Григорий Отрепьев — установленные факты и биография

Его кампания, увенчавшаяся успехом, выросла из небольших восстаний, словно снежный ком. Простой монах из небольшого монастыря добился невероятных успехов.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Как непутёвому Гришке Отрепьеву удалось сесть на русский престол и положить конец одной из самых сильных династий? Фактрум собрал самые интересные факты о личности Лжедмитрия I.Григорий Отрепьев - Студенческий портал

20 июня 1605 года в Москве обосновался новый правитель. Называл он себя сыном Ивана Грозного, Дмитрием Ивановичем. К тому моменту властный Борис Годунов скончался от подагры, а его жена и сын выказывали полную государственную апатию.

Они не отдали приказов о защите Кремля и фактически добровольно пустили самозванца в столицу. Лжедмитрий умело воспользовался ситуацией. Жену Бориса и его сына заточили, а через несколько дней отравили.

В живых из рода Годуновых осталась лишь его дочь Ксения, которая не по доброй воле стала наложницей Лжедмитрия.

Григорий Отрепьев - Студенческий портал«Последние минуты жизни Лжедмитрия I». Карл Вениг

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Внешний и внутренний государственный долг - основные понятия и термины

Оценим за полчаса!

Перед взятием Москвы самозванец проделал долгий путь. Методично и терпеливо он настраивал русские города против царствующего тогда Бориса Годунова. Как известно, Годунов был суровым монархом и предпочитал править с помощью устрашения подданных. Лжедмитрий, напротив, обещал всем, кто примкнёт к нему, привилегии. Со временем щедрость самозванца искусила даже приближённых Годунова.

К трону Лжедмитрий шёл с переменным успехом. Главным его преимуществом в борьбе с Годуновым стало то, что монарх недооценил хитрого Отрепьева. Пылкие речи одинокого самозванца быстро нашли поддержку.

Его гарнизоны, с которыми он шёл на Москву, постоянно подпитывались новыми силами со всей России. Города сдавались на милость истинному государю. Даже поражения, которые Лжедмитрий терпел в самом начале от царской армии, не сломили восстания.

Но кем же был столь талантливый и ловкий самозванец на самом деле?

Юрий Богданович Отрепьев — дворянин и монах

Григорий Отрепьев - Студенческий порталПортрет Лжедмитрия. Гравюра

Не был он ни царём, ни царской крови. В молодости Лжедмитрий носил имя Юрий и происходил из рода мелкопоместных дворян. Мальчик рано лишился отца и ради лучшей жизни мать направила его в услужение боярам Романовым. Кстати, именно служение в молодости в знатной семье открыло самозванцу путь в царский дворец. Там он подсмотрел основные придворные традиции, правила и церемонии. Впоследствии именно эта информация позволила ему убедить народ в своём царском происхождении.

Однако мечте его матери не суждено было сбыться. Юрий Отрепьев был нехорош собой: руки разной длины, неприятное лицо, невысокий рост, коренастое тело. Военная и придворная карьеры оказались недоступны.

Юноше рекомендовали постричься в монахи, где он и получил имя Григорий. Особенного успеха монах Григорий добился в Чудском монастыре. Усердную работу юноши (Григорий обучился каллиграфии и писал каноны) заметил патриарх Иов.

По его велению молодого монаха сделали дьяконом.

Биография Григория Отрепьева вновь делает крутой поворот. В 1600 году ему пришлось бежать из Чудского монастыря на юг из-за годуновских репрессий. После нескольких месяцев скитаний Григорий попал в Киев, где ему и внушили идею о том, чтобы назваться Дмитрием Ивановичем. Григорий подходил для этой роли по возрасту и хорошо знал придворные обычаи.

Руку к созданию образа Лжедмитрия приложил сам польский король Сигизмунд, который втайне ненавидел Бориса Годунова. Смута была крайне выгодна польскому монарху, мечтавшему взойти на русский трон. Несколько лет Лжедмитрий прятался в Польше, рассылая по России «разоблачительные» грамоты.

Конечно, Сигизмунд никогда открыто не признавался в помощи самозванцу.

С этого момента Гришка Отрепьев исчезает, а на свет появляется царевич Дмитрий. За несколько лет активной пропаганды самозванец сумел собрать на своей стороне приличное ополчение. Были среди его «подданных» и польские воины, и донские казаки. Осенью 1604 года войско Лжедмитрия численностью более 3 000 человек пересекло Днепр и двинулось на Москву.

Источник: https://www.factroom.ru/rossiya/kak-moshennik-grishka-otrepev-stal-lzhedmitriem

Григорий отрепьев — галич костромской история

Григорий Отрепьев - Студенческий портал    «Происхождение этого лица, равно как история его появления и принятия на себя имени царевича Дмитрия, сына Иоанна Грозного, остаются до сих пор весьма тёмными и вряд ли даже могут быть вполне разъяснены при настоящем состоянии источников. Правительство Бориса Годунова, получив известие о появлении в Польше лица, назвавшегося Дмитрием, излагало в своих грамотах его историю следующим образом. Юрий или Григорий Отрепьев, сын галицкого сына боярского, Богдана Отрепьева, с детства жил в Москве в холопах у бояр Романовых и у князя Бориса Черкасского; затем, навлекши на себя подозрение царя Бориса, он постригся в монахи и, переходя из одного монастыря в другой, попал в Чудов монастырь, где его грамотность обратила внимание патриарха Иова, взявшего его к себе для книжного письма; похвальба Григория о возможности ему быть царём на Москве дошла до Бориса, и последний приказал сослать его под присмотр в Кириллов монастырь. Предупреждённый вовремя, Григорий успел бежать в Галич, потом в Муром, и, вернувшись вновь в Москву, в 1602 г. бежал из неё вместе с неким иноком Варлаамом в Киев, в Печерский монастырь, оттуда перешёл в Ост рог к князю Ал. Вишневецкому, которому впервые и объявил о своём якобы царском происхождении». Так писала о Григории Отрепьеве энциклопедия Брокгауза и Ефрона в1889 году.

В последние годы CC века большую работу по выявлению родословной рода Отрепьевых провёл А. Авдеев.

Родоначальником рода Отрепьевых считается некий воин Владислав Нелидовский из Нильска, который сражался на Куликовом поле в составе дружины, которую возглавлял второй сын Великого князя Литовского Ольгерда – Дмитрий.

В своё время отец (один из главных противников Москвы) вручил Дмитрию под управление Брянск и Трубчевск, но тот накануне Мамаева побоища перешёл на службу к Дмитрию Донскому вместе с дружиной.

Ещё раньше в Москву перебрался старший брат Димитрия Ольгердовича – Андрей, в 1377 г. лишённый Великим князем Литовским Ягайлой Полоцкого княжения.

Это про них сказал проникновенные слова Софрония Рязанец – автор «Задонщины»: «То бо суть сынове храбры, кречеты в ратном времени и ведомы полководцы, под трубами повити, под шеломы възлелеяны, конец копия вскормлены, с вострого меча поены в Литовской земли».

Владислав Нелидовский уцелел в грозной сече с Мамаем.

После победы он принял Православие с именем Владимир и перешел на службу к Дмитрию Донскому, был пожалован поместьем – деревней Никольской, которая находилась в Боровском уезде.

По своему имени он назвал деревню Нелидовой. Впоследствии она перешла в собственность Пафнутьева-Боровского монастыря. С тех пор его потомки верой и правдой служили Москве.

Небезынтересно отметить, что современником Владислава-Владимира был преподобный Паисий Галичский. Согласно преданию, он пришёл в Галич «с далёкого юга», как полагал П.П. Свиньин, очевидно опиравшийся на недошедшие до нас источники, из Полоцка.

Может быть, подвижник, будучи служилым человеком, покинул родные места вместе с Андреем Ольгердовичем, участвовал в Куликовской битве, затем принял постриг  и около 1385 г.

подвизался в Николаевском Монастыре близь Галича? Такой вариант начальной биографии преподобного вполне вероятен.

Правнук Владимира – Давид Фарисеев (его отец имел прозвище Фарес) – был назван великим князем Иваном III «по прилучью» (то есть по какому-то неизвестному для нас поводу) Отрепьевым. Отрепье, согласно словарю В.И. Даля, тряпьё, ветошь, лохмотье, обноски, отреповато ходить – ходить неопрятно.

Видимо, неважно шли дела у служилого человека, если он рискнул появиться на глаза главе государства в столь затрапезном виде. Это прозвище закрепилось за младшим сыном Давида Иваном, который с тех пор стал называться Отрепьевым.

Сыновья Ивана Игнатий и Иван, были направлены на службу в Углич, а Матвей, прадед будущего самозванца, получил поместье в Галиче. Так одна из ветвей рода Отрепьевых стала числиться галичскими дворянами. И.

Видимо по Божиему Промыслу, самому известному её представителю – Григорию – пришлось соединить в своей личности все места, где служили его предки – Литву, куда он бежал и где нарекся царевичем Димитрием, Углич, где был убит невинный царевич, и Галич, откуда он сам был родом.

Сын Матвея Ивановича, Елизарий Замятьня имел поместья в галичском уезде и под Коломной. Ему удалось сделать неплохую карьеру – недаром в конце жизни он принял постриг в московском Чудовом монастыре, где обычно проводили остаток жизни представители высших слоёв русского общества.

У Елизария  Матвеича было четыре сына – Никита-Смирной, Ефтифей-Пётр, Тихон-Лукьян и Богдан-Яков, которые вначале служили по Коломне, а затем – по Галичу.

Отец будущего самозванца – Богдан с 50-х годов CUI века имел поместье недалеко от Железно-Боровского монастыря. В поместный оклад – вознаграждение за службу – ему полагалось 400 четей (около 40 га.) земли и 14 руб.

в год. За это он был обязан являться на службу «на коне с саблей, пара пистолей и карабин». С ним в войске обязан был находиться «человек… с пищалью з долгою», которого он полностью обеспечивал питанием и вооружением.

Небольшой размер поместья не мог полностью обеспечить потребности отца самозванца. Поэтому он нашёл себе покровителей.

По соседству с его имением находились владения Никиты Юрьевича, предка Романовых, у которого Богдан арендовал земли, но это означало, что Богдан Елизарьевич опустился на ступеньку ниже в системе феодальной иерархии, то есть стал не дворянином «по прибору» (то есть по вызову на военную службу), а сыном боярским, — человеком, который находится под покровительством знатного боярского рода.

Это же звание унаследовал и его сын Юрий (в иночестве Григорий) – будущий самозванец, который первоначально попытался сделать карьеру, поступив на службу к Романовым. Однако, во время опалы на них со стороны Бориса Годунова, был вынужден бежать в родные места и принять постриг в Железно-Боровском монастыре.

Богдан Елизарьевич сумел дослужиться до стрелецкого сотника в Москве. Но его карьера неожиданно оборвалась – в Немецкой слободе он был зарезан в пьяной драке с неким литовцем. В Галиче на руках Богдановой вдовы остались двое малолетних сыновей – старший Юрий и младший Василий.

Когда слухи о самозванчестве Григория Отрепьева достигли Бориса Годунова, в Москву были вызваны его мать и брат, которые принародно свидетельствовали о том, что «чудно спасшийся» царевич Димитрий на самом деле является галичским дворянином.

То же засвидетельствовал и дядя Григория – Никита Смирной. И всё же этим, в сущности, безвинным людям, не удалось избежать царской кары только за то, что они – ближайшие родственники самозванца. По приказу Бориса Годунова всех их отправили «в разные сибирские города в ссылку».

Как позднее признавались уцелевшие в годы Смуты Отрепьевы, все их дома, поместья и вотчины были разорены «до конца», жалованные грамоты великих князей, служившие доказательством их верной службы, разграблены, а сами они «всякую ссылочную нужду от него, вора, за обличие терпели».

Неудивительно, что писцовая книга 1619 года даже не упоминает двора Отрепьевых.

Оказавшись на престоле, Григорий Отрепьев даже не вспомнил о пострадавших родственниках, да и нельзя было ему вспоминать, дабы не напомнить лишний раз о своём самозванчестве.

За безвинных страдальцев вступился новый царь – Василий Шуйский, который всеми стремился укрепить народное мнение в самозванчестве Лжедмитрия.

Царь признал невинность Отрепьевых – ведь они «в Смутное время, будучи… на Москве в осаде сидели и служили им, государям, верно и непоколебимо поборали по православной христианской вере, а ложно нарекшимся царскими имяны вором, никому креста не целовали и не к какому воровству не приставали, и в измене не были».

В Галич Отрепьевы вернулись не сразу. Селиться на старых местах они начали только тогда, когда память о событиях Смутного времени стала понемногу забываться, — при втором царе из династии Романовых, Алексее Михайловиче. Однако имя Григория тяготело над ними как проклятие.

Отрепьевы жаловались царю, что, несмотря на столетия верной службы, «от всех людей принимают понос и укоризно больше 60 лет внапрасне за их прозвище для воровства Гришки Отрепьева». Царь внял просьбе служилых людей.

Именным указом от 9 мая 1671 года (это было своеобразное исключение, так как подобные дела обычно проходили через Боярскую Думу) он «указал писатца прежним прозванием по выезду Нелидовыми». Под этой фамилией (бывшие) Отрепьевы и были внесены в Родословец – официальный справочник служилых родов России.

Источник: https://history.galich44.ru/article/21

Григорий Отрепьев

Григорий Отрепьев - Студенческий портал

Григорий Отрепьев (мирское имя и отчество — Юрий Богданович, «полуимя» — Гришка Отрепьев) — монах, дьяк Чудова монастыря (в московском Кремле), одно время выполнял секретарские обязанности при патриархе Иове. Сын галичского дворянина Богдана Отрепьева. Был близок к семейству бояр Романовых, служил у Михаила Никитича. Около 1601 года бежал из монастыря.

Установленные факты

Юрий (в иночестве — Григорий) Отрепьев принадлежал к знатному но обедневшему роду Нелидовых, выходцев из Литвы, один из представителей которого, Давид Фарисеев, получил от Ивана III нелестную кличку Отрепьев. Считается, что Юрий был на год или два старше царевича.

Отец Юрия, Богдан, имел поместье в Галиче (Костромская волость) недалеко от Железно-Боровского монастыря, величиной в 400 четей (около 40 гектар) и 14 рублей жалования за службу сотником в стрелецких войсках. Имел двоих детей — Юрия и его младшего брата Василия.

Для того чтобы прокормить семью, и обеспечить, как ему было предписано по должности, коня с саблей, пару пистолей и карабин а также одного холопа с пищалью з долгою, которого он был обязан полностью снарядить за свой счёт, доходов, вероятно, не хватало, так как Богдан Отрепьев вынужден был арендовать землю у Никиты Романовича Захарьина (деда будущего царя Михаила), чье имение находилось тут же по соседству. Погиб он очень рано, в пьяной драке, зарезанный в Немецкой слободе неким «литвином», так что воспитанием сыновей занималась его вдова. Ребёнок оказался весьма способным, легко выучился чтению и письму, причем успехи его были таковы, что решено было отправить его в Москву, где он в дальнейшем поступил на службу к Михаилу Никитичу Романову. Здесь он опять же, показал себя с хорошей стороны, и дослужился до высокого положения — что едва не погубило его во время расправы с «романовским кружком». Спасаясь от смертные казни он постригся в монахи в том же монастыре Железный Борк под именем Григория. Однако, простая и непритязательная жизнь провинциального монаха его не привлекала, часто переходя из одного в другой, он в конечном итоге возвращается в столицу, где по протекции своего деда Елизария Замятни, поступает в аристократический Чудов монастырь. Грамотного монаха вскоре замечает архимандрит Пафнутий, затем после того, как Отрепьев составил похвалу московским чудотворцам, он делается «крестовым дьяком» — занимается перепиской книг и присутствует в качестве писца в «государевой Думе».

Именно там, если верить официальной версии, выдвинутой правительством Годунова, будущей претендент начинает подготовку к своей роли; сохранились свидетельства чудовских монахов, что он расспрашивал их о подробностях убийства царевича, а также о правилах и этикете придворной жизни.

Позже, опять же если верить официальной версии, «чернец Гришка» начинает весьма неосмотрительно хвалиться тем, что когда-нибудь займёт царский престол.

Похвальбу эту ростовский митрополит Иона доносит до царских ушей, и Борис приказывает сослать монаха в отдалённый Кириллов монастырь, но дьяк Смирной-Васильев, которому было это поручено, по просьбе другого дьяка Семёна Ефимьева отложил исполнение приказа, потом же совсем забыл об этом, пока неизвестно кем предупреждённый Григорий бежит в Галич, затем в Муром, в Борисоглебский монастырь и далее — на лошади, полученной от настоятеля, через Москву в Речь Посполитую, где и объявляет себя «чудесно спасшимся царевичем».

Отмечается, что бегство это подозрительно совпадает со временем разгрома «романовского кружка», также замечено, что Отрепьеву покровительствовал кто-то достаточно сильный, чтобы спасти его от ареста и дать время бежать. Сам Лжедмитрий, будучи в Польше, однажды оговорился, что ему помог дьяк В. Щелкалов, также подвергшийся затем гонению от царя Бориса.

Читайте также:  Альфред Адлер - разногласия с классической психоаналитической теорией

Проблема отождествления

Когда в 1604 году самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия (Лжедмитрий I) перешёл русскую границу и начал войну против Бориса Годунова, правительство Бориса официально объявило, что под именем царевича скрывается беглый монах, расстрига Гришка Отрепьев. Григорию была объявлена анафема.

Узнав об этом, Лжедмитрий в некоторых занятых им городах показывал народу человека, который утверждал, что он и есть Григорий Отрепьев, а тот, кто выдаёт себя за Дмитрия — не Отрепьев, а истинный царевич.

По некоторым данным, роль Отрепьева играл другой монах, «старец» Леонид (старцами в то время называли монахов не обязательно пожилого возраста).

Правительство Фёдора Годунова в связи с этим внесло (апрель 1605 г.) в формулу присяги царю отказ от поддержки «тому, кто именует себя Дмитрием» — а не «Отрепьеву». Это вызвало у многих уверенность в том, что версия об Отрепьеве — ложь, а царевич Дмитрий — настоящий. Вскоре Лжедмитрий I воцарился на московском престоле и был признан, искренне или нет, истинным сыном Ивана Грозного.

После убийства Лжедмитрия I правительство Василия IV Шуйского вернулось к версии о том, что самозванец был Григорий Отрепьев, как к официальной. Такое положение дел сохранялось и при Романовых. Имя «Гришки (со времён Павла I — Григория) Отрепьева» сохранялось в перечне анафематствуемых, читаемых каждый год в Неделю православия, вплоть до царствования Александра II.

Уже многие современники (разумеется, в расчёт принимаются только те, кто считал Дмитрия самозванцем, а не настоящим царевичем) не были уверены в том, что Лжедмитрий I и Григорий Отрепьев — одно лицо.

В историографии новейшего времени этот вопрос дискутируется с XIX в. Решительным защитником отрепьевской версии выступил Н. М. Карамзин. Вместе с тем, например, Н. И.

Костомаров возражал против отождествления самозванца с Отрепьевым, указывая, что по образованию, навыкам, поведению Лжедмитрий I напоминал скорее польского шляхтича того времени, а не костромского дворянина, знакомого со столичной монастырской и придворной жизнью.

Кроме того, Отрепьева, как секретаря Патриарха Иова, московские бояре должны были хорошо знать в лицо, и вряд ли он решился бы предстать перед ними в образе царевича.

Оба эти мнения воплощены в написанных в XIX веке драматических произведениях о Борисе Годунове; мнение Карамзина обессмертил А. С. Пушкин в пьесе «Борис Годунов», мнению Костомарова последовал А. К. Толстой в пьесе «Царь Борис».

В. О. Ключевский придерживался следующего мнения: «Важна не личность самозванца, а роль, им сыгранная, и исторические условия, которые сообщили самозванческой интриге страшную разрушительную силу».

С. Ф. Платонов писал так: «Нельзя считать, что самозванец был Отрепьев, но нельзя также утверждать, что Отрепьев им не мог быть: истина от нас пока скрыта».

Дискуссия между представителями обеих точек зрения активно продолжалась и в XX в.

; были обнаружены новые сведения о семье Отрепьевых, которые, как утверждается сторонниками версии тождества этих персонажей, объясняют благожелательное отношения Лжедмитрия I к Романовым.

Историк Руслан Григорьевич Скрынников придерживается мнения о тождестве личности Отрепьева и Лжедмитрия. В подтверждение этой гипотезы он приводит большое количество доказательств.

«Произведем несложный арифметический подсчёт. Отрепьев бежал за рубеж в феврале 1602 г., провёл в Чудове монастыре примерно год, то есть поступил в него в самом начале 1601 г., а надел куколь незадолго до этого, значит, он постригся в 1600 году.

Цепь доказательств замкнулась. В самом деле, Борис разгромил бояр Романовых и Черкасских как раз в 1600 году.

И вот ещё одно красноречивое совпадение: именно в 1600 году по всей России распространилась молва о чудесном спасении царевича Дмитрия, которая, вероятно и подсказала Отрепьеву его роль».

«По-видимому, Отрепьев уже в Киево-Печерском монастыре пытался выдать себя за царевича Дмитрия. В книгах Разрядного приказа находим любопытную запись о том, как Отрепьев разболелся „до умертвия“ и открылся печерскому игумену, сказав, что он царевич Дмитрий».

Источник: https://www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=93

Григорий Отрепьев: биография, исторические исследования, он же Лжедмитрий

Григорий Отрепьев – один из самых загадочных персонажей Смутного времени.

Именно этот человек по убеждению ряда современников и историков выдавал себя за погибшего сына Ивана Грозного и стал известен как Лжедмитрий І.

Его биография представляет собой набор во многом спорных фактов, поэтому для начала ознакомимся с её официальной трактовкой, а затем перейдем к аргументам сторонников и критиков общеизвестной версии.

Предположительно Григорий Отрепьев на гравюре неизвестного времени

Гришка Отрепьев: официальная версия

Первое заявление о том, что человек, выдающий себя за царевича Дмитрия, это беглый монах Григорий Отрепьев, прозвучало от правительства Бориса Годунова. Официальная версия гласила, что по происхождению Гришка был сыном галичского дворянина Богдана Отрепьева. Соответственно в миру он был известен как Юрий Богданович Отрепьев.

Имя Григорий было получено после пострига. Постригся он по причине «буйного и беспутного поведения». Тем не менее, Григорий стал дьяком Чудова монастыря в Кремле и некоторое время даже служил секретарем патриарха Иова. Позже Григорий бежал из монастыря в Литву.

Стоит отметить, что вышеописанную версию Годунов предложил польскому двору. Как известно, именно на территории Речи Посполитой самозванец впервые объявил себя погибшим царевичем. По этой причине его считали авантюристом на польской службе.

Несколько другие объяснения были предложены венскому двору. В личном послании императору Габсбургов Борис писал, что Отрепьев был одним из холопов Михаила Романов, но бежал и постригся в монахи. Напомним, что Романовы были главными соперниками Годунова в борьбе за престол. О том, что Отрепьев был беглым холопом Романова, позже во всеуслышание объявил патриарх Иов.

Интересно, что после того как правительство Годунова сделало официальное заявление о личности самозванца, Лжедмитрий начал показывать народу человека, утверждавшего, что он и есть Григорий Отрепьев.

После трагического завершения правления Лжедмитрия I правительство Василия Шуйского вернулось к версии о том, что он был Гришкой Отрепьевым.

Его имя сохранялось в числе анафематствуемых вплоть до времен Александра II.

Шуйский, правда, уточнил, что Отрепьев служил у бояр Микитиных, а затем у князя Черкасова. Будущий самозванец «заворовался и постригся в ченцы». Как бы там ни было, но многие исследователи считают службу Отрепьева у бояр романовского круга подлинным фактом.

След реального Отрепьева теряется на пути от границы с Литвой до Острога. На том же самом пути и в то же самое время впервые обнаруживается Лжедмитрий I. Первые попытки самозванца получить поддержку православного духовенства в Литве потерпели неудачу. Тем не менее, он не остался без посторонней помощи, а нашел покровителей в лице польских и литовских магнатов.

Аргументы сторонников официальной версии

Известный специалист по истории России 16-17 веков Р. Скрынников отмечал, что московские власти объявили Лжедмитрия Отрепьевым не на пустом месте, а на основания данных расследования. Но базе показаний родственников Григория были собраны подробные сведения о его похождениях.

Упомянутый историк отмечает, что родовое гнездо Отрепьевых располагалось рядом с селом Домнино, костромской вотчиной Романовых. Это объясняет, почему молодой провинциальный дворянин оправился на их московское подворье.

Происхождение давало ему возможность надеяться на должность конюшего или дворецкого. Но после начала преследований против Романовых Отрепьева ждала тяжелая участь. Страх перед казнью привел молодого дворянина в монастырь.

Косвенно тождество самозванца и Отрепьева подтверждают автографы Лжедмитрия. Палеографический анализ писем последнего показал, что Лжедмитрий был великороссом, плохо знавшим польский язык, но свободно писавшим по-русски. Почерк его имел особенности, характерные для московских приказных канцелярий, что объясняет, почему патриарх взял его к себе в качестве секретаря.

Официальная версия нашла яркое воплощение в пьесе Пушкина «Борис Годунов». Она также описана в трагедии А. Сумарокова «Дмитрий Самозванец» и одноименном романе Ф. Булгарина.

Аргументы противников официальной версии

Многие современники сомневались, что Отрепьев и Лжедмитрий – одно лицо. Исторические исследования указывают на многочисленные неувязки в жизнеописаниях Отрепьева.

Одним из первых историков, выступивших с критикой официальной версии, стал Н. Костомаров.

Он отмечал, что по образованию и поведению Лжедмитрий больше напоминал польского шляхтича, чем дворянина, знакомого с монастырской и придворной жизнью в Москве.

По его мнению, Отрепьева, как секретаря патриарха, должны были хорошо знать в лицо. Интересно, что в пьесе «Царь Борис» А. Толстой поддержал мнение Костомарова.

В. Ключевский отмечал, что люди, обвинявшие Лжедмитрия в самозванстве, не были казнены, а для авантюриста подобные решения были весьма рискованны. Мало того, он вернул им боярские чины. Ряд современных исследователей также отмечает, что у воцарившегося Лжедмитрия не было ничего от «буйного молодого пьяницы с монастырским образованием».

Большинство исследователей в целом поддерживают официальную версию, но лишь по той причине, что нет информации, достаточной для её опровержения.

Источник: https://ArcheoNews.ru/grigorij-otrepev/

Читать

Процесс объединения русских земель вокруг Москвы привел в конце XV века к образованию единого Русского государства. Преодоление феодальной раздробленности дало возможность русским сбросить монголо-татарское иго и возродить независимое государство. Монгольская власть потерпела крушение, Золотая Орда распалась.

В XVI веке Россия пережила экономический расцвет и добилась крупных внешнеполитических успехов. В правление Ивана Грозного русские войска сокрушили Казанское и Астраханское ханства и укрепились в Нижнем Поволжье.

Ермак с казаками разгромил хана Кучума в Зауралье и положил начало присоединению Сибири к России. В ходе кровопролитной Ливонской войны Русское государство заняло ряд морских портов в Прибалтике и основало «нарвское мореплавание», связавшее страну с Западной Европой по кратчайшим морским путям.

Но война за Балтику кончилась поражением. Россия утратила все завоевания в Ливонии.

В начале XVII века Русское государство вступило в полосу экономического упадка, внутренних раздоров и военных неудач. Настало Смутное время, ввергшее народ в пучину бедствий. Государство пережило национальную катастрофу. Оно стояло на грани распада. Внутренний конфликт подорвал силы огромной державы.

Враги захватили крупнейшие пограничные крепости страны — Смоленск и Новгород, а затем заняли Москву. Бедствия породили широкое народное движение. В лихую годину проявились лучшие черты русского народа — его стойкость, мужество, беззаветная преданность Родине, готовность ради нее жертвовать жизнью.

В час смертельной опасности народные массы встали на защиту Родины и отстояли ее независимость.

В событиях начала XVII века участвовали все сословия, и каждое выдвинуло своих вождей. Из среды боярства вышли такие яркие фигуры, как Федор-Филарет Романов и Михаил Скопин-Шуйский. Дворянство дало стране Дмитрия Пожарского и Прокопия Ляпунова, вольные казаки — Ивана Болотникова и Ивана Заруцкого, посадские люди — Кузьму Минина, духовенство — патриарха Гермогена и целую плеяду самозванцев.

Бедствия Смутного времени потрясли ум и душу русских людей. Современники винили во всем проклятых самозванцев, посыпавшихся на страну как из мешка. В самозванцах видели польских ставленников, орудие иноземного вмешательства. Но то была лишь полуправда. Почву для самозванства подготовили не соседи России, а глубокий внутренний недуг, поразивший русское общество.

В правление Бориса Годунова дворянство добилось отмены Юрьева дня. Испокон веку русский крестьянин, уплатив рубль «пожилого» (пошлина за «выход»), мог покинуть своего землевладельца в последние дни осени и по первому санному пути отправиться на новые земли в поисках лучшей доли.

Осенний Юрьев день был для земледельца светом в окошке. В конце XVI века на крестьянские переходы был наложен запрет, или, как тогда говорили, «заповедь» (отсюда — «заповедные лета»). Поначалу ни помещики, ни крестьяне не предвидели, к каким последствиям приведет отмена выхода в Юрьев день.

Все думали, что введение заповедных лет — мера временная. Крестьян тешили надеждой, что им надо подождать совсем недолго — до «государевых выходных лет», и их жизнь потечет по старому руслу. Но шли годы, и крестьяне начинали понимать, что их жестоко обманули.

Тогда-то в русских деревнях и родилась полная горечи поговорка: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!»

Столкновение интересов феодального государства и дворянства, с одной стороны, закрепощенных крестьян, тяглых посадских людей, холопов и других групп зависимых людей — с другой, явилось источником социального кризиса, породившего Смуту.

Коллизии гражданской войны затронули не только низы, но и верхи русского общества. От времен феодальной раздробленности Россия унаследовала могущественную аристократию, представительным органом которой была Боярская дума.

Московские государи принуждены были делить власть со своими боярами. Опираясь на опричнину и дворян, Иван IV попытался избавиться от опеки Боярской думы и ввести самодержавную систему управления. Могущество знати было поколеблено, но не сломлено опричниной.

Знать ждала своего часа. Этот час пришел, едва настало Смутное время.

Дробление древних боярских вотчин сопровождалось увеличением численности феодального сословия и одновременно резким ухудшением материального положения его низших слоев. Подле знати, владевшей крупными земельными богатствами, появился слой измельчавших землевладельцев — детей боярских.

Кризис феодального сословия был преодолен благодаря созданию на рубеже XV–XVI веков поместной системы. Ее развитие открыло мелким служилым людям путь к земельному обогащению и способствовало формированию дворянства, значительно усилившего свои позиции в XVI веке.

Крупные фонды вотчинных земель сохранились в Центре, тогда как поместье получило наибольшее распространение в Новгороде, на южных и западных окраинах государства.

К началу XVII века поместье подверглось такому же дроблению, как и боярские вотчины в XV веке. Численность феодалов вновь увеличилась, тогда как фонды поместных земель остались прежними. На этот раз кризис приобрел более глубокий характер. Низкие и наиболее многочисленные прослойки поместного дворянства оказались затронуты процессом социальной деградации.

Оскудевшие помещики не могли более служить в конных полках («конно, людно и оружно») и переходили в разряд детей боярских — пищальников. Многие из таких пищальников не имели крепостных крестьян, а часто и холопов, сами обрабатывали землю, т. е. фактически выбывали из феодального сословия.

Не случайно главными очагами гражданской войны на первом ее этапе стала Рязанская и Путивльская «украины», где процесс дробления поместья протекал весьма интенсивно. Во вновь присоединенных южных уездах (Елец, Белгород, Валуйки и др.) власти спешили организовать поместную систему, чтобы создать себе опору в лице степных помещиков.

Наряду с безземельными детьми боярскими поместья в «диком поле» получали казаки, крестьянские дети и прочие разночинцы. На юге не было ни возделанных под пашню земель, ни крепостных крестьян, и потому к началу гражданской войны поместная система не успела пустить тут глубокие корни. Новые помещики принуждены были сами «раздирать» ковыльную степь.

В ряде уездов их привлекали к отбыванию барщины на государевой десятинной пашне. Как и многие рязанские дети боярские, большинство южных помещиков служили пищальниками в местных гарнизонах.

Кризис феодального сословия стал одним из главных факторов гражданской войны в России. Но значение его до сих пор недостаточно изучено.

Вторжение самозванца, принявшего имя младшего сына Грозного — Дмитрия, положило начало новому этапу в развитии Смуты.

Истории самозванства посвящена обширная литература. Первоначально все внимание историков было сосредоточено на вопросе о том, кто скрывался под личиной Лжедмитрия I. Большинство историков придерживалось мнения, что имя сына Грозного принял беглый чудовский монах Григорий Отрепьев.

Но самый крупный знаток Смутного времени С. Ф. Платонов пришел к заключению, что вопрос о личности самозванца не поддается решению.

Подводя итог своим наблюдениям, историк с некоторой грустью писал: «Нельзя считать, что самозванец был Отрепьев, но нельзя также утверждать, что Отрепьев им не мог быть: истина от нас пока скрыта»[1].

Как отметил этот историк, личность неведомого самозванца остается загадочной, несмотря на все усилия ученых разгадать ее; трудно сказать, был ли то Отрепьев или кто другой, хотя последнее менее вероятно. Анализируя ход Смуты, В. О.

Ключевский с полным основанием утверждал, что важна была не личность самозванца, а роль, им сыгранная, и исторические условия, которые сообщили самозванческой интриге страшную разрушительную силу[2].

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=197015&p=9

Главные заблуждения о Лжедмитрии I

В народном сознании Лжедмитрий — персонаж однозначно отрицательный, ведь это он привёл интервентов на Русь. По этой причине его внешний и нравственный облик подаются не в самом выгодном свете.

Но если описания внешности правдивы: красавцем мнимый Димитрий не был: нос широк, на лице бородавки, руки — одна длиннее второй — правда, сложением статен, — то его нравственные качества не просто искажаются, но часто выворачиваются наизнанку.

Так, для простого обывателя Лжедмитрий — эдакий дурачок, марионетка в руках польского короля, Марины Мнишек с её отцом и русских бояр во главе с Шуйским. Но глупым человеком на деле царь не был. Современники отмечают, что глаза его были умны и выразительны.

Он был прекрасным психологом и ярким артистом: Лжедмитрий быстро сумел расположить к себе и даже влюбить в себя толпу и затем умело манипулировал общественным мнением.

Момент его встречи с матерью, инокиней Марфой — неподдельная, как показалось, искренность — убедили его современников, что царь — настоящий.

Читайте также:  Лосский Н. и его философия - биография, творчество и деятельность философа

Он смог обмануть не только простой русский люд, но искушённых в дипломатии польских сановников, иезуитов и даже Папу Римского, умело увиливая от данных им обещаний.

Невежа

Раз он глуп, то и невежественен. Беглый монах, расстрига, нахватавшийся обрывочных знаний. И все будто бы изначально понимали, что он никакой не царь и обманывали его, пользуясь невежеством.

В реальности же Дмитрий удивлял многих современников своей эрудицией: он нередко к месту цитировал Библию. Читал сам и всячески приобщал к чтению приближённых. Боярскую думу он превратил в Сенат и сам активно участвовал в его заседаниях.

Мечтал мнимый Дмитрий даже о всеобщем образовании — в начале XVII века.

Ещё по пути в Москву он говорил: «Как только с Божьей помощью стану царём, сейчас заведу школы, чтобы у меня во всём государстве выучились читать и писать; заложу университет в Москве, стану посылать русских в чужие края, а к себе буду приглашать умных и знающих иностранцев».

Труслив

Обычно Лжедмитрия считают авантюристом и, хотя он безрассуден (ведь покусился на царство), но труслив. Факты же свидетельствуют не только о том, что самозванец свято верил свою идентичность с сыном Ивана Грозного, но также и о том, что он был отважным человеком.

Первым из царей он не забирался на коня, предварительно вставая на подставленную скамью, а удалецки запрыгивал на него. Активно участвовал в царской охоте. Сам травил опаснейших зверей, даже медведей. Мечтая разделаться с врагом, тревожащим постоянными набегами южные земли, с Крымским ханством, он вёл активную подготовку к войне.

Судя по всему, Димитрий сам собирался возглавить поход. Готовясь, он устраивал смотры войск, что одновременно становилось и учением, и развлечением.

Изнежен и ленив

Лжедмитрий любил балы, любил веселье и танцы — это правда. Но неверно представлять, будто он, достигнув царствования, предался разврату и неге.

Новый царь не только исполнял свои обязанности: он, в отличие от предшественников, к примеру, после обеда гулял по городу и разговаривал с купцами и мещанами.

За сто лет до Петра I Лжедмитрий покорял сердца ремесленников тем, что работал с ними наравне, причём, когда его толкали или даже сбивали с ног, не гневался и держал себя просто.

Хотел отдать страну полякам

Следующий устойчивый миф заключается в том, что Лжедмитрий — предатель, перебежчик, и это он привёл поляков в Россию и начал тем жестокое Смутное время.

Он, действительно, пребывая в Польше и готовясь только к походу на Москву, обещал королю Речи Посполитой Сигизмунду III «вернуть» северскую землю и Смоленск.

А своей будущей жене якобы хотел отписать Новгород и Псков. Но, став царём, он принялся вести себя независимо от Сигизмунда, требовал, чтобы тот его называл непобедимым цезарем.

Что до земель, то польскому послу царь прямо объявил: их передача королю невозможна.

Отношения Сигизмунда и Лжедмитрия после воцарения последнего стали натянутыми, если не сказать враждебными. В то время, когда против царя бояре во главе с Василием Шуйским готовили заговор, в Кракове подумывали о том, чтобы свергнуть неугодного Сигизмунда и посадить на его трон молодого русского государя.

Покушался на православную веру

А ещё — говорят — Лжедмитрий ненавидел православную веру и государственной религией хотел сделать католицизм. А сам был вероотступником.

Дмитрия, действительно, в Польше крестили — он принял католичество. Действительно, он не питал добрых чувств к монахам, отбирая у монастырей всё их богатство, которое они веком ранее так долго и так упорно защищали от нестяжателей. Монахов он считал бездельниками.

Однако о смене государственной религии не могло быть и речи. Ответы Лжедмитрия Папе Римскому, который напоминал московскому государю о данном за год до того обещании, были расплывчаты. Он не отказывал прямо, но говорил, что не станет строить католических церквей в ущерб православным. Игнорировал он жалобы Папы относительно обилия протестантов в Московии.

Равнодушный к религии, царь, очевидно, понимал, что православие — один из столпов русского общества, и посягать на него опасно. И в то же время, он был по-современному терпим к другим конфессиям.

Он — Григорий Отрепьев

Наконец, последний устоявшийся, упрочившийся слух о том, что царём Дмитрием представлялся беглый монах аристократического Чудова монастыря Григорий (в миру Юрий) Отрепьев. Из всех прочих эта гипотеза представляется наиболее правдоподобной, но и она имеет серьёзные недостатки, которые не позволяют отождествить царя Димитрия с Гришкой, преданным анафеме ещё при Борисе Годунове.

Во-первых, сам Лжедмитрий, чтобы развеять сомнения, показывал народу истинного Григория Отрепьева. Когда тот стал не нужен, его за пьянство сослали в Ярославль. Поскольку Отрепьев был не простым монахом, а дьяком Чудова монастыря, секретарём патриарха, его без труда отличили бы от двойника. И обман неминуемо был бы раскрыт в Москве или другом городе.

Во-вторых, он слишком хорошо говорил по-польски, ездил верхом, стрелял, танцевал, чтобы быть монахом, с юности отданном на послушание.

Таким образом, отождествление Гришки Отрепьева и Лжедмитрия, скорее всего, лживо.

Источник: https://diletant.media/articles/29636691/

Григорий (Гришка) Отрепьев (Лжедмитрий I)

  • Русский беглый монах и один год — царь-самозванец .
  • Вероятно, юный Гришка Отрепьев был способным человеком, легко усваивал новые знания и занимался переписыванием книг на патриаршем дворе в Москве.
  • В 1601 году бежал из монастыря и объявился в Польше под именем сына Ивана IV – царевича Дмитрия.
  • Григорий Отрепьев был поддержан – в том числе иезуитами – и даже обещал им ввести католичество на Руси.

В 1604 году он перешёл с польско-литовским отрядом границу Руси, был поддержан запорожсими казаками и частью крестьян, которые легко поднимались на бунт в голодный год. Посылаемые против самозванца войска воевали вяло…

  1. Царствующий Борис Годунов умер.
  2. И небольшое войско Григория Отрепьева в 1605 году вступило в Москву.
  3. Став русским царём, Григорий Отрепьев, передумал выполнять обещания, данные им полякам, которые помогли ем взойти на русский трон.
  4. В 1606 года в Москве  был заключен брак Григория Отрепьева с дочерью польского воеводы Мариной Мнишек (считается, что вилку на Русь привезла именно она).
  5. Воспользовавшись недовольством жителей Москвы, которых возмущало поведение польских гостей, приехавших на свадьбу, бояре во главе с Василием Шуйским убили Григория Отрепьева .
  6. Народу было объявлено,  что царь был самозванцем.

Тело Григория Отрепьева сожгли и, зарядив прахом пушку, выстрелили в ту сторону, откуда он пришёл…

«Русский сметливый расстрига — пройдоха между людьми, одураченными собственным тщеславием и властолюбием, великолепно играющий на их доминантах и доходящий в этой игре до «творчества», почти до вдохновения.

Сам, впрочем, тоже не «прост человек», а из костромских и галицких дворянских детей, значит, тоже «с мечтою». Вот этот, столь понятный нам, русским людям, русский тип.

И притом тип приманчивый и интересный для интеллигентных мыслителей! Они чуют в нём «своего»! Это, пожалуй, первый русский интеллигент!,,

Григорий Отрепьев — великий насмешник над всеми «табу», этикетами и ритуалами, в которые кутались т.н. великие мира и в которые они отчасти и сами начинают верить. То, что Свифт, Салтыков делали на бумаге, великолепно сделано в лицах и на исторической арене Отрепьевым…

Первый император на Руси — Григорий Отрепьев! Пётр I лишь повторял его! Он же, Григорий, и первый великий русский сатирик, имевший геройство проводить сатиру не на бумаге, а в действии!»

Ухтомский А.А., Интуиция совести: письма. Записные книжки. Заметки на полях, СПб, «Петербургский писатель», 1996 г., с. 461.

Имя Гришки Отрепьева сохранялось в перечне анафематствуемых, читаемых каждый год в церквах в Неделю торжества православия, вплоть до царствования Александра II.

Источник: https://vikent.ru/author/3032/

Решу егэ

Назовите преемника Бориса Годунова на российском престоле. Какие обстоятельства, не указанные в данном отрывке, способствовали осуществлению самозванцем своих планов по захвату российского престола? Укажите любые два обстоятельства.

Прочтите отрывок из исторического источника и кратко ответьте на вопросы С1–С3. Ответы предполагают использование информации из источника, а также применение исторических знаний по курсу истории соответствующего периода.

  • Прочтите отрывок из сочинения иностранного историка XVIII в.

«Беглый монах Григорий, или Гришка Отрепьев, который во время своего пребывания в Москве тщательно ознакомился с жизненными обстоятельствами убитого царевича Дмитрия, пришёл к дерзкой мысли выдать себя за этого наследника русского престола.

Он отправился в Польшу и нанялся в Брагине на службу к князю Адаму Вишневецкому, уже дав понять на своём пути через Россию, что он царевич Дмитрий. С помощью зловредной выдумки он ввёл в заблуждение вышеупомянутого князя, заставил его поверить в своё самозванство, поэтому князь стал обращаться с ним согласно его мнимому положению.

Он (Отрепьев) преуспел в рыцарских упражнениях, выучился латыни, приобрёл познания в истории; обручился с Мариной, дочерью воеводы из Сандомира Георгия Мнишека, и во время сейма в Кракове был представлен королю , который, хотя и не желал открыто порывать с Борисом, всё же дал понять, что ему не будет неприятно, если польские магнаты за свой собственный счёт поддержат Дмитрия. Обманщик сочинил историю, как он был спасён от козней Бориса и вместо него был убит другой. Он принял католичество и тем самым обеспечил себе поддержку иезуитов и папы. До России не могли в скором времени не дойти слухи о пребывании царевича Дмитрия в Польше. Борису оказалось не так уж трудно выяснить, кем он был. Царь несколько раз снаряжал в Польшу посыльных, дабы осведомить об этом короля и поляков, но ему не поверили. Отрепьев из Киева вступил в Россию с 5000 человек, которых Мнишек завербовал и вёл сам. Много народа примкнуло к обманщику. Борис выслал против него войско, но оно было разбито 21 декабря у Новгорода-Северского. Его военачальники всё же одержали победу над Отрепьевым , но самозванство последнего завоёвывало в России всё большее доверие, и многие именитые господа приняли его сторону; мятежный дух возобладал. Тогда Борис впал в такое отчаяние, что принял яд, отчего и скончался…»

Укажите название эпохи в истории России, когда произошли описанные события. Назовите короля, о котором идёт речь в отрывке. Укажите прозвище, под которым вошёл в историю самозванец, о котором говорится

Источник: https://hist-ege.sdamgia.ru/problem?id=4826

Презентация к уроку по истории по теме: Презентация «Григорий Отрепьев». | Социальная сеть работников образования

Русский царь-самозванец (1605-1606). В 1601 году объявился в Польше под именем сына Ивана IV- Дмитрия. В 1604 году перешел с польско-литовским отрядом границу, был поддержан частью горожан, казаков и крестьян. Став русским царем, попытался лавировать между польскими и русскими феодалами. Убит боярами-заговорщиками во главе с Василием Шуйским.

Отрепьев принадлежал к небогатому роду Нелидовых, один из представителей которого, Давид Фарисеев, получил от Ивана III (правил страной с 1462-го по 1505 год) нелестную кличку Отрепьев.

Предки Григория прибыли на Русь из Литвы. Одни из них осели в Галиче, а другие — в Угличе.

В 1577 году братья Отрепьевы были награждены русским царем поместьем, находившимся в Коломне. В то время Богдану (будущему отцу Григоря Отрепьева) едва исполнилось 15 лет. Спустя некоторое время он женился, и у него появился сын, которого отец нарек Юрием.

После смерти отца Юшку (Юрия) воспитывала мать.

Ребёнок оказался весьма способным, легко выучился чтению и письму, причем успехи его были таковы, что решено было отправить его в Москву, где он в дальнейшем поступил на службу к Михаилу Никитичу Романову.

Однако события ноября 1600 года круто изменили его жизнь. Тогда дом Романовых был предан опале. Однажды ко двору Романовых пришел отряд царских стрельцов с тем, чтобы казнить бояр, которые в то время оставались главными претендентами на престол. Вооруженная свита Романовых оказала отчаянное сопротивление царским стрельцам.

Спасаясь о смертной казни, Юшка  постригся в монахи под именем Григория и осался в  галичском Железноборском монастыре,  ибо его, как боярского слугу, ждала виселица.

 Однако простая и непритязательная жизнь провинциального монаха его не привлекала, часто переходя из одного монастыря в другой, он в конечном итоге возвращается в столицу, где по протекции своего деда Елизария Замятни, поступает в аристократический Чудов монастырь.

Григорий хвастался, что может стать царем в Москве. Узнав об этом, царь Борис приказал сослать его в Кириллов монастырь. Но, вовремя предупрежденный, Григорий успел бежать в Галич, потом в Муром, и, вернувшись в Москву, в 1602 году бежал из нее. Отрепьев бежал за кордон не один, а в сопровождении двух монахов — Варлаама и Мисаила.

Григорий сбросил монашеское одеяние и, наконец, объявил себя царевичем.

Но попытки авантюриста найти поддержку у православного духовенства в Литве потерпели неудачу. В Киево-Печерском монастыре ему указали на дверь. В Остроге и Гоще было не лучше. Растерявший разом всех своих прежних покровителей, Григорий, однако, не пал духом. Тяжелые удары судьбы могли сломить кого угодно, но только не его.

«Расстрига» очень скоро нашел новых покровителей, и весьма могущественных, в среде польских и литовских магнатов. Первым из них был Адам Вишневецкий. Он снабдил Отрепьева приличным платьем, велел возить его в карете в сопровождении своих гайдуков.

Авантюрой  заинтересовался польский король Сигизмунд III.

Григорий Отрепьев получил поддержку и от одного из польских магнатов, Ежи (Юрия) Мнишека.

В первой половине 1603 года в Польше появились сбежавшие из России братья Хрипуновы. Спустя некоторое время они присоединились к компании заговорщиков и «узнали» в Отрепьеве настоящего наследника царя Ивана IV.

Король Сигизмунд III вынашивал планы широкой экспансии на востоке. Он оказал энергичную поддержку Лжедмитрию I и заключил с ним тайный договор.

Взамен самых неопределенных обещаний самозванец обязался передать Польше плодородную Чернигово-Северскую землю. Семье Мнишек, своим непосредственным покровителям, Отрепьев посулил Новгород и Псков.

Лжедмитрий не задумываясь перекраивал русские земли, лишь бы удовлетворить своих кредиторов.

Отрепьев спешно формировал армию из непрерывно стекавшихся к нему казаков, стрельцов и посадских людей. Самозванец стал вооружать крестьян и включил их в свое войско. Войско Лжедмитрия тем не менее было наголову разбито царскими воеводами в битве под Добрыничами 21 января 1605 года.

При энергичном преследовании воеводы могли бы захватить самозванца или изгнать его из пределов страны, но они медлили и топтались на месте. Бояре не предали Бориса, но им пришлось действовать среди враждебного населения, восставшего против крепостнического государства.

Несмотря на поражение Лжедмитрия, его власть вскоре признали многие южные крепости.

Обуреваемый страхом перед самозванцем, Годунов не раз засылал в его лагерь тайных убийц.

13 апреля 1605 года Борис скоропостижно умер в Кремлевском дворце.

20 июля Лжедмитрий торжественно въехал в Москву. Но уже через несколько дней раскрылся заговор бояр против него.

Василий Шуйский был уличен в распространении слухов о самозванстве нового царя и, отданный Лжедмитрием под суд собора, состоявшего из духовенства, бояр и простых людей, был приговорен к смертной казни.

Лжедмитрий заменил ее ссылкой в галицкие пригороды, но затем вернул Шуйского и его двух братьев с дороги и, простив, возвратил им имения и боярство.

Петр Иов — первый Патриарх Московский (1589—1605) —  отказался признать самозванца сыном Ивана Грозного и требовал от москвичей верности Фёдору Борисовичу.

Иов был низложен ( с него сорвали  патриаршье облачение и как простого монаха отправили в изгнание) и на место его возведен архиепископ рязанский, грек Игнатий, который 21 июля и венчал Лжедмитрия на царство.

Как правитель, самозванец отличался энергичностью, большими способностями, широкими реформаторскими замыслами.

Лжедмитрий ввел в думу в качестве постоянных членов высшее духовенство; учредил новые чины на польский манер.

Удвоил жалованье служивым людям; старался облегчить положение холопов, воспрещая записи в наследственное холопство. Лжедмитрий хотел сделать свободным выезд своим подданным в Западную Европу для образования, приближал к себе иноземцев. Он мечтал создать союз против Турции, в который вошли бы Германия, Франция, Польша, Венеция и Московское государство.

Его дипломатические отношения с папой и Польшей преследовали главным образом эту цель, а также признание за ним императорского титула. Папа, иезуиты и Сигизмунд, рассчитывавшие видеть в Лжедмитрии покорное орудие своей политики, просчитались. Он держал себя вполне самостоятельно, отказался вводить католицизм и допустить иезуитов.

Лжедмитрий отказался делать какие-либо земельные уступки Польше, предлагая денежное вознаграждение за оказанную ему помощь. 10 ноября 1605 года состоялось в Кракове обручение Лжедмитрия, а 8 мая 1606 года в Москве был заключен и брак самозванца с Мариной Мнишек.

Царь Дмитрий все еще был популярен среди москвичей, но их раздражали иноземцы, прибывшие в столицу в свите Мнишеков.

Воспользовавшись раздражением москвичей против поляков, наехавших в Москву с Мариной и позволявших себе разные бесчинства, мятежные бояре во главе с Василием Шуйским в ночь с 16 на 17 мая ударили в набат, объявили сбежавшемуся народу, что ляхи бьют царя, и, направив толпы на поляков, сами прорвались в Кремль.

Лжедмитрий, ночевавший в покоях царицы, бросился в свой дворец, чтобы узнать, что происходит. Завидев подступившую к Кремлю толпу (из охранявших царя 100 «немцев» Шуйский предусмотрительно отослал с вечера 70 человек; оставшиеся не смогли оказать сопротивления и сложили оружие), царь пытался спуститься из окна по лесам, устроенным для иллюминации.

Если бы ему удалось уйти из Кремля, кто знает, как повернулись бы события. Но он оступился, упал и повредил ногу. Лжедмитрий пытался сначала защищаться, затем бежал к стрельцам, но последние, под давлением боярских угроз, выдали его, и он был застрелен Валуевым. Народу объявили, что царь был самозванцем.

Источник: https://nsportal.ru/nachalnaya-shkola/istoriya/2017/05/30/prezenatsiya-grigoriy-otrepev

Ссылка на основную публикацию