И. Кант. формы и границы познания — биография и учения философа, афоризмы

Кант полагал, что нашему сознанию присущи априорные (доопытные) формы чувственного созерцания, априорные формы (понятия) рассудка, а также априорные формы связи чувственного многообразия и понятий рассудка. Наряду с эмпирическим (опытным) источником познания мыслитель, таким образом, признавал и априорный (предшествующий опыту).

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Доопытные формы чувственного созерцания – это пространство и время. Они, по Канту, отнюдь не формы бытия вещей, а те субъективные формы чувственности человека, которыми он изначально наделен.Иоанн Дамаскин - Студенческий портал

Мыслитель писал: “Пространство есть необходимое априорное представление, лежащее в основе всех внешних созерцаний.

Никогда нельзя себе представить отсутствие пространства, хотя нетрудно представить отсутствие предметов в нем.

Поэтому пространство следует рассматривать как условие возможности явлений, а не как зависящее от них определение; оно есть априорное представление, необходимым образом лежащее в основе внешних явлений».

Аналогичным образом, приписывая времени априорность, Кант подчеркивал: «Время не есть нечто такое, что существовало бы само по себе или было бы присуще вещам как объективное определение и, стало быть, оставалось бы, если отвлечься от всех субъективных условий созерцания вещей». При этом он уточнял: «Время есть не что иное, как форма внутреннего чувства, т.е. созерцания нас самих и нашего внутреннего состояния».

Априорными формами (понятиями) рассудка Кант считал категории. Мыслитель полагал, что они не являются отражением содержания, найденного в чувственном опыте, и представляют собой формы, под которые рассудок подводит доставляемый чувственностью материал.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Рене Декарт - детство и юность, становление философской системы и краткое описание жизненного пути

Оценим за полчаса!

По Канту эти формы (категории), которыми наделен рассудок, не развиваются и почти не связаны между собой переходами. Мыслитель выделял 12 категорий, сведенных в четыре группы: количества, качества, отношения и модальности.

Он был убежден, словом, в том, что рассудок, упорядочивая восприятия человека, подводит их под эти всеобщие и необходимые формы, чем обусловливается объективность знания.

Априоризм Канта проявился и в том, как он трактовал «механизм» получения знаний. С его точки зрения, их выработка состоит в синтезе ощущений с понятиями рассудка.

Причем, разнообразие чувственных созерцаний превращается при помощи априорных форм рассудка в единство.

Высшим условием достижения этого единства, по Канту, также служит априорность: наличие в самом самосознании субъекта единства, которое предшествует возможности всякого соединения чувственных созерцаний.

Как видим, Кант, развивая идеи теории познания, исследует познавательные особенности субъекта, а не как было принято до этого, постигаемого объекта. И в данном случае в центре его внимания — акт самосознания субъекта. Причем, единство самосознания состоит в том, что человек не может жить, находясь в противоречии с самим собой.

Мыслитель рассматривал все, находящееся за пределами опыта, в качестве умопостигаемого мира, доступного только разуму. Именно разум руководит деятельностью рассудка, является высшей способностью субъекта.

По Канту, разум опирается на антиномии, т.е. взаимоисключающие друг друга суждения.

Иными словами, мы с одинаковым успехом можем доказать прямо противоположные утверждения: об ограниченности и неограниченности мира во времени и пространстве; о том, что все в мире состоит из простого и — что нет ничего простого, всё сложно; о том, что в мире существует свобода и — никакой свободы нет (все совершается по законам природы); о том, что Бог есть безусловная сущность мира и — Бога в мире нет.

Следовательно, утверждал Кант, разум по своей природе противоречив.

Вместе с тем философ полагал: эти противоречия основаны на стремлении исходить из ложной мысли о том, что мир как безусловное целое является предметом умозрительного теоретического познания.

Все противоречивые суждения о нем, по мысли Канта, отпадают, если учесть, что мир в качестве безусловного целого представляет собой непознаваемую «вещь в себе».

Если мир «вещей в себе» (или точнее, «вещей самих по себе») недоступен ни для чувственности, ни для теоретического разума, науки, то это, как уже отмечалось, не означает, что познающий субъект полностью лишен возможности знать о нем что-либо.

Кант рассматривал человека как жителя двух миров: чувственно-воспринимаемого и умопостигаемого. В первом мире человек подчинен законам природы, а во втором — свободен, т.е. независим от причин чувственно-воспринимаемого мира.

Знание о мире свободы (умопостигаемом мире) открывается практическому разуму, движущей силой которого является воля.

По Канту, воля «автономна» («самозаконна»): жизнь разумной личности предполагает следование некоторым самостоятельно выдвигаемым установкам, правилам. Они выступают в качестве императивов (повелений). Например: «Не бери денег в долг», “не кури” и т.д.

Однако, наряду с этими условными императивами, Кант выделял и безусловный, являющийся правилом поведения, обязательным для всех людей.

Мыслитель считал, что такое всеобщее правило (категорический императив) может быть построено подобно правилам математики – на чисто формальной основе.

С точки зрения Канта, речь должна идти о высшем нравственном законе как категорическом императиве.

Философ дает несколько формулировок императива, в основе которых мысль его о всеобщем характере: поступай лишь согласно тому правилу, следуя которому ты можешь вместе с тем (без внутреннего противоречия) хотеть, чтобы оно стало всеобщим законом.

Уточняя свою позицию, Кант привел такую формулировку категорического императива: поступай так, чтобы человечество и в твоем лице, и в лице всякого другого всегда рассматривалось тобою как цель и никогда только как средство.

Как видим, Кант апеллирует к долгу человека поступать соответствующим образом. Словом, нравственный закон построен не только на естественном человеческом характере. Он основывается и на долге, следование которому вытекает из того, что человек является существом, способным к свободному решению. И этим, по Канту, человек возвышается над природой.

Источник: https://students-library.com/library/read/18756-teoria-poznania-kanta-apriornye-formy-poznania-ves-v-sebe-i-avlenie-antinomii-razuma

Учение и. канта о познании

Немецкая классическая философия – завершающий этап в развитии европейской классической философии. Классический этап европейской философии (в широком смысле слова — V в до н.э – XIX в.н.э.

) при всем многообразии исторических форм и теоретических моделей философствования имеет одну общую фундаментальную черту. Это – полагание разума в качестве приоритетной характеристики человека.

Традиции рационализма продолжают и представители немецкой классики: Кант, Гегель, Фейербах.

Кант осуществил переворот в постановке и решении философских проблем. Он делает предметомфилософии специфику познающего субъекта, переосмысливает само понятие субъекта и впервые в философии ставит вопрос о всеобщности субъекта.

В самом субъекте познания Кант различает два уровня: 1) эмпирический (опытный) – это индивидуально-психологические особенности человека; 2) трансцендентальный(находящийся по ту сторону опыта) – надиндивидуальное начало в человеке, т.е. всеобщие определения человека как такового, человека как представителя человечества.

Одна из основных проблем его «Критики чистого разума» – как возможно достоверное научное знание. Достоверное знание – объективное знание. Объективность знанияобусловливается, по Канту, структурой познающего субъекта.

Кант выделяет три познавательных способности человека: чувственность, рассудок, разум.

Познающему субъекту по природе присущи некоторые доопытные (априорные) формы, из самой действительности не выводимые: это формы чувственности (пространство и время) и формы рассудка (понятия и категории).

Пространство и время, по Канту, – это не формы бытия вещей, существующих не зависимо от нашего сознания, а напротив, субъективные формы чувственности человека, изначально присущие человеку как представителю человечества.

Пространство и время создают предпосылки для достоверного математического знания. Реализация же этих предпосылок в действительности осуществляется на основе деятельности второй познавательной способности – рассудка.Рассудок – это мышление, оперирующее понятиями и категориями.

Он выполняет функцию подведения многообразного чувственного материала, организованного с помощью доопытных форм чувственности, под единство понятий и категорий. Не предметы являются источником знаний о них в виде понятий и категорий, а, напротив, формы рассудка – понятия и категории – конструируют предметы.

Поэтому предметы и согласуются с нашими знаниями о них (а не наше знание с предметами – в этом, по Канту, и состоит смысл совершенного им коперниканского переворота в теории познания). Таким образом, мы можем познать только то, что создали сами,– считает Кант.

Понятия и категории носят всеобщий и необходимый характер, не зависящий от индивидуального сознания. Поэтому знание, основанное на них, приобретает всеобщий характер.

Теорию познания Канта можно представить следующим образом:

Существуют вещи сами по себе. Они воздействуют на органы чувств человека, возникает хаос ощущений. Этот хаос ощущений упорядочивается априорными формами чувственности – пространством и временем, так возникает мир явлений, т.е.

мир, каким он существует в сознании субъекта, формируются восприятия, которые носят субъективный индивидуальный характер.

Деятельность рассудка на основе форм мышления – понятий и категорий – придаёт этим восприятиям всеобщий и необходимый характер.

Кант считал, что у человека нет средства сопоставить «вещи сами по себе» и явления. Отсюда – вывод об ограниченности познавательных возможностей форм чувственности и форм рассудка. Им доступен только мир опыта. Всё, что находится за пределами опыта – умопостигаемый мир – может быть доступен только разуму.

Разум – это высшая способность субъекта. Разум руководит деятельностью рассудка, ставит перед ним цели. Он оперирует идеями. Идеи для Канта – это представление о цели, к которой стремится наше познание, о задачах, которые оно ставит перед собой. Идеи разума выполняют регулирующую функцию в познании, побуждая рассудок к деятельности.

Побуждаемый разумом, рассудок стремится к абсолютному знанию и выходит за пределы опыта. Но его средства – понятия и категории – действуют только в этих пределах. Поэтому рассудок впадает в иллюзию и запутывается в противоречиях. По мнению Канта, все человеческое знание ограничено лишь феноменами, а сущность предметов человеку недоступна.

Такая позиция называется агностицизмом.

Этическое учение Канта – это сфера не теоретического, а практического разума. Кант ставил перед собой задачу обосновать возможность абсолютно безусловного (совершенно не зависимого от эмпирических обстоятельств) нравственного поведения человека. Человек как свободное существо, по Канту, должен быть автономен (греч.

: авто – сам, номос – закон: сам себе дающий закон) в своих решениях. Моральный закон, по Канту, есть закон свободы. Он не должен зависеть ни от внешних авторитетов, ни внешних условий, ни от личных склонностей самого человека.

Моральный закон должен быть всеобщим (знаменитый категорический императив Канта – «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».

Кант утверждает: «Относись к другому только так, как ты хотел бы, чтобы он относился к тебе». Человек должен рассматриваться только как цель (и никогда как средство). Кантовская этика есть этика долга («Ты можешь, ибо ты должен»). Единственным основанием поступков, соответствующих достоинству человека как свободного существа, Кант считает требование долга.

Источник: https://megaobuchalka.ru/8/27790.html

Проблемы границ научного познания в философии И. Канта

Немецкая философия второй половины XVIII — первой половины XIX вв., вошедшая в историю мировой философии под названием классической, начинается с Иммануила Канта (1724 — 1804). Его философское творчество традиционно делят на два приода: докритический и критический.

Читайте также:  Истоки и начала русской философии - история и основные этапы развития

В наиболее значимой работе докритического периода “Всеобщая естественная история и теория неба” (1775) Кант сформулировал мысль, которая позднее в западноевропейской науке оформилась в некую “коллективную” теорию — гипотезу Канта-Лапласа. Это была мысль о естественном происхождении Вселенной под действием динамических сил из первоначальной газовой туманности.

В этой же теории он развил идею о целостности устройства мироздания, наличии в нем законов взаимосвязи небесных тел, в совокупности своей образующих единую систему. Такое предположение позволило Канту сделать научное предсказание о наличии в Солнечной системе еще неоткрытых планет.

В век господства механицизма Кант одним из первых среди философов попытался построить картину подвижного, динамичного, эволюционного мира.

Докритический период явился как бы подготовительным этапом к критическому периоду — уже в то время Кантом вынашивались бессмертные идеи, вошедшие впоследствии в классику мировой философии и составившие, по оценке самого Канта, “коперникианский переворот” в философии. Основные идеи критического периода, помимо “Критики чистого разума” (1781) изложены в таких трудах, как “Критика практического разума” (1786), “Основы метафизики нравственности” (1785), “Критика способности суждения” (1790) и ряде других.

Кант показал, что если человек с его разумом начинает рассуждать о всеобщем, выходящем за пределы его конечного опыта, то он с неизбежностью впадает в противоречия.

Антиномичность разума означает, что противоречащие друг другу утверждения могут быть с равным успехом либо оба доказуемы, либо оба недоказуемы. Всеобщие утверждения о мире в целом, о Боге, о свободе Кант сформулировал в антиномичной форме тезисов и антитезисов в своей работе “Критика чистого разума” .

Формулируя и решая эти антиномии разума, Кант выявил особую категорию всеобщих понятий. Чистый, или теоретический, разум вырабатывает такие понятия, как “Бог”, “мир как целое”, “свобода” и др.

Антиномии разума решаются Кантом путем различения мира явлений и мира вещей в себе. Кант предлагает метод двойственного рассмотрения, который он назвал экспериментальным методом в философии. Каждый предмет нужно рассматривать двойственно — как элемент мира причинно-следственных связей, или мира явлений, как элемент мира свободы, или мира вещей в себе.

Согласно Канту, вещь в себе, или абсолют, спонтанная сила, действующая в человеке, не может быть прямым объектом познания, поскольку человеческое познание не связано с задачей познания абсолюта. Человек познает не вещи в себе, а явления. Именно это утверждение Канта послужило поводом для обвинения его в агностицизме, т. е. в отрицании познаваемости мира.

Кант в “Критике чистого разума” сформулировал свой знаменитый вопрос “Что я могу знать?” и взял на себя труд обоснования средствами разума самих условий и возможностей человеческого познания.

В своей теории познания он разрешает проблему: как, исходя из субъективности, из человеческого сознания, можно прийти к объективному знанию. Кант делает предположение о том, что существует какая-то соразмерность между сознанием и миром. Он связывает размерность космических процессов с бытием человека.

Прежде, чем познавать что-то, нужно выявить условия познания. В качестве условий познания у Канта выступают априорные формы познания, т. е. не зависящие ни от какого опыта, доопытные, или, точнее, сверхопытные формы, дающие возможность понять мир. Понятность мира обеспечивается соответствием мыслительных структур, которыми располагает субъект, связям мира.

Знание представляет собой синтез чувственности и рассудка. Кант определяет чувственность как способность души созерцать предметы, способность же мыслить предмет чувственного созерцания есть рассудок.

“Эти две способности, — пишет Кант, — не могут выполнять функции друг друга. Рассудок ничего не может созерцать, а чувства ничего не могут мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание” .

Знание никогда не носит хаотический характер, человеческий опыт структурируется на основе априорных форм чувственности и априорных форм рассудка.

Всеобщими и необходимыми формами чувственности у Канта выступают пространство и время, служащие формой организации и систематизации бесчисленных чувственных впечатлений.

Без этих форм чувственного восприятия мира человек не смог бы ориентироваться в нем.

Априорными формами рассудка выступают наиболее общие понятия — категории (единства, множества, цельности, реальности, причинности др.), которые представляют собой всеобщую и необходимую форму мыслимости каких бы-то ни было предметов, их свойств и отношений.

Таким образом, человек, познавая мир, конструирует его, строит порядок из хаоса своих чувственных впечатлений, подводит их под общие понятия, создает свою картину мира.

Кант впервые в истории философии выявил специфику науки и научного знания как конструктивного и творческого создания человеческого разума.

Следует иметь в виду, что Кант трактовал восприятие природы на основе теоретического разума. Поэтому его теория познания делится на три части: чувства, рассудок, разум.

Учение Канта о границах познания было направлено не против науки, а против слепой веры в ее безграничные возможности, в способность решить любую проблему научными методами. “Поэтому, — пишет Кант, — мне пришлось ограничить знания, чтобы освободить место вере” .

Критическая философия требовала осознания ограниченности человеческого знания, которое ограничено научно достоверным знанием, чтобы освободить место для чисто моральной ориентации в мире.

Не наука и не религиозная вера, а “моральный закон внутри нас” служат у Канта основанием нравственности.

“Критика практического разума” отвечала на второй фундаментальный вопрос Канта: “Что я должен делать?” Кант вводит различия между теоретическим и практическим разумом. Это различие заключается в следующем.

Если чистый, или теоретический разум “определяет” предмет мысли, то практический разум призван “осуществлять”, т. е.

производить нравственный предмет и его понятие (нужно иметь в виду, что у Канта термин “практический” имеет особый смысл и означает не какую-то производящую деятельность, а просто поступок). Сфера деятельности практического разума — сфера морали.

Как философ Кант осознавал, что мораль нельзя вывести из опыта, эмпирии. История человечества демонстрирует великое многообразие норм поведения, часто несовместимых друг с другом: поступки, рассматриваемые как норма в одном обществе, в другом подвергаются санкциям. Поэтому Кант пошел по другому пути: он философскими средствами обосновывает абсолютный характер морали.

Моральное действие, как показал Кант, не относится к миру явлений. Кант выявил вневременный, т. е. независимый от знания, от развития общества, характер морали. Мораль, по Канту, — самая бытийственная основа человеческого существования, то, что делает человека человеком.

В сфере нравственности действует вещь в себе, или свободная причинность. Нравственность, по Канту, ниоткуда не выводима, ничем не обосновывается, а наоборот, является единственным оправданием разумного устройства мира. Мир устроен разумно, так как существует нравственная очевидность.

Такой нравственной очевидностью, не разложимой далее, обладает, например, совесть. Она действует в человеке, побуждая к определенным поступкам, хоты нельзя ответить на вопрос, почему совершается тот или иной поступок, поскольку поступок совершается не по той или иной причине, а по совести. То же самое можно сказать и о долге.

Человек поступает согласно чувству долга не потому, что его что-то принуждает, а потому, что в нем действует какая-то самопринуждающая сила.

В отличие от теоретического разума, который имеет дело с тем, что есть, практический разум имеет дело с тем, что должно быть. Мораль, по Канту, носит характер императивности. Понятие императивности означает всеобщность и обязательность требований морали: “категорический императив, — пишет он, — есть идея воли каждого существа, как воли, устанавливающей всеобщие законы” .

Кант хочет найти высший принцип моральности, т. е. принцип выявления самого морального содержания и дает формулировку того, как должно поступать человеку, стремящемуся приобщиться к подлинно нравственному. “Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом” .

Кант различал социально одобряемые нормы поведения и нормы нравственности. Социально одобряемые нормы поведения носят исторический характер, но далеко не всегда являются реализацией требований нравственности. Учение Канта как раз было направлено на выявление в ней исторических и вневременных характеристик морали и было адресовано всему человечеству.

Источник: https://ifilosofia.ru/filosofiya-nauki-podborka-lektsij/377-problemy-granic-nauchnogo-poznanija-v-filosofii-i.html

Агностицизм и философия Канта

Агностицизм Канта следует взять в кавычки. Кант не был агностиком в смысле полного отрицания способности человека к познанию мира, иначе, как своими органами чувств (зрением, слухом, осязанием, обонянием). Кант не отрицал важность науки и научных методов.

Наоборот, сам агностицизм Канта возник как плод его размышлений о совершенных Ньютоном открытиях основных законов механики. Открытия Ньютона показали, что человек может раскрывать законы природы, которые он не может ощущать непосредственно.

Например, законы движения космических тел. Для таких открытий человек использует свое, как говорил Кант, априорное знание мира, т.е. знание, которое изначально содержится в разуме человека, а не приобретено на основе личного опыта.

Например, априорным знанием является утверждение, что не могут существовать тела, не имеющие массу.

Используя свое априорное знание, человек познает вещи, которые никак не контактируют с человеком. Не видимы, не слышимы, не ощущаемыми им. Но они, тем не менее, существуют, и человек пытается их понять.

В связи с научными открытиями Ньютона перед Кантом возник важнейший вопрос о том, где пролегают границы познания человеком мира. До какой степени мы можем понять природу и сущность вещей, которые нами не ощущаются. В эпоху Канта такими вещами были атомы, вселенная. Сегодня это – кварки, черные дыры.

Агностицизм Канта опирался на очень простую идею – то, что мы не можем проверить опытным путем, т.е. непосредственно зафиксировать зрением, слухом, ощущениями, — не может быть познано нами до конца, со 100-процентной определенностью. Оно остается в области наших предположений, одни из которых более основательны, а другие – менее.

Кант полагал, что главную трудность в познании мира являет собой сам человек, точнее – его разум. Он противоречив.

Пытаясь познать мир все глубже и глубже, разум рождает противоречия (как их называл Кант – антиномии). Можно убедительно доказывать, что мир бесконечен, но можно доказывать, что мир – конечен.

Можно доказывать, что Бог есть, но можно доказывать, что Бога нет. И никто из спорящих сторон не будет прав или не прав.

Центральным понятием агностической философии Канта является понятие «вещи в себе» или «вещи самой по себе». Любые предметы материального мира одновременно являются «вещами в себе» и явлениями, т.е. имеют двойственную природу. Любой предмет материального мира познаваем только как явление, и в этом смысле он – феномен или «вещь для нас», но как вещь в себе он не познаваем до конца в принципе.

В качестве примера кантовской «вещи в себе» и явления можно взять любой, даже самый обыденный предмет. Например, стеклянный стакан. Он имеет определенную форму, массу, цвет или бесцветность, прозрачность, на ощупь он гладкий. Все это мы понимаем, разглядывая и ощупывая стакан.

Все перечисленные характеристики стакана – это его явления, которые мы можем познать своими органами чувств. Форма станка – цилиндрическая, стакан цветной или прозрачный и т.п. То, как мы ощущаем предмет, это – его явление нам. Но в стакане есть нечто, что мы не видим и не ощущаем.

Мы не видим атомов, из которых состоит стакан, но мы верим, что он состоит именно из атомов, поскольку это предположение об атомарном строении любого вещества является всеобще признанным, стало верой.

Если однажды станет возможным с использованием специальных приборов увидеть атомы, из которых состоит стакан, немедленно встанет проблема о наличии еще более мелких частиц – кварков, из которых состоят атомы стакана. Мы снова будем предполагать и верить, что такие кварки существуют в реальности. И так до бесконечности.

Стакан как совокупность атомов или еще более мелких частиц – кварков – является вещью в себе. И в этом своем качестве он не познаваем до конца в принципе, поскольку ни атомы, ни кварки никак не ощущаются нами.

Реальный мир – это мир вещей в себе. Он не может быть познан нами полностью и со 100-процентной достоверностью. То, что мы познаем – это мир явлений, т.е.

тех характеристик вещей, которые мы воспринимаем из нашего опыта контактирования с ними.

Таким образом, с одной стороны познанию мира препятствует наличие в нем вещей в себе, а с другой – логические тупики и противоречия, в которые заходит разум.

Агностицизм Канта – заложен в центральной мысли его философии, что мы знаем этот мир не таким, каким он является сам по себе, но только таким, каким он отражается в наших чувствах и осмысливается нашим разумом. И сколь бы бурно ни развивалась наука, расширяя наши представления об окружающем мире, всегда будет нечто, что мы еще не знаем и только можем предполагать.

В целом можно говорить о том, что Кант, размышляя о силе науки, о возможностях человеческого мышления, ни в коем случае не отрицал значение научного познания мира, но пришел к выводу, что такое познание имеет свои границы. Этой границей является мир «вещей в себе».

В этом и заключается агностицизм Канта – убежденность в том, что всегда есть и останется нечто, что в принципе не будет познано человеком.

Хотя человек и будет все глубже и точнее познавать мир, всегда будет существовать некий горизонт познания, за который невозможно будет переступить.

Спорность учения Канта заключается в том, что сама деятельность человека постоянно опровергает идею агностицизма. Примеры очень просты и очевидны. Мы не знаем в точности, что такое электрический ток, но выдвигаем предположение, что ток – это электромагнитная волна, создаваемая электронами.

Исходя из этого предположения, человеком были созданы электростанции и электрические лампочки, появилось радио и телевидение, телефония. В основе всех этих изобретений лежала гипотеза о природе электрического тока как электромагнитной волне.

Поскольку наши телефоны, радио и телеприемники работают, это означает, что гипотеза была верной, и мы смогли проникнуть в понимание сути электрического тока.

С точки зрения того, что всегда в мире будет существовать нечто, еще не познанное человеком, агностицизм как философская идея вечен. Но поскольку человек постоянно расширяет свои границы знания о мире и особенно быстро это происходит в наши дни, постоянно существовать будут и доводы в опровержение агностицизма.

Читайте также:  Тип кишечнополостные, или стрекающие: общая характеристика и отличительные черты

Источник: http://www.student-pravo.ru/lekcii-po-filisofii/agnosticizm-i-filosofia-kanta/

Философ Иммануил Кант и его теория познания

22 апреля 1724 года родился Иммануил Кант – основоположник немецкой классической философии, её трансцендентально-критического направления. Хотелось бы немного рассказать о нём, стараясь избегать некоторых ошибочных предрассудков и не роясь в Википедии, где вы можете найти массу его великолепных афоризмов…

Всю жизнь с 1724 по 1804 год он прожил в прусском Кенигсберге (ныне это российский после 1945 года город Калининград). Родился он в религиозной семье шорника, но рано лишился матери, был хилым и застенчивым. Школу, куда его определили воспринял как «религиозную казарму мрачного фанатизма».

Затем учеба в университете. Отец ему не помогал. Сфера интересов студента Канта — математика и естествознание, которые в те времена были составной частью философии.

Видимо, это оказало решающее влияние на становление его как ученого и философа, так как без существенных научных знаний философия вырождается в беспредметную болтовню.

После завершения учебы Кант девять лет служил гувернёром, лишь на 32 году жизни он стал приват-доцентом Кенигсбергского ун-та, причем чтобы вести сносный образ жизни вынужден был набирать много лекционных часов по логике, математике, метафизике, механике, географии: 36 часов в неделю!  Будучи к тому же и библиотекарем, он был осведомлён о всех новейших философских веяниях. Это было время скептиков: Спиноза, Локк, Юм сомневались в познавательных возможностях человека. Руссо, видя циничную безнравственность образованных людей, вообще усомнился в ценностях культуры и призывал «назад, к природному равенству», чем покорял сердца. 

Первый докритический период творчества Канта.

В начале Кант занимался космогонической теорией. Опираясь на физику Ньютона он разрабатывал теорию происхождения Солнечной системы из газопылевого облака под воздействием сил тяготения, которая нашла своё воплощение в работе «Всеобщая естественная история и теория неба» и значительно позже была названа «гипотезой Канта-Лапласа».

Кант придерживался ньютонианского причинного механизма развития мира, принципов «классической науки» с её верой в незыблемость математического и эмпирического знания и возможность достижения абсолютно истинного знания о мире. Идеалом признавалась математика как наука чистого разума, как знание рациональное и независимое от эмоций и случайного опыта.

Но если Ньютон, не видя зримой материи в межпланетном пространстве, а значит и материальной связи между космическими объектами пришел к допущению существования Бога, который якобы сотворил мир по божественным законам, а затем предоставил его самому себе, то Кант изначально развитие мироздания предоставил естественным законам.

Сопоставив физику Ньютона с вполне обоснованным скептицизмом Юма, Кант по его словам, «пробудился» и задался вопросом: если Юм в своём доказательстве невозможности достоверного индуктивного знания прав, то как же возможно достоверное знание, которое даёт физика? В рамках современной эволюционной теории познания и эпистемологии мы бы спросили – а что значит достоверное? Правдоподобное или «абсолютно истинное»? А Кант уже в своё время видел постоянные неудачи метафизических построений, их противоречивость, их эвристическую несостоятельность. Традиционная метафизика начиналась изначально хромым вопросом о возможности онтологии, т.е. учения о сущем «как таковом», претендовала на абсолютную истину и потому носила спекулятивный, умозрительный характер.

Кант решил отказаться от попыток рассуждать о метафизике, пока не разъяснен вопрос о самой возможности метафизики в качестве науки.

По его мнению, беда в том, что долгое время «человеческий ум как бы во сне предавался метафизическим грёзам, не давая и не спрашивая отчета об их возможности», в то время как такой отчет совершенно необходим.

В противном случае «в метафизике можно беззаботно врать всякий вздор, не опасаясь быть уличённым во лжи». Так занятия естествознанием привели Канта к «коперниканскому перевороту в философии». Так начался его второй период творчества.

Второй, или критический период творчества Канта не противопоставляется первому, а вытекает из него и называется критическим. Главный труд Канта «Критика чистого разума» (1781) есть обоснование новой «естественной» метафизики, свойственной природе человека.

Суждения Кант делит на аналитические, которые выводятся чисто логически, до всякого опыта, то есть априорно. Например, «все тела протяжённы», «если число четное, то оно делится на два» и т.п. И синтетические, дающие новое знание, но требующие обращения к опыту, апостериорные. Например, «некоторые тела тяжелы».

Но если существуют истинные знания в математике, физике, то нужно показать как возможны синтетические суждения априори, истинные, имеющиеся у нас до опыта. С помощью анализа условий возможности таких суждений Кант и отвечает на вопрос о том, «как возможна метафизика в качестве науки».

Чувственно познать мир можно только таким, каким он является для нас («феномен»), а не таким, как он существует как «вещь-сама-по-себе» («ноумен»). Это принципиально важно.

Следовательно, разум играет активную роль в познании, а не просто фиксирует факты. И организуется наше знание через априорные категории чистого разума, такие как пространство, время, причинность, необходимость и др. Они не зависят от опыта, но без них опыт не может быть осмыслен.

Они организуют наш опыт, с их помощью мы можем получить достоверное знание. Так возникает априорный синтез. Исследование его Кант называет трансцендентальным синтезом /от лат.: transcendens — выходящий за пределы, перешагивающий/.

«Я называю трансцендентальным всякое познание, которое занято не столько предметами, сколько способностью нашего познания предметов, поскольку таковое может быть возможно a priori».

По Канту для науки открыт только критический путь: ничего не следует принимать за истину до полной проверки исходных принципов. Кант называет свою философию трансцендентальной.

Это было откровением для современников, которые верили, что «субъект прозрачен» и наука может непосредственно познавать «законы природы» в чистом виде.

Кант же верил в возможность достоверного знания благодаря доопытным (априорным) категориям чистого разума, упорядочивающими наш опыт.

Следовательно, привычный ленинский, а потому кочующий по учебникам ярлык «агностик» надо бы с Канта снять.

В достижимости достоверного истинного знания о мире для нас он не сомневался, он лишь отрицал возможность достижения «абсолютной истины» о мире самом-по-себе. И с этим трудно не согласиться.

Кант принимал термин «метафизика» рассуждая о том, как она возможна, но это была новая метафизика, в которой предпосылки знания основываются на человеческих формах априорного знания, а не на фантазиях о потустороннем мире и мистическом Абсолюте.

Поэтому если Кант в своей вере в непогрешимость Ньютона и сделал некоторый шаг назад по сравнению со скептиком Юмом, то в целом его идеи открывали новые пути развития философии вплоть до современных направлений феноменологии, экзистенциализма, критического рационализма и научного материализма XXI века, которые уже не абсолютизируют мощь рационального знания, а осознают его границы. (Продолжение следует)

Источник: https://maxpark.com/community/88/content/3427059

Читать

Начало XVIII столетия стало периодом интенсивного развития как в промышленности, так и в интеллектуальном отношении для города Кенигсберга – родины Иммануила Канта.

Польское владычество с его постоянными неурядицами, с преобладанием землевладельческих интересов и отсутствием сколько-нибудь значительных промышленных центров мало способствовало развитию среднего сословия.

С тех пор, однако, как великий курфюрст утвердил господство Бранденбурга над южным берегом Балтийского моря, торговое значение Кенигсберга быстро возросло. Кенигсберг стал главным пунктом сношений между земледельческой Польшей и торговыми странами Запада – Голландией и Англией.

Вместе с торговлей развились и ремесла, занесенные сюда главным образом выходцами из Германии. Город стал принимать все более и более немецкое обличье, улицы получили немецкие названия, протестантские кирки заняли место костелов.

Кроме выходцев из Германии, в Кенигсберге было много иностранцев разных национальностей – шведов, англичан, шотландцев, голландцев. К числу таких иностранцев принадлежал и дед Канта. В конце XVII века политические и религиозные притеснения вызвали усиленную эмиграцию из Шотландии.

Неизвестно, какие причины побудили деда великого философа поселиться в Тильзите. Еще отец Канта, Иоганн Георг, считал себя шотландцем и писал свою фамилию по-шотландски (Cant вместо Kant).

Так подписывался первоначально и сам философ, но, заметив, что некоторые немцы произносят его фамилию неправильно (Цант вместо Кант), усвоил немецкую орфографию.

Шотландское происхождение представляет некоторый интерес в том отношении, что сближает Канта по крови с философом, наиболее родственным ему по духу, – Юмом. Не следует, однако, забывать, что по матери Кант был чисто немецкого происхождения – мать его в девичестве носила фамилию Рейтер.

Среда, в которой воспитывался Кант, состояла почти исключительно из мелких немецких бюргеров, купцов и ремесленников. С английскими купцами, принадлежавшими к составу лучшего кенигсбергского общества, Кант сблизился уже в зрелых летах. Отец Канта был по ремеслу седельным мастером и жил в так называемом Седельном переулке, возле Зеленого моста, центра речной торговли Кенигсберга.

В скромном домике, на котором красовалась вывеска его отца, 22 апреля 1724 года родился Иммануил Кант. Из одиннадцати братьев и сестер он был четвертым; у него было три брата и семь сестер. Шестеро из одиннадцати умерли в раннем детстве.

Единственный оставшийся в живых брат Канта был на одиннадцать лет моложе философа, отличался хорошими, но далеко не гениальными способностями, изучал богословие, историю и филологию, к философии питал мало склонности и никогда не мог понять умозрений своего брата.

О родителях Канта известно немногое, и притом главным образом лишь со слов самого Канта. В начале XVIII века в Кенигсберге, как и во многих городах северной Пруссии, был значительно распространен пиетизм, созерцательное религиозное настроение, представлявшее резкий контраст с проникнутым канцелярскими началами правоверным протестантизмом.

При умеренно мистическом направлении пиетизм имел по преимуществу моральный характер и господствовал главным образом среди ремесленников и низшего духовенства. Как и во всяком религиозном сектантстве, в пиетистическом направлении был немалый элемент ханжества. Но той скромной среде, в которой вращался Кант, это ханжество было совершенно чуждо.

Влияние пиетизма прежде всего отразилось на чисто внешних сторонах его домашней обстановки. По словам самого Канта, он никогда не слышал от своих родителей ничего неприличного и не видел ничего недостойного.

Кант походил на мать характером и телосложением: от нее он унаследовал впалую слабую грудь. С раннего детства Кант отличался слабым здоровьем. Мать нежно любила хилого ребенка, холила его и много занималась его воспитанием. Мальчик обнаружил острую наблюдательность и пытливость.

Говорят, что мать, несмотря на свое ограниченное образование, значительно развивала его пытливость. Гуляя с ним, она постоянно обращала внимание сына на окружающую природу, поясняя свои слова цитатами из псалмов и других мест Библии, в которых восхваляется благость и премудрость Творца.

Таким образом, то доказательство бытия Божия, которое известно под названием физико-теологического и которое Кант ценил даже после того, как отверг его, было ему известно в наивной и простодушной форме еще в младенческие годы. С ним связывались для Канта лучшие воспоминания детства, оно вызывало в его памяти первые уроки матери.

Все это чрезвычайно важно в психологическом отношении. Любопытно, что и нравственное учение Канта имеет несомненную психологическую связь с первыми впечатлениями его детства. Связь эту открыто признавал сам философ.

На семьдесят четвертом году жизни он писал епископу Линдблому, что может относительно своего генеалогического дерева похвастать лишь одним, а именно: что и отец, и мать его были ремесленники, отличавшиеся честностью, нравственной пристойностью и образцовой порядочностью, не имея состояния, но зато и долгов, «и дали воспитание, которое с моральной точки зрения не могло быть лучшим». По словам Канта, каждый раз, когда он вспоминал о том, чем обязан родителям с нравственной стороны, он чувствовал себя преисполненным трогательной благодарностью.

О ранней юности Канта известно немногое. Слабость здоровья, природная робость и значительная рассеянность препятствовали успешности его занятий, а между тем не все учителя умели видеть способности под оболочкой застенчивости. Дисциплина в школе отличалась суровостью, и нельзя сказать, чтобы Кант впоследствии одобрял дух, господствовавший там.

Еще о начальной школе он отзывался в довольно неодобрительных выражениях. По его словам, большинство учителей отличалось сердитым нравом и чрезмерной строгостью; тем не менее в начальной школе дисциплина соблюдалась лишь у одного учителя, болезненного и весьма неказистой наружности, но любимого учениками за его знания и преподавательские способности.

Немногим лучше было в коллегии, где Кант учился в течение семи лет.

По словам одного из школьных товарищей, в школе Кант не обнаруживал ни малейшей склонности к философии, и никому даже не могло прийти в голову, что из него «выйдет философ». Отчасти это следует отнести на счет учителей, преподававших логику и другие близкие к философии предметы по схоластическому методу.

Но, помимо этого, о Канте следует сказать, что ум его, как и ум Ньютона, развился сравнительно поздно. В нем не было признаков той ранней гениальности, которою отличались, например, Лейбниц и Паскаль.

Если не считать так называемой «гениальной рассеянности», которою Кант, подобно Ньютону, отличался с детства, трудно указать признаки, которые характеризовали бы его в ранней юности как будущего реформатора философии. О рассеянности Канта сложилось немало анекдотов, из которых достаточно привести один.

Еще в начальной школе он часто терпел от учителей за то, что являлся без книг, о чем обыкновенно вспоминал лишь в тот момент, когда входил в класс. Однажды он вывел учителя из себя заявлением, что он раньше забыл, куда положил книгу, но вспомнил об этом как раз в момент, когда его об этом спросили; учитель, конечно, не поверил и приписал это нежеланию учиться.

Весьма рано обнаружилась у Канта характеризовавшая его способность побеждать свои душевные волнения. В детстве Кант, как и большая часть детей хилых, слабогрудых и малокровных, не отличался особенной храбростью. Но в минуту действительной опасности он сумел обнаружить удивительное присутствие духа.

Восьмилетним мальчиком он однажды вздумал перейти через глубокую канаву с водою по перекинутому бревну. Не успел он пройти несколько шагов, как голова его закружилась. Он хотел вернуться назад, но бревно закачалось и готово было совсем скатиться.

Тогда маленький Кант сделал над собою усилие и, стараясь не смотреть вниз, устремил глаза на одну точку по ту сторону канавы; смотря пристально и не поддаваясь чувству страха, он благополучно переправился на ту сторону.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=638080&p=2

Ссылка на основную публикацию