Карл Теодор Ясперс и его философия — центральное понятие и список основных трудов

Карл Теодор Ясперс (нем.Karl Theodor Jaspers) философ, крупнейший представитель немецкого экзистенциализма, психолог. Основную задачу философии усматривал в раскрытии «шифров бытия» — различных выражений трансценденции.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Карл Ясперс родился 23 февраля 1883 года. Его отец, юрист, впоследствии — директор банка, происходил из семьи купцов и крестьян, мать — из местного крестьянского рода. В семье чтили традиции и порядок. В 1901 году Ясперс окончил классическую гимназию и поступил в Гейдельбергский университет на юридический факультет.Карл Теодор Ясперс и его философия - Студенческий портал

Проучившись три семестра, он перешел на факультет медицинский и проучился там до 1908 года. В 1909 году Ясперс получил степень доктора медицины. Интерес к медицине, помимо прочих мотивов, сформировался у молодого Ясперса, вероятно, из-за его врожденного недуга: у него было неизлечимое заболевание бронхов, постоянно провоцировавшее сердечную недостаточность.

Диагноз этой опасной болезни, которая, как правило, сводит людей в могилу не позднее тридцатилетнего возраста, был поставлен Ясперсу в 18 лет. «Вследствие болезни, — вспоминает философ, — я не мог принимать участия в развлечениях молодежи».

Путешествия пришлось прекратить уже в начале студенческого периода, невозможно было заниматься верховой ездой, плавать, танцевать. С другой стороны, болезнь исключила также военную службу и тем самым опасность погибнуть на войне..

Тем не менее во все периоды жизни, в том числе и в годы студенчества, у Ясперса были близкие друзья; так, на медицинском факультете он дружил с одаренным студентам Эрнстом Майером, братом своей будущей жены Гертруды Майер.

Характерно, что и брат, и сестра живо интересовались философией, причем Гертруда Майер изучала философию профессионально. Ясперс познакомился с ней в 1907 году, а спустя три года молодые люди поженились. С тех пор одиночество не мучило Ясперса.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Ханс-Георг Гадамер и его философия - биография, история жизни и факты

Оценим за полчаса!

В жене он нашел не только любящую душу, но и близкого по духу человека.

Окончив медицинский факультет и получив профессию врача-психиатра, Ясперс с 1909 по 1915 год работал научным ассистентом в психологической и неврологической клинике в Гейдельберге.

Здесь он написал свою первую большую работу «Всеобщая психопатология» (1913), которую защитил в качестве диссертации, и получил степень доктора психологии.

Эта работа имела большое значение и для дальнейшего философского мышления Ясперса.

Впоследствии Карл Ясперс опубликовал несколько работ, о Стриндберге и Ван Гоге, о Гельдерлине, о болезни Ницше. В связи с его творчеством ученый начал свою деятельность как врач-психиатр и сразу же столкнулся с трудностью общения с душевнобольными пациентами.

Проблема общения, или коммуникации, проходит красной нитью через все его философское творчество. А впервые эта тема была обсуждена им во «Всеобщей психопатии» Ясперс пишет, что коммуникация — универсальное условие человеческого бытия.

«Мы являемся тем, что мы являемся, только благодаря общности взаимного сознательного понимания. Не может существовать человек сам по себе, просто как отдельный индивид Все то, что есть человек и что есть для человека., достигается в коммуникации».

В 1919 году Ясперс издал плод многолетнего труда — «Психологию мировоззрений», которая сделала ее автора широко известным.

Ясперс отказывается от психологии, как от обобщающего научного построения, и говорит о необходимости создания философии нового типа — философии экзистенции. Два года спустя Ясперс становится профессором философии в Гейдельбергском университете.

Ясперс во многом возвращает философии ту форму свободного размышления о жизненно важных вопросах, которая была характерна для писателей-гуманистов эпохи Просвещения — Лессинга, Гердера, Гумбольдта, Гете и которая в XX веке возродилась отчасти в «философии жизни» и «философии культуры» — у Зиммеля, Шпенглера, Хейзинги и других.

Центральным понятием философии Ясперса выступает понятие экзистенции.

Под ней он понимает ту сторону человеческого бытия, которая не может быть изучена наукой, вообще не может быть предметом изучения.

Для Ясперса экзистенция тождественна свободе, которая находится за пределами предметного мира. Он связывает свободу со знанием, произволом, законом и говорит, что без последних не может быть свободы.

В 1931 — 1932 годах вышло трехтомное сочинение Ясперса «Философия», над которым он работал больше десяти лет.

Это не изложение философской системы в традиционно академическом стиле, а попытка систематизации и упорядочения всех тех идей и размышлений, которые составляли содержание экзистенциального философствования мыслителя.

Ясперс становится одним из ведущих философов Германии, и его право занимать философскую кафедру ни у кого больше сомнений не вызывает.

Однако с приходом национал-социализма наступает тяжелый, драматический период в жизни философа.

В 1937 году его отстраняют от преподавания и лишают права издавать в Германии свои работы: женатый на еврейке, Ясперс терял все права на своей родине.

Находясь на пенсии, в тревожном ежедневном ожидании «стука в дверь», философ долгие восемь лет продолжает работать — писать «в стол». И только в 1945 году, после разгрома нацизма, Ясперс возвращается к преподаванию — в Гейдельберг.

Ясперс писал, что национал-социализм лишил людей правовой гарантии в собственном государстве, и считал, что тоталитаризм не может быть преодолен изнутри, так как индивид ничего не может поделать перед реальной грубой силой. Поэтому свободные государства не должны занимать позиции невмешательства во внутренние дела тоталитарных государств. В книге «Вопрос о вине» (1946) Ясперс рассматривает проблему виновности человека в мире.

Ясперс указывает, что нацизм несет ответственность за все свои злодеяния. В то же время вопрос о вине он рассматривает и с философской точки зрения, полагая, что кроме политической вины существует еще и метафизическая, возникшая в силу солидарности людей и их совместной ответственности за несправедливость. Поэтому ответственность за зло лежит на всех.

Источник: https://www.lgroutes.com/Famous/Philosopher/Karl_Jaspers.html

Карл Теодор Ясперс

Оригинальную синтетическую концепцию культурно-исторической динамики создал немецкий философ К.Ясперс (1883-1969). По мнению К.

Ясперса культурно-исторический процесс ограничен началом и концом, которые, однако, не следует понимать как некую реальность: они познаются лишь в «мерцании символов».

Внутри этих рамок история делится на четыре больших периода — доистория, древние культуры, период «осевого времени» и технический век, расцвет которого относится к нашему времени.
Карл Теодор Ясперс и его философия - Студенческий портал
Немецкий философ определяет четыре главные проблемы истории:

  1. Что было решающим для человека в доисторический период?
  2. Как возникли великие культуры древности?
  3. В чем сущность «осевого времени» и какова причина его появления?
  4. Каковы причины развития науки и техники и наступления технического века?

Рассматривая эти вопросы, Ясперс делит весь исторический процесс на доисторию и всемирную историю, к которой относит наше настоящее и будущее.

Вот как характеризует Ясперс намеченные им стадии. Доистория — время создания человека, его биологических свойств, накопления им навыков и известных духовных ценностей. Это время лежит за пределом истории, так как об истории можно говорить только с момента появления письменных источников.

Почти одновременно в трех областях земного шара, отмечает Ясперс, возникают древнейшие культуры. Это, во-первых, шумеро-вавилонская, египетская и Эгейский мир с 4000 г.

; во-вторых, открытая в раскопках доарийская культура долины Инда третьего тысячелетия (связанная с Шумером); в-третьих, смутно сквозящий в воспоминаниях, оставивший скудные следы, архаический мир Китая второго тысячелетия до н.э.

В противовес популярным в Европе 20-30 гг. концепциям культурных циклов, развитых Шпенглером, а затем со значительными коррективами Тойнби в своей теории, Ясперс исходит из представления о том, что человечество имеет единые истоки и единый путь развития.

Ясперс относит ось мировой истории ко времени около 500 лет до н.э., к тому духовному процессу, который шел между 800 и 200 гг. до н.э. Тогда произошел самый резкий поворот в истории. В это время, по мнению происходит много необычайного.

В Китае жили тогда Конфуций, Лао-цзы, возникли все направления китайской философии, мыслили Мо-цзы, Чжуанцзы, Ле-цзы и бесчисленное множество других. В Индии возникли Упанишады, жил Будда.

В философии — в Индии, как и в Китае — были рассмотрены все возможности философского постижения действительности, вплоть до скептицизма, материализма, софистики и нигилизма. В Иране Заратустра учил о мире, где идет борьба со злом.

В Палестине выступали — Илия, Исайя, Иеремия и Второй Иссайя. В Греции — это время Гомера, философов Парменида, Гераклита, Платона, трагиков, Фукидида и Архимеда.

Осевое время, по Ясперсу, знаменует собой исчезновние великих культур древности, существовавших тысячелетиями.

Оно растворяет их, вбирает в себя, предоставляет им гибнуть, независимо оттого, является ли носителем нового, народ древней культуры или другие народы.

Все то, что сущетвовало до осевого времени, пусть даже оно было величественным, подобно вавилонской, египетской, индийской или китайской культурам, воспринимается как нечто дремлющее, непробудившееся.

Вначале осевое время ограничено в пространственном отношении, но исторически оно становится всеохватывающим.

Народы, не воспринявшие идей осевого периода, остаются на уровне природного существования, их жизнь неисторична, подобно жизни множества людей на протяжении десятков тысяч и сотен тысяч лет.

Люди вне сфер, составляющих осевое время, либо остались в стороне, либо вошли в соприкосновение с каким-либо из центров духовного изучения. В последнем случае они вошли в историю.

Так, в орбиту осевого времени были втянуты на Западе германские и славянские народы, на Востоке японцы, малайцы и сиамцы. По мнению Ясперса, осевое время, принятое за отправную точку, определяет вопросы и масштабы, прилагаемые ко всему предшествующему и последующему развитию. Предшествующие ему великие культуры древности теряют свою специфику. Народы, которые были их носителями, становятся для нас неразличимы.

Итак, в истории Ясперс выделяет четыре «среза»: возникновение языков, изобретение орудий, начало использования огня; возникновение высоких культур в Египте, Месопотамии, Индии и позже в Китае в 3-5-м тыс. до н.э.; духовное основоположение человечества, происшедшее в VIII- II вв. до н.э.

одновременно и независимо в Китае, Индии, Персии, Палестине, Греции; подготовленное в Европе с конца средневековья рождение научно-технической эры, которая духовно конституируется в XVII в. приобретает всеохватывающий характер с конца XVIII в. и получает чрезвычайно быстрое развитие в XX в.

Третий «срез» представляет собой, по Ясперсу, своеобразную «ось мирового времени«, этап, на котором возникает современный нам человек со своими представлениями о присущих ему возможностях и границах осознания себя как Самости; с теми представлениями об ответственности, которые существуют и в наши дни. На этом этапе происходит становление истории человечества, тогда как до «осевого времени» имели место лишь локальные истории. Ясперс высказывает предположение, что не исключено продвижение человечества к новому «осевому времени», способному породить основу подлинной человеческой истории.

Источник: https://kultyres.ru/uchebnie_materiali/yaspers.html

Читать

Что такое философия и чем она ценна? Это является предметом многочисленных споров. От философии ждут каких-то необыкновенных разъяснений или же равнодушно игнорируют ее как беспредметное мышление.

Перед ней робеют, как перед выдающимся достижением каких-то совершенно уникальных людей, или презирают, как бесполезные раздумья мечтателей.

Ее считают чем-то таким, что касается каждого и поэтому в основе своей должно быть простым и понятным, или чем-то столь трудным, что заниматься ею представляется совершенно безнадежным делом. Таким образом, то, что выступает под именем философии, становится поводом для самых противоположных суждений.

Для человека, который верит в науку, наихудшим является то, что у философии нет общепринятых результатов, нет того, что можно было бы знать со всей определенностью и чем можно было бы владеть.

В то время как науки, бесспорно, достигли в своих областях достоверного и общепризнанного знания, философия не добилась этого, несмотря на тысячелетние усилия. Нельзя отрицать: в философии не бывает того единодушия, которое устанавливается по поводу всего окончательно познанного.

То, что признает каждый, опираясь на не терпящие возражений основания, и что становится научным знанием, не является более философией, но относится к отдельной области познаваемого.

В отличие от наук для философского мышления не характерен прогресс. Мы, определенно, существенно продвинулись по сравнению с древнегреческим врачом Гиппократом. Но едва ли мы можем сказать, что продвинулись дальше Платона. Только в материале научного познания, которым он пользовался, мы находимся дальше. В самом же философствовании мы, возможно, еще вряд ли достигли его.

То, что ни одна форма философии в отличие от наук не находит всеобщего, единодушного признания, должно корениться в природе самого предмета философии. Род достоверности (Gewißheit), который в ней привлекает, не будучи научным, то есть одинаковым для каждого ума, является некоторым убеждением, или удостоверенностью (Vergewisserung), в достижении которой участвует все существо человека.

В то время как научные исследования ведутся по отдельным предметам, знать о которых каждому совершенно не обязательно, философия имеет дело с бытием в целом, которое имеет отношение к человеку как человеку, а также с истиной, которая там, где она вспыхивает, захватывает глубже, чем любое научное познание.

Хотя разработанная философия и связана с науками — она предполагает науки в том состоянии развития, которого они достигли в определенную эпоху, — однако свой смысл получает из другого источника. До всякой науки она появляется там, где пробуждается человек.

Такая философия без науки предстает перед нами в нескольких примечательных проявлениях.

Первое: почти каждый считает себя способным обсуждать философские вопросы.

В то время как в сфере наук признают, что условием их понимания являются обучение, подготовка, метод, по отношению к философии претендуют на то, чтобы приобщаться к ней безо всяких условий, полагая, что каждый в состоянии принять участие в обсуждении философских проблем. Собственное бытие человека, собственная судьба и собственный опыт считаются для этого достаточным основанием.

Следует признать, что философия должна быть доступна для каждого человека. Самые обстоятельные пути философий, которыми идут философы-профессионалы, обретают свой смысл все-таки только тогда, когда они выходят к человеческому бытию, которое находит свое определение в процессе обретения уверенности относительно бытия и своего места в нем.

Второе: философское мышление каждый раз должно начинаться с самого начала. Каждый человек должен осуществлять его самостоятельно.

Удивительным знаком того, что человек как таковой изначально философствует, являются вопросы детей. Часто из детских уст можно услышать то, что по своему смыслу уходит непосредственно в глубь философствования. Приведу некоторые примеры:

Ребенок удивляется: «Я всегда пытаюсь подумать, что я — кто-то другой, однако же всегда снова оказывается, что я есть я». Этот мальчик затрагивает исток всякой уверенности, сознание бытия в самосознании. Он поражается загадке бытия Я (Ichsein), тому, что не может быть постигнуто ни из чего другого. Он вопрошающе стоит перед этой границей.

Другой ребенок слушает историю сотворения мира: «Вначале сотворил Бог небо и землю…» и тотчас спрашивает: «Что же было до начала?» Этот мальчик постиг, что можно спрашивать до бесконечности, что разум не может остановиться, в том смысле что для него не может быть никакого окончательного ответа.

Девочке, увидевшей во время прогулки дикий луг, рассказывают сказку об эльфах, которые по ночам водят свои хороводы… «Но их же ведь не бывает…

» Ей рассказывают о реальных вещах, наблюдая движение солнца, проясняют вопрос о том, солнце ли движется или же земля вращается, приводят основания, которые говорят в пользу шарообразности земли и ее вращения вокруг самой себя…

«Но это же неправда, — говорит девочка и топает ногой о землю, — земля ведь крепко стоит. Я верю только тому, что вижу». В ответ на это: «Тогда ты не веришь и в Бога, ведь его ты тоже не можешь видеть», — девочка настораживается и говорит решительно: «Если бы его не было, тогда бы ведь и нас здесь не было».

Этот ребенок охвачен удивлением перед существованием (Dasein): оно есть благодаря чему-то другому, не само по себе. И он постигает различие в самих вопросах: нацелены ли они на какой-то предмет в мире или же на бытие и наше существование в целом.

Другая девочка, направляясь в гости, поднимается по ступенькам лестницы. Для нее становится очевидным, как все непрестанно меняется, протекает, проходит, как будто бы ничего и не бывало.

«Однако должно же ведь быть нечто незыблемое… то, что я здесь и теперь поднимаюсь по лестнице к тете, я хочу, чтобы это осталось».

В изумлении и испуге перед преходящим характером и мимолетностью всего она беспомощно ищет выход.

Если бы кто-то собирал подобные примеры, то смог бы составить богатую энциклопедию детской философии. Возражение, что дети слышали это прежде от родителей или кого-то другого, не должно, по всей видимости, приниматься всерьез.

Возражение, что эти дети все-таки не философствуют дальше и что, следовательно, подобные высказывания могли быть случайными, упускает из виду следующий факт: дети зачастую обладают гениальностью, которая с возрастом утрачивается.

С годами, теряя детскую непосредственность, мы как бы входим в тюрьму соглашений и мнений, скрываемся под различного рода прикрытиями, оказываемся в плену у того, о чем не решаемся спросить.

Состояние ребенка — это состояние порождающей себя жизни: он еще открыт, он чувствует и видит и спрашивает о том, что вскоре исчезнет перед ним. Он не удерживает то, что открывается ему в то или иное мгновение, и удивляется, когда позднее все замечающие взрослые докладывают ему о том, что он сказал или спросил.

Третье: изначальное философствование обнаруживается как у детей, так и душевнобольных. Иногда — очень редко — путы общей зашоренности как бы развязываются и начинает говорить захватывающая истина.

Читайте также:  С. Кьеркегор и его философия - теория существования человека и биография

В начальный период некоторых душевных болезней имеют место совершенно потрясающие метафизические откровения, которые, правда, по форме и речевому выражению являются всегда настолько шокирующими, что их оглашение не может иметь какого-либо объективного значения, за исключением таких редких случаев, как поэт Гёльдерлин или художник Ван-Гог. Однако тот, кто присутствует при этом, не может избежать впечатления, что здесь разрывается покров, под которым обыкновенно проходит наша жизнь. Некоторым обычным, здоровым, людям также знаком опыт переживания глубоко тревожащих значений, которые свойственны переходному состоянию от сна к пробуждению и при полном пробуждении снова утрачиваются, оставляя лишь ощущение того, что нам к ним более не пробиться. Есть глубокий смысл в утверждении, что устами детей и блаженных глаголет истина. Однако творческая изначальность, которой мы обязаны великим философским мыслям, лежит все-таки не здесь. Она восходит к тем немногим, которые в своей непринужденности и независимости предстают перед нами в качестве выдающихся мыслителей последних тысячелетий.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=101920&p=1

Философия карла ясперса

Одним из самых ярких и авторитетных представителей рассматриваемого направления философской мысли был К. Ясперс (1883 — 1969). Он закончил юридический и медицинский факультеты Гейдельбергского университета, но рано обнаружил большой интерес к философии.

В 1919 году выходит в свет его первая крупная работа «Психология мировоззрений». С 1921 года он — профессор философии в университете. В 1931 — 1932 годах публикуются три тома его «Философии», где К. Ясперс пытается систематизировать свои идеи и размышления.

Для философии К. Ясперса характерна резкая критика определенного типа мировоззрения, о котором он пишет так: «Это мировоззрение, которое отождествляет бытие с тем, что доступно естественнонаучному познанию».

С его точки зрения, «действительно только то, что можно воспринять в пространстве и времени… Всё, что существует, существует в качестве объекта. Объектное бытие и бытие тождественны. Сам субъект есть объект среди объектов…» Такое мировоззрение Ясперс называет позитивизмом.

Основной сферой приложения позитивистского типа мировоззрения является наука, предполагающая, по Ясперсу, разделение субъекта и объекта, и поэтому именно в науке истина понимается как соответствие объективному положению вещей.

Но, по Ясперсу, мир вообще нельзя мыслить как предмет, как объект познания или место приложения практического действия. Человека же нельзя рассматривать объективно, как это делала предшествующая философия. Как же тогда понимать человека? По Ясперсу, человека надо понимать как «экзистенцию».

«Экзистенция, — пишет Ясперс, есть то, что никогда не становится объектом, есть источник моего мышления действия, о котором я говорю в таком ходе мысли, где ничего не познается». Важным понятием философии Ясперса является свобода. О ней философ пишет так:

Ш «Нет свободы вне бытия самости. В предметном мире нет ни места, ни отверстия, где бы она могла поместиться».

Ш «Или человек как предмет исследования — или человек как свобода».

Ш «Свобода не может быть познана, она ни коим образом не может мыслиться объективно».

По Ясперсу, экзистенция — это и есть свобода. В результате своих размышлений Ясперс формулирует вывод: познание — дело науки, свобода дело философии. Человеческое бытие у Ясперса есть всегда «бытие с другими».

Философ пишет об этом так: «Мы представляем себе этот изначальный феномен нашего человеческого бытия следующим образом: мы суть то, что мы суть, только благодаря общности взаимного сознательного понимания. Не может существовать человек, который был бы человеком сам по себе, просто как отдельный индивид».

При этом индивид всегда оказывается в ситуации. С точки зрения выявления экзистенции особенно важны, по мнению философа, так называемые пограничные ситуации: смерть, страдания, борьба, вина.

Наиболее яркий случай пограничной ситуации — смерть, перед лицом которой конечность собственно экзистенции предстает перед человеком со всей непосредственностью. С точки зрения мыслителя, экзистенция неразрывно связана с «трансценденцией», с Богом.

«Экзистенция, — пишет Ясперс, — нуждается в другом, а именно, в трансценденции, благодаря которой она, не создающая самою себя, впервые выступает как независимый источник в мире; без трансценденции экзистенция становится бесплодным и лишенным любви демоническим упрямством».

Рассуждая о будущем человечества, Ясперс полагал, что даже если человечество пожелает выхода из состояния одиночества, даже если оно будет готово отказаться от насилия, даже если люди захотят жить в мире, пусть и несправедливом, но способном развиваться в сторону большей справедливости, «никакой оптимизм, порожденный таким благородным убеждением, не может заставить нас думать просто и прямо, что будущее принесет нам спасение. Мы имеем, скорее, основание думать противоположное», — полагает философ. Сложность стоящих перед миром и каждым человеком проблем при ощущении человеческого несовершенства вот что лишает нас, по мнению Ясперса, права на оптимизм. «И еще раз встает вечный вопрос: бог иди дьявол правит миром? Только одна ничем не оправданная вера позволяет утверждать, что, в конце концов, дьявол находится на службе у Бога». Стремясь уйти от абсурда, как и от пророчества катастрофических последствий для человека в будущем, хотя они кажутся ему неминуемыми, К. Ясперс начинает напрямую искать поддержки у Бога, при этом, правда, оговаривается: «Я не знаю даже, верую ли я; но вера мне кажется полной смысла, и я хотел бы сметь в нее верить, в ней утвердить свою жизнь».

Источник: https://studbooks.net/648008/filosofiya/filosofiya_karla_yaspersa

Книга Смысл и назначение истории (сборник)

Человек и история в экзистенциальной философии Карла Ясперса

Вступая в последнее десятилетие XX века и подводя итоги столетнего философского развитие, мы можем, мне думается, среди наиболее выдающихся мыслителей, назвать немецкого философа Карла Ясперса.

Карл Ясперс родился 23 февраля 1883 года; его отец, юрист, впоследствии — директор банка, происходил из семьи купцов и крестьян, мать — из местного крестьянского рода. В семье чтили традиции и порядок, но в религиозном отношении для отца был характерен индифферентизм, который в юности разделял и его сын.

В 1901 году Ясперс окончил классическую гимназию и поступил в Гейдельбергский университет на юридический факультет. Однако проучившись три семестра, он перешел на факультет медицинский, который окончил в 1908 году; в 1909 году Ясперс получил степень доктора медицины.

Интерес к медицине, помимо прочих мотивов, сформировался у молодого Ясперса, вероятно, из-за его врожденной болезни: у него было неизлечимое заболевание бронхов, постоянно провоцировавшее сердечную недостаточность. Диагноз этой опасной болезни, которая, как правило, сводит людей в могилу не позднее тридцатилетнего возраста, был поставлен Ясперсу уже в 18 лет.

«Вследствие болезни, — вспоминает философ, — я не мог принимать участия в радостях молодежи. Путешествия пришлось прекратить уже в начале студенческого периода, невозможно было заниматься верховой ездой, плавать, танцевать. С другой стороны, болезнь исключила также военную службу и тем самым опасность погибнуть на войне.

Удивительно, какую любовь к здоровью развивает состояние болезни…»[1] Вот почему молодой человек, по своему характеру склонный к общению, к дружбе, рано узнал тоску одиночества.

Тем не менее во все периоды жизни, в том числе и в годы студенчества, у Ясперса были немногие, но близкие друзья; так, на медицинском факультете он дружил с одаренным студентом Эрнстом Майером, братом своей будущей жены Гертруды Майер.

Характерно, что и брат, и сестра живо интересовались философией, причем Гертруда Майер изучала философию профессионально. Ясперс познакомился с ней в 1907 году, а спустя три года молодые люди поженились.

С тех пор одиночество не мучило Ясперса: в жене он нашел не только любящую душу, но и близкого по духу человека.

В значительной мере интерес к философии развился у молодого естествоиспытателя — ведь медицина принадлежала к естественным наукам — не без влияния его жены, и «философствование на уровне экзистенции», о котором позднее так много писал Ясперс, составляло одну из самых больших духовных радостей в его семейной жизни.

Окончив медицинский факультет и получив профессию врача-психиатра, Ясперс с 1909 по 1915 год работал научным ассистентом в психиатрической и неврологической клинике в Гейдельберге. Здесь он написал свою первую большую работу «Всеобщая психопатология» (1913), которую защитил в качестве диссертации, и получил степень доктора психологии.

Методологическую базу этой работы составили метод описательной психологии, как его развивал ранний Гуссерль (более позднего Гуссерля с его методом «созерцания сущностей» Ясперс не принял), и «понимающая психология» В. Дильтея. Эта работа имела большое значение и для дальнейшего философского мышления Ясперса, поэтому ниже мы остановимся на ней подробнее.

После защиты диссертации Ясперс начал читать лекции по психологии в Гейдельбергском университете; среди его первых тем была психология характеров и дарований (еще студентом Ясперс увлекался характерологией и слушал в этой связи лекции Л. Клагеса), а также патография выдающихся личностей (модная в то время тема — гений и болезнь).

Впоследствии Ясперс опубликовал об этом несколько работ: о Стриндберге и Ван Гоге, о Сведенборге и Гельдерлине, о болезни Ницше в связи с его творчеством.

В 1919 году Ясперс издал плод многолетнего труда — «Психологию мировоззрений», которая затрагивала уже собственно философские проблемы и принесла ее автору широкую известность. Два года спустя Ясперс становится профессором философии в Гейдельбергском университете.

«Психология мировоззрений» несет на себе печать влияния Макса Вебера, которому Ясперс обязан во многом как своей мировоззренческой — особенно политической — ориентацией, так и своими методологическими подходами к анализу философских проблем. «Никакой мыслитель не был (тогда и по сей день) так важен для моей философии, как Макс Вебер», — писал впоследствии Ясперс.

Жесткое разделение мировоззрения (ценностей), с одной стороны, и научного исследования, с другой, рассмотрение философии как отличной от науки духовной установки, предполагающей трансцендирование и соответственно «последнее не знаю» — эти моменты во многом общи у Ясперса с Вебером.

Вебер высоко ценил творчество таких художников-мыслителей, как Ницше и Достоевский, оказавших влияние и на молодого Ясперса. Наконец, с Вебером Ясперса сближал и общий для обоих острый интерес к политике.

Семья Ясперса была не чужда политических интересов: дед и отец Ясперса, а также два брата его матери были депутатами ландтага в Ольденбурге; кроме того, отец философа в течение многих лет был председателем Ольденбургского магистрата. Поэтому, как и Вебер, он с ранних лет в кругу семьи слышал обсуждение самых разных политических вопросов.

«Суровый либерализм» Вебера, его убеждение в том, что реальная гражданская жизнь в обществе предполагает политическую свободу, молодой Ясперс полностью разделял. Неудивительно, что впоследствии он оказался непримиримым противником тоталитаризма в любом его проявлении — как в национал-социализме, так и в коммунизме.

Совсем иначе сложились отношения Ясперса с его выдающимся старшим современником Генрихом Риккертом, занимавшим в то время кафедру философии в Гейдельбергском университете.

Понимая философию как науку, Риккерт, верный академической традиции, не признавал «экзистенциального философствования» Ясперса, в котором видел продукт дилетантского подхода и гибельную для строгого мышления «психологизацию» предмета и метода философии.

В сущности, Риккерт отказывал «экзистенциальному самоосмыслению» в праве называться философией; он был также убежден, что и Макса Вебера нельзя считать философом, хотя высоко ценил его социологические, исторические и политологические работы.

В 1931–1932 годах вышло трехтомное сочинение Ясперса «Философия», над которым он работал больше десяти лет.

Здесь нет изложения философской системы в традиционно академическом стиле, а сделана попытка систематизации и упорядочения всех тех идей и размышлений, которые составляли содержание экзистенциального философствования мыслителя.

Ясперс становится одним из ведущих философов Германии, и его право занимать философскую кафедру ни у кого больше сомнений не вызывает.

Однако с приходом национал-социализма наступает тяжелый, драматический период в жизни философа. В 1937 году его отстраняют от преподавания и лишают права издавать в Германии свои работы: женатый на еврейке, Ясперс терял все права на своей родине.

Находясь на пенсии, в тревожном ежедневном ожидании «стука в дверь», философ долгие восемь лет продолжает работать — писать «в стол». И только в 1945 году, после разгрома нацизма, Ясперс возвращается к преподаванию — сначала в Гейдельберге, а затем, с 1947 года, — в Базельском университете.

Публикуются работы философа, часть которых была написана в годы вынужденного молчания: «Об истине» (1947), «Вопрос о вине» (1946), «Ницше и христианство» (1946), «О европейском духе» (1946), «Истоки истории и ее цель» (1948), «Философская вера» (1948).

На первый план выходят проблемы философско-исторические и мировоззренческие: как преодолеть те катаклизмы, которые постигли европейскую цивилизацию в XX веке? Какие духовные ориентиры остаются у европейского человека и как их обрести в современном индустриальном обществе?

В послевоенные годы Ясперс — один из духовных лидеров Германии. Он обращается к соотечественникам не только в своих книгах и статьях, но и в выступлениях по радио, и везде его главная мысль — как спасти человечество от тоталитаризма, этой главной опасности XX века, ввергающей людей в кровавые революции и истребительные войны.

Обращение к гуманистическим традициям — к Лессингу, Гете, Канту — вот один путь, который видится здесь Ясперсу; другой — более серьезный, более надежный путь для всех, кто утратил непосредственную жизнь в традиционной ее форме и пробудился к автономии, к духовной самостоятельности, — обретение философской веры.

«Наше будущее и Гете» (1947), «Разум и антиразум в нашу эпоху» (1950), «Об условиях и возможностях нового гуманизма» (1962) — вот работы, в которых философ обращается к ценностям старой бюргерской культуры в Германии, пытаясь их обновить и отчасти ограничить, «привив» к ним опыт «кризисного сознания» Киркегора и Ницше, но в то же время сохранив их непреходящую правду.

Источник: https://vse-knigi.org/bookread-592950

Ясперс, Карл Теодор — это… Что такое Ясперс, Карл Теодор?

Родился в Ольденбурге в 1883 году. Его мать происходила из местных крестьян, отец был юристом, впоследствии директором банка.

С ранних лет интересовался философией, однако, опыт и практика его отца в юридической системе, несомненно, оказали влияние на его решение об изучении права в университете.

Проучившись некоторое время на юридическом факультете в Гейдельбергском, а затем в Мюнхенском университетах, Ясперс понял, что юриспруденция ему не нравится, и в 1902 году меняет специализацию, занявшись изучением медицины.

В 1908 году окончил медицинский факультет Гейдельбергского университета; в 1909 году получил степень доктора медицины. В 1909—1915 годах работает в психиатрической лечебнице Гейдельберга, где несколько лет до этого практиковал Эмиль Крепелин.

Ясперс не удовлетворён существующими подходами к изучению психических заболеваний и ставит себе задачу по улучшению психиатрического подхода.

В 1913 году Ясперс защищает докторскую диссертацию, которая впоследствии была издана в виде фундаментального труда «Общая психопатология» (был переиздан несколько раз, последний раз в 1959 году)[1].

Получив степень доктора психологии, сразу после защиты Ясперс получает временную должность преподавателя психологии в Гейдельбергском университете. Позже должность становится постоянной и он никогда больше не возвращается к практике в клинике.

В 1919 году Ясперс издаёт «Психологию мировоззрений», которая затрагивает уже философские проблемы и приносит автору широкую известность. Два года спустя Ясперс становится профессором философии в Гейдельбергском университете.

В Гейдельберге Ясперс общается с Максом Вебером и его группой, куда входят Эрнст Блох, Эмиль Ласк, Георг Зиммель и Георг Лукач. Под влиянием Вебера складываются его политические взгляды — либерализм, вера в национальное государство и демократию, управляемую элитами.

На развитие Ясперса как философа оказывают влияние критика неокантианской методологии, под знаком которой проходили дискуссии Вебера и Лукача.

Одним из главных мотивов теоретической деятельности Ясперса становится желание освободить философию Канта от неокантианских формализмов Риккерта и Виндельбанда.

С точки зрения Ясперса, мысль Канта должна быть реконструирована не как формальная доктрина, описывающая абстрактного субъекта познания, но как анализ метафизических переживаний, спонтанно порождаемых решений и внутренней жизни субъекта.

Ещё большее влияние на Ясперса оказал Мартин Хайдеггер, однако теоретические разногласия между философами были актуализированы их политическим разрывом, связанным с симпатиями Хайдеггера к нацистам.

Ясперс чувствовал личную обиду, поскольку он был женат на еврейке.

Как бы то ни было, именно Хайдеггер и Ясперс вошли в историю философии как родоначальники экзистенциализма в Германии, хотя сам Хайдеггер отрицал свою принадлежность к этому течению, а Ясперс после 1933 года утверждал, что не имеет ничего общего с Хайдеггером.

В 1937 году Ясперс был лишён звания профессора и фактически постоянно находился под угрозой ареста вплоть до окончания Второй мировой войны и падения нацизма. Долгие восемь лет Ясперс продолжает работать — писать «в стол».

В 1945 году он оказался среди немецких интеллектуалов, которые не были замечены в связях с нацистами, и начал играть большую роль в жизни германского общества.

Ясперс возвращается к преподаванию — сначала в Гейдельберге, а затем, с 1947 года, — в Базельском университете.

Публикуются работы: «Вопрос о вине» (1946), «Ницше и христианство» (1946), «О европейском духе» (1946), «Об истине» (1947), «Наше будущее и Гёте» (1947), «Истоки истории и её цель» (1948), «Философская вера» (1948), «Разум и анти разум в нашу эпоху» (1950), «Об условиях и возможностях нового гуманизма» (1962).

Ясперс умер в Базеле в 1969 году.

Общая характеристика творчества

Ясперс начал свою академическую карьеру в качестве психолога. Профессиональный интерес к философии начал развиваться в начале 1920-х годов. Работы Ясперса оказали значительное влияние на такие области философии как эпистемология, философия религии и философия политики.

Читайте также:  Царство животные - систематика и наиболее известные представители

В философию истории Ясперс ввёл понятие осевое время. Основанием философии Ясперса выступило специфически понятое неокантианство, которое интерпретирует кантовский трансцендентализм как учение о конкретных переживаниях и спонтанной свободе, причём акцент делается на эпистемологических функциях экзистенции.

Ясперс стал известен не только благодаря своим теоретическим трудам, но и в связи со своей политической деятельностью после падения нацистской Германии.

Ранние философские работы

Первая работа Ясперса, в которой затрагиваются философские вопросы, — «Психология мировоззрения» (1919). Она посвящена типологии психологических установок, которые подобно веберовской модели идеальных типов в социологии, были призваны стать методологическим основанием психологии.

Философский аргумент, на который опирается Ясперс в этой работе, состоит в том, что главным фактором, задающим психологическую жизнь человека, выступает субъектно-объектная оппозиция. Мировоззрение возникает в рамках этой антиномии, в нём выражается отношение между внутренними переживаниями человека и объективными феноменами.

Формирование мировоззрения не является нейтральным процессом, они содержат в себе элементы патологии, а именно защитные реакции, стратегии подавления и вытеснения.

При этом мировоззрение концентрируется вокруг ложных очевидностей или идеальных форм рациональности, в которых человеческий разум ищет спасения от пугающего разнообразия возможностей человеческого существования.

Мировоззрение, таким образом, часто принимает форму «упаковки», в которой экзистенция закрепляет себя в борьбе против опыта, который нарушает её защитные ограничения. Задача психологического исследования, с точки зрения Ясперса, состоит в том, чтобы вывести человеческую экзистенцию за пределы ограничительных антиномий, которыми она окружает себя.

Главная публикация раннего периода творчества Ясперса — это трёхтомная книга «Философия» (1932). В этой работе он возвращается к гегельянской методологии, рассматривая формирование человеческого сознания сквозь призму «Феноменологии духа».

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/792

Карл Ясперс

«О границах возможного понимания жизни и творчества человека с точки зрения роли в этом психических заболеваний» — так определена Ясперсом тема исследования в предисловии.

Вопрос трудно решаемый, если и вовсе не праздный, поскольку совершенно очевидно, что далеко не каждый больной шизофренией (именно об этом заболевании идёт речь в книге) становится творцом, равно как не каждая творческая личность страдает каким-либо психическим расстройством (хотя, тут список мог бы быть значительным). И вместе с тем, не подлежит сомнению, что нервное потрясение, глубокое переживание действует побудительно на творческие способности, но только при условии, если эти способности имеются. Может быть, поэтому мудрая природа наделяет людей, обладающих талантом, повышенной чувствительностью и восприимчивостью, дабы талант смог проявиться.

Первая часть книги, о Стриндберге, вызвала очень смешанные чувства. Если рассматривать её как попытку исследования личности писателя через его творчество, то можно утверждать, что Ясперс впадает в крайность, противоположную «методу Сент-Бёва».

Французский критик утверждал, что только подробное изучение биографии, личности писателя, его дневников и писем даёт возможность рассуждать о творчестве, на что Пруст справедливо возражал существованием второго «я» поэта, и невозможностью исключать такое явление, как вдохновение.

Ясперс же, наоборот, по литературным работам Стриндберга делает вывод о личности шведского писателя. Пусть большинство его произведений автобиографичны (а «Ад» и вовсе представляет собой выдержки из дневника), но тем не менее, это литературно обработанные личные переживания.

Поэтому некоторые выводы Ясперса кажутся надуманными.

Так, например, автор утверждает, что шизофрения, которую он диагностирует у Стриндберга (тут спорить не уместно, Ясперс — профессионал, ему виднее) и начало процесса датирует 1882 годом, повлияла на мировоззрение писателя, в том числе, на его отношение к женщинам.

Но так называемые женоненавистнические тенденции можно обнаружить уже в романе «Красная комната», написанном в 1879 году, за несколько лет до начала болезни (образ Агнес-Бэды).

Не следует ли отсюда, что мировоззрение Стриндберга, по крайней мере, в части женского вопроса сформировалось задолго до начала процесса? Поэтому, можно сделать вывод, что описание болезни никоим образом не приближает к пониманию творчества Стриндберга, а то, что его работы являются высокохудожественными произведениями, Ясперс не отрицает. Подход не совсем верный, это то же самое, как если, анализируя сцену Ивана Карамазова с чёртом, объяснить её психическим припадком Ивана. И что это объясняет?

Если же рассматривать эту часть исследования исключительно как патографию, то возникает неприятное чувство «подглядывания» в чужую медицинскую карту, какой-то неделикатности, а тут ещё и подробное описание сексуальной жизни писателя…

«Примирила» меня с книгой Ясперса вторая часть, посвящённая Гёльдерлину и Ван Гогу, настолько отличающаяся от первой, что впору усомнится, один ли человек писал всю книгу? Но объяснение простое: если к Стриндбергу Ясперс относится индифферентно, то Ван Гог его по-настоящему увлекает, «может быть, в первую очередь всей своей мировоззренческой, реализованной экзистенцией». Отсюда и пусть субъективное, но искреннее и вдохновенное повествование во второй части.

Здесь Ясперс прямо отмечает, что шизофренический процесс – это фактор, влияющий на творчество, но не его источник.

И делает замечание, которого я всегда интуитивно придерживалась и отстаивала, но из уст Ясперса оно звучит, конечно, гораздо убедительнее: болезнь творца не придает «больного» характера самому творению, даже если оно создано в период кризиса.

Поэтому меня коробят встречающиеся иногда высказывания о сумасшедших в произведениях Рюноскэ, Нерваля или душевнобольных героях Кафки и Достоевского.

Окончательная идея книги сформулирована в заключении: шизофрения как предпосылка современного искусства (тут надо отметить, что шизофрению Ясперс понимает в широком, я бы даже добавила хорошем смысле этого слова, как способность выйти за пределы своего «я»).

«Не может ли в такие времена шизофрения являться условием некой подлинности изображения?» Вывод Ясперса можно дополнить, с учетом характера современного искусства как «открытого», «необходимость» шизофрении можно распространить не только на творца, но и на читателя, слушателя, зрителя.

Представляется, что такой «особый взгляд» обусловлен профессиональными интересами Ясперса.

Вероятно, причина в другом: если в классическом искусстве предмет изображения – как правило, внешний мир (даже для произведений религиозного характера), то начиная с импрессионистов (хронология условна, как время возникновения общего явления, но были и более ранние отдельные примеры), основным объектом изображения становится внутренний мир художника. Поэтому современное искусство исключительно индивидуально, практически нет школ и течений, последователей и продолжателей. Одновременно меняется и восприятие искусства.
Хотя, возвращаясь к теме книги, может быть, для западной культуры просто наступило конечное состояние?

Источник: https://www.livelib.ru/author/8162-karl-yaspers

Карл Ясперс — Karl Jaspers

Карл Теодор Ясперс ( ; немецкий: [kaɐ̯l jaspɐs] ; 23 февраля 1883 — 26 февраля 1969) был немецко-швейцарский психиатр и философ , который оказал сильное влияние на современную теология , психиатрии и философии , После того , как обучение и практика психиатрии, Ясперс обратился к философскому исследованию и попытался открыть инновационную философскую систему . Он часто рассматривается как главный выразитель экзистенциализма в Германии, хотя он не принял метку.

биография

Ясперс родился в Ольденбурге в 1883 году мать из местных фермеров, и правоведа отца. Он показал ранний интерес к философии, но опыт его отцы с правовой системой , несомненно , повлиял на его решение изучать право в Гейдельбергском университете . Вскоре стало ясно , что Ясперс не особенно нравится закон, и он переключился на изучение медицины в 1902 году, защитив диссертацию о криминалистике. В 1910 году он женился на Гертруде Майер (1879-1974), сестре его близких друзей Густав Майер и Эрнст Майер.

Ясперс получил свою медицинскую степень доктора из Гейдельбергского университета медицинской школы в 1908 году и начал работать в психиатрической больнице в Гейдельберге под Ниссль , преемник Эмиль Крепелин и Карл Бонхёффера , и Карл Wilmans.

Ясперс стал недоволен тем , как медицинское сообщество времени приближенного к изучению психических заболеваний и дал себе задачу улучшения психиатрического подхода. В 1913 году Ясперс хабилитированный на философском факультете Гейдельбергского университета и получил там в 1914 году пост как психологии учителя.

Пост позже стал постоянным философским, и Ясперс никогда не вернулся в клиническую практику. За это время Ясперс был близким другом семьи Вебер ( Max Weber также проведя профессуру в Гейдельберге).

В 1921 году , в возрасте 38 лет , Ясперс отвернулись от психологии к философии , расширяясь на темы , которые он разработал в своих психиатрических работ. Он стал философом, в Германии и Европе .

После захвата нацистами власти в 1933 году Ясперс был рассмотрен иметь «еврейского заразу» ( jüdische Versippung , на жаргоне того времени) из — за своей еврейской женой, и был вынужден удалиться от преподавания в 1937 г. В 1938 г. он упал под запретом публикации , а также.

Многие из его давних друзей , явившись ему, однако, и он смог продолжить свои исследования и исследования , не будучи полностью изолированными.

Но он и его жена находились под постоянной угрозой удаления до концлагеря до 30 марта 1945 года, когда Гейдельберг был освобожден американскими войсками.

В 1948 году Ясперс переехал в Базельском университете в Швейцарии . Он оставался видным в философском сообществе и стал натурализованный гражданин Швейцарии не живет в Базеле до своей смерти на 90 — й день рождения своей жены в 1969 году.

Вклады в психиатрии

Недовольство Ясперса с популярным пониманием психических заболеваний привело его к вопросу как диагностические критерии и методы клинической психиатрии. Он опубликовал статью в 1910 году , в котором он затронул проблему ли паранойя была аспектом личности или результата биологических изменений.

Хотя это не протяжек новых идей, эта статья представила весьма необычный метод исследования, по крайней мере , в соответствии с нормами, преобладали. Не в отличие от Фрейда , Ясперс изучал пациент в деталях, давая биографическую информацию о пациентах, а также заметки о том , как сами пациенты чувствовали о своих симптомах.

Это стало известно как биографический метод и теперь образует опору психиатрических и , прежде всего психотерапевтической практику.

Карл Ясперс: Allgemeine Psychopathologie , первая печать 1913

Ясперс поставил свои взгляды на психическое заболевание в книге , которую он опубликовал в 1913 году, генерал психопатологии . Эта работа стала классической в психиатрической литературе и многие современные диагностические критерии вытекают из идей , найденных в нем.

Одним из центральных принципов Ясперса был то , что психиатры должны диагностировать симптомы психических заболеваний ( в частности , от психоза ) их формы , а не по содержанию . Например, в диагностике галлюцинации , более важно отметить , что человек испытывает визуальные явления , когда нет аккаунта сенсорных стимулов для них, чем заметить , что видит пациент.

То , что пациент видит это «содержание», но расхождение между зрительным восприятием и объективной реальностью является «формой».

Ясперс считал , что психиатры могут диагностировать бреда таким же образом. Он утверждал , что врачи не должны рассматривать убеждение бредовые на основе содержания веры, но только на основании того , каким образом пациент держит такое убеждение.

(См заблуждения для дальнейшего обсуждения.) Jaspers также различие между первичной и вторичной манией .

Он определил основные бредовые идеи , как автохтонным , что означает , что они возникают без видимой причины, появляясь непонятны с точки зрения нормального психического процесса.

(Это немного иное использование слова автохтонного , чем обычное медицинское или социологическое использование в качестве синонима для коренных.) Вторичный бред, с другой стороны, он определил как те , под влиянием фоном человека, ситуацией или психическим состоянием.

Ясперс считал первичной бредовыми , чтобы быть в конечном счете , «не-понятно» , так как он считал , не когерентный процесс рассуждения не существовал за их формированием. Это мнение вызвало некоторые споры, и подобный RD Laing и Бенталл (1999, стр.

133-135) критиковал его, подчеркнув , что эта позиция может привести терапевт в самодовольство при условии , что , потому что они не понимают пациента, пациент заблуждается и дальнейшее расследование со стороны терапевта не будет иметь никакого эффекта.

Например Huub Энгельс (2009) утверждает , что шизофреническое расстройство речи может быть понятно, как Эмиль Крепелин «s мечта речи понятно.

Вклад в философии и теологии

Большинство комментаторов связывают Ясперс с философией экзистенциализма , отчасти потому , что он рисует в основном на экзистенциалист корней Ницше и Кьеркегор , а отчасти потому , что тема личной свободы пронизывает его работу.

В философии (3 тома, 1932), Ясперс дал свое видение истории философии и представил свои основные темы.

Начиная с современной науки и эмпиризма, Ясперс указывает на то , что , как мы ставим под сомнение реальность, мы сталкиваемся границы, эмпирический (или научный) метод просто не может преодолеть.

На данный момент, человек стоит перед выбором: впасть в отчаяние и покорность, или взять прыжок веры к тому , что Ясперс называет трансцендентность . Делая это прыжок, люди противостоят их собственной безграничной свободе, которую Ясперс называет экзистенцию , и можно , наконец , испытать подлинное существование.

Превосходство ( в паре с термином охватывающим в более поздних работах) есть для Ясперса, которая существует за пределами мира времени и пространства.

Формулировка Ясперса Превосходства как конечной беспредметности (или не-вещь Ness) заставило многих философов утверждать , что в конечном счете, Ясперс стал монистом , хотя Ясперс сам постоянно подчеркивал необходимость признания действительности понятий как субъективности и объективности.

Несмотря на то, что он отверг явные религиозные доктрины, в том числе понятия личного Бога, Ясперс под влияние современного богословия в его философии трансцендентности и пределах человеческого опыта. Мистические христианские традиции повлияли Ясперс себя чрезвычайно, особенно те из Экхарта и Николая Кузанского .

Он также принял активное участие в восточных философиях, в частности , буддизм , и разработал теорию с осевым временем , в течение значительного философского и религиозного развития. Ясперс также вошел публичные дебаты с Бультман , в котором Ясперс округло критиковал «Бультман демифологизации » христианство.

(См Миф и христианство: Дознание в возможность религии без мифа — дебаты между Ясперса и Бультманом, полуденное Press, Нью — Йорк, 1958)

Ясперс писал о угрозе человеческой свободы , исходящей от современной науки и современных экономических и политических институтов.

Во время Второй мировой войны, он был вынужден отказаться от своей преподавательской должности , потому что его жена была еврейкой.

После войны он возобновил свою педагогическую позицию, и в его работе Вопрос о немецкой вине он невозмутимо осмотрел виновность Германии в целом в злодеяниях Гитлер «s Третьего рейха .

Следующая цитата о Второй мировой войны и ее зверствах использовали в конце шестого эпизода документального сериала BBC Нацисты: предупреждение от истории : «То , что произошло это предупреждение , чтобы забыть это чувство вины он должен.. быть постоянно помнить. это было возможно , чтобы это произошло, и остается возможным , чтобы это случилось снова в любую минуту. только в знании это может быть предотвращено.»

Основные работа Ясперса, длительная и подробная, может показаться сложной в их сложностях. Его последняя большая попытка систематической философии экзистенции — Von Der Wahrheit (On Truth) — до сих пор не появилась на английском языке.

Тем не менее, он также написал более короткие работы, прежде всего, философия для обывателя .

Два главных сторонники феноменологической герменевтики , а именно Поль Рикер (студент Ясперса) и Ханс-Георг Гадамер (преемник в Гейдельберге, как на показе Ясперс Ясперса) влияние в своих работах.

Политические взгляды

Ясперс отождествляется с либеральной политической философии Макса Вебера , хотя он отверг национализм Вебера. Он ценил гуманизм и космополитизм и, под влиянием Иммануила Канта , выступает за международную федерацию государств с общей конституцией, законами и международными судами.

Он решительно выступает против тоталитарной деспотии и предупредил о возрастающей тенденции к технократии , или режим , который рассматривает людей как простые инструменты науки или идеологических целей. Он также скептически относился к мажоритарной демократии.

Таким образом, он поддерживает форму правления, гарантирующей свободу личности и ограниченное правительство , и общее мнение Вебера о том , что демократия необходимо руководствоваться интеллектуальной элитой.

Влияния

Ясперс провел Кьеркегора и Ницше быть две из самых важных фигур в пост-кантовской философии. В своем сборнике, Великие Философы ( Die großen Philosophen ), он писал: «Я подхожу к презентации Кьеркегора с некоторым трепетом Далее Ницше, или , вернее, до Ницше, я считаю его самым важным мыслителем нашего поста. .

-Kantian возраст с Гете и Гегеля , эпоха достигла своего заключения, и наш преобладающий образ мышления — то есть, позитивистской , естественнонаучной один — не может действительно считаться философией «. Ясперс также вопросы , можно ли преподавался два философа.

Для Кьеркегора, по крайней мере, Ясперс считал , что весь метод Кьеркегора косвенной связи исключает любые попытки правильно излагать свою мысль в какой — либо систематического обучения.

Хотя Ясперс, несомненно , обязан Кьеркегора и Ницше, он также во многом более традиционные философы, особенно Канта и Платона. Вальтер Кауфман утверждает в От Шекспира до экзистенциализма , что, хотя Ясперс, несомненно , обязан Кьеркегора и Ницше, он был ближе всего к философии Канта.

Ясперс слишком часто рассматривается как наследник Ницше и Кьеркегора, которому он во многих отношениях менее близких, чем Кант … антиномии Канта и забота Канта с областью принятия, свободы и веры стали примером для Ясперса.

И даже, как Кант «должен был покончить со знанием, чтобы освободить место для веры,» Ясперс ценности Ницше в значительной мере потому, что он считает, что Ницше покончил со знанием, таким образом, освобождая место для „философской веры“ Ясперса …

Это подтверждается эссе Ясперса „О моей философии“: « В то время как я был еще в школе Спиноза . Был первым Кант затем стал философом для меня и осталось так … Ницше приобрел значение для меня только поздний как великолепного откровения нигилизма и задача преодоления «.

Источник: https://ru.qwe.wiki/wiki/Karl_Jaspers

Ссылка на основную публикацию