Восстания рабов в италии и на острове сицилия в 30-х годах ii в. до н. э. — студенческий портал

Восстания рабов в Италии и на острове Сицилия в 30-х годах II в. до н. э. - Студенческий портал

Железная ножная колодка для заключённых рабов. Найдена в эргастуле загородной виллы в окрестностях Помпеи.

  • Внешний блеск и военное могущество Римской державы прикрывали собой глубокие и непримиримые противоречия
  • Рабовладение в Риме и во многих подчинённых ему областях достигло небывалого развития по сравнению с другими государствами дровнего мира.

Положение рабов было особенно тяжёлым в тех частях Римского государства, где складывался такой тип хозяйства, который был рассчитан на производство товаров для продажи и вместе с тем для выплаты податей Риму. Классическим образцом в этом смысле была Сицилия.

В рабовладельческих латифундиях Сицилии, которыми владели местные богачи и римские всадники, скопилась масса рабов из Сирии, Греции, Киликии. Людей, ещё недавно свободных, клеймили раскалённым железом, сковывали цепями и гнали на поля или в рудники.

Хозяева, по словам римского историка Диодора Сицилийского, «очень мало заботились об их (рабов.— Ред.) пропитании и одежде», тем самым заставляя их заниматься грабежом на больших дорогах. Постепенно в среде рабов нарастало возмущение.

  1. style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″
  2. data-ad-slot=»5810772814″>
  3. style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″
  4. data-ad-slot=»5810772814″>

В 137 г. до н. э. рабы славившегося своей жестокостью богача Дамофила, доведённые до отчаяния нуждой и пытками, подняли восстание.

Во главе их стал раб Эвн, сириец по происхождению, слывший пророком. Восставшие захватили город Энну и расправились с наиболее жестокими рабовладельцами. К ним быстро начали присоединяться рабы из других городов и латифундий.

Одновременно в городе Агригенте под руководством киликийца Клеона также началось восстание рабов, которые вскоре присоединились к Эвну. Через некоторое время восставшие уже насчитывали в своих рядах 200 тыс. человек.

Своим царём они избрали Эвна, который при этом принял популярное в Сирии имя Антиоха. При нём состоял совет из наиболее уважаемых рабов. Среди них особенно выделялся грек Ахен, оказавшийся способным полководцем.

Так угнетённые и эксплуатируемые рабы сделали попытку создать собственное государство.

В первые годы у римского правительства не хватало сил, чтобы подавить восстание. Несколько важнейших городов Сицилии — Тавромений, Агригент, Катана, Мессана, Энна — оказались в руках восставших.

Посылавшиеся из Рима войска терпели одно поражение за другим. О внутренней организации царства Эвна, просуществовавшего около пяти лет (137—132 гг.), источники сообщают мало.

Известно, однако, что повстанцы громили крупные латифундии, а мелкие крестьянские хозяйства оставляли неприкосновенными. Рабы, по словам Диодора, «не сжигали мелких вилл, не уничтожали в них ни имущества, ни запасов плодов и не трогали тех, которые продолжали заниматься земледелием».

Поэтому восставшие рабы пользовались сочувствием и поддержкой свободной бедноты, страдавшей от роста крупного землевладения и ростовщичества.

Рабы овладели оружейными мастерскими, которые начали изготовлять для них оружие. Известно также, что рабы действовали организованно и что надежды рабовладельцев на разлад между вождями восстания Эвном и Клеоном — не оправдались, так как Клеон добровольно подчинился Эвну.

В 132 г. до н. э. против рабов был послан со значительной армией консул Рупилий. Долгое время он осаждал два главнейших укрепления восставших — Тавромений и Энну. Даже историки из среды рабовладельцев вынуждены отметить стойкость и мужество, с которыми выдерживали осаду повстанцы.

Рупилию удалось овладеть обоими городами только вследствие измены в лагере рабов.

Клеон пал в бою. Эвн был схвачен и замучен в тюрьме. Множество участников восстания было казнено.

Источник: https://www.istoriia.ru/i-tysyacheletie-do-n-e-seredina-i-tysyacheletiya-n-e/pervoe-vosstanie-rabov-v-sicilii.html

27.3. Восстания рабов в Италии и на острове Сицилия в 30-х годах II в. До н.Э

40-е
годы II в. до н.э. были временем относительного
внутреннего спокойствия и успехов в
завоевательной политике Римской
республики. Исчез с лица земли старый
соперник Рима Карфаген, было окончательно
установлено римское господство в
Македонии и Греции.

 Мелкие малоазиатские
государства, хотя формально считались
независимыми, фактически оказались под
римским протекторатом. Восстание
свободолюбивых иберийских племен на
Пиренейском полуострове, во главе
которых стоял бесстрашный Вириат, было
подавлено.

Могущественная Римская
республика не имела теперь реальных
соперников среди государств
Средиземноморья. 

Но
если в Средиземноморье уже не было
такого государства, которое могло бы
сразиться с римскими легионами, то в
недрах римского общества накопилось
столько недовольства, что начались
мощные восстания рабов, развернулось
народное движение за аграрную реформу,
за демократизацию государственного
устройства. 

Резкое
увеличение числа рабов во всей Италии
и соседней с ней Сицилии, особенно после
разгрома Карфагена, Греции, Македонии,
таило в себе скрытую угрозу.

Помнившие
о недавней свободе, подвергаемые тяжелой
эксплуатации, рабы были наиболее
яростными врагами не только конкретных
рабовладельцев, но и всего Римского
государства.

Эта ненависть прорывалась
в индивидуальном терроре, побегах, в
порче орудий производства, а в благоприятные
моменты – и в открытых выступлениях с
оружием в руках. Отдельные вспышки
восстаний рабов происходили в Италии
и ранее. 

Одно
из первых довольно крупных движений
вспыхнуло в этрусском городе Воль- синии
еще в 260-х годах до н.э. Рабы захватили
власть в городе. Против них пришлось
послать римское войско. 

Крупное
восстание произошло в 199г. до н.э.
непосредственно в окрестностях самого
города Рима. В небольшом городке Сетии,
расположенном в Лации, скопилось
множество рабов, купленных гражданами
Сетии после только что закончившейся
Ганнибаловой войны.

К тому же в городе
были помещены заложники – знатные
жители Карфагена. Ожидая выкупа, они
жили, располагая большим количеством
собственных рабов. Среди рабов возник
заговор.

План заговорщиков состоял в
том, чтобы, перебив свободных жителей,
захватить Се- тию, а потом и соседние
города Норбу, Цирцеи и Пренесте. Заговор
был хорошо организован, а его участники
ждали намеченного дня. Однако все дело
было испорчено изменой.

Двое заговорщиков
донесли римскому претору, который,
оценив всю опасность, немедленно выступил
в поход с 2 тыс. воинов. Зачинщики были
схвачены и распяты на крестах, многие
бежали из города, и для их поимки были
посланы военные отряды. 

Спустя
три года (в 196г. до н.э.) вспыхнуло новое
восстание рабов в Этрурии, подавленное
лишь в 195г. до н.э. В 185г. до н.э.

рабы-пастухи
Апулии, имевшие оружие, чтобы защищать
стада от зверя и лихого человека, и уже
несколько лет занимавшиеся грабежом
области, подняли восстание.

Против них
немедленно был послан претор Луций
Постумий, который рассеял отряды
восставших. Часть из них скрылась. Семь
тысяч человек были осуждены на смерть. 

К
началу 40-х годов II в. до н.э. большие массы
рабов сосредоточились в Сицилии.
Рабовладельческие отношения там стали
развиваться раньше, чем в Италии.

На
острове было много греческих городов,
где уровень сельского хозяйства, ремесла,
торговли, основанных на рабстве
классического типа, был высок и
напряженность в отношениях между рабами
и их владельцами достигла такого накала,
что любая искра могла привести к пожару.

Такой искрой послужило появление среди
сицилийских рабов уроженцев Сирии,
участников восстания в Сирии конца 40-х
годов II в. до н.э. 

Положение
сицилийских рабов было очень тяжелым.
Историк Диодор писал:  «…богатея в
течение долгого времени и приобретая
крупные состояния, сицилийцы покупали
множество рабов, уводя их толпами из
питомников, они тотчас налагали на них
клеймо и метки.

Господа обременяли их
службой и очень мало заботились об их
пропитании и одежде. Рабы под гнетом
страданий, подвергаясь часто неожиданным
и унизительным наказаниям, не выдерживали.

Сходясь друг с другом, они начали
сговариваться об измене своим господам,
пока не привели своего плана в исполнение».

Среди
сицилийских рабов преобладали выходцы
из эллинистических стран. Они живо
помнили об острых вспышках народных
восстаний, движениях покоренных
народностей. Сирийцы, в частности, были
свидетелями того, как терпели поражения
от восставших правительственные войска
в царстве Селевкидов. Все эти обстоятельства
не могли не способствовать росту мятежных
настроений среди сицилийских рабов. 

Восстание
началось убийством одного из самых
жестоких рабовладельцев Сицилии, некоего
Дамофила. Во главе заговора встал сириец
– раб Эвн. Он брался толковать сны,
предсказывать будущее и считался магом
и волшебником.

Под руководством Эвна
восставшие захватили город Энну, перебив
ее свободных жителей. Эвн сделал
исключение лишь для оружейных мастеров,
которых он заставил ковать столь
необходимое для восставших рабов оружие
(138–137 гг. до н.

э.). 

Пламя
восстания вскоре охватило всю внутреннюю
Сицилию. Под контролем рабов оказалась
значительная территория острова, они
должны были наладить жизнь на этой
территории, создать свое собственное
государственное управление. Восставшие
справились с этой трудной задачей.

 
Руководитель восстания Эвн был
провозглашен царем и принял тронное
имя Антиоха. Он назвал свое государство
Новосирийским. При царе находился совет,
назначаемый царем и народным собранием.

Большой властью обладал главнокомандующий
армии – стратег, который являлся
ближайшим помощником царя. 

Крупную
роль в Новосирийском государстве играло
народное собрание, включавшее в свой
состав всех способных носить оружие.
Царь решал вопросы государственной
жизни лишь совместно с народным
собранием.

 
Существование
Новосирийского царства в Энне оказало
революционизирующее воздействие на
другие области Сицилии. В Западной
Сицилии образовался еще один крупный
очаг восстания.

Его возглавил Клеон, по
происхождению киликиец, бывший воин,
человек неукротимой отваги и
организаторского таланта. Он набрал
500 бойцов и принялся громить виллы
рабовладельцев на юго-западе Сицилии.

У римлян появилась надежда на столкновение
между вождями восставших и их взаимное
истребление. Но этого не случилось.
Клеон отдался под власть Эвна-Антиоха,
который сделал его стратегом своих
армий – вторым человеком в государстве. 

Одним
из первых столкновений было сражение
30-тысячной армии повстанцев с 8-тысячным
римским отрядом, который был разбит
наголову. Победа еще более укрепила
силы восстания, к нему присоединялись
все новые массы рабов. Восстание
приобретало все больший размах благодаря
дальновидной политике его руководителей.

Так, по словам Диодора, рабы «не сжигали
мелких вилл; не уничтожали в них ни
имущества, ни запасов плодов и не трогали
тех, кто продолжал заниматься земледелием».
Видимо, рабов поддерживала и часть
свободных земледельцев, что придавало
восстанию еще большую силу.

 
Уничтожив
несколько римских отрядов, повстанцы
создали две опорные базы – Энну и
Тавромений, превращенные ими в крепости.
Новосирийское государство существовало
несколько лет, и римляне, сокрушившие
столь сильные иноземные государства,
не могли сломить его. Положение становилось
все более опасным для Рима, так как
начались вспышки волнений рабов на юге
Италии.

На Сицилию была направлена
консульская армия во главе с консулом
132г. до н.э. Публием Рупилием, к которой
присоединились отряды сицилийских
землевладельцев. Рупилий вел войну с
рабами по всем правилам военного
искусства. Он оттеснил восставших к
их крепостям, разъединил силы
повстанцев и осадил Тавромений.

Попытки
рабов пробиться сквозь кольцо римских
войск не увенчались успехом. Тавромений
был взят. Затем римскими войсками была
плотно блокирована столица восставших
– Энна. Отрезанная от всего мира, Энна
должна была пасть вследствие истощения
запасов продовольствия. Это хорошо
понимал главнокомандующий Клеон – он
пытался разорвать кольцо окружения, но
был разбит.

В рядах повстанцев оказались
изменники, которые и помогли римлянам
овладеть Энной. Царь Эвн-Антиох был
захвачен в плен и предан мучительной
казни. Войска Рупилия очистили Сицилию
от уцелевших отрядов восставших (132г.
до н.э.).

Источник: https://studfile.net/preview/6812686/page:124/

33. Восстания рабов во II–I вв. до н.э. — ИДМ 2 семестр

 1)    Первое Сицилийское восстание — восстание рабов на острове Сицилия в 135-132 годах до н. э. Во главе восстания стоял бывший раб Евн, провозглашенный восставшими царем, его главным полководцем был киликиец Клеон. Восставшие одержали несколько побед над римскими войсками, однако затем потерпели поражение от высадившейся на острове большой римской армии.

Читайте также:  Специализация хозяйства северного экономического района - студенческий портал

К середине II века до н. э. концентрация рабов на Сицилии достигла огромных масштабов. Ситуация здесь отличалась практическим отсутствием мелкого свободного землевладения, наличием крупных рабских хозяйств и чрезвычайно тяжелым положением рабов, занятых в сельском хозяйстве.

Положение усугублялось тем, что господа не проявляли заботы даже о пище и одежде для своих рабов, предоставляя им добывать все необходимое собственными силами. Как следствие, на острове процветали разбои и грабежи.

Римские власти, не желая конфликтовать с крупными сицилийскими рабовладельцами, не предпринимали никаких мер к улучшению ситуации.

Дополнительным фактором, способствовавшим началу восстания, был довольно однородный этнический состав сицилийских рабов — многие из них были сирийцами.

Восстание началось в городе Энна. Около 400 сельских рабов, принадлежавших некоему Дамофилу, собрались за городом на сходку под предводительством раба-сирийца Евна.

Совершив жертвоприношение и принеся клятвы, они ворвались в город, где к ним присоединились местные рабы.

Восставшие истребили почти все свободное население, оставив в живых только оружейных мастеров и нескольких рабовладельцев, отличавшихся мягким обращением с рабами.

На своем собрании рабы провозгласили Евна царем под именем Антиоха, а его жену — царицей.

Успешное выступление в Энне привело к выступлениям по всей Сицилии.

Второй крупный очаг восстания возник в Агригенте, где бывший киликийский пират Клеон собрал отряд в 5000 человек и подчинил себе Агригент с прилежащей областью.

Некоторое время рабовладельцы надеялись, что два лидера восстания выступят друг против друга, но надежда не оправдалась. Клеон подчинился Евну, став его первым полководцем.

Против восставших выступил претор Луций Гипсей, располагавший 8000 человек, однако восставшим удалось разбить его отряд. Эта победа способствовала распространению восстания. Вскоре численность восставших рабов превысила 100 тысяч человек. Они заняли почти все крупные города центральной и восточной частей острова — Энну, Агригент, Тавромений, Катану, Мессану.

В результате этих событий в Сицилии образовалось настоящее государство рабов, во главе которого стоял царь Евн-Антиох, выпускавший монеты с собственным именем и титулом. Восставшие не трогали мелких землевладельцев, сохраняя производственные возможности острова.

Большой размах восстания вынудил римлян отправить на Сицилию армии консулов. В 134 году против восставших действовал консул Гай Фульвий Флакк, в 133-м армия Луция Кальпурния Пизона Фруги подошла к Энне, в 132-м Публий Рупилий осадил Тавромений.

Рабы упорно сопротивлялись, однако в осажденных городах начался голод, что подорвало силы обороняющихся. В результате измены одного из рабов римлянам удалось взять Тавромений. Во время вылазки под Энной погиб Клеон, вскоре после этого главный город восставших пал. Евн попал в руки римлян и умер в тюрьме.

Известия о крупном восстании на Сицилии широко распространились по Средиземноморью, став косвенной причиной некоторых заговоров и выступлений рабов.

___________________________________________

2) Второе Сицилийское восстание — восстание рабов в Сицилии в 104—99 годах до н. э. Сицилия, в то время провинция с наиболее многочисленными и развитыми рабовладельческими хозяйствами, уже становилась ареной восстаний рабов. В 136—132 годах до н. э. произошло самое крупное из них — так называемое Первое сицилийское восстание.

Поводом к стихийному выступлению рабов стало прекращение устроенной сенатом проверки, которая сопровождалась освобождением части рабов.

Дело в том, что командующий римской армией Гай Марий нуждался в солдатах (в это время шли ожесточённые бои с кимврами и тевтонами) и потому приказал провести проверку рабов на предмет наличия среди них незаконно отданных в рабство. Они подлежали освобождению и зачислению в действующую армию.

Однако в Сицилии проверка очень скоро прекратилась, что было вызвано, по всей видимости, подкупом проверявшего списки римского наместника Нервы крупными землевладельцами, не желавшими терять своих рабов.

В 104 году до н. э. около 80 рабов убили своего хозяина у Гераклеи Минойской, после чего они скрылись в горах. Слухи об успешном заговоре проникли в среду рабов других рабовладельцев, так что вскоре множество рабов из окрестностей собралось вместе в горах.

Нерва послал против беглых рабов небольшой отряд, который был, однако, разбит рабами. В результате, рабы получили оружие, а слухи о новом восстании рабов начали распространяться по острову. В результате, численность восставших с этого момента начала быстро расти.

Восставшие по образцу Первого Сицилийского восстания избрали царя. Им стал раб-италик Сальвий, принявший имя Трифона. Трифон создал армию из беглых рабов, разделил её на три части и приказал трём отрядам действовать отдельно друг от друга, но встречаться всем в специально назначенное для этого время.

Параллельно в окрестностях Лилибея поднял восстание управляющий поместьем (вилик) киликиец Афинион, которого рабы также провозгласили царём. Этот очаг также очень быстро разрастался, поскольку для восстания у рабов было достаточно оснований.

Афинион отбирал в свою армию только наиболее годных к службе, а всем остальным приказал продолжать работу на поместьях уже в качестве свободных людей для снабжения армии всем необходимым.

Наконец, восставшие встретились и решили объединить свои усилия. При этом Афинион признал верховную власть Трифона, а сам стал главнокомандующим армией. Своей столицей Трифон сделал хорошо укреплённый город Триокалу. Трифон установил порядок, по которому существовали сам царь, обладавший высшей властью, назначаемый царём совет и народное собрание.

К восставшим рабам присоединилась часть плебеев, что позволяет говорить о чём-то большем, чем просто о восстании рабов.

В 103 году до н. э. в Сицилию были переброшены крупные силы претора Луция Лициния Лукулла. Лукулл разбил армию Трифона и Афиниона, однако взять Триокалу он не сумел. Вероятно, его силы были недостаточны, поскольку в это время римляне сражались с кимврами и тевтонами на севере Италии.

Лишь в 101 году до н. э. в Сицилию были переброшены силы, достаточные для подавления восстания. С ними в Сицилию прибыл консул Маний Аквилий. К этому времени Трифон уже умер, и вождём восставших стал Афинион, который во время бездействия римлян достиг значительных успехов.

Победа в решающем сражении осталась за римлянами. Афинион был убит. Лишь небольшой выживший отряд разбитой армии рабов и разрозненные отряды восставших продолжали сопротивление вплоть до 99 года до н. э.

Длительные восстания рабов показали, насколько напряженной стала социальная обстановка в римском средиземноморском обществе.

Они поставили перед руководящими кругами Римской республики задачу укрепления управленческого и репрессивного аппарата, а господствующие слои эллинистических государств заставили объединиться вокруг Рима, как оплота их социального господства и привилегированного положения

__________________________________

3) В то время, когда Помпей боролся с восстанием Сертория в Испании, другой полководец той же партии, Марк Лициний Красс, оказал большую услугу римскому государству, подавив в Италии страшное невольничье восстание Спартака, которое одно время грозило сделаться очень опасным.

Войска римского правительства должны были в одно и то же время вести воину против трёх врагов государства: Митридата, Сертория и сильных киликийских пиратов.

Кроме того, восстание Спартака породило застой в сельском хозяйстве, и даже, в случае счастливого окончания, могло совершенно подорвать его, потому что неизбежные после победы казни невольников естественно должны были уменьшить число рабочих рук.

Восстание Спартака было страшным мщением рабов за грубые насилия римских аристократов, приобретавших на государственный счёт огромные поместья и обрабатывавших их при помощи многих тысяч невольников.

В Сицилии и Италии свободное сельское сословие после Второй и Третьей Пунических войн было большею частью уничтожено и заменено огромным числом рабов, подобно тому, как в наше время часть фабричных работников заменена машинами. Незадолго до восстания Спартака опасность, грозившая государству от рабов, увеличилась еще более.

Расположение народа к гладиаторским играм и стремление знатных римлян превзойти друг друга в устройстве для народа этих ужасных удовольствий необыкновенно размножили число рабов, отличавшихся силою и дикостью нравов.

Во Фракии, Галлии и других варварских странах рабы покупались целыми толпами, приучались к гладиаторским битвам и продавались для боя на жизнь и смерть особенным должностным лицам, заведовавшим общественными увеселениями. Продажа рабов составляла даже особенный род промышленности.

Торговцы невольниками рассчитывали при этом и на гражданские беспокойства. Выбирая сильных и отважных невольников и приучая их к битвам, они продавали их честолюбивым народным трибунам и другим нарушителям общественного спокойствия, которые и употребляли их вместо своей стражи, для того, чтобы иметь возможность, в случае нужды, прибегнуть к открытой силе.

Главные заведения для воспитания гладиаторов находились в Равенне и Капуе, потому что в обоих этих городах жизнь была гораздо дешевле, чем в Риме и других местностях.

О выгодах этой промышленности можно судить по тому, что даже многие свободные люди поступали в гладиаторы, а некоторые сенаторы и всадники не считали унизительным для своего достоинства заводить гладиаторские школы и лично руководить упражнениями невольников.

Впрочем, гладиаторство в сущности едва ли грубее столь популярного сейчас во всём мире бокса.

Страшная невольничья война Спартака, вспыхнувшая в 73 году до Р. Х., началась в одной из школ для бойцов, в Капуе. Семьдесят три невольника бежали из тюрьмы, в которую были заключены своим жестоким владельцем, Лентулом Батиатом, для обучения гладиаторскому искусству.

Беглецы захватили в соседних харчевнях и мясных лавках ножи и вертела, освободили своих собратий и удалились из города.

Выходя оттуда, они намеревались или достигнуть одного из вольных городов, или же, в случае крайности, с оружием в руках дорого продать жизнь свою, вместо того чтобы жертвовать ею для забавы жестокого народа.

Недалеко от города восставшим случайно попался транспорт с оружием, назначенный для их владетелей. Овладев транспортом, они заняли крепкую позицию при подошве Везувия, отбили войска, посланные за ними в погоню, и захватили бывшее у них оружие.

После того восставшие невольники избрали предводителем фракийца Спартака, главного виновника их освобождения. Выбор их был чрезвычайно удачен: Спартак обладал талантами полководца, превосходно знал местность и умел искусно пользоваться ею.

Под начальством Спартака восставшие рабы разрушили несколько темниц, в которых были заключены невольники, и привлекли на свою сторону даже многих свободных граждан, жаждавших грабежа или доведенных нуждою до отчаяния.

В короткое время число повстанцев увеличилось до такой степени, что они в состоянии были захватить и ограбить многие города Кампании. К восстанию Спартака присоединились многие невольники, которые в городах до самой Лукании пасли стада римских аристократов.

Пастухи и бедные горцы, занимавшиеся тем же промыслом, могли быть очень полезны бежавшим невольникам; это были люди, закаленные в непогодах и чрезвычайно способные для войны в горах. Число восставших рабов, сплотившихся вокруг Спартака, возросло наконец до семидесяти тысяч человек, состоявших преимущественно из фракийцев и галлов.

Последних было особенно много. Составив, под предводительством своих вождей, Эномая и Крикса, отдельный отряд, они производили в стране такие же ужасные опустошения, как впоследствии во время крестьянской войны и французской революции ожесточенная толпа народа опустошала южную Германию и Францию.

Спартак разбил несколько посланных против него римских отрядов и, захватив их оружие, вооружил свои толпы, как регулярное войско. Но он напрасно старался ввести между своими ордами дисциплину и правильную организацию; восставшие невольники продолжали опустошать страну, и война, как и все подобные возмущения, принимала страшный характер.

Читайте также:  Аттика. афины в viii-vii вв. до н.э. - студенческий портал

Сам Спартак должен был нередко прибегать к жестокостям для удовлетворения жажды мщения своих подчиненных. Восставшие рабы поступали с римлянами так же, как в последнее время возмутившиеся негры на Сан-Доминго с европейцами, или как поступали римляне с ними самими.

Они устраивали торжественные игры в честь своих павших собратий, и сотни пленных римлян должны были сражаться друг с другом, как гладиаторы.

Несмотря на недостаток дисциплины в войске невольников, Спартак вел войну с большим искусством и в продолжение двух лет удерживал за собой всю полосу земли, занимаемую ныне провинциями Базиликатой и Калабрией.

Наконец убедившись, что с восставшими толпами нельзя ожидать ничего хорошего в будущем, Спартак стал уговаривать войско, воспользоваться своими победами, чтобы бежать из Италии и соединенными силами пробиться к Альпам, откуда каждый с отнятыми сокровищами мог возвратиться на родину. Галльские невольники воспротивились намерению Спартака, и войско разделилось на две части.

Большая часть галлов под предводительством Крикса отправилась по восточному берегу Италии, а Спартак с остальными двинулся по подошве Апеннин к Верхней Италии.

Первые вскоре были встречены римскою армиею и совершенно уничтожены. Победитель их, один из двух консулов 72 г. до Р. Х., тотчас после битвы поспешил соединиться со своим товарищем, который во главе другого войска шел против Спартака. Но последний преградил ему путь и в один и тот же день нанес поражение обоим консулам.

Через несколько времени Спартак разбил в Верхней Италии еще две армии, находившиеся под начальством проконсула и претора. Теперь ничто не могло воспрепятствовать благополучному окончанию похода к Альпам, но Спартак, ослепленный счастьем, оставил свой, почти уже исполненный план и решил идти на Рим.

Римское войско, намеревавшееся остановить его движение, было разбито наголову; но победа эта была последней победой восстания Спартака.

После поражения римляне поручили ведение войны Марку Лицинию Крассу, хотя не отличавшемуся природными дарованиями, но приобревшему в школе Суллы опытность в военном деле.

Красс принадлежал к числу предводителей господствовавшей тогда олигархии; поэтому он мог располагать гораздо большим числом войск, нежели все его предшественники, и пользовался влиянием, необходимым для восстановления приведенной в крайнее расстройство дисциплины, что было у римлян неизбежно во всех несчастных войнах. Одних этих условий было довольно для того, чтобы дать борьбе с восстание Спартака другой оборот. Но кроме того Красс считался тогда великим полководцем, и в Риме полагали, что Сулла был обязан ему своею последнею и самою значительною победою. Пользуясь своею репутацией, Красс легко мог призвать к оружию ветеранов Суллы, и таким образом придать своему многочисленному войску силу, какой не имели армии его предшественников.

Спартак скоро увидел, что имеет дело не с прежними полководцами и войском; он тотчас же оставил план движения на Рим и направился с восставшими толпами к Лукании. Красс следовал за ним по пятам.

Оба военачальника с одинаковым искусством избегали решительного сражения; но Красс уничтожал все неприятельские отряды, отваживавшиеся отделяться от главных сил, отрезывал им подвозы продовольствия и гнал невольников все далее к югу.

Тогда Спартак вошел в переговоры с морскими разбойниками, надеясь, при помощи их, переправить войско восставших в Сицилию, где невольников было еще более чем в Италии.

Морские разбойники взяли условленную плату за переезд в Сицилию, но удалились от берега, как только сокровища возмутившихся невольников были нагружены на их корабли, и оставили Спартака с его восставшими толпами на итальянском берегу. Обманутые невольники направились к лесистой горе Силе (Sila) в Бруттии.

Здесь Красс так тесно окружил лагерь валами и окопами, что Спартаку оставалось только погибнуть голодною смертью или стремительно прорваться сквозь неприятельские укрепления. Он избрал последнее и счастливо пробился чрез окопы Красса.

Римляне пришли сначала в такое смятение, что думали даже вызвать из Испании Помпея, но скоро успокоились, увидев, что, до сих пор согласные между собою, невольники рассорились, и галлы снова отделились от войска.

Получив об этом известие, Красс всеми силами старался устранить прибытие Помпея, который в таком случае пожал бы плоды его трудов.

Напав вначале на галлов и совершенно истребив их, Красс поставил войско Спартака в такое критическое положение, что ему не оставалось никакого другого исхода, как добровольно отдаться в руки неприятелей, или вступить в битву при самых неблагоприятных для себя обстоятельствах. Спартак решился на последнее, но был разбит и умер желанною смертью героя. Красс преследовал рассеянные толпы рабов, истребляя их без всякой пощады. Римский полководец не щадил даже пленных и повесил или распял шесть тысяч из них на деревьях по большой дороге из Капуи в Рим (71 г. до Р. Х.). Число рабов, погибших во время восстания Спартака, простиралось более чем до семидесяти тысяч.

Источник: https://www.sites.google.com/site/idm2semestr/home/33-vosstania-rabov-vo-ii-i-vv-do-n-e

Второе восстание рабов в Сицилии

Второе восстание рабов в Сицилии

Второе сицилийское восстание рабов началось в 104 г. Эта дата наво­дит на размышление о том, не стояло ли оно в связи с нападением север­ных варваров на границы Италии. Действительно, в 105 г.

римские армии были уничтожены при Араузионе, а в следующем году вспыхнуло восста­ние. Едва ли это могло быть случайным совпадением.

Слухи о поражении римлян доходили до рабов и будили в них надежды на разрушение нена­вистного Рима руками свободных варваров.

Сицилия снова стала ареной огромного движения, близко напоминаю­щего первое восстание. Условия на острове за 30 лет почти не измени­лись. Хотя разрушение многих латифундий в ходе восстания 136—132 гг.

в первое время имело своим результатом некоторое ослабление крупного землевладения и усиление свободной аренды, но это было явлением вре­менным. К 104 г. Сицилия опять сделалась страной жесточайшего раб­ства, с той только разницей, что среди рабов 104 г.

жили славные традиции предыдущего восстания, чего не было в 136 г. Естественно поэтому, что и теперь Сицилия выступила застрельщиком в серии крупных движений ра­бов конца II в.

Еще до сицилийского восстания было несколько вспышек в Ита­лии. Диодор (фрагменты XXXVI кн.) говорит о раскрытии заговора нескольких десятков рабов близ г. Нуцерии. Около Капуи восстало 200 рабов. Там же имело место более крупное движение.

Некто Тит Веттий, сын богатого всадника, безумно влюбленный в одну краси­вую рабыню, наделал долгов с тем, чтобы ее выкупить. Окончатель­но запутавшись, он вооружил 400 своих рабов, призвал их к восста­нию и провозгласил себя царем. В конце концов у Веттия собралось более 3,5 тыс. человек.

Движение стало принимать опасные разме­ры; его удалось ликвидировать только благодаря измене Веттиева полководца Аполлония.

Мы уже говорили о поводе ко второму сицилийскому восстанию. В связи с наборами, производимыми Марием, выяснилось, что много сво­боднорожденных римских союзников находится в рабстве. Сенат прика­зал преторам проверить списки рабов[270].

Пересмотром списков занялся и сицилийский наместник Нерва. Более 800 человек было освобождено в течение короткого времени. Но затем Нерва прекратил проверку, подкуп­ленный или, быть может, запуганный рабовладельцами.

Надежды на осво­бождение сменились у сицилийских рабов злобой и отчаянием.

Начались отдельные вспышки, быстро переросшие в грандиозное вос­стание. Около г. Гераклеи Минойской, на юго-западном побережье острова, 80 рабов устроили заговор и убили своего господина — римского всадника Публия Клония. После этого они бежали из поместья и заняли гору в окре­стностях города.

К ним стали сбегаться другие рабы. Нерва, у которого, по-видимому, не было достаточных сил, не смог подавить движения в самом начале. Скоро число восставших дошло до 2 тыс. человек. 600 солдат из гарнизона Энны, посланных Нервой, были разбиты. В руки рабов попало много оружия.

Количество восставших выросло до 6 тыс. человек.

Настала пора создать правильную организацию. Пути для этого были указаны традицией 136 г. На общем собрании восставшие избрали совет, а царем провозгласили раба Сальвия, который, как когда-то Евн, пользо­вался известностью в качестве искусного гадателя. Избранный царем, он принял имя сирийского узурпатора Трифона, который в 40-х гг. II в. захва­тил в Сирии власть.

Сальвий начал применять новую тактику. Он разделил свое войско на три части, назначив над каждой особого командующего.

Им он приказал делать глубокие набеги по всей Сицилии и после них каждый раз встре­чаться в определенном месте в одно и то же время.

Эта тактика дала блес­тящие результаты:у Сальвия образовалась конница более чем в 2 тыс. всад­ников, а пехота выросла до 20 тыс. обученных бойцов.

С такими силами Сальвий осадил г. Мурганцию в восточной части ост­рова. Нерва явился на выручку с 10-тысячным отрядом. Ему удалось за­хватить лагерь рабов, занятых осадой города.

Но когда он подошел к Мурганции, рабы неожиданно напали на него с высоких позиций и обратили весь его отряд в бегство.

Сальвий приказал щадить врагов, бросавших ору­жие, благодаря чему захватил в плен около 4 тыс. человек.

Однако взять Мурганцию Сальвию не удалось. Хотя он объявил сво­бодными городских рабов, господа, в свою очередь, обещали им свободу, если они помогут отразить нападение Сальвия. Мургантийские рабы пред­почли получить свободу из рук господ и помогали им отбить осаду. После этого Нерва объявил недействительным обещание, данное рабам, и почти все они в конце концов перебежали к Сальвию.

Пока разыгрывались эти события, в западной части острова возник вто­рой очаг восстания. Управляющим одного из имений в области Лилибея был раб, киликиец Афинион, в прошлом, вероятно, пират, подобно Клеону.

Он поднял на восстание 200 рабов, находившихся под его начальством. К ним присоединились другие, так что в течение 5 дней вокруг Афиниона собралось более 1 тыс. человек, которые провозгласили его царем.

Афинион обладал выдающимися организаторскими способностями. Он пошел по совершенно новому пути. Комплектуя свое войско, он зачислял в него не всех без разбору, а только наиболее годных к военному делу. Другим рабам Афинион приказывал оставаться на работе в старых хозяй­ствах, соблюдая полный порядок.

Эти бывшие рабовладельческие хозяй­ства, сделавшиеся теперь свободными, должны были снабжать войско ра­бов продовольствием и вооружением.

Афинион заявлял рабам, будто боги возвестили ему посредством звезд (Афинион имел репутацию опытного звездочета), что он станет царем всей Сицилии и что поэтому необходимо беречь страну и находящиеся в ней богатства как свои собственные.

Эти драгоценные для историка сведения о тактике Афиниона, которые мы находим во фрагментах XXXVI книги Диодора[271], приоткрывают перед нами картину новых социальных отношений, установившихся в охвачен­ных восстанием областях. Эти сведения отчасти совпадают с данными о первом восстании.

Когда у Афиниона собралось войско в 10 тыс. человек, он сделал по­пытку осадить Лилибей, но потерпел неудачу и снял осаду. Высшей точки восстание достигло тогда, когда Афинион признал Трифона царем, а себя — только его главнокомандующим. И на этот раз надежды рабовладельцев на ссору между обоими вождями не оправдались[272].

Столицей государства рабов была избрана Триокала[273], город, лежавший в юго-западной части острова, к северу от Гераклеи.

Триокала, и без того почти недоступная благодаря своему природному положению (она лежа­ла на высокой скале), была сильно укреплена Трифоном системой оборо­нительных сооружений.

В организации власти и в распорядках царского двора мы видим любопытное смешение восточных и римских элементов: дворец, построенный по приказанию Трифона, и площадь для народных собраний; совет, назначенный царем «из мужей, отличавшихся рассуди­тельностью»; на царе — тога, окаймленная пурпуром, и широкий хитон, ликторы с секирами «и все остальное, что составляет отличие и служит украшением царской власти»[274]. Восстанием были охвачены главным обра­зом сельские местности Сицилии. Только в более крупных городах еще с трудом держалась старая власть.

  • «Жители городов, — говорит Диодор, — едва-едва могли считать своим лишь то, что находилось внутри городских стен, то же, что было за стенами, считали чужим и принадлежавшим рабам в силу беззаконного захвата» (там же).
  • Городские рабы волновались, перебегали к восставшим и каждую ми­нуту готовы были сами поднять восстание, держа господ в величайшем страхе.
  • Как и во время первого восстания, люмпен-пролетарии воспользова­лись случаем, чтобы удовлетворить свою страсть к грабежам и разруше­ниям, внося сильнейший элемент анархии в гораздо более организованное движение рабов.
  • «Не только рабы, — говорит Диодор, — но и бедняки из числа свободных предавались всевозможным бесчинствам и грабежам, бесстыдно убивая попадающихся им рабов и свободных, чтобы не было свидетелей их безу­мия» (там же).
Читайте также:  Факторы и закономерности спроса - рынок и анализ предложения

Общее расстройство жизни привело к прекращению действия римских судов, что, в свою очередь, увеличивало анархию в стране. Местные влас­ти, пользуясь безнаказанностью, чинили над населением всевозможные насилия и беззакония.

После того как Нерве собственными силами не удалось справиться с восстанием, римский сенат, несмотря на предстоящую войну с кимврами и тевтонами, перебросил в Сицилию в 103 г. армию в 17 тыс. человек под начальством претора Луция Лициния Лукулла. Войско было сборным, со­стоя из римлян, италиков и отрядов из провинциалов и союзников (вифинцев, фессалийцев и др.).

Трифон предполагал защищаться в Триокале, но Афинион, освобожденный им из-под ареста, настоял на том, чтобы дать бой в открытом поле. Несмотря на более чем двойное превосходство сил (40 тыс. у Афиниона и 17 тыс. — у Лукулла), рабы были разбиты, потеряв около 20 тыс. человек. Раненный в ноги Афинион остался на поле боя, а Трифон с остатками войска бежал в Триокалу.

Рабы пали духом, и среди них начались разговоры о том, чтобы сло­жить оружие и снова покориться господам. Однако эти настроения были временными. Одержало верх мнение тех, которые предлагали бороться до последней капли крови. Афиниону, притворившемуся на поле сражения мертвым, удалось ускользнуть от врагов и вернуться к своим. Его появле­ние вдохнуло новое мужество в рабов.

Лукулл явился под Триокалу только через 9 дней после сражения. Взять город штурмом было невозможно. К тому же претор по каким-то непонят­ным причинам вел себя крайне вяло и скоро отступил от города. Его пре­емнику, претору Гаю Сервилию, в 102 г. также не удалось добиться каких-либо серьезных результатов[275].

В это время Трифон умер (вероятно, в 102 г.), и его преемником стал Афинион. При нем восстание, по-видимому, приняло еще более широкие размеры. По словам Кассия Диона (фрагмент 93-й), Афинион чуть было не взял Мессану.

Только в 101 г. сенат смог перебросить в Сицилию достаточно крупные силы. Сам консул Маний Аквилий, коллега Мария, прибыл на остров. Это был опытный полководец, которому удалось добиться решительного пе­релома. Восставшие были разбиты в большом сражении, а Афинион пал в единоборстве с Аквилием.

Уцелевшие укрылись в каком-то укрепленном месте, быть может, в той же Триокале. Римляне голодом довели их до сда­чи. Только 1 тыс. рабов под началом Сатира продолжали отчаянно сопро­тивляться. Наконец, и они сдались на условиях сохранения жизни. Акви­лий отправил их в Рим гладиаторами.

Там, не желая служить забавой для римской черни, они перебили друг друга перед выходом на арену.

Сицилия была «успокоена» настолько основательно, что даже во вре­мя восстания Спартака (30 лет спустя) там не возникло сколько-нибудь крупного движения. Однако революционные традиции продолжали жить среди сицилийских рабов, и еще дважды, в самом конце Республики и в конце Империи, рабы Сицилии снова заставили говорить о себе.

Мы обращали внимание на удивительное сходство, которое существу­ет между обоими сицилийскими восстаниями. Это сходство так велико, что заставляет некоторых исследователей допускать искусственное дуб­лирование отдельных событий. Конечно, благодаря характеру античной историографии удвоение событий в ней является, вообще говоря, вполне возможным.

Мы видели примеры такого дублирования в ранней римс­кой истории. Но для сицилийских восстаний такой случай мало вероя­тен. Основным источником здесь служит Посидоний, современник опи­сываемых событий, исследователь очень осведомленный и серьезный, который едва ли мог допустить в своем произведении какую-нибудь фаль­сификацию, пусть даже бессознательную.

Сходство же между события­ми обоих восстаний объясняется, как мы и указывали, одинаковыми ус­ловиями, при которых они возникли и развивались. Сицилия 136 и 104 гг. мало чем отличалась: та же концентрация земли, те же рабы-сирий­цы, та же бесчеловечная эксплуатация, та же система провинциального римского управления.

К этому нужно прибавить влияние революцион­ной традиции и организационных форм, которые второе восстание полу­чило от первого.

Одновременно со вторым сицилийским восстанием вспыхнуло новое крупное движение в Аттике. Рабы Лаврийских рудников восстали, переби­ли стражу и захватили крепость на мысе Сунии. Отсюда они долгое время опустошали Аттику.

Вероятно, на этот же период, падает восстание рабов-скифов в Боспорском царстве под руководством Савмака. Последний боспорский царь Перисад был убит, и на его место рабы избрали Савмака. Восстание подавил Диофант, полководец Митридата VI, царя Понта, после чего Боспорское царство было присоединено к Понтийскому.

Следующая глава

Источник: https://history.wikireading.ru/106235

Восстания рабов в Италии и на острове Сицилия в 30-х годах II в. до н. э

40 -е годы II века до н.э. ознаменовались успешнои̌ внешней политикой Римской республики. Был разрушен Карфаген, завоевана Греция и Македония, попали, под протекторат Рима Малоазийские государства, подавлено восстание свободолюбивых иберийцев. К середине II века до н.э. Рим устранил всœех сильных соперников и не имел себе равных в Средиземноморье.

При ϶том угроза ᴇᴦο господству созрела внутри самого государства, и заключалась в недовольстве подневольного населения, вылившегося в мощные восстания рабов. В ϶то время происходит активизация народного движения, выступавшᴇᴦο за проведение аграрнои̌ реформы и демократизацию государственного устройства.

Вследствие ведения успешных военных действий, Италию и соседствующую с ней Сицилию наводнили новые группы рабов – военнопленных, помнившие о своей недавней свободе. Подвергающиеся жестокой эксплуатации, хранили в себе скрытую государства угрозу, ненавидя не только конкретного рабовладельца, но и всœе устройство римской Республики. Их ненависть выражалась как в пассивном сопротивлении – порче имущества, побегах, так и в индивидуальном терроре, и в открытых выступлениях.

Непосредственно в окрестностях Рима, крупное восстание могло произойти в 199 году до н.э., когда в городе Сетии скопилось большое количество рабов, организовавших заговор.

Восставшие планировали захватить Сетии и окрестные города: Норбу, Цирцеи и Пренесте, но их план не осуществился из-за измены двоих заговорщиков, донесших римскому претору. С целью недопущения конфликта, в Сетию был выслан двухтысячный отряд, сумевший схватить и казнить часть лидеров заговора. Спустя три года, в 196 году до н.э.

восстание вспыхнуло в Этруссии, а в 185 году до н.э. волнение подняли рабы-пастухи Апулии, в результате которого приговорёнными к смерти оказались семь тысяч человек.

Сицилийское восстание

Несмотря на постоянные волнения, прокатывающиеся по всœей территории республики, первое крупное восстание произошло на Сицилии во второй половине II века до н.э.

Каковы ᴇᴦο причины?

  • Жесточайшая эксплуатация рабского труда. Сицилия была житницей Рима, поставлявшая в республику зерно, производством которого стали пренебрегать на материке. Благодаря завоеванию острова, ᴇᴦο территория была поделена между римскими всадниками, которые соревновались друг с другом за высокую урожайность, а, следовательно, больший доход. Высокие показатели достигались благодаря повсœеместнои̌ жесточайшей эксплуатации рабского труда.
  • Сосредоточение на острове большого количества рабов-военнопленных, относящихся к однои̌ этнической общности. Подневольный труд на Сицилии, стал широко использоваться гораздо раньше, чем в остальнои̌ Италии. Здесь было сосредоточено множество сел и городов, имеющих высокий уровень развития аграрного сектора, ремесла и торговли, основанных на классическом рабстве. По϶тому именно здесь шла бойкая торговля невольниками, наплыв которых был осуществлен благодаря обширным завоеваниям Республики.
  • Присвоение рабовладельцем абсолютно всœᴇᴦο продукта труда невольника. Огромное количество дешевой рабочей силы приводило к её жестокой эксплуатации, и абсолютному отсутствию заботы со стороны владельцев об их питании и одежде. Землевладельцы предлагали рабам добывать всœе необходимое самостоятельно, что выливалось в прямые грабежи на дорогах. Римские власти не предпринимали никаких мер к изменению ситуации, что создавало чрезвычайно напряженную обстановку.

Обострение в отношениях между господами и невольниками вылилось в широкомасштабное восстание, произошедшее в 136 – 132 гг. до н.э.

Дополнительный материал 1

Поводом к началу волнений послужила жестокость одного ᴎɜ сицилийских рабовладельцев – Дамофила и ᴇᴦο жены Мегаллиды.

Восстанию предшествовал серьезный подготовительный этап, в ходе которого, рабы, пользуясь свободным временем, отведенным им на поиск одежды и пропитания, сговаривались друг с другом, разрабатывая планы выступления против своих господ. Лидером восстания стал уважаемый среди невольников, прослывший магом, сириец Евн.

Восстание началось с захвата города Энна, где ночью были убиты всœе свободные жители, кроме оружейников и некоторых рабовладельцев, гуманно относившихся к своим работникам. В частности, была оставлена в живых дочь Дамофила, рабы выделили ей надежную охрану и невредимой доставили родственникам в Катану.

Восстание распространялось по территории острова, а ᴇᴦο лидеры создали собственное государственное управление. Евн, принявший имя Антиоха, был провозглашен царем и назвал образовавшееся государство Новосирийским.

При царе действовал совет и народное собрание, включавшее в свой состав всœех, методных носить оружие освобожденных рабов, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ решало совместно с царем главные государственные вопросы. Евн ввел должность стратега, который стал ᴇᴦο ближайшим помощником.

Существенную помощь восстанию оказывала поддержка ᴇᴦο мелкими свободными землевладельцами.

Римляне всœеми силами старались подавить волнение, в частности послали на Сицилию восьмитысячный отряд Люция Гипсея, который был на голову разбит тридцатитысячнои̌ армией повстанцев. Победа подняла моральный дух восставших и методствовала присоединению к ним новых масс рабов. Повстанцы смогли несколько раз отразить атаки римской армии и создать две опорные базы в Энну и Тавромении.

Рим не мог сокрушить восстание, положение усугублялось новыми вспышками на юге Италии. Вследствие чего, на Сицилию была отправлена консульская армию во главе с Публием Рупилием, в состав которой вошли сицилийские землевладельцы. Римляне смогли взять Тавромений, а , блокировали Энну. Попытки восставших разорвать окружение не увенчались успехом, к тому в рядах повстанцев нашлись изменники, которые помогли римлянам взять столицу. Война закончилась к 132 году до н.э. полным поражением восстания и казнью царя Антиоха.

Дополнительный материал 2

Восстание сицилийских рабов было обусловлено объективными общественно-историческими причинами, вытекающими ᴎɜ общᴇᴦο характера системы классического рабовладения. Так оно было порождено рядом конкретных особенностей, присущих сицилийскому региону. Восставшим удалось занять всю территорию острова и организовать самостоятельное ведение хозяйства, государственную и военную структуру. Римская республика смогла одолеть мятежников, но их упорное сопротивление породило новые вспышки на территории Италии и Греции, а так развитию широкого аграрного движения в самом Риме.

Источник: http://referatwork.ru/info-lections-55/gum/view/17069_vosstaniya_rabov_v_italii_i_na_ostrove_siciliya_v_30_h_godah_ii_v_do_n_e

Ссылка на основную публикацию