником сознательных решений и активных действий. Поэтому общество есть не что иное, как совокупность сознаний и действий отдельных людей.

Позиция П. И. Новгородцева наиболее ярко проявилась в его подходе к проблеме соотношения личности и общества. Он был уверен, что для них обоих характерно стремление к бесконечному совершенствованию, однако понятие общества не имеет этического значения, получая его от личности.

П. Новгородцев: «Входя в общественный союз и вступая на путь общественного прогресса, личность не утрачивает своего безусловного значения.

Общество не может стать для нее высшей целью, которой она должна быть нравственно подвластна в качестве простого средства.

Нетрудно показать, что понятие общества не имеет иного этического значения, кроме того, которое оно получает от принципа личности» .

Новгородцев предлагает рассматривать общество и личность не как противоположные начала, а как феномены, растущие из одного корня, которым является живой человеческий дух.

В личности Обнаруживается стремление к общему и сверхиндивидуальному; нравственная природа человека выходит далеко за пределы индивидуального сознания. Личность связана с объективным нравственным порядком, в котором обнаруживается ее идеальная связь с обществом.

Личность Сочетает в себе два начала – общее и особенное; она стремится как к индивидуальному самоутверждению, так и к безусловному и сверхиндивидуальному началу, к высшему синтезу стремлений.

Понятие общества, по Новгородцеву, содержит не простое количественное повторение отдельных лиц, а новое качество, новое конкретное единство. Однако оно не является самостоятельной субстанцией. Индивиды в своем общественном проявлении образуют новую реальность, но это реальность отношения, а не субстанции.

В статье «Демократия на распутьи» Новгородцев пишет: «Если демократия открывает широкий простор свободной игре сил, проявляющихся в обществе, то необходимо, чтобы эти силы подчиняли себя некоторому высшему обязывающему их началу. Свобода, отрицающая начала общей связи и солидарности всех членов общения, приходит к самоуничтожению и к разрушению основ государственной жизни» .

Правовое государство Высшей своей целью ставит защиту человеческой свободы, но признать это в качестве высшей цели государства люди могут, только глубоко осознав отношение свободы к высшим ценностям жизни, осознав свободу как проводник благодатных сил.

Новгородцев о своих трудах «Об общественном идеале» и «Кризис современного правосознания» : «То и другое исследования исходят из общей мысли изобразить кризис политических и общественных идей, совершающийся в наше время… Общее значение происходящего кризиса я выразил в формуле крушения идеи земного рая» .

Читайте также:  Формирование и свойства почвы - студенческий портал

Новгородцев: «Не вера в земной рай, который оказывается по существу недостижимым, а вера в человеческое действие и нравственное долженствование… Не обетованная земля, а непреклонная личность, такова наша последняя опора» .

П. Новгородцев: «внешние формы общежития в известном смысле составляют часть нашей духовной жизни, ее символ и результат» .

Лаппо-Данилевский Александр Сергеевич (1863 -1919) Работы: Основные принципы социологической доктрины О. Конта. — В кн. Проблемы идеализма. М. : Изд-во Моск. Психол. Об-ва. 1902; Методология истории. СПб. : Студенч.

изд. ком. при истор. -филол. ф-те. 1910. тт. 1, 2; Основные принципы исторического знания в главнейших его направлениях: номотетическом и идеографическом // Известия Российской Академии Наук. Пг. : 1918. т. 12. № 1.

Лаппо-Данилевский историк и социолог неокантианского направления.

Был членом Российской Академии наук, успешной деятельности которой уделял много внимания; профессором Петербургского университета, в котором читал курсы лекций на ряде гуманитарных факультетов — «Основные принципы обществоведения» , «Историческая методология» и др.

Долгие годы он возглавлял студенческий научный кружок, члены которого, сами ставшие выдающимися исследователями — П. Сорокин, Н. Кондратьев и др. , высоко ценили эрудицию и дисциплину мысли своего руководителя. В 1916 году Лаппо-Данилевский был единодушно избран президентом первого Русского социологического общества.

В молодые годы он находился под сильным влиянием позитивистского эволюционизма О. Конта и Г. Спенсера, но, осознав гносеологическую ограниченность позитивизма, постепенно перешел на позиции неокантианства Баденской ветви, хотя трактовал многие положения последнего недогматически.

Круг теоретических интересов Лаппо-Данилевского был в первую очередь связан с методологией общественных наук. Он считал, что номотетические и идеографические методы относительны и соотносительны, и хотя теоретическая социология является одной из «наук о духе» , она не может обойтись без общенаучных приемов и орудий деятельности — принципов, методов, понятий и закономерностей.

А. С. Лаппо-Данилевский. Методология истории: «Изучение методологии имеет практическое значение не только для построения науки, но и для ее развития.

Хотя научное открытие есть акт индивидуального творчества, тем не менее в ведении исторических работ тот, кто знаком с методами изучения данных объектов, с большим успехом и меньшею затратою сил приведет их к окончанию, чем тот, кто будет руководиться только «чутьем» , «здравым смыслом» и т.

п. ; тот, кто что-либо открыл (например, новую точку зрения на какуюнибудь эпоху и т. п.

), должен будет в разработке открытого уступить первенство тому, кто получил методологическую сноровку: ведь знание методологии дает возможность ясно определить основную точку зрения, придает выдержанность данному направлению мысли, оказывает влияние на самый ход исследования и вообще ограждает исследователя от увлечений его темперамента» .

Источник: https://present5.com/neokantianstvo-v-russkoj-sociologii-neokantianstvo-napravlenie/

НЕОКАНТИАНЦЫ

Реклама от Google Неокантианство - Студенческий портал
Неокантианство - Студенческий портал

В заметке рассмотрены две наиболее известные школы неокантианства — марбургская и баденская и их наиболее знаменитые представители, внесшие вклад в философские идеи неокантианства. Упомянуты различные взгляды представителей этих школ на неокантианскую философию, анализируются их собственные воззрения и подходы, а также философов и философские направления прошлого века.

Неокантианство как философское учение сформировалось в Германии в конце XIX – начале XX веков. Смесь идеологий в нем произошла потому, что в среде некоторых неокантианцев социализм трактовался как недостижимый идеал, что и послужило основанием «этического социализма» ― недостижимого в ближайшем будущем идеального объекта, но к достижению которого должно стремиться все человечество.

К представителям раннего неокантианства относят прежде всего Ф.А. Ланге и О. Либмана. В 1865 г. вышла книга Отто Либмана «Кант и эпигоны», в которой появился призыв «вернуться к Канту!».

Вклад ранних неокантианцев в философские основания неокантианства, на мой взгляд, скромен и их воззрения не будут подробно рассмотрены в заметке.

Наиболее влиятельными среди неокантианцев были марбургская и баденская (фрейбургская) школы.

Неокантианство - Студенческий портал

Марбургская школа неокантианства

Основателем первой марбургской (г. Марбург) школы неокантианства был Герман Коген (1842-1918 гг.). В эту школу входил также Эрнст Кассирер, Пауль Наторп (1854-1924 гг.) и Николай Гартман (1882-1950 гг.). Философию (учение о мире) они отвергали как «метафизику». Предметом философии для них был процесс научного познания.

Немецкий философ-идеалист и историк, представитель Марбургской школы неокантианства, Эрнст Кассирер был учеником Когена, идеи которого он развил в дальнейшем.

В начале своей деятельности он разработал теорию понятий, или «функций» в духе неокантианской гносеологической концепции критицизма в работе «Субстанциальное и функциональное понятие» (1910).

После 1920 года Кассирер создает оригинальную философию культуры, выраженную в работах «Философия символических форм» в 3 тт. (1923-1929; Философия символич. форм. Введение и постановка проблемы // Культурология. XX век: Антология. М., 1995), «Эссе о человеке.

Введение в философию человеческой культуры» (1944; Избранное. Опыт о человеке. М.: Гардарика, 1998). Кассирер рассматривал символическое восприятие как продукт специфически человеческой рациональности, отличной от практического воображения и разумности животных.

Философ утверждал, что особая роль, и может самая из худших форм в мифологии двадцатого века принадлежит «мифу» государства, мифу возникшего в середине века девятнадцатого. Подобного рода мифология государства воплотилась во всевозможном почитании и даже культе государственных символов и геральдики, пришедшем на смену почитанию предметов религиозных культов.

Деятельность другого философа и представителя неокантианства ― Николая Гартмана в его главной работе этого периода «Основные черты метафизики познания» (1921) совпала с упадком влияния марбургской философской школы и поисков новых, более перспективных направлений философской мысли.

Баденская школа неокантианства

Глава баденской школы неокантианства Вильгельм Виндельбанд (1848-1915) в 1873 г. в Лейпциге защитил докторскую диссертацию «О достоверности познания».

Наибольшую известность получили его труды «Философия культуры», «Дух и история» и «Философия в немецкой духовной жизни в XIX столетии» (Избранное. М., 1995).

Он подразделял науки на идеографические (описательные) и монотетические (законоустанавливающие).

Генрих Риккерт (1863-1936) в работах «Введение в трансцендентальную философию: Предмет познания», «Границы естественно-научного образования понятий», «Науки о природе и науки о культуре» и «Два пути теории познания» утверждал, что естественные науки пользуются «генерализующим» методом ― образованием общих понятий и формулировка законов, в то время как гуманитарные дисциплины, например, история, превращают необозримую разнородность событий в обозримый континуум. Таким образом здесь проявляется отрицание Риккертом существования объективных законов общественной жизни.

В труде «Философия жизни» Риккерт рассматривал насколько «ценности жизни» отличаются от «ценностей культуры». В одном случае это стихийно пульсирующая жизнь в различных ее проявлениях, в другом — сознательно творимые феномены культуры. «Блага», по его мнению, это ценности, заложенные в «объектах культуры».

И именно наличием ценностей культура отличается от «простой природы». В зависимости от реализации тех или других ценностей культура подразделялась Риккертом на различные виды. «Эстетическая культура» — это мир эстетической ценности. «Нравственная культура» — культура, в которой этические ценности связаны с «этической волей».

Науку он именовал «культурным благом».

Вместе с этим читают:

• Кантианство и неокантианство
• Учение Канта
• Антропософия

Неокантианство - Студенческий портал

просмотров: 356

Источник: https://phdru.com/philosophy/neokantian/

Неокантианство XIX века (проблематика, школы, представители)

Позитивизм

Современная западная философия основываясь на достижениях философии 20 века разделилась на два крупных течения:-продолжателей традиций рационализма:неокантианцев, неогегельцев, неотомистов пытавшихся модернизировать идеалистический рационализм к современным условиям.

марксистов, развивающих рационализм на материалистических основах.-иррационалистов — отдающих предпочтение в познании мира и человека созерцанию и интуиции и принижающих возможностях разума.

В недрах этих течений сложились 3 типа философствования (направления):-позитивизм-экзистенциализм-религиозная философия. 

Позитивизм — философское направление, основанное на принципе, что подлинное «положительное» знание может быть получено лишь как результат отдельных конкретных наук и их синтетического объединения и что философия как особая наука, претендующая на самостоятельное исследование реальности, не имеет права на существование.

1-й этап — позитивизм. Основателем позитивизма был французский философ Огюст Конт (1798 — 1857). Значительный вклад в развитие позитивизма внесли английские ученые Дж. Миль (1806 — 1873) и Г. Спенсер (1820 — 1903). 

Причины возникновения позитивизма:

1.Бурный прогресс естественных наук на рубеже 19 и 20 столетий.

2. Доминирование (преобладание) в области методологии спекулятивных философских воззрений, не соответствовавших конкретным целям естествоиспытателей

2-й этап — эмпириокритицизм (махизм). В конце 19 — начале 20 века австрийский физик и философ Эрнст Мах и швейцарский философ Рихард Авенариус, (в связи с новыми открытиями в науке, которые поставили под сомнение достижения классических естественных наук) 

3-й этап — неопозитивизм. Неопозитивизм существовал и существует как интернациональное философское течение. Зародился он в объединении ученых различных специальностей, в так называемом Венском кружке, функционирующем в 20 — 30-е гг. 20 века в Вене под руководством Мориса Шлика (1882 — 1936). Неопозитивизм представляют -последователи М. Шлика:

  • Р. Карнап,
  • О. Нейрат,
  • Г. Рейхенбах;

В позитивизме выявились две тенденции:-для одной характерен уклон в сторону философии неопозитивизма-для другой — поворот к иррационализму и узкому практицизму. Эта вторая тенденция нашла выражение в прагматизме.

Прагматизм — сугубо американская форма развития позитивизма, предлагающая утилитарный (от лат. — польза, выгода) подход к окружающему миру, людям и вещам. Создатели: -Ч. Пирс, У. Джемс (конец 19 века)-в наше время — Д.

Дьюи, Р. Рорти.

Основные положения:

  • вся прежняя философия обвинялась в отрыве от жизни, абстрактности и созерцательности;
  • философия должна быть методом решения реальных практических, четко фиксируемых проблем, которые встают перед конкретным человеком в различных жизненных ситуациях. Ч. Пирс — «наши убеждения фактически полностью являются правилами для действия»Т.о. всё служит действию, что даёт человеку успешный выход из конкретной ситуации, объявляется истинным (пусть это знания или верования).

Три основные идеи прагматизма:

  • познание — это прагматическая вера;
  • истинность есть не спекулятивный опыт, дающий желательный результат;
  • философская рациональность — это и есть практическая целесообразность.

Религиозная философия занимает важное место в западной философии 20 века. Главной причиной этого всегда было и остается сегодня существование соответствующих религиозных организаций и объединений. Любая религия всегда имела и сегодня имеет своих теоретиков, в том числе и философов.

Читайте также:  Аудит учетной политики организации - студенческий портал

К числу наиболее известных религиозных философов относятся: Николай Александрович Бердяев, Павел Александрович Флоренский, Сергей Николаевич Булгаков, Семён Людвигович Франк.

Среди важнейших проблем, рассматриваемых религиозной философией, можно выделить следующие:

  • Проблема доказательства существования Бога.
  • Проблема человека.
  • Проблема добра и зла

Неокантианство XIX века (проблематика, школы, представители).

Одним из основных направлений философской мысли конца XIX – начала XX вв. являлось неокантианство. Оно основывалось на философии Иммануила Канта, развивая при этом ее в новых условиях.

Неокантианство – философское течение, распространенное в основном в Германии, связанное с именем Канта и его критицизмом.

Основные идеи неокантианства:

  • понимание философии исключительно как критики познания;
  • ограничение познания сферой опыта и отказ от притязаний онтологии на статус научной дисциплины;
  • признание обусловливающих познание априорных норм.

Наиболее яркое выражение неокантианство получило в двух немецких школах:

  • марбургской;
  • баденской (фрейбургской).
  • Марбургская школа. 
  • Основные имена: Герман Ко-ген (1842–1918); Пауль Наторп (1854–1924); Эрнст Кассирер (1874–1945).
  • Представители марбургской школы определяли предмет познания не как субстанцию, лежащую по ту сторону всякого познания, а как субъект, который формируется в прогрессирующем опыте и заданный первоначалом бытия и познания.
  • Цель философии неокантианства – творческая работа созидания объектов всякого рода, но вместе с тем познает эту работу в ее чистом законном основании и в этом познании обосновывает.

Коген, возглавлявший школу, считал, что мышление порождает не только форму, но и содержание познания. Коген определяет познание как чисто понятийное конструирование предмета. Познаваемую действительность он объяснял как «переплетение логических отношений», заданное подобно математической функции.

Наторп вслед за Когеном лучшим примером научного знания считает математический анализ. Кассиер так же, как и его коллеги из марбургской школы, отказывается от кантовскихаприорных форм времени и пространства. Они становятся у него понятиями. Он заменил две кантовские сферы теоретического и практического разума на единый мир культуры.

Баденская школа.

Основные имена: Виндельбанд Вильгельм (1848–1915); Риккерт Генрих (1863–1936).

Основные вопросы, которые решали представители данной школы, касались проблем специфики социального познания, его форм, методов, отличия от естественных наук и т. п.

Виндельбанд и Риккерт предложили тезис о наличии двух классов наук:

  • исторических (описывающих неповторимые, индивидуальные ситуации, события и процессы);
  • естественных (фиксирующих общие, повторяющиеся, регулярные свойства изучаемых объектов, абстрагируясь от несущественных индивидуальных свойств).

Мыслители считали, что познающий разум (научное мышление) стремится подвести предмет под более общую форму представления, откинуть все ненужное для этой цели и сохранить лишь существенное.

Основные особенности социально-гуманитарного знания, по мнению философов баденской школы:

  • его конечным результатом является описание индивидуального события на основе письменных источников;
  • сложный и опосредованный способ взаимодействия с объектом знания через указанные источники;
  • объекты социального знания неповторимы, не подвластны воспроизведению, часто уникальны;

Источник: https://studopedia.ru/19_40720_neokantianstvo-XIX-veka-problematika-shkoli-predstaviteli.html

§ 3. Неокантианство

Неокантианство как философское течение оформилось в Германии в конце XIX — начале XX в. Оно получило распространение в Австрии, Франции, России и других странах.

Большинство неокантианцев отрицают «вещь в себе» Канта и не допускают возможности выхода познания за пределы явлений сознания. Задачу философии они видят прежде всего в разработке методологических и логических основ научного познания с позиций идеализма, гораздо более откровенного и последовательного, чем махизм.

По своей политической направленности неокантианство — пестрое течение, выражавшее интересы различных слоев буржуазии, от либеральных, проводивших политику уступок и реформ, до крайне правых. Но в целом оно заострено против марксизма и задача его — дать теоретическое опровержение марксистского учения.

Зарождение неокантианства относится к 60-м годам. В 1865 г. О. Либман в книге «Кант и эпигоны» защищал лозунг «назад к Канту», быстро ставший теоретическим знаменем всего течения. В том же году Ф. А.

Ланге в книге «Рабочий вопрос» сформулировал «социальный заказ» новому течению: доказать, «что рабочий вопрос, а с ним вместе и вообще социальный, могут быть разрешены без революций».

В дальнейшем внутри неокантианства образовался ряд школ, из которых наиболее важными и влиятельными были марбургская и баденская (Фрейбургская) школы.

Марбургская школа. Основателем первой школы был Герман Коген (1842–1918). В эту же школу входили Пауль Наторп, Эрнст Кассирер, Карл Форлендер, Рудольф Штаммлер и др.

Так же как и позитивисты, неокантианцы марбургской школы утверждают, что познание мира есть дело только конкретных, «позитивных» наук. Философию в смысле учения о мире они отвергают как «метафизику». Предметом философии они признают лишь процесс научного познания.

Как писал неокантианец Риль, «философия в своем новом критическом значении есть наука о науке, о самом познании».

Неокантианцы отвергают основной философский вопрос как «досадное наследие средневековья». Все проблемы научного познания они пытаются решать вне отношения к объективной действительности, в пределах одной лишь «спонтанной» деятельности сознания. В. И.

Ленин указывал, что в действительности неокантианцы «подчищают Канта под Юма», истолковывая учение Канта в духе более последовательного агностицизма и субъективного идеализма.

Это выражается, во-первых, в отказе от материалистического элемента в учении Канта, от признания объективного существования «вещи в себе».

Неокантианцы переносят «вещь в себе» внутрь сознания, превращают ее из внешнего по отношению к сознанию источника ощущений и представлений в «предельное понятие», полагающее идеальную границу логической деятельности мышления.

Во-вторых, если Кант пытался решить проблему соотношения чувственной и рациональной ступеней познания, то неокантианцы отбрасывают ощущение как самостоятельный источник знания. Они сохраняют и абсолютизируют лишь учение Канта о логической деятельности мышления, объявляя ее единственным источником и содержанием познания. «Мы начинаем с мышления. У мышления не должно быть никакого источника, кроме самого себя».

Неокантианцы отрывают понятия от отражаемой ими действительности и изображают их как продукты спонтанно развивающейся деятельности мышления. Поэтому неокантианцы утверждают, что предмет познания не дан, а задан, что он не существует независимо от науки, а создается ею как некая логическая конструкция.

Основная идея неокантианцев состоит в том, что познание есть логическое построение, или конструирование, предмета, осуществляемое по законам и правилам самого мышления. Мы можем познать только то, что сами же создаем в процессе мышления.

С этой точки зрения истина — это не соответствие понятия (или суждения) предмету, а, напротив, соответствие предмета тем идеальным схемам, которые устанавливаются мышлением.

Гносеологические корни подобной концепции состоят в раздувании активной роли мышления, его способности вырабатывать логические категории, в абсолютизации формальной стороны научного познания, в сведении науки к ее логической форме.

Неокантианцы, по сути дела, отождествляют существование вещи с ее познанием, они подменяют природу научной картиной мира, объективную действительность — ее изображением в мысли.

Отсюда вытекает субъективно-идеалистическое истолкование важнейших понятий естествознания, которые объявляются «свободным творением человеческого духа».

Так, атом, по мнению Кассирера, «не обозначает твердого физического факта, а лишь логическое требование», а понятие материи «сводится к идеальным концепциям, созданным и испытанным математикой».

Учитывая факт бесконечного развития познания и его приближения к абсолютной истине, неокантианцы в отличие от учения Канта о завершенной логической таблице категорий заявляют, что процесс создания мышлением своих категорий протекает непрерывно, что конструирование предмета познания — это бесконечная задача, которая всегда стоит перед нами, к решению которой мы всегда должны стремиться, но которая никогда не может быть окончательно решена.

Однако признание относительности и незавершенности познания при отрицании объективности предмета познания ведет к крайнему релятивизму.

Наука, не имеющая объективного содержания и занятая лишь реконструированием категорий, по существу, превращается в фантасмагорию понятий, а ее действительный предмет, природа, как говорит Наторп, имеет «значение только гипотезы, выражаясь резко — фикции завершения».

Принцип долженствования кладется неокантианцами и в основу их социально-этического учения, направленного непосредственно против теории научного социализма.

Существо неокантианской теории «этического социализма», подхваченной затем ревизионистами, состоит в выхолащивании революционного, материалистического содержания научного социализма и подмене его реформизмом и идеализмом.

Идее уничтожения эксплуататорских классов неокантианцы противопоставляют реформистскую концепцию солидарности и сотрудничества классов; революционный принцип классовой борьбы как пути к завоеванию социализма они заменяют идеей нравственного обновления человечества как предварительного условия осуществления социализма.

Неокантианцы утверждают, что социализм — это не объективный результат закономерного общественного развития, а этический идеал, долженствование, которым мы можем руководствоваться, сознавая, что полностью этот идеал принципиально не осуществим. Отсюда и вытекает пресловутый ревизионистский тезис Бернштейна: «Движение — все, а конечная цель — ничто».

Баденская школа. В отличие от марбургской школы неокантианства представители баденской школы вели более прямую и открытую борьбу против научного социализма: буржуазное существо их учения выступает без псевдосоциалистических фраз.

Для представителей баденской школы Вильгельма Виндельбанда (1848–1915) и Генриха Риккерта (1863–1936) философия в значительной мере сводится к научной методологии, к анализу логической структуры знания. Марбуржцы пытались дать идеалистическую разработку логических основ естествознания;

центральная же проблема, выдвинутая баденской школой, — создание методологии исторической науки.

Они приходят к выводу, что в истории не существует закономерности и что поэтому историческая наука должна ограничиваться лишь описанием индивидуальных событий, не претендуя на открытие законов.

Для обоснования этой идеи Виндельбанд и Риккерт устанавливают принципиальное разграничение между «науками о природе» и «науками о культуре», основанное на формальной противоположности методов, применяемых, по их мнению, этими науками.

Как и все неокантианцы, Риккерт видит в науке лишь формальную систему понятий, создаваемых мышлением. Он не отрицает, что источник их образования — чувственно данная действительность, однако не считает ее объективной реальностью. «Бытие всякой действительности должно рассматриваться как бытие в сознании».

Чтобы избежать солипсизма, неизбежно вытекающего из подобного взгляда, Риккерт заявляет, что сознание, заключающее в себе бытие, принадлежит не индивидуальному эмпирическому субъекту, а очищенному от всех психологических особенностей «сверхиндивидуальному гносеологическому субъекту».

Поскольку, однако, этот гносеологический субъект на деле не более как абстракция эмпирического сознания, введение его не изменяет субъективно-идеалистического характера концепции Риккерта.

Абсолютизируя индивидуальные особенности, присущие каждому явлению, неокантианцы утверждают, что «всякая действительность есть индивидуальное наглядное представление».

Из факта бесконечной многогранности и неисчерпаемости каждого индивидуального явления и всей действительности в целом Риккерт делает неправомерный вывод о том, что познание в понятиях не может быть отражением действительности, что оно лишь упрощение и преобразование материала представлений.

Риккерт метафизически разрывает общее и отдельное, он утверждает, что «действительность для нас лежит в особенном и индивидуальном и ни в коем случае нельзя ее построить из общих элементов». Отсюда вытекает и агностицизм в оценке Риккертом естествознания.

Читайте также:  Виды страховых рисков - студенческий портал

Науки о природе и науки о культуре. Согласно Риккерту, естественные науки пользуются «генерализирующим» методом, состоящим в образовании общих понятий и в формулировке законов. Но в общих понятиях не содержится ничего индивидуального, а в индивидуальных явлениях действительности нет ничего общего.

Поэтому законы науки не имеют никакого объективного значения. С точки зрения неокантианцев, естествознание не дает знания действительности, а уводит от нее, оно имеет дело не с действительным миром, а с миром абстракций, с созданными им же самим системами понятий.

Мы можем «перейти от иррациональной действительности, — пишет Риккерт, — к рациональным понятиям, возврат же к качественно индивидуальной действительности нам навсегда закрыт».

Таким образом, агностицизм и отрицание познавательного значения науки, тенденция к иррационализму в понимании окружающего мира — таковы результаты анализа Риккертом методологии естественных наук.

Риккерт полагает, что в противоположность естествознанию исторические науки интересуются единичными событиями в их неповторимом своеобразии. «Кто вообще говорит об „истории“, тот думает всегда об единичном индивидуальном течении вещей…»

Риккерт утверждает, что науки о природе и науки о культуре различаются не по своему предмету, а лишь по методу. Естествознание, пользуясь «генерализирующим» методом, преобразует индивидуальные явления в систему естественнонаучных законов. История же, применяя «индивидуализирующий» метод, описывает отдельные исторические события.

Так Риккерт подходит к центральному пункту учения неокантианцев — к отрицанию объективных законов общественной жизни.

Повторяя реакционные утверждения Шопенгауэра, Риккерт, как и Виндельбанд, заявляет, что «понятие исторического развития и понятие закона взаимно исключают друг друга», что «понятие „исторического закона“ есть „contradictio in adjecto“».

Весь ход рассуждения этих неокантианцев порочен, а произвольное разделение наук в зависимости от применяемых науками методов не выдерживает критики. Прежде всего неверно, что естествознание имеет дело только с общим, а история — с индивидуальным.

Поскольку сама объективная действительность во всех ее проявлениях представляет собой единство общего и отдельного, познающая ее наука постигает общее в отдельном и отдельное через общее. Не только целый ряд наук (геология, палеонтология, космогония Солнечной системы и т. д.

) изучает конкретные явления и процессы, неповторимые в своем индивидуальном течении, но и любая отрасль естествознания, устанавливая общие законы, дает возможность с их помощью познавать и конкретные, индивидуальные явления и практически воздействовать на них.

В свою очередь история только тогда может считаться наукой (в отличие от летописи), когда она обнаруживает внутреннюю связь исторических событий, объективные закономерности, управляющие действиями целых классов.

Отрицание Риккертом объективного характера законов истории, воспринятое многими буржуазными историками, направлено против учения марксизма о развитии общества как естественно-историческом процессе, необходимо ведущем к смене капиталистического строя социалистическим.

По Риккерту, историческая наука не может формулировать законы исторического развития, она ограничивается описанием лишь индивидуальных событий.

Историческое знание, достигаемое с помощью индивидуализирующего метода, не отражает природы исторических явлений, ибо индивидуальность, могущая быть постигнутой нами, также «не есть действительность, но лишь продукт нашего понимания действительности…».

Агностицизм, столь ярко выраженный в трактовке Риккертом естественных наук, не в меньшей мере лежит и в основе понимания им исторической науки.

«Философия ценностей» как апология буржуазного общества. Согласно Виндельбанду и Риккерту, естествоиспытатель, создавая естественнонаучные понятия, может руководствоваться одним лишь формальным принципом обобщения.

Историк же, занятый описанием единичных событий, должен иметь кроме формального принципа — индивидуализации — еще дополнительный принцип, дающий ему возможность выделять из бесконечного многообразия фактов то существенное, что может иметь значение исторического события.

Таким принципом отбора неокантианцы объявляют отнесение событий к культурным ценностям. То явление, которое можно отнести к культурным ценностям, становится историческим событием. Неокантианцы различают ценности логические, этические, эстетические, религиозные. Но они не дают ясного ответа на вопрос, что такое ценности.

Они говорят, что ценности вечны и неизменны и «образуют совершенно самостоятельное царство, лежащее по ту сторону субъекта и объекта».

Учение о ценностях представляет собой попытку избежать солипсизма, оставаясь на позициях субъективного идеализма.

Ценность изображается неокантианцами как нечто независящее от субъекта, но независимость ее состоит не в том, что она существует вне индивидуального сознания, а лишь в том, что она обладает обязательной значимостью для всякого индивидуального сознания.

Философия оказывается теперь не только логикой научного познания, но и учением о ценностях. По своему социальному значению философия ценностей — это изощренная апологетика капитализма.

Согласно неокантианцам, культура, к которой они сводят всю общественную жизнь, предполагает совокупность объектов, или благ, в которых реализуются вечные ценности. Такими благами оказываются «блага» буржуазного общества, его культуры и прежде всего буржуазное государство.

Это, далее, хозяйство, или капиталистическая экономика, буржуазное право и искусство; наконец, это — церковь, воплощающая в себе «высшую ценность», ибо «бог есть абсолютная ценность, к которой все относится». Весьма симптоматично, что в годы фашистской диктатуры в Германии «философия ценностей» была использована Риккертом для оправдания фашизма, и в частности для «обоснования» расизма.

В конце XIX в неокантианство было наиболее влиятельным из всех идеалистических течений, пытавшихся либо прямо отвергать марксизм, либо разлагать его изнутри. Поэтому уже Энгельсу пришлось начать борьбу против неокантианства.

Но решающая заслуга разоблачения этого реакционного течения принадлежит Ленину. Борьба В И. Ленина, а также Г. В.

Плеханова и других марксистов против неокантианства и неокантианской ревизии марксизма — важная страница истории марксистской философии.

Неокантианство, оказавшее большое влияние на развитие буржуазной философской и общественной мысли не только в Германии, но и за пределами ее, уже во втором десятилетии XX в. начало разлагаться и после первой мировой войны утратило самостоятельное значение.

Следующая глава

Источник: https://fil.wikireading.ru/12113

Неокантианство (Марбургская школа)

Главным объектом критики неокантианства стало учение И. Канта об объективно существующей, но непознавемой «вещи в себе». Неокантианство трактовало «вещь в себе» как «нредельное понятие опыта»; по мысли представителей данного направления, предмет познания конструируется нашими представлениями, а не наоборот.

Марбургская школа Основные усилия направлены на разработку транссендентального метода познания.

Пpeдcтaвители Марбургской школы рассматривали математику как образец для социо-гуманитарного знания, способы образования понятий в математике полагались в качестве эталона для образования понятий вообще.

Они выступили против обоснования (толкования) «вещи в себе», как объективной реальности, которая производит ощущения, воздействуя на наши органы чувств. «Вещь в себе» не может быть дана познанию, она задана как математическая функция. Конечная цель философии — исследование логических основ точных наук.

Основатель марбургской школы Герман Коген (1842—1818) самое пристальное внимание уделял анализу научного знания. Научное знание понимается Г.

Когеном как абсолютно самостоятельная и постоянно развивающаяся система, в рамках которой развертывается все разнообразие отношений между познанием и действительностью, субъектом и объектом Коген отстаивает положение Канта о том, что вне знания нет ничего, поэтому сравнить знание не с чем. Действительность — лишь форма, в которой мыслится знание, поэтому любое изменение знания ведет к изменению действительности, но не наоборот.

Пауль Наторп (1854—1924), трактуя философию как метод достижения позитивного знания, разрабатывал концепцию панметодизма, доказывая, что мышление имеет основания и источник в себе самом.

Рассматривая познание как последовательную реконструкцию актов, в которых субъект осознает сам себя в отличие от положенного им предметного мира, он разработал социальную педагогику, целью которой стало включение человека в контексты мировой культа эволюционирующей к идеальному обществу, в котором личность выступает как самоцель.

Как и многие неокантианцы Эрнст Кассирер (1874-1945) пытался преодолеть метафизическое противопоставление бытия и мышления за счет разработки трансцендентального метода, связанного с рефлексией форм научного познания, а не с самой действительностью. Он полагал, что познание имеет дело не с вещью, а с отношением, с заданным, а не с данным. Поэтому логика развития философии предполагает ее эволюцию от философии науки к философии культуры и философской антропологии.

Баденская школа В отличие от марбургской школы неокантианства баденская школа основное внимание уделяла психологическому истолкованию философии И. Канта, утверждая приоритет практического разума и обосновывая трансцендентальную значащую природу ценностей, поэтому в центре исследований баденской школы была аксиологическая, культурологическая, антропологическая проблематика.

Генрих Риккерт (1863-1936) считал, что философские проблемы суть проблемы аксиологические. Цель философии — нахождение единого принципа, смысл и сущность которого раскрывается в системе ценностей; главное — не только установить, каков мир в действительности, но и каковы ценности, которые придают ему смысл, т. к. философия наука о целостном человеке и его отношении к миру.

Г. Риккерт выделял шесть таких сфер: эстетика, этика, эротика (блага жизни), логика (наука), пантеизм (мистика), религия. Каждой из них соответствует своя система ценностей.

Соотнесенные с этими системами единичные явления из области опыта образуют культуру, в которой наиболее ярко и полно воплощаются красота, истина, нравственность, святость, счастье.

Ценности могут совпасть с сущим только в области, постигаемой религиозной верой и противостоящей иным областям пространственно-временному (физическому) миру, миру ценностей и смыслов, миру необъективированной субъективности.

Эти идеи разделял и Вильгельм Виндельбанд (1848-1915), стоявший, как и Г. Риккерт, у истоков баденской школы. В. Виндельбанд считал, что для наук о природе свойственен номотетический метод, ориентированный на прояснение и установление законов.

Для наук о культуре характерен идиографический метод, связанный с прояснением неповторимых явлений действительности. Риккерт и В.

Виндельбанд отмечали, что цель философии — создание новой методологии, наука об общеобязательных ценностях, обусловливающих нормы и правила в эстетических, научных, этических, религиозных сферах.

Источник: https://all4study.ru/fizika/neokantianstvo-marburgskaya-shkola.html

Ссылка на основную публикацию