Философские споры об универсалиях — студенческий портал

Популярная философияГусев Дмитрий Алексеевич

§ 21. Спор об универсалиях

Одной из проблем средневековой философии являлось решение вопроса об универсалиях. В переводе с латинского данный термин (universalia) обозначает общие понятия, то есть наиболее широкие, обобщающие большой класс предметов.

Например, универсалиями являются понятия «человек», «животное», «растение», «небесное тело» и многие другие.

Вопрос заключался в том, существуют ли эти общие понятия реально, самостоятельно, как и вещи, или они – только названия и поэтому существуют только в качестве слов и не во внешнем мире, а в нашем уме.

Мы, скорее всего, считаем, что реально существуют конкретные предметы, а общие понятия – это только их обозначения и находятся в нашем сознании.

Например, мы говорим, что нет дерева вообще, то есть такого предмета, в котором были бы собраны все возможные на земле деревья.

Как нет и животного вообще, и человека вообще, а существуют только конкретные, индивидуальные, единичные животные и люди, а общие понятия — это названия для больших групп сходных между собой предметов. Так считаем мы.

Но можно посмотреть на поставленную проблему совершенно иначе, что и сделал, как мы видели, античный философ Платон, полагавший, что идея или общее понятие, или универсалия существует реально, но в невидимом и высшем мире, а видимые нами конкретные вещи – всего лишь ее порождения.

Средневековые философы, разделявшие точку зрения Платона, стали называться реалистами, так как считали универсалии реально существующими объектами, а их позиция получила название реализма. Противоположная точка зрения стала называться номинализмом (в лат.

nomen – имя), так как ее представители полагали, что универсалии – это только имена и существуют не самостоятельно, но только в человеческом сознании в качестве понятий или терминов, а реально же существуют, считали они, единичные, конкретные, чувственно воспринимаемые нами предметы.

В результате, средневековый реализм не имеет ничего общего с современным значением данного слова и является идеалистическим философским воззрением, в то время как номинализм, несомненно, ближе к материализму.

Поэтому понятно, что философией средневековья являлся реализм, номиналистические взгляды появились и стали распространенными в эпоху упадка Средних веков, в рассветных сумерках Возрождения.

Реализм и номинализм имели собственные разновидности. Так реализм был крайним и умеренным.

Крайний реализм утверждал, что универсалии существуют до вещей (universalia ante rem), в высшем и недоступном нашему восприятию мире, а все вещи – это производные от них сущности; любой видимый нами предмет обусловлен невидимой и вечной идеей (универсалией), его порождающей. Следовательно, крайний реализм восходит к платоновскому учению. Умеренная форма реализма говорила, что универсалии существуют в самих вещах (universalia in re), в качестве их неизменных и определяющих оснований. Мир идей (универсалий) и мир вещей едины и образуют окружающую нас действительность. В любом предмете присутствует определенная идеальная сущность – универсалия, которая и делает его из бесформенной материи нормальной вещью.

Поэтому умеренный реализм восходит к теории Аристотеля. Номинализм также являлся крайним и умеренным. Умеренный номинализм полагал, что универсалии существуют после вещей (universalia post rem), в нашем сознании в виде обобщенных названий данных вещей – понятий.

Хотя последние и не существуют объективно и являются только терминами и словами, они имеют немаловажное значение: с помощью понятий мы разбиваем действительность на различные сферы и области, упорядочиваем ее, поэтому нам легче в ней ориентироваться и ее познавать.

Поскольку понятие в латинском языке – это «концепт» («conceptus»), умеренный номинализм называется также концептуализмом.

Крайний номинализм считал общие понятия совершенно бессмысленными: если они не существуют реально, незачем о них вообще говорить.

Например, существует конкретное дерево – мы его видим и осязаем, и вполне можем рассуждать о нем и познавать данный предмет, как и любой другой, который действительно существует.

Но что такое дерево вообще? Слово или пустой звук, за которым не стоит никакой реальности, никчемное название, полностью лишенное смысла.

Невозможно какую–либо вещь обозначить более общим названием, подвести ее под некое более широкое понятие, потому что она – ровно столько, сколько в ней есть – единичный конкретный предмет и ничего общего в себе не содержит.

Поэтому универсалии, говорили крайние номиналисты – только сотрясения воздуха (flatus votic), и их существование никому не нужно, следовательно, от них возможно отказаться, а в рассмотрение принимать только конкретные, индивидуальные, реально существующие предметы.

Как говорилось выше, философией Средних веков, конечно, являлся реализм, но в эпоху ранней схоластики более распространенной являлась его крайняя форма, представляющая по смыслу платоновское воззрение.

Однако в период расцвета схоластики или — зрелого средневековья прочно утвердился умеренный реализм — аристотелевская точка зрения, примиряющая мир материальный с идеальным, охватывающая собой возможные сферы сущего в грандиозной, претендующей на абсолютную завершенность философской системе.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Следующая глава

4. Спор об универсалиях
Одной из проблем средневековой философии было решение вопроса об универсалиях. В переводе с латинского этот термин (universalia) обозначает общие понятия, то есть наиболее широкие, обобщающие большой класс предметов. Так, например, универсалиями

ЛЕКЦИЯ 8
Абеляр об универсалиях
Для Петра Абеляра (1079–1142), как и для многих его современников, характерен подход к вопросу об универсалиях с точки зрения языка. Он ставит вопрос так: к чему отсылают такие слова, как «человек», «животное» и «роза»? Проблема, которая задана

ЛЕКЦИЯ 9
Абеляр об универсалиях: эпистемология и божественные идеи[145]
Новизна решения Абеляром проблемы универсалий состоит в его попытке сформулировать позицию умеренного реализма в противоположность номинализму (Росцелин) и ультрареализму (Гильом из Шампо). Абеляр

ЛЕКЦИЯ 14
Фома Аквинский об универсалиях: влияние Аристотеля
Можно предложить три различных подхода для рассмотрения того, как умеренный реализм Аристотеля воспринимался и критически пересматривался Фомой Аквинским. Первый — продемонстрировать в деталях, что Фома

ЛЕКЦИЯ 17
Фома об универсалиях: божественные идеи
У Августина платоновские идеи становятся божественными идеями по двум причинам. Одна из причин, как мы видели в сочинении Августина «Восемьдесят три вопроса», — метафизического свойства: отождествление платоновского

ЛЕКЦИЯ 24
«Имя розы» и средневековый спор об универсалиях
«Имя розы» Умберто Эко — роман философский и исторический одновременно. Эко удалось представить в лицах один из главных философских споров средних веков — спор об универсалиях. Как бы ни были точны исторические

§ 21. Спор об универсалиях
Одной из проблем средневековой философии являлось решение вопроса об универсалиях. В переводе с латинского данный термин (universalia) обозначает общие понятия, то есть наиболее широкие, обобщающие большой класс предметов. Например, универсалиями

Абеляр и спор об универсалиях
Кроме метафизиков, еще один тип философов раннего средневековья представляли диалектики, которые провели не созидательную, а аналитическую работу. Метафизики основывали свои теории на том принципе, что понятиям соответствует реальность,

6.4. Идеи и вещи (спор об универсалиях)
Универсалии (от лат. universalis) – общие понятия, то есть наиболее широкие, обобщающие большой класс предметов слова. Так, например, универсалиями являются понятия «человек», «животное», «растение», «небесное тело» и многие другие. В

ОБ УНИВЕРСАЛИЯХ
Во-первых, следует рассмотреть термины вторичной интенции (termini secundae intentionis); во-вторых, термины первичной интенции (intentionis primae). Следует сказать, что термины вторичной интенции — это «универсалия», «род», «вид» и т. д. Поэтому необходимо сказать о том, что

МНЕНИЕ СКОТА ОБ УНИВЕРСАЛИЯХ И ЕГО ОПРОВЕРЖЕНИЕ
Хотя для многих очевидно, что универсалия не есть какая-нибудь субстанция, существующая вне души в отдельных [вещах] и реально отделенная от них, однако некоторые считают, что универсалия каким-то образом существует вне

Абеляр и спор об универсалиях
Кроме метафизиков, еще один тип философов раннего средневековья представляли диалектики, которые провели не созидательную, а аналитическую работу. Метафизики основывали свои теории на том принципе, что понятиям соответствует реальность,

Спор об универсалиях. Идеи и вещи
Универсалии (от лат. universalis) – общие понятия, то есть наиболее широкие, обобщающие большой класс предметов слова. Так, например, универсалиями являются понятия «человек», «животное», «растение», «небесное тело» и многие другие. В

8. Об универсалиях
Одна из особенностей средневековой философии проявилась в знаменитом споре между реалистами (от лат. realis — вещественный, действительный) и номиналистами (от лат. nomen — имя, наименование). Спор шел о природе универсалий (от лат. universalis — общий), т. е. о

Идеи и вещи. Спор об универсалиях
Универсалии (от лат. universalis) – общие понятия, то есть наиболее широкие, обобщающие большой класс предметов слова. Так, например, универсалиями являются понятия «человек», «животное», «растение», «небесное тело» и многие другие. В

Спор Об Универсалиях (Universaux, Querelle Des -)
Полемика, вокруг которой формировалась и обретала структуру вся философская мысль средних веков. Речь в ней шла о том, к какому типу реальности отнести общие, или универсальные, идеи. Являются ли они реальными существами, как полагал

Источник: https://fil.wikireading.ru/19484

Виктор Лега. Спор об универсалиях / Православие.Ru

На протяжении нескольких веков схоласты спорили о понятиях – универсалиях: существуют ли они реально или это только некие общие именования.

О том, почему так важен был это спор, за что были обвинены в ереси номиналисты, как «примирил» спорщиков Фома Аквинский и почему учение Уильяма Оккама с его знаменитым «Не надо увеличивать сущности без необходимости», известным как «бритва Оккама», стало концом схоластики, рассказывает Виктор Петрович Лега.

Средневековая школа     

На протяжении всех четырех веков господства схоластики в центре внимания философов и богословов был важный спор, получивший название «спора об универсалиях».

Спор этот нам кажется несколько странным: Европа только-только вышла из «темных, мрачных веков», ее волновали в это время в основном проблемы церковные, богословские, – и вдруг актуальной становится чисто философская проблема – проблема универсалий, то есть проблема общих понятий.

Вопрос Порфирия

Философ Порфирий Несколько слов необходимо сказать о предыстории этого спора. У Аристотеля есть трактат под названием «Категории». Категории – это наиболее общие понятия, такие как бытие, время, движение, обладание. Порфирий, ученик Плотина, неоплатоник, написал Введение к «Категориям» Аристотеля, где попытался понять: а какова природа категорий? Порфирий знал, безусловно, что Аристотель резко возражал против платоновского учения об идеях. Нет никаких идей! Как позже будут говорить отцы Церкви: «Нет сущности без ипостаси». Сущность находится в самом теле, в самом предмете. И Порфирий ставит вопрос: а как быть с наиболее общими понятиями, с категориями? Ведь бытие, время, движение – это же не есть некая сущность, это же не предметы. Порфирий напишет, что, прочитав работу «Категории», он не нашел у Аристотеля ответа. Может быть, категории обладают бытием умопостигаемым, как идеи Платона, может быть, категории существуют в самих вещах.

Боэций, живший в V веке, написал комментарий к Порфирию и к тому же перевел этот труд Порфирия на латинский язык.

Через Боэция эта работа приходит в Западную Европу, с ней знакомятся, и она вдруг получает огромнейшее распространение.

Почему? А дело здесь, конечно же, не в самом Аристотеле, не в его споре с Платоном, а в проблеме богопознания: возможно ли познание Бога или нет, и если возможно, то как?

Не только звук

Любой человек прекрасно понимает, что познание возможно через понятие. Если я познаю некий предмет, то только потому, что у меня есть в уме некое понятие об этом предмете и это понятие отражает сущность предмета.

Если я утверждаю, что могу познать Бога, значит, в Боге есть соответствующее понятие, которое, разумеется, обладает самым общим бытием, потому что Бог – это Истина, Бог – это Бытие. Бог – это самое общее, что только может быть.

Поэтому, наверное, в Боге и содержатся эти наиболее общие понятия, если мы говорим о возможности познания Бога. Такая позиция получила название реализма: общие понятия существуют реально, потому что наиболее реальным бытием обладает именно Бог.

И эта позиция была одобрена Католической церковью, ее придерживались такие авторитетнейшие богословы, как, например, блаж. Августин, Ансельм Кентерберийский, Гильом из Шампо и многие другие.

Статуя Петра (Пьера) Абеляра на здании Луврского дворца в Париже Но некоторые стали возражать: «Но Бог вообще-то непознаваем. Любые понятия относятся к миру тварному. И применять эти понятия к познанию Бога было бы неправильно. Любые понятия возникают только в нашем уме, а реально существуют только материальные предметы, единичные. Бог не относится к нашему миру – Он абсолютно трансцендентен. И Он абсолютно прост – к Нему нельзя применять эти понятия. Понятия применимы только к нашему миру. Они отражают реальный, но предмет, предмет этого мира, но сами понятия – это просто некоторый знак, возникающий в нашем уме, когда мы абстрагируемся от каких-то индивидуальных свойств, от конкретных отличий разных предметов. Я называю слово “человек”, и неважно, блондин это или брюнет, мужчина это или женщина, старик это или ребенок – это случайные индивидуальные свойства. Главное – что это человек». Подобных взглядов придерживался, например, святитель Василий Великий в его споре с Евномием.

В схоластике такая позиция получила название номинализм. Главным ее представителем был Петр Абеляр. Но его номинализм умеренный, он утверждает, что все-таки понятия существуют – хотя и в уме человека, как имена (имя по-латыни «nomen», отсюда и «номинализм»). Умеренный номинализм отличают от крайнего номинализма Росцелина, одного из учителей Абеляра.

Росцелин утверждал, что существуют только единичные предметы, понятие – это тоже предмет. Например, слово, написанное на бумаге, вот эта самая совокупность чернильных пятнышек, – это и есть понятие. Колебание воздуха, которое называется моими звуками, – это и есть понятие. Заглохли колебания воздуха, стерлось письмо на бумаге – исчезло и понятие.

Концепция Росцелина была всеми признана как глупая. И Церковь ее осудила, потому что, если нет понятия общего, тогда можно даже говорить, что нет Единой Троицы – Ее ничего не объединяет.

Поэтому Росцелин был обвинен в ереси тритеизма – троебожия и осужден, а философы просто отреклись от его учения как от глупости, потому что очевидно и любому человеку сразу видно, что понятия, в нашем уме по крайней мере, есть. Но и позиция Петра Абеляра также вызвала большие сомнения у католической церкви.

Особенно если учесть, что спор об универсалиях касался еще одной проблемы: не только богопознания, но и спасения человека, жизни в Церкви.

Грех и спасение – для всех или для одного?

Скажем, такая проблема: Адам и Ева согрешили, природа человека вследствие первородного греха была изменена – мы все сейчас живем с этой измененной природой, – но каким образом наша-то природа изменилась, если согрешили наши прародители? Вероятно, какая-то идея – или универсалия – первородного греха где-то в общем мире существует, так что мы все причастны этой идее.

То же самое можно сказать об Искуплении Господом нашим Иисусом Христом наших грехов. Христос воскрес, и можно было бы сказать, что это только Его личное воскресение, чудесное событие Его личной жизни. Нет, мы говорим, что каждый из нас тоже может, веруя в Его Воскресение, приобщиться к вечной жизни, воскреснуть в последний день.

Каким образом? – Наверное, существует где-то в вечном, умопостигаемом мире общее понятие спасения, к которому мы тоже можем быть причастны. Так что еще и поэтому Церковь принимает концепцию реализма как ту позицию, которая отвечает на насущные богословские церковные вопросы.

Она объясняет, почему мы все причастны первородному греху, каким образом, веруя во Христа, мы можем воскреснуть в последний день, будучи искупленными от нашего первородного же греха Спасителем.

Если существуют только единичные предметы, то единичны и события, и первородный грех – это грех только Адама и Евы?

Абеляр с его концепцией номинализма, естественно, на эти вопросы отвечает совершенно иначе. Действительно, если существуют только единичные предметы, то существуют и единичные события, и первородный грех есть не что иное, как событие, связанное с жизнью только Адама и Евы.

Это они согрешили, а не я – я к этому греху не имею никакого отношения. Христос воскрес – потому что Он Бог. Он воскрес, потому что у Него имеется такая способность. У меня такой способности нет.

Это событие, которое произошло задолго до меня, поэтому ко мне оно также не имеет никакого отношения – ведь это единичное событие. А у меня есть только понятие, слово: «первородный грех», «спасение», «искупление». Церковь, конечно, расценила учение Абеляра как чистое пелагианство.

Природа, оказывается, по Абеляру, не изменилась, мы все такие же! Христос – это просто Учитель, Он никак не влияет на мою личную жизнь!»

Абеляр был обвинен в ереси пелагианства и осужден на двух соборах. Восторжествовало мнение, что спор об универсалиях может быть решен только в традициях реализма, потому что номинализм приводит к пелагианству.

Но на этом спор об универсалиях не завершился.

От крайности к умеренности

В ХII веке, когда жил Петр Абеляр, восторжествовала концепция реализма, но возник и другой ее вариант – умеренного реализма, а позиция, поддержанная Ансельмом Кентерберийским и Гильомом из Шампо, получила название «крайнего реализма».

Крайнего, потому что учит, что универсалии существуют только в Божественном уме.

Но если это так, то возникает вопрос: а почему предметы отличаются друг от друга? Этим вопросом Абеляр атаковал Гильома из Шампо, тоже своего учителя: отказавшись от примитивного номинализма Росцелина, он пришел к Гильому из Шампо – приверженцу крайнего реализма.

Действительно, почему я отличаюсь от другого человека, если у нас с ним одна и та же сущность в Боге? Гильом из Шампо отвечал: «Отличия – случайные свойства». «Ничего себе случайные свойства! Я ведь уникальная личность! А тут – случайное совпадение!» – негодовал Абеляр. И ушел от него, а потом выдвинул свою номиналистическую концепцию.

Знаменитая в ХII веке Шартрская школа предложила умеренный вариант учения, избегающий как крайностей номинализма, так и крайнего реализма, – оно ближе к Аристотелю и получило название «умеренного реализма».

Бог прост, в Боге нет общих понятий, Он непознаваем, но, с другой стороны, нельзя говорить, что никаких сущностей в предметах нет, что они, эти сущности, есть только в моем уме. Нет, в предмете, конечно, сущности есть, как и говорил Аристотель.

Поэтому концепция умеренного реализма утверждает: общее понятие существует реально, но не в Боге, а в самих вещах.

Фома Аквинский: универсалии существуют до творения – в уме Бога, потом – в самих вещах, потом – в уме человека

Как видим, возникают три точки зрения, и между теми, кто их отстаивал, шел постоянный спор. Примыкавший к Шартрской школе Иоанн Солсберийский даже язвительно сравнивал этот спор со спором трех человек, которые спорят, кто ведет свинью на базар.

Один утверждает, что ведет крестьянин, другой – что его рука, третий – что веревка. В XIII веке Фома Аквинский наводит порядок, говоря, что правы все. Безусловно, Бог, перед тем как сотворить мир, имел в Своем уме всё знание о будущем мире – эти общие понятия в Его уме существовали.

Сотворив мир, Бог дал каждому предмету его сущность, и теперь общие понятия существуют не только в Божественном уме, но и в самих вещах. А потом Бог сотворил человека, дав ему разум, дав ему способность эти предметы познавать, нарекать имена этим предметам.

Поэтому с появлением человека универсалии начинают существовать в человеческом уме. Так что универсалии существуют трояким образом: до вещей – в уме Бога, потом – в самих вещах, потом – в уме человека. Итак, по Фоме Аквинскому, правы все.

Кстати, неотомизм, наиболее распространенная философская школа в Католической церкви, до сих пор придерживается именно этой точки зрения, которая, казалось бы, должна была удовлетворить всех.

Но не тут-то было. Некоторые оппоненты Фомы Аквинского, например, Иоанн Дунс Скот, возражали, говоря: «Почему Фома утверждает, что Бог знает только общие понятия? Это ограничивает Божественное всемогущество.

Выходит, Бог не знает меня лично? Он знает только человека вообще? Нет!!! В Боге есть знания о каждом предмете, о том, что представляет собой этот каждый предмет. В Боге существуют не сущности, а “чтойности”, “этовости”».

Иоанн Дунс Скот возрождал номинализм, но в своеобразной форме.

Операция разделения

Оккам: Бога нужно познавать только верой; мир нужно познавать только разумом

Уильям Оккам, который жил в начале XIV века, предложил еще один вариант, согласно которому вообще-то между философией и богословием ничего общего нет. Оккам сказал, что есть два метода познания, соответствующие двум объектам. Бога нужно познавать только верой. Мир нужно познавать только разумом.

400 лет существования схоластики, 400 лет попыток философии помочь богословию ни к чему не привели. Так и не появилось никаких общих теорий, удовлетворявших всех. Кто-то согласен с Ансельмом, кто-то – с Фомой, кто-то – с Иоанном Дунсом Скотом, кто-то даже с Абеляром. Нет общего.

А почему? А потому, что философия не может быть служанкой богословия! Вот самая главная ошибка. Невозможно примирить философию и богословие. Они разные, утверждает Уильям Оккам. И поэтому философия должна быть самостоятельной, и богословие должно быть самостоятельным.

Философии, познающей этот мир, естественно оперировать только сущностями предметов, и ей не нужны еще какие-то общие понятия, существующие кроме этого мира еще и в другом мире. «Не надо увеличивать сущности без необходимости», – сказал Уильям Оккам. Эта его крылатая фраза получила название «бритва Оккама».

Без необходимости! И действительно, зачем мне нужны общие понятия, когда мне достаточно знания материального мира?

Уильям Оккам. Витраж. На этом, по общему признанию ученых, заканчивается история схоластики. Уильям Оккам закрыл «спор об универсалиях», сказав, что универсалии – это только понятия в уме человека о материальной вещи, и этого достаточно для философа, не нужно никаких реальных общих понятий. А это полностью отсекает философию от богословия.

Философия получает независимость от богословия. «Не нужно сущностей без необходимости» – философия не должна проникать не в свою область.

И богословие получает независимость от философии, философия не нужна богослову: у него свой метод – вера; свой объект – Бог.

И потому после Уильяма Оккама может появиться Мартин Лютер с его «только верой», может появиться атеистическая наука, для которой не нужна религия. После Оккама начинается эпоха Возрождения.

Источник: https://pravoslavie.ru/93834.html

Спор об универсалиях

В период схоластики возникает новая онтологическая тема в сочинениях христианских авторов — спор об универсалиях. Под универсалиями понимаются общие понятия или, как говорят схоласты, общие роды.

Ставится вопрос: существуют ли общие понятия реально? Давайте вспомним, что эти же самые «общие понятия» у Платона называются идеями, у Аристотеля — формами. Для того чтобы существовала лошадь, по Патону, должна существовать идея лошадности, а чтобы существовали красивые вещи, должна существовать идея красоты.

Другими словами, общие понятия существуют реально, их можно интерпретировать как идеи Бога, как это делает Августин.

Понятия, как известно, могут быть более или менее общими. Понятие «животное», например, будет включать в себя другое общее понятие «кошка» и включаться в более общее понятие «живое существо». Если рассуждать на уровне обыденного сознания то каждый скажет, что нет кошки вообще, а есть только животные, которых мы называем кошками; следовательно, это — название, т.е.

имя предмета. Примерно по той же схеме рассуждали и некоторые средневековые философы. Те, кто были уверены, что общие понятия существуют реально, независимо от мышления человека, называются реалистами; те, кто полагают, что реально существуют лишь единичные вещи, а общие понятия представляют собой только имена, данные им людьми, называются номиналистами (от лат.

nomina — имя).

В большинстве своем средневековые философы были реалистами. Исследователи различают реализм крайний и умеренный.

Крайний реализм восходит к Платону, утверждая, что универсалии существуют до вещей, в высшем и недоступном нашему восприятию мире, а все вещи — это производные от них сущности; любой видимый предмет обусловлен невидимой и вечной идеей (универсалией), его порождающей.

Наиболее известным и последовательным реалистом был ирландский мыслитель Иоганн Скотт Эриугена. Он полагал, что телесные состояния суть иллюзия, что вообще нет ничего природного и материального, ибо это не что иное, как последовательность ступеней явления Бога.

Невыразимый никаким понятием, Бог изливается вовне в виде чувственных вещей.

Человеку дан разум именно для того, чтобы он мог узреть преимущества разумного над чувственным, а следовательно, понять, что сущностью природы является разум и как высшее его проявление — божественный разум.

Позже Ансельм Кентерберийский утверждал, что понятия добра, истины, справедливости существуют как таковые, вне зависимости от добрых или справедливых поступков людей; они есть высший образец, задаваемый Богом для совершенствования и стремления.

Умеренная форма реализма говорила, что универсалии существуют в самих вещах в качестве их неизменных оснований. Здесь нетрудно проследить связь с аристотелевским учением о форме и материи.

Мир идей (универсалий) и мир вещей едины и образуют всю окружающую нас действительность. В любом предмете присутствует какая-либо идеальная сущность, универсалия, которая и делает его из бесформенной материи конкретной узнаваемой вещью.

К умеренным реалистам можно отнести Фому Аквинского.

Номинализм также был крайним и умеренным. Умеренные номиналисты полагали, что универсалии существуют после вещей в виде названий этих вещей, т.е. понятий, а потому они существуют только в нашем разуме.

Однако те свойства, которые обобщают понятия, существуют реально, что и позволяет вещам существовать различно, а разумным существам постигать мир структурно. Если бы не существовало объективного Богом данного единства вещей, то в мире царил бы хаос. Умеренный номинализм иногда называется концептуализмом (от лат. conceptus — мысль, представление).

Крайний номинализм объявлял общие понятия бессмысленными: это слово или пустой звук, за которым не стоит никакой реальности, ибо Бог творит вещи, а не понятия.

Первым номиналистом был Иоанн Росцелин (ок. 1050 — ок. 1122) из Компьени. Он, заняв крайнюю позицию, полагал, что универсалии — это лишь звуки, слова, сотрясающие воздух. Пьер Абеляр (1079—1142) отличался умеренностью, он видел возможность универсалий в сходстве вещей, соглашаясь с тем, что Бог творит вещи, но имеет в своей голове образцы, т.е. универсалии.

Таким образом, спор об универсалиях непосредственно приводит нас к вопросам познания, ибо является переходным между онтологическим и гносеологическим. С одной стороны, это спор о реальности (что реально?), с другой — о познании (универсалии суть результат мышления и обобщения).

Источник: https://studme.org/213567/filosofiya/spor_universaliyah

Спор об универсалиях

Среди схоластических споров философскую ценность имеет спор, вошедший в историю под названием «спор об универсалиях» (другое название – «спор между реалистами и номиналистами»).

За этим спором стояла важная философская проблема, поднятая еще в греческой философии: как существует общее (по-латыни – universalia)? как существует то, что мы называем «общим» для той или иной совокупности вещей? Отвечая на этот вопрос, схоласты разделились на реалистов и номиналистов.

Реалисты (от позднелат. realis – вещественный) учили, что общее существует реально, в мире вещей. При этом умеренные реалисты полагали, что общее существует «в вещах», крайние – «до вещей».

Например, если назвать общую всем людям сущность «человечностью», то согласно умеренным реалистам, человечность существует в каждом отдельном человеке, согласно крайним – до людей сама по себе.

Нетрудно догадаться, что первые следовали Аристотелю (учившему о том, что сущности вещей существуют в них самих), вторые – Платону (учившему о том, что идеи существуют до вещей за пределами космоса).

 Выражение «до вещей» следует понять правильно. Крайние реалисты не утверждали, что общее не может существовать в вещах. Но даже в вещах оно существует самостоятельно, само по себе, подобно тому как существует сама вещь.

Умеренные реалисты считали по-другому: общее не имеет самостоятельного существования и существует иным нежели вещь способом.

Иными словами, если для крайнего реалиста общее тоже может быть названо вещью, то для умеренного – ни в коем случае.

             Номиналисты (от лат. nomina – имена) учили, что общее существует лишь «после вещей». При этом крайние номиналисты полагали, что общее – это не более чем имя вещей (слово), умеренные – не только имя, но и понятие.

Например, согласно первым, у людей нет ничего общего кроме слова «человек» (которое мы произносим говоря об отдельных людях), согласно вторым – у людей нет ничего общего кроме слова и понятия «человек» (которое мы мыслим представляя отдельных людей).

Умеренных номиналистов называют также концептуалистами (от лат. conсeptum – представляемое, мыслимое).

Из четырех перечисленных учений самым убедительным выглядит умеренный реализм.

Ведь если согласиться с номиналистами, то непонятно следующее: на каком основании мы называем вещи одного и того же вида одним именем? Почему каждого из людей мы именуем человеком, каждую из лошадей – лошадью? Ибо если у вещей одного вида нет ничего общего, то с чего вдруг мы обозначаем их одним и тем же словом? В номинализме именование вещей – дело нашего произвола, и тогда что мешает нам называть осла конем, слона мышью и т.д.? Однако доводы номиналистов тоже не лишены убедительности.

Реалисты заявляют, что одна и та же общая всем людям сущность существует в каждом отдельном человеке.

Но как может одно и то же существовать одновременно в разных местах? Например одна и та же сущность – в Сократе и Платоне? Ибо если она в Сократе, то ее нет в Платоне, а если она в Платоне, то ее нет в Сократе.

Кроме того, поскольку люди и собаки суть животные, в тех и других должна существовать общая им сущность «животность». Но ведь люди разумны, а собаки нет, и значит животность должна подразумевать и разумность и неразумность одновременно – противоречие!

              Росцелин.

            Хотя спор об универсалиях прямого отношения к христианству не имеет, некоторые номиналисты делали из своего учения еретические выводы. Например Росцелин (ок.

1050–1120), который заявил о том, что у Троицы единой сущности быть не может. «Единая» значит «общая», а общее – это лишь «звучание слова». Следовательно, существует не единая сущность в трех Лицах, а три разных сущности, три разные вещи.

По сути это означает многобожие, поэтому неудивительно, что Росцелин был осужден.

               Абеляр.

             Пожалуй, ближе всего к решению проблемы подошел Пьер Абеляр (1079–1142), прославившийся своей несчастной любовью к Элоизе.

Абеляр был концептуалистом, но не чистым, а «с примесью». Ибо пытаясь ответить на вопрос, на каком основании мы называем вещи одного вида одним именем (а также применяем к ним одно понятие), он был вынужден признать, что общее существует не только «после вещей».

           Согласно Абеляру, мы потому называем человека человеком, что люди похожи друг на друга, что между ними есть сходство. У этого сходства есть причина, но этой причиной не может быть то, что существует в людях. Ибо причина сходства одна на всех людей, а одно и то же не может существовать одновременно в разных местах. Следовательно, причиной сходства может быть лишь «статус», т.е.

«само бытие человеком». Статус не является вещью и в самих людях не существует. Но лишь благодаря общему статусу люди похожи друг на друга и именуются общим именем. В подтверждение того, что причина не обязана быть вещью, Абеляр приводит пример человека, который был убит, потому что не хотел идти на форум. Здесь причина смерти – нежелание идти, однако ясно, что нежелание не есть вещь.

           Решение Абеляра заслуживает высокой оценки. «Бытие человеком» не существует в людях, и поэтому Абеляр избегает главного недостатка реализма – одновременного существования общего в разных местах.

И в то же время такое бытие есть реальность, есть нечто, что существует в мире вещей.

Правда, Абеляр не решает проблему до конца, поскольку не дает ответа на вопрос, как статус вещи понимать (что собственно означает «быть человеком»?) и в каком отношении находится статус к вещи.

                           Фома Аквинский.

                       Фома подвел итог в споре об универсалиях. Общее, учил он, не имеет самостоятельного существования, не существует само по себе. Оно существует либо в вещах, либо в разуме. В вещах – в виде общей сущности, в разуме – в виде общего понятия.

И так как разум есть у Бога и человека, общее существует трояким образом: до вещей в разуме Бога, в вещах, после вещей в разуме человека. Общее «до вещей» – это их прообраз, или божественная идея, «после» – их подобие, или человеческая идея.

Следовательно, Фома как бы объединяет разные решения в одно, но можно заметить, что это объединение неполное.

«До вещей» он понимает иначе чем крайние реалисты, и поэтому его позиция – умеренно реалистическая (поскольку существование общего в разуме Бога подразумевалось всеми схоластами и потому не является признаком крайнего реализма).

            Но дает ли Фома удовлетворительное решение проблемы? Можем ли мы сказать, что он избегает главного недостатка реализма – одновременного существования общего в разных местах? Увы, не можем, потому что несмотря на словесные ухищрения он все же продолжает говорить «в вещах», а сказать такое – значит наглухо закрыть путь к решению. Ибо предлог «в» чересчур пространственно нагружен. Ибо быть в одной вещи – значит не быть в другой, и тут уже никакие ухищрения не помогут.

            Вспомним Абеляра, который нашел общее в «статусе», в «самом бытии человеком». Как бы мы ни поняли это бытие, про него уже нельзя сказать, что оно в людях, поскольку бытие не входит в состав вещи.

Между вещью и ее бытием совсем иное категориальное отношение, чем между вещью и ее составом. Вещь относится к составу как целое к части: целое состоит из частей, часть содержится в целом.

Но про вещь и ее бытие сказать такое нельзя: выражение «бытие содержится в вещи» попросту бессмысленно.

              И тем не менее Абеляр был от решения в двух шагах. Надо было лишь ответить на два вопроса: 1) что такое «само бытие человеком»? 2) в каком отношении оно находится к людям?

             На первый вопрос можно ответить по-разному – в зависимости от того, какой из способов бытия мы сочтем для человека самым существенным. Скажем, если признать за таковой говорение (что очень похоже на истину), то бытие человеком будет означать бытие-говорящим. Я вовсе не настаиваю на этом определении, а лишь показываю, как «бытие человеком» можно было бы уточнить.

             Ответ на второй вопрос куда более однозначен: бытие человеком относится к человеку как бытие к сущему: сущее пребывает в бытии. Любопытно, что здесь тоже появляется предлог «в», но уже не в пространственном, а в ином значении – в том, в каком мы говорим «тело находится в движении». Причем говорим правильно, потому что движение – бытие (способ бытия).

             И тогда все становится на свои места.

Если вслед за Абеляром понять общее как «статус», как «само бытие человеком», недостаток реализма преодолевается сам собой: такое бытие реально (что нереального в говорении?), но при этом оно вовсе не существует в разных местах одновременно.

По той простой причине, что бытие существованию не подлежит. По той простой причине, что про бытие вообще нельзя сказать, ни что оно существует, ни что оно не существует. Такое можно сказать лишь про сущее, а бытие не есть сущее.

             Что общего между движущимися телами? Движение, способ бытия. И однако же это общее вовсе не существует в разных местах одновременно. В разных местах существуют движущиеся тела, а не общее им движение.

Движение есть способ бытия, а к бытию существование неприложимо. «Бытие» есть синоним к «существованию», а выражение «существование существует» бессмысленно.

Как может существовать то, что само есть существование? Как может существование существовать или не существовать?

             И точно так же: что общего между людьми? Говорение, способ бытия. Но и это общее не существует в разных местах одновременно. В разных местах существуют люди, а не общее им говорение. Говорение есть способ бытия, а к бытию существование неприложимо. Вместо говорения можно взять любой другой способ человеческого бытия, но суть дела от этого не изменится.

             Более того, вместо говорения можно взять способность говорения (или любую другую общечеловеческую способность), но суть дела опять же не изменится. Способности людям присущи, но сами существованию не подлежат.

Как и про способы бытия, про них тоже нельзя сказать, ни что они существуют, ни что они не существуют, и однако же вряд ли кто усомнится в том, что у людей есть общие им способности (частично врожденные, частично приобретенные).

Так понимаемое общее снова реально (что нереального в способности говорить?), но при этом оно вовсе не содержится в разных местах одновременно.

             Из книги Вячеслава Вольнова  «Приглашение в философию. Христианство.» СПб., 2003.

Источник: https://smirnov-dmitry.livejournal.com/8647.html

Спор об универсалиях средневековых схоластов

Яркий пример схоластических дискуссий — многовековой спор об универсалиях. Универсалии (от лат. universalis — общий) — это те или иные общие понятия, идеи, взгляды, черты чего-либо.

Они могут выражать схожие, одинаковые свойства единичных (т.е. отдельных и конкретных) вещей. К примеру, у Вас па столе молоко, чай и кофе.

По отдельности каждый из этих предметов — единичная вещь со своими индивидуальными качествами. Но есть между ними и общее — обе они жидкости.

Жидкость — универсалия, то есть понятие, которое абстрактно, отвлечённо от конкретных вещей выражает один из их общих признаков.

Если опустить детали, то суть спора средневековых схоластов [а истоки подобного спора находим ещё у Платона (с.

20)] — в разных ответах на вопрос: что первичнее и реальнее — универсалии (общие понятия) о вещах, или сами вещи в их единичном, конкретном виде? Ну, скажем, что родилось раньше и существует в действительности: абстрактное общее понятие «стол» или Ваш конкретный кухонный стол, за которым вы всей семьёй так славно обедаете? И вообще, говоря по-книжному, каков онтологический статус универсалий: могут ли они существовать сами 9по себе, а также до или после или вне единичных вещей? В ответах на подобные вопросы выявились три основные позиции: реализм, номинализм и концептуализм.

Так, приверженцы реализма полагали, что универсалии существуют реально: (а) либо конкретно присутствуя в каждой из единичных вещей; (б) либо в единичных вещах — как то или иное свойство, объединяющее данную вещь с другими; (в) либо в уме человека — как мысленный образ, отражающий сходные признаки единичных вещей. Более того, реалисты (вслед за Платоном с его теорией идей) считали, что универсалии (идеи) предшествуют существованию единичных вещей (а ведь и правда: разве, приступая к строительству дома, мы уже не имеем его построенным в своей голове?).

В свою очередь сторонники номинализма [от лат. nomen (nominis) — имя, наименование] считали, что универсалии не существуют в действительности, поскольку они — всего лишь имена вещей в наших умах. В реальности же есть только отдельные конкретные вещи с их индивидуальными качествами.

Наконец, представители концептуализма ( от лат.

conceptus — понятие), утверждали: в реальности самостоятельно универсалии не существуют, но они существуют в головах людей как концепт (представление) об общих свойствах каких-то конкретных вещей.

Например, само по себе общее понятие «вода» потрогать нельзя, ибо его нет в реальности. Но зато экземплярно оно представлено в Атлантике, или Волге, или в стакане воды па Вашем столе.

Источник: https://bstudy.net/679906/filosofiya/spor_universaliyah_srednevekovyh_sholastov

Схоластика. Спор об универсалиях (реалисты, номиналисты, концептуалисты)

Схоластика: спор номинализма и реализма. Ф. Аквинский — систематизатор схоластики.

Постепенно патристика трансформируется в схоластику (от лат. зспо1а — школа) — школьную науку, представляющую собой основную теоретическую дисциплину Средневековья, и объединяющую теологию, христологию, дьяво-логию, логику, диалектику и др. Формирование схоластики начинается в VII — VIII ст., а рас-цвет приходится на XIII ст. Следует отметить три ключевых этапа развития схоластики:

I этап (VIII — XII ст.) — ранняя схоластика, которая еще не рассматривает как отдельные автономные системы знаний науку, философию и теологию, все они находятся в состоянии взаимодополнения и растворении одна в одной.

II этап (ХШ ст.) — средняя схоластика. Этот период характеризуется разграничением философии и теологии, а также широким вниманием на философское мышление учения Аристотеля.

III этап (XIV ст.) — поздняя схоластика — формирование естественнонаучного и философского мышления, разработка логики и метафизики иррационалистичного направления, обособление мистики от церковной теологии.

Одним из наиболее интересных периодов в развитии схоластики был период спора между двумя направлениями общественной мысли этого времени — — номинализмом (от лат. nomen — имя) и реализмом (от лат realis -реальный). Противостояние было по проблеме всеобщего, или универсального.

Философская основа спора — отношение общего и единичного. Представители реализма (Ансельм Кентерберийский, Иоганн Скотт Эриугена и др.) приписывали существование лишь общему.

Радикальные теоретики этого направления утверждали, что общее существовало до единичных вещей и может существовать вне их (например идея). Их методологической основой было учение Платона. Умеренные реалисты, базируясь на идеях Аристотеля, указывали, что общее реально существует в вещах, но никак не вне их.

Представители номинализма (Росцеллин, Иоганн Дуне Скот, Уильям Оккам), напротив, не допускали реального существования универсалий, провозгласив, что общее существует лишь после вещей. Радикальные номиналисты называли общие понятия условными знаками, иллюзией, продуктом человеческого воображения.

Умеренные представители этого направления рассматривали общие понятия не как самостоятельные вещи, а как мысли, слова, отдельные понятия, которые создаются сознанием человека.

Одним из виднейших представителей схоластики, несомненно, был Фома Аквинский —систематизатор теоретической мысли этого периода.

Номинализм, направление средневековой схоластической философии, которое, в противоположность реализму, отрицало реальное существование общих понятий (универсалий), считая их лишь именами (лат. nomen — имя, nominalis — именной, отсюда название). Т.е. номиналисты считали, что общее существует лишь после вещей. Возник в XI-XII вв., получил особое развитие в XIV-XV вв.

Реализм (от ср. — век. лат.

realis — вещественный, действительный), в философии — направление, признающее лежащую вне сознания реальность, которая истолковывается либо как бытие идеальных объектов (Платон, средневековая схоластика), либо как объект познания, независимый от субъекта, познавательного процесса и опыта (философия реализма XX в.). Средневековый реализм утверждал, что универсалии (общие понятия) существуют реально и независимо от сознания.

В ранней схоластике сформировались два противоположных направления – реализм и номинализм. Сторонники реализма утверждали, что универсалии (всеобщее) являются духовными сущностями и существуют реально.

Такая точка зрения в общем восходит к Платону. В крайнем варианте реализм исходил из того, что реально существует только общее, а индивидуальное реально не существует, оно лишь кажется существующим и есть не более чем обман чувственного восприятия.

Приверженцы номинализма (от лат. nomen– имя) утверждали, что реально существуют только отдельные предметы. При этом в своей крайней форме номинализм утверждал, что общее – это только имена, слова и не имеет никакого значения вне языка.

Кроме крайних форм существовали и умеренные варианты реализма и номинализма. Некоторые реалисты признавали, что общее есть и в самих вещах; некоторые номиналисты считали, что вещи объединяются в классы на основе повторяющихся у них свойств. Общее как понятие (концепт) обозначает классы вещей.

Философские споры между реалистами и номиналистами могли поставить под сомнение догмат о едином Боге и Его трех ипостасях и поэтому привлекли к себе настороженное внимание Церкви.

Одним из главных реалистов в раннем Средневековье был Иоанн Скот Эриугена (ок. 810 – ок. 877).

Он развил учение о том, что изначально есть не сотворенная, но творящая природа – Бог; затем – вторая природа, сотворенная и вместе с тем творящая – порожденная Богом совокупность первообразов, идей всех вещей.

Начинается процесс дробления первоединой духовной сущности. Затем – третья природа – сотворенная и не творящая – мир чувственных предметов и явлений.

Видный представитель номинализма в ранней схоластике – Росцелин (ок. 1050–1110). Он утверждал, что действительным, реальным существованием обладают только единичные вещи. Общее есть лишь слово. Ни роды, ни виды реально не существуют. Конечно, язык позволяет нам создать, например, слово «белизна», но оно ничего не выражает, поскольку в действительности существуют только белые предметы.

Умеренный номинализм (концептуализм) был представлен Абеляром (1079–1142), который считал, что универсалии не пустые слова, они имеют определенное значение, относятся к классам предметов. При этом говорилось, что универсалии не существуют до и независимо от единичных предметов.

В позднем Средневековье к реализму склонялся Фома Аквинский (1226–1274). Он считал, что универсалии имеют троякое существование: в божественном уме, в вещах и человеческом уме. В божественном уме универсалии предшествуют вещам, представляя формы, образцы для единичных вещей.

Наиболее известном в эту эпоху представителем номинализма был Дунс Скот (ок. 1261–1308). Он утверждал, что реально существуют только индивиды. При этом он считал, что есть особый принцип индивидуализации, делающий одну вещь не похожей ни на какие другие.

Оппозиция реализма и номинализма получила отклик и в последующей философии.



Источник: https://infopedia.su/13x9eb0.html

УНИВЕРСАЛИИ

Считается, что наиболее содержательные с философских позиций средневековые дискуссии были связаны с проблемой универсалий. Трудно с этим не согласиться, спор об универсалиях действительно имел прямое отношение к основополагающим началам философии.

Универсалии (от лат. universalis — общий) — это общие понятия. Имеется в виду, что они имеют отношение к общему.

В зависимости от понимания универсалий формируются основания теории познания, интерпретируется содержание теорий, в том числе и теологических.

Природа универсалий интерпретируется по-разному: с одной стороны, с позиций реализма (от лат. гет — вещь), с другой — номинализма (от лат. nomina — слова).

Рассмотрим два утверждения: «Роза первая — красная» и «Роза вторая — красная». Реалист станет утверждать, что роза и краснота существуют реально как некоторые обособленные сущие.

Номиналист же скажет, что роза и краснота являются всего лишь словами, а не именами каких-то реальных сущих.

Существует роза первая и роза вторая, соответственно есть красный цвет первой розы и красный цвет второй розы.

Сторонники крайнего реализма придерживаются позиции Платона: универсалии существуют независимо от вещей. Такое воззрение было характерно для Эриугены и Ансельма Кентерберийского. Сходного воззрения придерживались Августин Аврелий и С. Боэций.

Умеренные реалисты Средневековья, а среди них Альберт Великий и Фома Аквинский, вслед за Аристотелем и его арабскими комментаторами Аверроэсом и Авиценной считали, что универсалии существуют в вещах, но не вне их или же до них.

Номиналисты, в отличие от реалистов, полагали, что существуют лишь единичные вещи. Согласно крайнему номиналисту И. Росцелину (XI в.), универсалии представляют собой всего лишь имена, общее в вещах отсутствует. Умеренный номиналист У. Оккам (XIV в.) считал универсалии удобными словесными формами, необходимыми в логике.

Концептуалисты (от лат. conceptus — понятие) стремились найти средний путь между реализмом и номинализмом. Согласно П. Абеляру (XII в.), понятия выражают результат обобщения в уме сходных свойств вещей. В природе понятия не существуют, но они имеют важное теоретическое значение.

Спор между реалистами и номиналистами (концептуалистов часто зачисляют в ряды номиналистов) тянется от Античности и Средневековья до наших дней. В следующих параграфах нам еще не раз придется встретиться как с реалистами, так и с номиналистами. Ниже автор данной книги излагает свою позицию по поводу природы универсалий.

Согласно принципу теоретической репрезентации, в концептуальном отношении различные представления теории не отличаются друг от друга. Когда номиналисты утверждают, что в действительности дела обстоят иначе, чем на словах, то они, по сути, нарушают указанный выше принцип. Поэтому их позиция представляется нам неубедительной.

Характеризуя реализм, обратимся к научным теориям, естественным и аксиологическим, ибо им нет разумной альтернативы. В любой из них мы обнаруживаем переменные, которые входят в состав законов и принципов. Сущие же представлены трояко, как раз указанными переменными, законами и принципами.

Каждая из переменных, будь то масса физического тела (т,) или цена товара (р), измеряется в одних и тех же единицах. Это свидетельствует о том, что mj и рявляются, как выражались средневековые мыслители, универсалиями. Мы же предпочитаем называть их концептами.

Универсальное мыслится часто как независимое от теории. Концепты же имеют смысл исключительно в рамках теорий. Средневековые мыслители в основном рассуждали о вещах и их признаках, т.е. переменных. Но полноправными концептами являются также принципы и законы. Итак, реальны не только признаки, но также законы и принципы.

А как же обстоят дела с вещами? В том виде, в котором их представляли античные и средневековые авторы, они не существуют. Нет розы вообще или человека вообще, или человечности.

Есть вещи, в том числе субъекты, которые представляют одни и те же принципы и законы, а также переменные в их качественном, но не количественном состоянии. В случае аксиологических теорий принципы, законы и переменные изобретаются людьми.

В случае формальных теорий их объекты, например, числа в математике, слова в лингвистике, утверждения в логике, категории в философии, являются морфизмами, т.е. отношениями. Они не являются обособленными вещами. С этой точки зрения их не следовало бы называть объектами, ибо в этом случае формальные теории мыслятся по подобию с естественными и аксиологическими концепциями.

Выводы

  • • От интерпретации природы концептов, которые в Средневековье назывались универсалиями, зависит понимание всех сторон жизнедеятельности общества.
  • • Согласно реалистам, концепты существуют, они не являются всего лишь вспомогательным инструментом разума.
  • • Согласно номиналистам, концепты как продукты разума, главным образом процессов абстрагирования, отличаются от единичных вещей.
  • • О природе концептов следует судить, исходя из состояний научных теорий.

Источник: https://studref.com/461728/filosofiya/universalii

Ссылка на основную публикацию