М. Бакунин и его философские идеи — приверженность к немецкой философии

В период своего анархизма Бакунин считал себя последователь­ным материалистом, атеистом и позитивистом. Крупнейшими фило­софами своего времени он признавал Фейербаха, Конта, Прудона и Маркса.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

У Фейербаха он заимствовал представление о религиозном отчуждении — представление, что человек, творец Бога, сделался ра­бом своего собственного творения и что «когда небо стало богаче, земля стала беднее».М. Бакунин и его философские идеи - Студенческий портал

Конта Бакунин хвалит за то, что тот вышел за пределы теологической и метафизической стадии мышления с помо­щью «позитивной науки», и за то, что философию Конт понимал как систематизацию данных, собранных отдельными науками.

В своем анализе различия между позитивизмом и материализмом Бакунин называет Конта таким мыслителем, который, в противоположность Гегелю, «материализовал дух, показав, что единственное основание психических явлений — это материя»’. Прудон восхищал Бакунина не только как великий теоретик анархизма, но и как философ, который пытался выйти за пределы исторического идеализма. Но самый зна-

Какунин М.А. Избранные сочинения. С предисловием Джеймса Гильома. Петроград, 1919-1922. Т. 3. С. 149-154.

Анархизм

чительный вклад в этом отношении, как признавал Бакунин, внес Маркс, которым Бакунин восхищался как мыслителем даже тогда, когда находился с ним в самой жесткой конфронтации по политиче­ским вопросам.

Прудон, говорит Бакунин, строил свою аргументацию на абстрактной идее закона и тем самым остался верен идеализму и метафизике; наоборот, Маркс научно доказал, что экономическая структура общества предшествует и определяет его правовую и поли­тическую структуру’.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Возникновение и развитие экономической науки - предмет и метод

Оценим за полчаса!

Бакунин считал Маркса крупнейшим экономи­стом своего времени и называл «Капитал» «потрясающим» произве­дением.

Тем не менее, он обвинял автора «Капитала» в том, что тот сделал из собственного открытия фетиш, то есть в том, что Маркс по­ставил идеалы в зависимость от «экономических фактов», тем самым способствуя фаталистической интерпретации истории.

Бакунин, подобно Марксу и Энгельсу, считал, что основная про­блема философии — это спор между материалистами и идеалистами. Принимая материализм, Бакунин руководствовался не только теоре­тическими соображениями, но также — и даже прежде всего — нрав­ственными принципами.

«Обожествляя человеческие вещи, — декла­рировал он, — идеалисты всегда приходят к торжеству грубого мате­риализма защищая идеалистические доктрины, невольно оказы­ваешься увлеченным в стан угнетателей и эксплуататоров»».

В прак­тических, повседневных делах, утверждал Бакунин, именно материа­лизм является подлинным идеализмом; так происходит потому, что всякое развитие содержит в себе самом отрицание отправного пункта своего же движения таким образом, что если исходная точка — мате­риальное, то отрицание будет идеальным.

Следовательно, материа­лизм ведет к подлинному идеализму и постулирует полное и оконча­тельное освобождение общества, поднимая «красное знамя эконо­мического равенства и социальной справедливости»».

Бакунин иллю­стрирует свою аргументацию, указывая на противоположность Ита­лии и Германии: Италия, по его мнению, страна материалистической цивилизации, а Германия — страна самого возвышенного идеализма. В Италии, писал Бакунин, можно дышать свободно, тогда как само имя Германии олицетворят «грубое и торжествующее холопство». Компенсируя недостаточность реальной жизни духовным бегством в сферу метафизических идей, немцы сделались самой худшей разно­видностью филистеров и холопов, послушными исполнителями са­мых антигуманных приказов правительства: «Можно даже сказать

Анджей Валщкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ…

вообще, что чем возвышеннее идеальный мир немца, тем уродливее и пошлее его жизнь и его действия в живой действительности» .

Человек, полагал Бакунин, сам является продуктом природы и по­тому исходная точка развития человека — стадия животного.

Первым шагом на пути эмансипации человека является мысль, акт абстрак­ции — пробуждение разума, которому человек обязан своей способно­стью достигать осознанного самоопределения, контролировать свои инстинктивные рефлексы, понимать взаимосвязь окружающих его объектов и преобразовывать свое окружение в соответствии со свои­ми потребностями2. Первоначально, однако, человек мыслит обра­зами; поэтому он гипостазирует свои собственные абстракции и в процессе преодоления своей животности, становится рабом продуктов собственного воображения. Наивысшее и самое опасное из этих пер­сонифицированных абстракций — это Бог. Создание Бога было исто­рической необходимостью, но в то же время и ужасной ошибкой и несчастьем. Идея Бога — самая сильная форма отрицания свободы человека. Всякая религия — в особенности христианство — предпола­гает «принижение, порабощение и уничтожение человечества в поль­зу божественности»3; всякая религия жестока, она освящает принцип принесения жизни в жертву абстракциям и непрестанно требует кро­ви. Отсюда следует, что уничтожение Бога — необходимое условие человеческой свободы. Переворачивая известный афоризм Вольтера, Бакунин писал: «Если бы Бог действительно существовал, следовало бы уничтожить его»4.

Ясно, поэтому, что Бакунин призывал к отвержению Бога не толь­ко во имя науки, но также (и прежде всего) во имя свободы. Эта мысль хорошо сочеталась с его общим убеждением: для того чтобы достигнуть всеобщего освобождения, недостаточно полагаться на од­но лишь мышление: столь же важно восстание.

По Бакунину, человек стал человеком в акте неподчинения Богу и познания добра и зла; по­этому образцом для человека должен быть Сатана — «вечный бунтов­щик, первый свободный мыслитель и эмансипатор миров»5. Вся чело­веческая история — триада из трех стадий: за первой стадией «живот­ности» следует стадия «мысли», а за нею третья стадия — «бунт».

Читайте также:  Разнообразие моллюсков - размножение и развитие, общая характеристика

При синхроническом истолковании общества этим трем стадиям соответ­ствуют три сферы: экономика, наука и свобода.

Для Бакунина (как и для Фейербаха) прототипы всех форм идеа­лизма — религия и теология. Вот почему он настаивает на том, что по-

беда материализма и позитивизма над системами философского идеа­лизма означает победу свободы. Материалистический или позити­вистский подход в науке (Бакунин не признавал особого различия между тем и другим) вырабатывает мировоззрение, «идущее есте­ственным от центра к периферии путем, снизу верх».

То, что природа подчинена закону причинности, несовместимо со свободой постоль­ку, поскольку свобода противоположна внешнему принуждению.

В отличие от внутренней необходимости законы, которым должен подчиниться человек как создание природы, — это законы его соб­ственного бытия, законы, восставать против которых было бы нелепо. Свободу следует противопоставлять не детерминизму, а насилию и различным формам отчуждения, таким как религия и государство.

Нет ничего унизительного в зависимости от законов природы; это нельзя назвать рабством, поскольку «рабство предполагает налич­ность некоторого господина над нами, законодателя, стоящего вне того, кем он управляет»1.

Хотя Бакунин подчеркивал важность науки как такой силы, кото­рая освобождает людей от теологии и всех внешних диктатов, он кри­тиковал науку за присущую ей тенденцию сводить бесконечное раз­нообразие жизни к некоторой упорядоченной модели.

Он восстает против научных абстракций во имя особенного и личного — того, что имеет свой неповторимый вкус или аромат и что невозможно выра­зить в абстрактных понятиях или объяснить посредством теорий.

Эта антиинтеллектуальная черта в мировоззрении Бакунина — связующее звено между его анархистской философией зрелой поры и романтиз­мом его юности; в то же время здесь можно видеть интересное пред­восхищение Бергсона и идеалистической «философии жизни»2 (до­вольно неожиданная ассоциация, если вспомнить, что Бакунин считал себя материалистом и последователем позитивизма). Сущность жиз­ни, заявляет он, — это спонтанность, свободно проявляющаяся творче­ская способность, не поддающаяся рационализации. Наука «незыбле­ма, безлична, обща, отвлеченна, нечувствительна», но абстракции, как тому учит история, легко превращаются в вампиров, питающихся че­ловеческой кровью . Наука незаменима для человека, но если дать науке господствовать над людьми, — пусть даже и «позитивной науке», в которой не осталось следов идеализма, — то это имело бы роковые последствия. Люди с какой-нибудь доктриной, вроде теоло­гов, неспособны ни понять, ни сочувствовать конкретным индивиду-

Апджей Валицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ..

альным существам; такие люди всегда готовы приспособить жизнь к теории, ставить опыты на теле общества — а этого надо избегать лю­бой ценой .

Эта аргументация полемически заострена против марксизма. Ба­кунин считал Маркса типичным мыслителем-доктринером, и самый термин «научный социализм», как ему казалось, обнаруживает тен­денцию дать науке власть над жизнью, подчинить «необразованные» массы безропотно служить «действительным или мнимым ученым» -вождям социал-демократической партии».

В начале XX века упрощенная, экстремистская версия такого взгляда на марксизм и социализм стала известной под названием «ма-хаевщины». Творцом этой антиинтеллигентской теории был польский революционер Ян Вацлав Махайский (1867-1926, псевдоним А. Воль­ский), бывший член Польской социалистической партии, друг извест­ного писателя Стефана Жиромского.

Его главная работа под названи­ем «Умственный рабочий» (написанная в Сибири в 1898-1899 годах) интерпретировала социализм как замаскированную форму стремления интеллигентов к использованию рабочего движения для захвата вла­сти и установления общественного порядка, в котором полнота власти принадлежала бы «обладателям умственного капитала», организован­ным как новый правящий класс, безжалостно эксплуатирующий тру­дящиеся массы.

Источник: https://infopedia.su/8xe2fb.html

М. Бакунин и его философские идеи

Бакунин Михаил Александрович (1814-1876) – русский революционер, мыслитель, анархист, идеолог народничества, основатель традиции социального анархизма.

В 30 х годах 19 века состоял в кружке Станкевича, который имел особое предназначение в формировании русской философской мысли. На первое место в обсуждениях выдвигались философские проблемы, по меньшей мере – социально-политические.

В кружок входили: Строев, Аксаков, Белинский, Катков.

Приверженность к немецкой философии

К середине 30 гг. 19 века представители кружка занимались изучением идей немецких философов, в частности философии Гегеля, Шеллинга, Фихте и Канта, которому Станкевич отводил особое место в философии вообще, считая ᴇᴦο основателем философии как науки.

Бакунин отдавал предпочтение гегелевской философии, в 1837 году он впервые подходит к изучению философии права Гегеля, позже, вместе с Белинским открывают себя труды Гегеля по религии и логике. В ϶то время гегельянство становится передовым.

В 1840 году Бакунин уезжает в Германию с целью повышения своᴇᴦο философского образования. В Берлине он сходится с младогегельянцами, знакомясь с их интерпретациями философии Гегеля как ʼʼалгебры революцииʼʼ.

Важнейшим событием всœей ᴇᴦο деятельности в момент пребывания в Германии была публикация статьи в газете ʼʼНемецкие ежегодникиʼʼ на тему агитации к революции в России.

Заканчивалась статья ᴇᴦο знаменитым изречением:

ʼʼСтрасть к разрушению – творческая страстьʼʼ.

Во время путешествий по Европе знакомится с К. Марксом, В. Вейтлингом и Прудоном, интересуясь их философскими мыслями и взглядами.

Революционная деятельность

В Цюрихе Бакунин начинает своё общение с радикальным кружком интеллигенции. В 1843 году он входит в близкое общение с германскими и швейцарскими революционно-коммунистическими организациями. За такую деятельность Россия выдвигает немедленное требование выдать Бакунина, лишая ᴇᴦο всœех дворянских почестей и имущества.

В период с 1848-1849 Бакунин становится ведущей фигурой в восстаниях в Дрездене и Праге. За свои революционные убеждения он был выслан ᴎɜ Европы. В 1851 году австрийские власти выдают Бакунина царскому правительству, после чᴇᴦο ᴇᴦο ждали шесть лет заключения.

К 1857 году ᴇᴦο ссылают в Сибирь, спустя четыре года он сбегает через Японию и Америку в Лондон, где у в то время пребывали А. И. Герцен, Н. П. Огарёв. Вместе с Герценым работает в ᴇᴦο журнале ʼʼКолоколʼʼ.

Часть своей жизни Бакунин провёл за написанием памфлетов и программ. В 1864 году вместе с К. Максом вступает в международное товарищество рабочих, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ получило название 1й Интернационал. В 1869 Бакунин переводит ʼʼМанифест коммунистической партииʼʼ, написанный К. Марксом.

В 1867 году Бакунин приезжает на женевский конгресс: ʼʼЛига мира и свободыʼʼ, где он выступает с лозунгом о невозможности мирного сосуществования государств, в которых власть основана на насилии и централизации.

Он выдвинул свою идею о разрушении данного устройства снизу вверх, давая свободу автономным обществам, основанным по коммунистическому принципу.

На Гаагском конгрессе в 1872 году Бакунина исключают ᴎɜ состава Интернационала за ᴇᴦο подпольную деятельность и организацию тайного общества.

Ключевые труды периода

  • Революционный катехизис (1865)
  • Бог и государство ( 1872)
  • Кнуто-германская империя и социальная революция (1871)
  • Государственность и анархия (1873)

На последних годах своей жизни Бакунин занялся формированием доктрины анархизма на базе крайнᴇᴦο индивидуализма учения М. Штирнера. Отказывал существованию объективных исторических сил, возлагая надежды на революционные преобразования, связывая их с крестьянством, в противоположность К. Марксу и ᴇᴦο диктатуры пролетариата.

Во всœех революционных движениях периода значение выдающегося русского анархиста было весьма велико. После себя Бакунин оставил большое количество приверженцев которые восприняли и развернули ᴇᴦο идеи в будущемСтоит отметить, особенно ᴇᴦο труды имели известность в Германии, Италии и Испании, где движение анархистов не затихало на протяжении десяти лет после ᴇᴦο смерти. Идеи и программы Бакунина имели своё воздействие и на русской почве, в частности на движение народничества в 1870-х годах. Бакунин дал обоснование двум фундаментальным русским революционным мыслям:

  • Убеждённость в революционном предназначении крестьян
  • Вера в предназначение славян к преобразованию мира, который пришёл к увяданию от буржуазнои̌ цивилизации Запада.

Источник: http://referatwork.ru/info-lections-55/gum/view/26707_m_bakunin_i_ego_filosofskie_idei

Михаил Александрович Бакунин

Известный в будущем деятель международного революционного движения, один из основоположников революционного анархизма Михаил Александрович Бакунин (1814—1876) родился в с. Премухино Тверской губернии в родовитой и просвещенной дворянской семье.

Его отцом был Александр Михайлович Бакунин, Новоторжковский уездный и Тверской губернатор. Михаил получил неплохое домашнее образование и в 15 лет поступил в Петербургское артиллерийское училище. Окончив его, Михаил вскоре вышел в отставку в чине прапорщика.

Последующие годы Бакунин большей частью проводит в Москве, где занимается философским самообразованием. Под влиянием кружка Н.В. Станкевича он впервые серьезно знакомится с немецкой классической философией и становится знатоком систем Фихте и Гегеля.

Его авторитет в этой области в кружках философствующей молодежи второй половины 30-х гг. XIX века признавался практически всеми.

В 1840 году Бакунин выехал в Германию для изучения философии в Берлинском университете. Там он увлекся политикой и вскоре примкнул к социалистическому движению. М.А. Бакунин принял активное участие в европейских революциях 1848 — 1849 гг. Он сражался на баррикадах в Париже, Праге, Дрездене.

Его дважды приговаривали к смертной казни: сначала саксонский суд, а затем — австрийский. В 1851 году Бакунин был передан русским властям, и заточен в Алексеевском равелине Петропавловской крепости, где провел 6 лет. В 1857 году его отправили на вечное поселение в Сибирь, но через некоторое время М.А.

Бакунин бежал из ссылки и, побывав в Японии и Америке, вновь появился в Европе.

Здесь он развил кипучую деятельность: участвовал в польском восстании 1863 — 1864 гг., пытался организовать в Италии тайный союз социалистов-революционеров, участвовал в восстании во французском г. Лионе. В 1864 году он вступил в I-й Интернационал, но вскоре из-за идейных разногласий с К.

Марксом создал собственную организацию «Международный альянс социалистической демократии», что привело к расколу Интернационала. Точно определив наиболее уязвимые точки марксистской теории, Бакунин направляет на ее критику всю страсть своего темперамента. И в 60 — 70-е гг. XIX века он имел довольно много сторонников в европейском и русском социалистическом движении.

В настоящее время анархическое движение также продолжает существовать в некоторых государствах Европы и Америки.

В конце 60 — начале 70-х гг. М.А. Бакунин много внимание уделяет русскому революционному движению. Он участвует в издании газеты «Народное дело», пишет революционные брошюры и листовки, сотрудничает с С.Г. Нечаевым.

Одновременно он руководит деятельностью «Международного альянса социалистической демократии» и всячески старается способствовать началу социалистической революции в Европе. Несмотря на большую активность М.А. Бакунина, его политическая деятельность в 70-е гг. терпит полный крах.

В последние годы жизни он полностью удаляется от дел, пишет мемуары и философские трактаты. Умер М.А. Бакунин 29 июня 1876 году в результате тяжелой, мучительной болезни в клинике швейцарского г. Берна.

В своем философском развитии М.А. Бакунин прошел несколько стадий. Вообще, по своей натуре он был увлекающимся человеком, можно сказать «вечным романтиком».

Та или иная идея, которая казалась ему верной, полностью захватывала его сознание, и он со всей страстью стремился воплотить в жизнь свое очередное идейное увлечение. Ведь именно в этом — в воплощении в жизнь пропагандируемых им идеалов, Бакунин видел смысл собственной жизни и деятельности.

Впрочем, и сам Бакунин осознавал свою романтическую экзальтацию, написав позднее: «В моей природе была всегда любовь к фантастическому, к необыкновенным, неслыханным приключениям, к предприятиям, открывающим горизонт безграничный». При этом, как отметил еще В.В.

Зеньковский, бакунинский романтизм был «всю жизнь окрашен религиозно», хотя в его религиозности не было ни грамма церковности. И эта «внецерковная религиозность» стала одной из самых важных особенностей философских воззрений М.А. Бакунина.

Читайте также:  Карл Теодор Ясперс и его философия - центральное понятие и список основных трудов

В молодости, в 30-е гг. XIX века, М.А. Бакунин последовательно увлекся сначала фихтеанством, а затем гегельянством. Как фихтеанец, Бакунин сохранял еще определенную христианскую религиозность, утверждая: «Я чувствую в себе Бога, я ощущаю рай в душе».

Но философия действия Фихте уже оказала существенное влияние на бакунинское мировоззрение и постепенно он стал переносить божественные черты на человека.

В 1836 году он писал: «Человечество есть Бог, вложенный в материю… Назначение человека — перенести небо, перенести Бога, Которого он в себе заключает, на Землю… поднять землю до неба». Но вскоре главное место в уме и сердце русского мыслителя занимает философия Гегеля.

В «абсолютном идеализме» немецкого философа Бакунин увидел своего рода «новую религию» и идея философского Бога-Абсолюта полностью завладела им: «Мое личное «я»… обрело Абсолют… моя жизнь в известном смысле отождествилась с абсолютной жизнью».

Значительное влияние на Бакунина оказала и гегелевская диалектика, ибо в ней Бакунин увидел силу, способную освободить человеческий разум от многих заблуждений и предрассудков, превратить человека в истинно свободное существо. Ведь, повторимся, целью Бакунина была не сама философия, а практическая реализация философских принципов в жизни, преобразование жизни на основе философских истин.

Оказавшись в 40-е гг. XIX века в Германии, М.А. Бакунин пришел к выводу, что единственной возможностью реализовать его устремления является революционная деятельность.

Теперь он говорит о бессилии теоретической философии, но начинает пропагандировать философию действия, причем, революционного действия.

Но, как и ранее, даже в революционной деятельности он пока еще ищет Бога: «Я совершенно отказался от постижения Его с помощью науки и теории… Я ищу Бога в людях, в их свободе, а теперь я ищу Бога в революции».

Одним из главнейших философских принципов, которые Бакунин почерпнул из гегельянства и внес в свою практическую деятельность, стал принцип диалектического отрицания. По его убеждению, в отрицании старого ярко проявляется другой процесс — сотворение нового.

Именно поэтому идею отрицания русский мыслитель переосмыслил в революционном духе и стал утверждать необходимость и благость творческого разрушения: «Радость разрушения есть в то же время творческая радость». В результате, идея «творческого разрушения» стала одной из руководящих во всем мировоззрении М.А.

Бакунина, а вся его философия стала строиться, исходя из принципа отрицания.

В 50-70-е годы XIX века долгие идейные и философские поиски М.А. Бакунина на путях «творческого разрушения» вполне логично привели его от гегелевского «абсолютного идеализма» к «абсолютному» материализму и атеизму.

Бакунин становится убежденным материалистом, утверждает, что мир един в своей материальности, Вселенная — это история без границ, без начала и без конца, а миром правит «всемирная причинность,..

вечно творящая и творимая», выраженная в цедом ряде «естественных» законов.

Подобные убеждения непосредственно связаны и с атеистическими воззрениями.

Теперь Бакунин полностью отрицает Бога, все религии и все церковные организации: «Если Бог существует, — пишет он, — то у человека нет свободы, он — раб; но если человек может и должен быть свободен, то значит Бога нет». Таким образом, именно М.А. Бакунин стал первым последовательным русским атеистом, причем, с присущей ему страстью, воинствующим атеистом.

Материализм и атеизм необходимо приводили Бакунина и к новому пониманию сущности человека. По его мнению, человек — это продукт исторического развития, т.е. физиологического и социального развития общества, не имеющий в своей личности ничего «божественного» и «сверхъестественного».

Главной силой человека является его разум, а основным и единственным средством познания и преобразования мира, по убеждению Бакунина, является наука, сила, которая делает человека свободным и превращает его в истинного творца собственной жизни: «Един мир, и едино средство для познания назначения законов или порядков его для добывания Истины — Наука». Именно наука должна помочь разрушить все старое и построить будущее человечество. Более того, в бакунинском мировоззрении можно увидеть почти религиозное преклонение перед наукой, ведь наука должна заменить собой всякую религию в народном сознании: «Мы хотим разрушения всякой народной религии и ее заменения народным знанием. Да, мы хотим для народа разумного, строго научного знания». В результате, человек приравнивается Богу, ибо способен самостоятельно, осознанно и даже лучше Бога изменять и творить мир. Следовательно, в этих взглядах можно проследить настоящую мифологизацию человека, общества и науки.

Своего рода венцом бакунинского мировоззрения 60-70-х гг. стала социальная философия. Он считал, что обществом правят определенные законы, являющиеся продолжением «естественных» законов, основные из которых — закон социальной солидарности и закон свободы.

Составным элементом свободы Бакунин считал бунт, который человек, как социальное существо, должен поднять против «старых» общественных устоев — прежде всего, против церкви и государства.

В таком понимании творцом человеческой истории становится народ, а средством активного социального действия — народная «социальная» революция.

Цель революции — воплощение идеалов будущего общества. Вообще, Бакунин при всем своем материализме, оставался непреодолимым романтиком.

И в социальной философии он полностью отрицал историческое настоящее во имя неких романтических социальных идеалов: «Ежедневность есть самый страшный призрак, оковывающий нас ничтожными, но сильными, невидимыми цепями».

Иначе говоря, в бакунинском понимании «сегодняшний день», «ежедневность» достойны только уничтожения, а истинная жизнь, истинное счастье человека целиком находятся в будущем, причем, в идеальном будущем.

Именно поэтому Бакунин призывал к уничтожению любого государства, любой формы государства. По его мнению, государство — это неизбежное зло исторического развития человеческого общества, ибо государство становится средством подавления человеческой свободы.

Но государство и общество — две разные структуры: государство — это лишь временная, исторически преходящая форма существования общества, а идеалом общественного бытия является безгосударственное общественное устройство.

Точно также Бакунин резко отрицал капитализм, который, по его убеждению, стало пиком экономического порабощения человека, разрушающего человеческую личность. Убежденный сторонник социализма, Бакунин видел в социалистической организации производства будущее человечества.

На основе отрицания государства и капитализма сформировался собственный социальный идеал М.А. Бакунина — общество анархии. Анархия (от греч. «безвластие») — это свободная социалистическая ассоциация свободных индивидов, торжество свободы и социализма.

Будущее общество Бакунин представлял себе как анархическое и социалистическое, основанное на принципах свободы, равенства, справедливости, свободное от эксплуатации. При этом русский мыслитель был убежден, что свобода без социализма — это несправедливость, а социализм без свободы — рабство.

Отвергая не управление как таковое, а управление централизованное, сосредоточенное в одних руках, идущее «сверху вниз», он предлагал взамен государства федеративную свободную организацию «снизу вверх» — рабочих ассоциаций, групп, общин, волостей, областей и народов.

Свободное общество, по мысли Бакунина, — это общество, в котором осуществился бы принцип самоуправления народа. Кстати, именно поэтому он столь жестко спорил с К. Марксом, который, наоборот, был уверен в необходимости сохранения государства при социализме.

Особое место в размышлениях Бакунина отводилось России, которую он считал неотделимой частью единого славянского мира.

Социальной и экономической основой бытия славянских народов является крестьянская община, которая противостоит натиску западных принципов индивидуализма, государственности и капитализма.

На основе общины, по мнению Бакунина, славяне могут сразу же создать «новое» анархическое и социалистическое общество. Поэтому главной задачей является объединение славян в их борьбе с капиталистическим Западом.

Бакунин был убежден, что именно в России начнется и затем разольется по всему миру «социальная революция». Искрой, которая станет началом мирового революционного пожара, должен и может стать «разбойный элемент» — символ бунтарства русского народа.

Бакунин вообще уповал на стихийный народный бунт. Русский народ он считал изначально народом-бунтарем, разбудить который была призвана интеллигенция — «умственный пролетариат».

Русский крестьянский бунт перекинется на все остальные славянские народы, и они сметут западный капиталистический мир.

Необходимо отметить, что революционные взгляды М.А. Бакунина, которые принято называть «бакунизмом», нашли множество сторонников в Европе (Испании, Италии, Франции и, отчасти, в Швейцарии) и, особенно, русском народническом движении 60 — 70 гг. XIX века.

Впрочем, когда русские бакунисты стали агитировать крестьян за немедленный бунт, оказалось, что положения теоретического анархизма плохо сопрягаются с реальной жизнью. Сильная в своей критической части, теория Бакунина была абсолютно нереализуема на практике.

Поэтому к концу 1870-х годов среди русских народников бакунистов почти не осталось.

© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

Источник: https://www.portal-slovo.ru/history/35583.php

Почему Бакунин считал, что анархия — мать порядка

При слове «анархия» большинство людей представляют себе полный беспорядок, где каждый творит, что его душе угодно, а в обществе царят полный хаос и кошмар.

В народном сознании еще живы образы революционных матросов-анархистов или батьки Махно с его бандой разношерстных бандитов, творивших беспредел в послереволюционные годы.

В результате и возникла современная негативная коннотация этого слова.

Между тем анархия изначально определялась как проявление истинной свободы, создающей как раз порядок. Появление анархизма как философского учения и общественного движения произошло в XIX веке, когда интерес к проблемам классов и классовой борьбы очень возрос, а понятие справедливого устройства общества стало тесно связываться с идеей ликвидации социального неравенства.

На фоне других социалистических учений тогда и возник анархизм. Его основные идеи изложил француз Пьер Прудон, который заявил, что анархия есть взаимная свобода, которая «не дочь, а мать порядка». Русский отец анархизма, Михаил Бакунин, был полностью с этим согласен.

Портрет М. Бакунина работы Генриха Детлефа Митрейтера

Жизнь Бакунина полна таких приключений, что до сих пор странно, почему не снят увлекательный сериал про него.

Там есть все — молодость, полная интеллектуальных поисков, знакомства с выдающимися людьми, эмиграция, участие в революционных выступлениях и восстаниях по всей Европе, смертный приговор, заточение к крепости, ссылка, побег, общественная деятельность…

При этом Бакунин успевал писать книги, организовал издательство, вместе с К Марксом создал организацию Интернационал и т.д. И обосновывал идеи анархизма.

М. Бакунин (1814-1876)

В чем же состоит его позиция?

Основная ценность анархизма — свобода личности. Бакунин считал, что она должна быть ограничена только естественными границами, которые имеют объективный характер. Изначально люди еще очень сильно зависят от природы, мало знают, довольно дики в моральном отношении. Поэтому они нуждаются во внешнем понукании, во власти, в регламентации их жизни.

Но чем развитее становится общество, тем свободнее становится человек. Он становится умнее, в нем укрепляются моральные принципы, и как результат, людей начинает тяготить внешний диктат. Они готовы жить без него, опираясь на взаимную солидарность, взаимопомощь, разумно управляя жизнью общества, исходя из общих интересов.

Между тем власть принадлежит не народу, а меньшинству, которые создали государство для того, чтобы умножать свое собственное богатство и подавлять народ, который работает на них. Отсюда Бакунин делал вывод о том, что государство постепенно изживет себя как ненужный аппарат насилия, когда люди научатся самостоятельно и свободно управлять обществом.

Будучи не только теоретиком, но и революционером, Михаил Бакунин считал, что надо всеми средствами активно бороться за любые проявления свободы и приближать тот момент, когда государство отомрет.

Ну, что сказать… Наивный XIX век, вот что я скажу. Анархизм, по сути, утопическое учение, и как бы ни были прекрасны его теоретические положения, реальное воплощение этих идей показало людей отнюдь не в лучшем виде.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5bfd08ec7d716900aa72e8ee/5c97328e61fcd200b27e380d

Ссылка на основную публикацию