Концепция истории гегеля — студенческий портал

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) – представитель классической немецкой философии. Наибольшее влияние на его труды оказал Иммануил Кант.

С некоторыми суждениями своего предшественника Гегель был не согласен и старался опровергнуть их в своих работах.

Концепция истории Гегеля - Студенческий портал

Два немецких философа расходились в суждениях и о природе противоречий. Кант относился к противоречиям негативно. Для него это – источник заблуждений. Гегель называл противоречия критерием истины, а их отсутствие – критерием заблуждений.

Гегель все равно поддерживал идеи предшественника о свободе личности, уважал законы и видел в государстве источник разумного управления обществом. Оба мыслителя критиковали насилие и рабство, произвол и гнет. Кроме Канта, гуманистическая направленность гегелевских суждений опиралась на учения Декарта, Шеллинга и Дидро.

Тема Духа, которую подробно изучал Гегель, развивалась еще со времен Платона. Сам философ признавал, что на его суждения повлияли Прокл, Экхарт, Лейбниц, Руссо.

Суть философии немецкого мудреца

Философия Гегеля в своей основе опиралась на идею постепенного развития бытия. От бытия в себе (идея, разум) через бытие вне себя (природу) к бытию в себе и для себя (Духу).

В процессе саморазвития чистый разум – не реальная, а идеальная и логическая субстанция. Превратить субстанцию в субъект, бессознательный разум в самостоятельный разум, дух или абсолютный Дух является целью мирового процесса.

Субстанция выливается из первоначального состояния в качестве логической идеи в инобытие, природу, для достижения цели: осознание себя как единого и истинно действительного, понимание абсолютной истины какой она есть сама по себе и внутри себя.

Абсолютная Идея – основа мироздания. Природа не способна стать основой всего сущего, потому что является пассивной субстанцией, а Абсолютная Идея меняет ее, производя те или иные действия.

Окружающий мир, согласно гегелевской философии, можно познать с помощью инструмента познания – чувственного и рассудочного опыта. Противоречия являются критериями истины, и заблуждением является их отсутствие. Эти два суждения противоречили идеям Канта, который оказал сильное влияние на формирование мировоззрения германского мыслителя.

Диалектика и логика в трактовке Гегеля

Учение Георга Гегеля о диалектике оставило заметный вклад в философии. Немецкий мыслитель первый систематизировал диалектическое мышление и выделил три его закона. В своем труде философ пытался понять взаимосвязь между различными компонентами одного процесса.

Законы диалектики:

  1. Количественные изменения преобразуются в качественные. Основной закон диалектики.
  2. Закон двойного отрицания. В процессе развития объект вновь обретает старое качество, но теперь на высшей ступени развития
  3. Единство и борьбы противоположностей.

Начало гегелевской логики лежит в его диалектическом методе: если в рассуждениях исключить все мысли, имеющие какое-либо содержание, то останется неопределенное общее понятие, названное бытием, которое исключить уже нельзя. Бытие не имеет содержания и качества, следовательно, равно небытию. Так бытие переходит в небытие, и рассуждения о бытии приводят к противоположному.

Учение о логике представителя классической немецкой философии разделено на:

  • Учение о бытии. Исследует такие понятия как количество, качество и мера.
  • Учение о сущности. Объект изучения – явления, сущности и действительность.
  • Учение о понятии. Познание объективности, субъективности и идеи.

Философские размышления о природе и духе

В теории Гегеля об основе мира, Абсолютная Идея выражена безграничным духовным началом, условие существования и развития мира, человека и природы. Главная задача Абсолютной Идеи – самопознание.

Природа не способна являться Абсолютной идеей, она не станет основой всего сущего. Природа, согласно германскому философу, это пассивная субстанция. Сама по себе она не содержит активных действий. Первоначалом мира следует быть чему-то безликому, какой-то абсолютной духовной силе.

Гегелевская философия представляет путь идеи в ее инобытии. Природа в его учении предстает промежуточным звеном. Идея в своем развитии становится материальной природой, а затем развивается в дух, истинный и сознательный.

Философия о Духе одна из наиболее разработанных тем в трудах немецкого мыслителя.

Учение разделяется на три ступени: субъективный, объективный и абсолютный дух.

Кратко концепцию Гегеля можно выразить так: вначале, на определенной ступени развития природы, возник разумный человек. Сперва он живет в естественном состоянии, под влиянием природы, и подчиняется инстинктам. Человек и представляет собой субъективный дух.

Концепция истории Гегеля - Студенческий портал

В процессе развития человек признает других людей равными себе, начинает воспринимать их как духовных существ, к которым следует относиться с уважением. Приходит осознание, что свобода одного мыслящего существа заканчивается там, где начинается свобода другого. Эта ступень – объективный дух, жизнь людей в коллективе.

Абсолютный дух, третья ступень, единство субъективного и объективного. Дух освобождается от противоречий, примиряется с самим собой и постигает истинное, совершенное знание о себе.

Гегельянство – что это?

После смерти Георга Гегеля его последователи образовали школу, названную гегельянством. Единой школа оставалась недолго и вскоре разделилась на несколько направлений. Причиной разлада стали религиозно-богословские разногласия.

Гегель считал ортодоксальной созданную им философскую систему. Но некоторые представители его школы увидели в трудах философа низвержение государства и церкви, отвержение Бога и бессмертия человека. Началу этого положило сочинение Д. Штрауса «Жизнь Иисуса».

Школа распалась на тех, кто придерживался «классической» гегелевской философии и тех, кого увлекли левые взгляды. Последние были неоднородны и разделились на три группы: крайне левые (Бауэр, Фейербах), консервативные правые (Габлер, Гешель, Эрдман) и центральное крыло (Батке, Конради, Розенкранц).

Среди левых гегельянцев, которых прозвали младогегельянцами, было много критиков истории церкви, а также философов, критикующих религию.

Крайне левые гегельянцы пошли дальше других и расширили сферу изучения, кроме философских вопросов религии, на политические и социальные темы. Маркс трактовал философские идеи Гегеля в материалистическом ключе и взял ее за основу своей системы экономического материализма.

Концепция истории Гегеля - Студенческий портал

Приверженцы гегельянства оказали большое влияние на развитие науки, особенно на философию религии, историю философии, эстетику и философию истории.

Влияние Гегеля на западных и русских философов

Немецкий мыслитель стал предтечей концепции Модерна и модернизма. В трудах Гегеля описан ряд проблем, чья актуальность и сейчас неоспорима: отчуждение, социальная разобщенность, поиск свободы и внутренней гармонии. Некоторые исследователи творчества Гегеля отмечают его заметный вклад в формирование социальных наук.

Попытки немецкого философа соединить рациональное и идеалистическое начало нашли многих приверженцев, особенно на рубеже XIX-XX вв. В это время работы Гегеля были переведены на все основные европейские языки.

В России гегелевская философия сыграла немаловажную роль в культуре страны. В 30-40 годы XIX века многие образованные люди интересовались идеями Гегеля. Об этом спорили, читали многочисленные брошюры. Весь образованный свет был знаком со взглядами выдающегося немецкого мыслителя на темы философии, религии, эстетики, права и морали.

Особенностью русской философии является то, что участники двух противоположных течений русской общественно-философской мысли: западники и славянофилы, были хорошо осведомлены о философии Гегеля и черпали из нее свои идеи. Славянофилы разрабатывали его идеи со своей позиции. Самые видные представители западничества выросли на работах Гегеля.

Заслуги Гегеля в философии велики и его влияние на развитие человеческой истории трудно приуменьшить. Мыслитель занимался как вопросам религии, так и диалектики. А еще заложил основы социальных наук, которых в его время не существовало.

Источник: https://mystroimmir.ru/filosofiya/gegel.html

Философия истории гегеля

  • ФИЛОСОФИЯ  ИСТОРИИ  ГЕГЕЛЯ
  • Кузембаев  Арсен  Кинжигалеевич
  • студент  Оренбургского  государственного  университета,  РФ,  г.  Оренбург

Е-mail:  kuzembaev.arsen@yandex.ru

Завьялова  Галина  Ивановна

научный  руководитель,  доцент  Оренбургского  государственного  университета,  РФ,  г.  Оренбург

Невозможно  предположить,  каков  был  бы  ход  история,  не  существуя  такого  великого  мыслителя,  как  Георг  Вильгельм  Фридрих  Гегель,  который  по  эпохальности  своих  идей  равнозначен  трем  предшествующим  ему  корифеям  философской  мысли:  Платону,  Аристотелю  и  Иммануилу  Канту.

  Гегель,  по  праву,  считается  выдающимся  философом,  оставившим  после  себя  бесценный  материал  и  множество  последователей.  Философию  Георга  Гегеля  отличает  глубина  мысли,  своеобразное  видение  мировых  процессов.  Он  не  сбрасывал  со  счетов  суровую  действительность,  не  заслонял  её  субъективно-должным.

  Гегель  признавал  нечто,  что  сильнее  его,  что  заставляло  согласиться  с  закономерностью  и  рациональностью  происходящего.  Эту  имманентно  присущую  разумную  силу  мыслитель  именовал  мировым  духом,  в  котором  свобода  и  целесообразность  совпадают  и  образуют  единое  целое.

  В  этом  и  заключался  принцип  тождества  мышления  и  бытия,  откуда  произошел  знаменитый  тезис:  «что  разумно,  то  действительно,  и  что  действительно,  то  разумно».

Всякую  историческую  реальность,  рассматриваемую  через  призму  долженствования,  Гегель  подверг  критике  и  противопоставил  её  существующей  действительности.

  Критика  противопоставления  «сущего»  «должному»  является  одним  из  центральных  положений  всей  его  философии:  философия  познает  то,  что  есть,  а  то,  что  есть,  есть  разум.

  Но,  говоря  о  должном,  нельзя  не  упомянуть  о  том,  что  не  всякое  должное  отвергалось  немецким  философом;  а  только  субъективно-должное,  поскольку  именно  оно  не  считается  с  волей  мирового  разума.

  Объективно-должное  же  провозглашалось  сущим,  так  как  только  данные  устремления  будут  с  необходимостью  осуществлены  на  одном  из  исторических  этапов  становления  мирового  духа.  Таким  образом,  дух  в  себе  изначально  содержит  все,  в  том  числе  и  должное.

  В  историческом  процессе  нет  разрыва  между  должным  и  сущим  в  силу  того,  что  все  уже  свершилось  необходимым  образом.  Но  это  не  означает,  что  происходит  полное  снятие  противоположности  сущего  и  должного.  Эта  противоположность  возникает  на  каждом  этапе  исторического  процесса,  которая  снимается  посредством  борьбы. 

Если  мы  принимаем  за  аксиому  утверждение  о  предопределенности  исторического  процесса  мировым  духом,  для  нас  возникает  проблема  свободы.

  Понятие  свобода  у  Гегеля  относилось,  прежде  всего,  к  мировому  духу,  сущность  которого  —  его  деятельность,  заключающаяся  в  познании  свободы  самого  себя.  Каждый  представитель  человеческого  рода  суть  проявление  этого  духа.

  Для  индивидуума,  свобода  предстает  как  нечто  неотделимое  от  него  самого.  Гегель  утверждал,  что  свободны  все  люди  в  себе,  то  есть  человек  свободен  в  силу  уже  того,  что  он  —  человек.

  Но  этого  недостаточно,  необходимо  постижение  свободы  как  необходимости.  Другими  словами,  истинной  свободой  для  индивида  является  осмысление  цели  мирового  духа  как  собственной  цели.

Теперь  поподробнее  рассмотрим  этапы  исторического  развития  мирового  духа.  Поскольку  Гегель  является  вершиной  рационализма  западноевропейской  философии,  то  необходимо  указать  на  тот  факт,  что  мировой  дух  также  именуется  мировым  разумом,  так  как  его  целью  является  познание,  а  если  конкретно,  то  познание  своей  же  свободы.

  Реализуемая  в  истории  свобода  проходит  через  все  этапы  развития  и  возвращается  к  духу  в  познанном  состоянии.

  Некоторые  исследователи  творчества  Гегеля  усматривают  противоречие  между  его  философской  системой  и  диалектическим  методом,  то  есть  философия  немецкого  идеалиста  содержит  мысль  о  начале  и  конце  развития  мирового  духа  при  бесконечности  развития  принципа  диалектики.

Нужно  начать  с  того,  что  Гегель  отсчитывал  историю  с  момента  возникновения  государств.  А  первые  государства  образовались  на  востоке.

Читайте также:  Безналичные формы расчетов - структура российского рынка платежей и переводов

  Их  создание  он  связывал  с  возможностью  формирования  людьми  абстракций,  под  которыми  он  понимал  установление  законов,  что  является  первым  преодолением  произвола.

  Преодолением  произвола,  по  Гегелю,  служит  нравственное  начало,  но  в  восточном  мире  в  качестве  нравственности  выступает  закон,  подчиняющий  субъективную  волю  как  внешняя  сила.

  При  этом  нет  места  свободе  внутренней,  проявляющейся  как  убеждение,  совесть  и  т.  д.  То  есть,  нравственные  элементы  еще  не  отделились  от  положений,  носивших  принудительный  характер.  Это,  прежде  всего,  Гегель  связывал  с  единством  государства  и  религии.

Немецкий  философ  выразил  интересную  мысль  о  характеристике  восточного  мира:

«Нет  недостатка  в  воле,  требующей  нравственности,  но  нет  воли,  которая  осуществляет  её  потому,  что  она  внутренне  обязательна»  [1,  с.  155].

То  есть  на  Востоке  не  существовало  нравственности,  соблюдаемой  в  силу  свободного  обоснованного  самим  собой  выбора.

  Гегель  говорил,  что  свобода  —  это  совпадение  субстанциальной  свободы,  которая  является  в  себе  сущим  разумом  воли,  с  субъективной  свободой,  которая  означает  рефлексию  индивидуума  в  его  совести.

  «В  непосредственном  сознании  Востока  то  и  другое  нераздельно»  [1,  с.  148]. 

Немецкий  философ  утверждал,  что  восточный  деспотизм  —  необходимый  этап  исторического  процесса,  пришедший  на  смену  дикому  произволу.

  «  В  основе  этого  мира  лежит  непосредственное  сознание,  субстанциональная  духовность,  к  которой  субъективная  воля  относится,  прежде  всего,  как  вера,  доверие,  повиновение»  [1,  с.  148].

  Восточное  государство  строилось  целиком  на  субстанциональной  свободе,  но  при  этом  нивелировались  индивидуумы  и  их  субъективная  воля.

  Властитель,  стоящий  во  главе  государства,  являлся  еще  и  патриархом,  который  требовал,  чтобы  почиталось  как  субстанциональное,  так  и  нравственное  начало.  Все  было  заключено  в  руках  этого  властителя,  признанного  обладающим  субстанциональной  волей,  вне  которого  нет  ничего,  кроме  произвола.

Следующим  этапом  исторического  процесса  является  античный  мир,  который  разделяется  на  мир  греческий  и  римский.

Физические  свойства  греческого  мира,  а  именно  разнородность  и  дикость,  повлияли  на  характеристику  греческого  духа.

  Его  элементами  выступали  отсутствие  массового  единства  семейной  сплоченности  и  национальной  связи,  внутренние  духовные  силы  и  личное  мужество,  а  также  такое  важнейшее  качество  как  импульсивность.

  Именно  импульсивность  и  чувственность  дали  свободу  реализации  творчества  греческой  натуре,  способствовали  развитию  искусства  и  философии.  Грек  не  ставил  себя  в  центр  мира,  но  чувствовал  себя  элементом  этого  мира  наравне  с  природой.

  В  борьбе  с  ней  он  научился  прислушиваться,  удивляться  естественности,  начал  истолковывать  и  объяснять  природу  и  совершающиеся  изменения.  Указание  в  них  смысла  и  значения  являлось  не  объективной  мыслью  источника,  а  субъективным  делом  самого  субъекта. 

Следующим  этапом  на  пути  движения  духа  являлся  римский  мир,  который  реализовался  в  той  среде,  в  которой  погиб  мир  греческий.

  Рим  руководствовался  двумя  принципами:  политическая  всеобщность  для  себя  и  абстрактная  свобода  индивидуума.

  Данные  принципы  в  отличие  от  предыдущих  этапов  становления  духа  были  закреплены  и  разграничены  в  положительном  праве.  Римский  мир  стремился  к  абстрактной  всеобщности,  выражающейся  в  стремлении  к  господству. 

Конечным  этапом  реализации  свободы  мирового  духа  является  германский  мир.  Последним  периодом  он  является  в  силу  того,  что  смог  достичь  конечной  цели  мирового  духа,  так  как  стал  носителем  христианского  принципа.

  Понятие  истинной  свободы  было  олицетворено  с  этим  принципом,  поскольку  он  был  заложен  в  души  германских  народов  еще  на  раннем  этапе  его  развития.

  Особенность  германского  народа  состоит  в  том,  что,  в  отличие  от  греческого  и  римского  мира,  которые  лишь  достигнув  зрелости,  смогли  воспринять  великий  принцип  и  потянулись  за  пределы  своих  территорий  к  другим  крупным  державам,  он,  будучи  непросвещенным,  устремился  всей  своей  мощью  на  покорение  этих  великих,  но  уже  развращенных  государств.  И  лишь  после  свержения  этих  «колоссов  на  глиняных  ногах»  стало  возможно  собственное  развитие  германского  мира.  Благодаря  усвоению  и  преодолению  чужих  религий,  государственных  строев,  законодательств  и  культур,  внутренняя  цель  истории  доходит  до  полной  действительности.

  Общество  любого  из  этапов  движения  мирового  духа  разделяется  в  его  философии  истории  на  воспроизводящих  и  всемирноисторических  людей.

«Воспроизводящие  —  люди,  руководствующиеся  частными  интересами,  преследующие  свои  личные  цели.  Деятельность  этих  людей  «поддерживает»,  воспроизводит  общее,  то  есть  все  необходимые  для  общества  условия.  Без  их  деятельности  «общее»  осталось  бы  мёртвым,  абстрактным.

  Деятельность  «воспроизводящих  индивидов»  составляет  живую  основу  общества,  поскольку  благодаря  их  работе  сохраняется  и  воспроизводится  всё  созданное  человеком.  Ценность  индивидуума  состоит  в  том,  что  он  представляет  дух  народа,  участвует  в  созидании.

  Поступки  индивида  продиктованы  частными,  конечными  целями,  но  он  есть  мыслящее  существо,  поэтому  его  цели  пропитаны  также  всеобщими,  существенными  определениями  права,  долга…»  [2,  с.  164].

Но  также  нужно  взять  во  внимание  такое  понятие  как  «хитрость  разума».  То  есть,  какие  бы  цели  ни  преследовал  человек,  он,  de  facto,  останется  бессознательным  орудием  для  реализации  целей  мирового  духа.  Чтобы  преодолеть  бессознательное  подчинение,  необходимо  постижение  и  принятие  необходимости  как  собственной  свободы. 

Чтобы  объяснить,  что  собой  представляют  всемирноисторические  личности,  необходимо  первоначально  ознакомится  с  одним  моментом,  который  заключается  в  том,  что  каждому  индивиду  присущи  цели,  правила  и  намерения,  но  между  тем,  они  не  осуществлены  в  действительности.  Цели,  не  осуществленные  в  действительности,  имеют  сами  в  себе  потенциальную  силу  для  реализации.  Эта  заключенная  внутри  сила  должна  иметь  обнаружение  в  действии,  осуществление,  принципом  которого  является  воля,  деятельность  человека  вообще.

Гегель  утверждал  значимость  человеческих  интересов,  которые  он  именовал  страстью,  поэтому  индивидуум  отодвигает  остальные  стремления  на  задний  план  и  полностью  сосредотачивает  свое  внимание  на  реализации  определенной  цели.

  Более  того,  Гегель  сделал  вывод,  что  «ничто  великое  в  мире  не  совершалось  без  страсти»  [2,  с.  76].  Поскольку,  именно  движимые  страстью,  герои  вкладывают  всю  энергию  своей  воли  и  своего  характера,  жертвуя  всем  остальным,  даже  другими  целями,  хотя  и  менее  значимыми.

  Наличие  личной  убежденности  в  соучастии  со  страстью  выстраивает  личность,  которую  можно  назвать  всемирноисторической.  Герой  видит  два  мира:  один  в  действительности,  другой,  отличный  от  предыдущего,  в  сознании  духа.

  Руководимый  мировым  духом,  герой  претворяет  в  жизнь  всеобщую  цель,  осознавая  её  как  свою.  Исчерпав  свой  потенциал,  всемирноисторическая  личность  становится  бесполезной  для  исторического  процесса,  который  порой  беспощадно  поступает  с  ним.

  Гегель  привел  в  пример  несчастливую  судьбу  таких  великих  полководцев  как  Александра  Македонского,  Гая  Юлия  Цезаря  и  Наполеона  Бонапарта.  Каждого  из  этих  людей  ждала  неминуемая  участь:  ранняя  смерть  от  болезни,  заговор  или  ссылка. 

Возвращаясь  к  проблеме  свободы,  заметим,  что  Гегель  критически  рассматривал  концепцию  естественного  состояния,  и  утверждал,  что  невозможно  подумать,  что  существует  или  когда-то  существовало  такое  состояние.  Даже  если  предположить,  что  такое  возможно  в  действительности,  в  таком  случае  человек  не  ограничен  никакими  рамками:  ни  законом,  ни  нравственностью;  и  тогда  это  не  свобода,  а  вседозволенность.

«Свободу  понимают  превратно,  признавая  её  лишь  в  формальном,  субъективном  смысле,  не  принимая  её  существенных  предметов  и  целей;  таким  образом,  ограничение  влечения,  вожделения,  страсти,  принадлежащей  лишь  частному  лицу  как  таковому,  ограничение  произвола  принимается  за  ограничение  свободы»  [1,  с.  92]. 

По  Гегелю,  свобода  реализуется  лишь  в  государстве,  в  котором  объективная  и  субъективная  воля  примиряются  и  образуют  единое  невозмутимое  целое.

  Другими  словами,  закон,  являющийся  объективной,  и  в  то  же  время,  разумной  волей,  подчиняет  себе  интересы  частных  лиц  (субъективную  волю),  уничтожает  всякий  произвол  и  в  своем  единстве  образуют  государство. 

Эпоха  Гегеля  лишь  преддверие  к  тем  историческим  процессам,  случившимся  в  дальнейшем.  И  Гегель  внес  свой  неоценимый  вклад  в  эти  процессы.

  Можно  соглашаться  или  критиковать  философию  немецкого  идеалиста,  но  невозможно  не  уделять  ей  внимания,  ведь  за  тяжеловесностью  текстов  Гегеля  скрыты  логичность,  упорядоченность  мысли,  гениальные  прозрения.

  Отталкиваясь  от  философии  Гегеля,  возникли  новые  направления  философии,  способные  не  только  объяснять  мир  во  всем  его  многообразии,  но  и  изменять  его.

  И  в  настоящее  время  интерес  к  работам  немецкого  объективного  идеалиста  не  иссякает,  его  тексты  подвергаются  более  тщательному  изучению,  анализу  и  переосмыслению.  Всё  это  необходимо  для  поиска  решения  проблем,  поставленных  современным  быстроизменяющимся  миром.  Именно  по  этой  причине  философия  Гегеля  не  уйдет  в  небытие,  её  не  придадут  забвению,  ведь  именно  она  является  вершиной  рационалистической  мысли  западноевропейской  философии.

Список  литературы:

  1. Гегель  Георг  Вильгельм  Фридрих  Лекции  по  философии  истории  /  пер.  А.М.  Водена.  СПб:  Наука,  2000.  —  479  с.
  2. Овсянников  М.Ф  Гегель  1971.  —  223  с.
  3. Перов  Ю.В.,  Сергеев  К.А.  «Философия  истории»  Гегеля:  от  субстанции  к  историчности//  Г.В.Ф.  Гегель  Лекции  по  философии  истории.  СПб:  Наука,  2000.  —  479  с.

Источник: https://sibac.info/studconf/social/xxvii/40208

Гегелевская концепция истории философии

  • ¨ Задача превращения истории философии в науку
  • ¨ Проблема возможности истории философии
  • ¨ Предмет истории философии
  • ¨ Понятие развивающейся идеи
  • ¨ «В себе» и «для себя»
  • ¨ Понятие конкретности идеи
  • ¨ Логические и исторические ступени мысли
  • ¨ От абстрактного к конкретному
  • ¨ История философии как система развития идеи
  • ¨ Историко-философское резюме Гегеля
  • ¨ Философия как «субстанциальный дух ее эпохи»
  • ¨ Невозможность непредвзятой истории философии
  • ¨ Оценка философских учений по отношению всеобщему
  • ¨ Контрольные вопросы

Задача превращения истории философии в науку.Гегель был первым, кто попытался представить историю философии в качестве науки.

Научный подход подразумевает не просто собирание фактов в их случайной данности, но установление необходимой и закономерной связи между ними.

Как раз такой связи и не находили авторы «историй философии», излагавшие «мнения» философов. «Нет … недостатка в многотомных… историях философии, в которых нет познания самого предмета…» 1 — отмечал Гегель. То есть в них нет познания ни истории как связной последовательности, ни философии как выражения истины, а не мнений.

Обзоры многообразия философских учений, не притязающие на усмотрение смысла в этом многообразии, подрывают доверие к философии как науке. «…Преимущественно из истории философии черпают доказательство ничтожности этой науки» 2, — констатировал Гегель.

Научный интерес истории философии, по Гегелю, состоит в том, чтобы находить существенную связь между ранее возникшими философскими учениями и «той ступенью, которой философия достигла в настоящее время» 3. Гегель считал, что для обеспечения научности истории философии необходимо решить следующие задачи:

1) Определить сущность истории философии, а для этого нужно выяснить ее значение, понятие и цели. Тем самым определится и способ ее трактовки.

1 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 1. — СПб.: Наука, 1993. — С. 67.

2 Там же. — С. 66.

3 Там же. — С. 69.

2) Установить понятие самой философии. Это позволит выделить философию среди таких многообразных явлений духовной культуры, как религия, политическая история, искусство, наука и др.

Читайте также:  Умный дом - студенческий портал

3) Определить деление хода истории философии на необходимые периоды. Это деление должно показать историю философии органически прогрессирующим целым, разумной связью. «…Благодаря единственно лишь этому сама история философии приобретает достоинство науки» 1.

Проблема возможности истории философии.Однако возможна ли вообще история философии? Может показаться, будто само понятие об истории философии содержит в себе внутреннее противоречие.

Ведь философия должна выражать истину, а истина («идея», по Гегелю) неизменна. Значит, учение, выражающее истину, должно быть неизменно, т. е. оно не должно бы иметь историю.

Если разные мыслители высказывали бы не истину, а всего лишь мнения, то имелась бы не история философии, а всего лишь история произвольных мнений, нелепиц и заблуждений. Они не имели бы научной ценности, а были бы всего лишь предметом праздного любопытства.

Однако, по словам Гегеля, «философия есть объективная наука об истине, наука о ее необходимости, познание посредством понятий, а не мнение и не тканье паутины мнений» 2.

Вышеуказанное противоречие Гегель считал кажущимся. «…Многообразие философских систем не только не наносит ущерба самой философии… наоборот, такое многообразие было и есть безусловно необходимо для существования самой науки философии, это является ее существенной чертой» 3.

Предмет истории философии.«История философии есть история открытия мыслей об абсолютном, составляющем ее предмет» 4.

Понятие развивающейся идеи.

Чтобы понять, что множество философских учений — это необходимые ступени постижения истины, нужно предварительно уяснить два абстрактных понятия: понятие развития и понятие конкретного.

Можно даже свести дело к одному понятию, к понятию развития. В итоге у Гегеля оказывается, что разные философские учения — это необходимые ступени познания идеи.

По Гегелю, «…идея есть мысль в ее целостности и ее в себе и для себя сущем определении. Но идея есть, следовательно, истина, и единственно лишь она есть истина; существенная же черта природы идеи состоит в том, что она развивается и лишь через развитие постигает себя, — состоит в том, что она становится тем, что она есть» 5.

«В себе» и «для себя».Понятие развития Гегель пояснил при помощи понятий «в себе» и «для себя». Что они означают? Они означают два

1 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 1. — С. 74.

2 Там же. — С. 78.

3 Там же. — С. 83.

4 Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. — М., 1975. — С. 64.

5 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 1. — С. 85.

состояния: «одно есть… задаток, способность, в-себе-бытие (как я это называю), potentia δύναμις, второе есть для-себя-бытие, действительность (actus, ενέργεια)» 1. Короче говоря, это — возможность и действительность, потенция и акт.

Например, когда говорят, что человек от природы разумен, это не значит, что он рождается сразу разумным, но значит, что он имеет возможность стать разумным. Новорожденный имеет («в себе») возможность разума, которая может стать действительностью, т. е. осознанной («для себя») способностью. Развиваясь, человек становится (в действительности) тем, что он есть (в возможности).

Переход разумности от состояния «в себе» (возможности) к состоянию «для себя», к осознанию себя как действительности, представляет собой развитие.

В процессе развития то, что было «в себе» (в потенции), осуществляется. Так, семя содержит в себе возможность растения, а оно, осуществившись, дает плод и новое семя.

Цикл развития завершается возвратом к началу: «Зародыш хочет породить лишь самого себя, раскрыть то, что есть в нем, чтобы затем снова возвратиться к себе, снова возвратиться в то единство, из которого он изошел» 2.

Однако новое зерно — уже другой индивидуум, в царстве природы нет полного возврата к себе.

«В царстве духа дело обстоит иначе; он есть сознание… в нем начало и конец совпадают. …Дух, после того как он сделал себя иным, снова концентрируется в себя, снова возвращается в единство. …Благодаря этому дух находится у самого себя в своем другом» 3.

Для духа его былое остается с ним, не превращается в другой индивидуум. Выход духа к другому состоянию и возврат к своему началу (при сохранении другого в себе) Гегель считал «высшей абсолютной целью». В этом выходе к другому и возврате к себе дух отстраняется от себя, чтобы сделать себя предметом своего познания.

Познавая таким образом свои возможности (то, что было «в себе»), превращая их в действительность («для себя»), дух обогащается, развивается и «достигает своей свободы, ибо свободно то, что не имеет отношения к другому и не находится в зависимости от него».

Всякое другое оказывается собственным достоянием духа — значит, дух не зависит от чего-то другого как если бы оно было внешнее для него.

«…Деяние духа состоит в познании себя. Я существую, есмь непосредственно, но я существую так, лишь как живой организм; но как дух я есмь лишь постольку, поскольку я себя знаю. …Отличением меня от меня самого дух дает себе существование, полагает себя как внешнего самому себе…» 4

Понятие конкретности идеи.В-себе-бытие и для-себя-бытие — это абстрагированные друг от друга моменты одной и той же деятельности. Деятельность соединяет в себе возможность и действительность, «и это

1 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 1. — С. 85.

2 Там же. — С. 86.

3 Там же. — С. 87.

4 Там же. — С. 94.

единство различного и есть именно конкретное» 1. Сочетание понятий конкретного и развития дает Гегелю «движение конкретного».

По Гегелю, идея конкретна, поскольку «она есть единство различных определений». Ей присущи жизнь и духовность, она «движется внутри себя, развивается». Она есть «органическая система, целостность, содержащая в себе множество ступеней и моментов» 2.

Логические и исторические ступени мысли.Философия является познанием развития идеи. Она есть мышление посредством понятий, которое также развивается и воспроизводит в своем развитии ступени развития идеи. Таким образом, история философии представляет ступени познания идеи.

Ступени развития мысли выявляются двумя способами: логически и исторически. Во-первых, сама философия способна логически выводить последовательные формы мысли.

Во-вторых, эти ступени проявляются во времени в виде события, когда в том или ином месте, у того или иного народа, при определенных обстоятельствах появляются те или иные философские учения, которые и являют собой историю философии.

Гегель полагал, что «последовательность систем философии в истории та же самая, что и последовательность в выведении логических определений идеи» 3.

От абстрактного к конкретному.Гегель отмечал, что истории философии, как и всякому процессу развития, свойственна следующая закономерность: ранние ступени развития наиболее абстрактны, бедны содержанием, а поздние ступени более конкретны и богаты определениями.

История философии как система развития идеи.История философии представляет собой процесс нахождения и осуществления мыслью самой себя. Лишь в этом процессе философская мысль существует и является действительной. «Системы философии суть эти акты порождения…» 4

Однако простой взгляд на множество философских учений не видит в этом множестве единства. Для того, чтобы усмотреть в истории поступательное движение философии, нужно предварительно познать идею.

Иначе «глазу, лишенному руководящей идеи», история философии «представляется лишь беспорядочным собранием мнений». Но собрание мнений не является научной историей философии. «…

Лишь та история философии заслуживает название науки, которая понимается как система развития идеи; собрание разрозненных знаний не составляет науки…» 5

«Философия, таким образом, есть развивающаяся система, и такова также история философии; это — тот основной пункт, то основное понятие, которое выяснит нам даваемое мною изложение этой истории» 6.

1 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 1. — С. 88.

2 Там же. — С. 90.

3 Там же. — С. 92.

4 Там же. — С. 72.

5 Там же. — С. 93.

6 Там же. — С. 91.

Историко-философское резюме Гегеля.Из своих рассуждений Гегель сделал следующие выводы: 1) Философия, не достигшая полноты познания идеи, является лишь преходящей формой развития. 2) Каждая система философии возникла по необходимости и сохраняет свое значение в философии как момент единого целого.

Со временем опровергается не принцип той или иной философии, а только предположение, что данный принцип является окончательным и абсолютным. 3) Каждый принцип господствовал в свою эпоху.

4) Хотя философское знание исторически изменяется, содержанием этой истории являются научные продукты разума, имеющие непреходящее значение.

Философия как «субстанциальный дух ее эпохи».Историческое развитие философского знания происходит не в мышлении индивидуума, а во всеобщем духе. Оно воплощается «во всем богатстве своих форм во всемирной истории. В этом процессе развития…

данный народ и данное время выражают лишь данную форму, …более же высокая ступень появляется, напротив того, спустя много веков у другого народа» 1. Духовное наследие предшественников является основой духовной жизни для последующих поколений.

Современная философия с необходимостью вытекает из предшествующей.

Каждая система философии «отображает особенную ступень развития, принадлежит своей эпохе и разделяет с нею ее ограниченность», являя собой «звено всей цепи духовного развития». Философия, по Гегелю, «представляет собою субстанциальный дух ее эпохи» 2.

Невозможность непредвзятой истории философии.Гегель полагал, что нельзя создать совершенно «непредвзятую» историю философии.

Ведь нужно сначала теоретически постичь «идею», чтобы установить закономерную последовательность философских систем согласно идее.

Поэтому Гегель отвергал «требование, чтобы историк философии не имел собственной системы, ничего не привносил от себя и не произносил суда над излагаемыми им учениями» и утверждал, что «история философии… не может излагаться без собственного суждения историка» 3.

Оценка философских учений по отношению всеобщему.Историко-философское исследование требует не только излагать философские учения в их последовательности, но и оценивать их значение. Такие оценки возможны только благодаря соотнесению данной философии со всем философским процессом в целом.

По словам Гегеля, «дух требует, чтобы он получил общее представление о цели и назначении целого… ибо отдельные части обладают на самом деле своей главной ценностью лишь через их отношение к целому. …

История кажется на первый взгляд последовательным рядом случайных событий, в котором каждый факт стоит сам по себе, совершенно изолированно от других, и она показывает нам лишь временную

1 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 1. — С. 95.

2 Там же. — С. 111.

3 Там же. — С. 159.

связь между ними. …Значительное в истории значительно лишь благодаря своему отношению к некоему всеобщему и своей связи с ним. Иметь перед своими глазами это всеобщее означает поэтому понять смысл» 1.

  1. Несмотря на то, что гегелевская историко-философская концепция в дальнейшем многократно подвергалась критике, она сыграла выдающуюся роль как первая и потому «образцовая» попытка систематического изложения истории философии.
  2. Контрольные вопросы
  3. Почему Гегель утверждал, что «преимущественно из истории философии черпают доказательство ничтожности этой науки»?
  4. Какие задачи, согласно Гегелю, должна решать история философии как наука?
  5. В чем состоит, по Гегелю, кажущееся противоречие между философией и историей философии?
  6. Что такое «идея», по Гегелю?
  7. Как Гегель объяснял процесс развития при помощи понятий «в себе» и «для себя»?
  8. Что, по Гегелю, является «высшей абсолютной целью» духа?
  9. Каким образом, по Гегелю, дух дает существование и свободу самому себе?
  10. В чем, по Гегелю, состоит конкретность идеи?
  11. Как у Гегеля соотносятся логический и исторический аспекты истории философии?
  12. Что значит, по Гегелю, историческое движение философии от абстрактного к конкретному?
  13. Возможно ли, по мнению Гегеля, непредвзятое научное исследование истории философии (без предопределенной идеи)?
  14. В чем, согласно Гегелю, состоит относительность и абсолютность философских учений, появлявшихся на протяжении истории?
  15. Каков смысл тезиса Гегеля о том, что философия «представляет собою субстанциальный дух ее эпохи»?
  16. На чем, с точки зрения Гегеля, должны основываться оценки значения философских учений?
  17. В чем заключается значение гегелевской истории философии?
Читайте также:  Анализ численности персонала - оценка состояния структуры и изучение движения

1 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 1. — С. 73.



Источник: https://infopedia.su/13xd03e.html

Философио.Ру

Философско-историческая концепция изложена Гегелем в курсе лекций под названием «Философия всемирной истории». Сфера истории — это сфера объективного духа, по терминологии Гегеля.
Объективный дух выступает в форме права, морали и нравственности, а нравственность, в свою очередь, объективируется через семью, гражданское общество и государство.

Понятие «всемирной истории» впервые появляется у Гегеля как один из моментов в характеристике государства.
Высшей ступенью познания истории Гегель считает философское её постижение. Философское — значит разумное. Разум правит в мире, а значит и в истории. Реальный исторический процесс разумен.

Лишь приняв эту установку, мы сможем адекватно постичь тайну истории.

Сущность истории Гегель выявляет в схеме целесообразной деятельности: «цель — средство — результат» Она сложна и реализуется на трех уровнях:

* История как сфера индивидуальной человеческой деятельности.
* История как национально-историческая форма жизнедеятельности людей.

* Собственно всемирная история.

Всемирная история совершается в сфере духа. Дух, в противоположность природе, — это свобода. Поэтому история есть прогресс в сознании свободы. Что бы в истории не происходило, что бы индивиды ни делали, свобода есть та конечная цель, к которой направляется работа всемирной истории.

Начало истории, по Гегелю, характеризуется деятельностью индивидов, которые руководствуются интересами, страстями и т.п. Но поскольку история разумна, она все эти аффектные действия пытается оразумить и для этого выбирает в качестве орудия великих личностей. Гегель называет имена Александра Македонского, Цезаря, Лютера.

Первый взгляд на историю как арену деятельности великих личностей не дает ответа на многие вопросы, в частности, на вопрос о разумности истории. Поэтому, Гегель предлагает второй, более конкретный уровень рефлексии.
На этом уровне центральным понятием является понятие «народного духа».

Свобода здесь понимается в контексте национальных особенностей. Средством реализации свободы выступает государство.

И, наконец, третий уровень исторической рефлексии — история как всемирная история. Орудием истории выступает не отдельная личность, а всемирно исторические народы. Гегель выделяет три этапа мировой истории:

* Период погружения духа в естественность.
* Период сознания свободы.

  • * Период возвышения свободы до её чистой всеобщности.
  • «Философия истории» Гегеля — первое произведение, в котором философия и история не просто соединены, а взаимно раскрывают друг друга.

Источник: https://www.filosofio.ru/filosofiya-gegelya/filosofiya-istorii-gegelya.html

Читать

Предисловие

Михаилу Александровичу ЛИФШИЦУ в знак уважения и дружбы посвящается

Эта книга была завершена поздней осенью 1938 г. Разразившаяся вскоре война отодвинула на многие годы ее издание. Когда в 1947–1948 гг. оно оказалось возможным, я подверг текст основательной переработке.

Только чрезвычайная занятость помешала мне более полно учесть литературу о Гегеле, появившуюся после 1938 г.

Рукопись была еще раз просмотрена для нового издания в ГДР, в котором, помимо стилистических исправлений, почти нет изменений.

Читатель найдет во введении подробные сведения о методологии, которой автор руководствовался. В этом отношении я не вижу оснований пересматривать свои взгляды шестнадцатилетней давности.

Предпринятые во Франции попытки «модернизировать» Гегеля в экзистенциалистски-иррационалистическом плане — как это сделано, например, в известной книге Ипполита — не дают и малейшего повода для того, чтобы изменить мое изложение или хотя бы дополнить его.

Принципиальная критика гегельянства эпохи империализма касается и попыток дать новую интерпретацию Гегеля, хотя, само собой разумеется, внешние и внутренние условия «гегелевского ренессанса» во Франции не могут не отличаться, причем значительно, от немецких условий.

Для немецких читателей моих произведений, написанных позже, следует прибавить несколько кратких замечаний. Анализ развития молодого Гегеля во многих отношениях дополняет то, что я пытался сформулировать в других исследованиях, посвященных истории немецкой философии и литературы.

Этот анализ противостоит: «классическому» периоду иррационализма, который я исследую в своей книге «Разрушение разума». В ней я анализирую борьбу Шеллинга и его последователей.

В настоящей книге критика и преодоление Гегелем иррационализма — правда, лишь в форме негативно-критической идеи обоснования нового, диалектико-исторического метода предстает как продолжение; этой борьбы.

Обе книги дополняют друг друга и в более глубоком смысле.

Только в специальном исследовании о Гегеле действительно можно раскрыть, почему именно его философия стала могучим противником иррационалистов этого периода, почему последние по праву боролись с Гегелем как с самым глубоким представителем философии буржуазного прогресса своего времени, почему их критика диалектики историзма могла найти в идеалистических ошибках и ограниченности Гегеля реальные точки опоры и основания, чтобы стать относительно обоснованной.

Описание и критика процесса развития взглядов молодого Гегеля позволяют понять, почему из философии Ницше после того, как научный социализм выступил в качестве главного противника иррационализма, должны были исчезнуть даже наме-ки на философскую основательность, которыми еще обладал иррационализм эпохи молодого Шеллинга. Для того, чтобы полностью понять не только непосредственную, но и опосредованную роль Маркса в развитии немецкой мысли, необходимо достичь подлинного знания философии Гегеля, ее величия и ее ограниченности.

Не менее важным является этот вопрос для понимания немецкой литературы ее расцвета. В своих исследованиях Гельдер-лина, Гейне и прежде всего «Фауста» Гете, я показал эту связь, существовавшую в немецкой поэзии.

В данной книге центральным пунктом рассмотрения является «Феноменология духа», причем здесь также прослеживается глубокое идейное родство с «Фаустом», и внимательный читатель получит, возможно, небесполезное дополнение к ранее опубликованному анализу гетев-ского произведения, дополнение, в котором акценты, естественно, расставлены иначе.

Если мы рассмотрим весь комплекс проблем прогрессивной немецкой литературы, то увидим аналогичную ситуацию. Идеологическое сведение счетов с реакционной романтикой является центральным вопросом всей истории немецкой литературы.

Известно, что представители романтизма прославлялись тем безмернее, чем реакционнее они были.

История немецкой литературы периода империализма, когда она не выступала открыто и воинствующе-реакционно, пыталась скрыть противоположность немецкой классики и романтики, поэтому теоретическое воссоздание действительного положения дел является важной научной задачей.

Эта задача приобретает и общее культурно-политическое значение.

В то время когда немецкий народ ищет свой путь развития, когда значительная часть немецкой интеллигенции еще не решила, к какому направлению — передовому или отжившему — она примкнет, правильное понимание духовной борьбы прошлого способствует одновременно и выбору ориентира для будущего.

Автор всегда стремился содействовать своими философскими и историко-литературными трудами решению связанных с этим важных проблем. Он полагает, что осмысление как самой философии Гегеля, так и ее отношения к прогрессивным и реакционным тенденциям своего времени может способствовать более глубокому пониманию актуальных проблем современности.

В подобных идеологических столкновениях вопрос об отношении к Марксу играет решающую роль. Важно не только отношение к Марксу как мыслителю и политику, философу, экономисту и историку, но понимание того, что значил и значит Маркс для немецкой культуры.

Около 30 лет назад Томас Манн писал: «Я говорил, что лишь тогда в Германии дела обстояли бы хорошо и она нашла бы себя, если бы Карл Маркс прочитал Фридриха Гельдерлина, эта встреча могла бы состояться лишь мысленно.

Я забыл добавить, что односторонность такого ознакомления была бы неплодотворной» [1]: Данная культурная программа уже сама по себе многообещающая — в особенности если удастся восстановить подлинного Гельдерлина — и автор в этой книге, и в других работах стремится к этому.

Но было бы опасной иллюзией считать, что эта программа, хотя бы в небольшой степени, уже нашла свое претворение в немецком народе. И то, что Маркс выпал из культурного сознания широких слоев Германии есть проявление ее чудовищной слабости, сказывающееся ежедневно и ежечасно во всех областях жизни.

Немецкий народ в силу объективных условий обладает менее прочными революционными традициями по сравнению с другими нациями, он не может позволить себе роскошь отказаться от своей главной ценности.

Многие пути ведут к осуществлению этой цели. Один из них — показать специфически немецкие истоки творчества Маркса, и тем самым раскрыть, насколько глубоко он связан с прогрессивным развитием Германии от Лессинга до Гейне, от Лейбница до Гегеля и Фейербаха, насколько глубоко немецким — от архитектоники его. мыслей до языка — является все его творчество.

Правильный исторический анализ философии Гегеля, с самого начала рассматривающий и истолковывающий его в перспективе Маркса, также может внести свою лепту в решение этой задачи.

Разумеется, данная книга — в первую очередь научное исследование философских и историко-философских фактов и взаимосвязей. Ее ценность зависит от того, насколько удалось внести ясность в эти вопросы в сравнении с тем, что сделано до сих пор. Никакое познание, однако, не может быть изолированным.

Для правильного понимания развития взглядов Гегеля необходимо решить вопросы, которые мы только что вкратце обрисовали, и данная книга стремится содействовать их уяснению. Удачна или неудачна эта попытка — судить не автору. Но его долг — открыто сказать читателю о своих намерениях.

Будапешт, январь 1954.

Введение

История возникновения и развития классической немецкой философии — важная, до конца еще не изученная задача марксистской истории философии.

Хотя классики марксизма неоднократно указывали на чрезвычайную важность этой проблемы, хотя Энгельс причислял Канта, Фихте и Гегеля к философским предшественникам революционного рабочего движения, хотя Маркс, Энгельс и Ленин блестяще исследовали основные вопросы всего комплекса этих проблем в различных по своему содержанию работах, этап этот изучен далеко не достаточно.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=239363&p=16

Ссылка на основную публикацию