Пергам, Понт и Северное Причерноморье в эпоху Эллинизма: исторические сведения

Понтийское царство первоначально занимало прилегавшую к морю территорию т.н. Каппадокии Понтийской в северо-восточной части Малой Азии. Оно возникло в период борьбы диадохов в 302 г. до н. э. и первоначально играло незначительную роль в си­стеме формирующихся эллинистических государств.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Его непо­средственными соседями были Пергам, Вифиния и Каппадокия. Царство было основано представителем местной знати, бывшим правителем города Киоса Митридатом I, возводившим свою ро­дословную к Ахеменидам.Пергам, Понт и Северное Причерноморье в эпоху эллинизма - Студенческий портал

Господствующие слои молодого цар­ства, вначале сильно иранизированные, со временем восприняли эллинскую культуру, греческий язык и письменность.

Ближайшие последователи основателя династии, сознавая экономическую важность богатых греческих городов Южного Причерноморья, очень скоро приступили к их пока еще мирному подчинению. Объявляя себя защитниками и покровителями гре­ков, они постепенно сделали многих из них своими союзниками.

Период силового давления на греческие города начался со време­ни правления Фарнака1 (185-170 гг. до н.э.), который неожи­данно для греков захватил богатейший город южного побережья Черного моря Синопу и превратил ее в столицу Понтийского цар­ства.

Одновременно, учитывая угрозу своим действиям со сторо­ны Пергама, Вифинии и Каппадокии, не желавших усиления ближайшего соседа, Фарнак демонстрировал Риму свою лояль­ность, что позволило ему, несмотря на поражение в войне с ними, удержать Синопу и даже основать новый город — Фарнакию, один из форпостов своей системы контроля над завоеванными территориями. Римляне рассматривали усиливающееся Понтийское царство как противовес Пергаму и Вифинии, поэто­му на первых порах не мешали амбициозным планам его вла­дык.

Митридат V( 150-120 гг. дон. э.) продолжил дело своего отца. Ориентируясь на римлян, он участвовал на их стороне в Третьей Пунической войне, помогал в подавлении восстания Аристоника в Пергаме.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Клиническая психология - программа обучения и дисциплины

Оценим за полчаса!

Однако римляне, обеспокоенные усилением Понта по­сле ликвидации Пергамского царства, устранили Митридата V. В условиях начинающегося противостояния Рима и Понтийского царства к власти в последнем пришел Митридат VI Евпатор (120- 63 гг. до н. э.).

Интересно, что по линии матери он возводил свою родословную к Селевкидам, так как она была дочерью Антиоха IV.

Понтийская держава Митридата Евпатора простиралась по южному и восточному берегам Черного моря. Ее соседями были Каппадокия, Пафлагония, Вифиния и Великая Армения, став­шие к этому времени второстепенными государственными обра­зованиями.

Только Великая Армения, государство, располагав­шееся на Армянском нагорье, которое в конце IV в. до н. э. попало под контроль армянского династа Арташеса I, позже служившего Селевкидам и ставшего в 189 г.

независимым правителем, играла некоторую роль во внешнеполитических усилиях Митридата VI, так как ее буферное положение между Понтом и Парфянским царством обеспечивало спокойствие восточных границ его госу­дарства.

Греческие города, вошедшие в состав Понтийской державы, издавна имели тесные взаимовыгодные связи с греками Северного Причерноморья.

Поэтому, когда Херсонес Таврический ввиду угрозы со стороны скифов обратился к Митридату с просьбой о помощи, в Крым был направлен полководец Диофант.

Скифы были отброшены, но одновременно войска понтийского царя под­чинили его власти весь Крымский полуостров. Последними в 107 г. до н. э. были завоеваны Феодосия и Пантикапей. В 106 г. до н. э. в состав царства вошел и Боспор.

В Малой Азии границы царства также были расширены за счет Малой Армении— горной области в верховьях рек Евфрата, Ликуса и Галиса, расположенной между Понтом и Великой Арменией.

Ранее она входила в состав Ахеменидского царства и державы Александра, но в 322 г. обрела самостоятельность.

Благодаря аннексии этой области границы Понтийского царства максимально продвинулись на восток, дойдя до Верхнего Евфрата.

Таким образом, на рубеже II—I вв. до н. э.

было создано круп­ное территориальное и мощное в политическом и экономическом отношении государственное образование эпохи эллинизма — Малоазийско-Черноморская держава Митридата VI Евпатора.

Ее экономическая мощь и особая модель социальных отношений для подданных позволили вступить в затяжное противостояние с Римом, уверенно распространявшим свою власть на Восток.

Понтийская держава Митридата VI Евпатора по своему поли­тическому устройству отличалась от других эллинистических го­сударств. Социальной опорой власти царя был синтез усилий гре­ческого населения и могущества местной знати.

В ходе подчине­ния греческих городов своей власти Митридату VI удалось, при всех ограничениях, наложенных на них, не затронуть интересы конкретных граждан.

Лишенные возможности реализовать свой деловой потенциал в родном полисе, они вынуждены были найти применение своим силам уже непосредственно на службе царю, что, в сущности, принималось и той, и другой стороной. Аналогичная ситуация наблюдалась и во взаимоотношениях с местной знатью.

Социальная и внутриполитическая стабильность Понтийской державы, подкрепленная ее мощным экономическим потенциа­лом, поставила ее в один ряд с крупнейшими державами антично­го мира.

Основными источниками пополнения казны Митридата VI, первоначальной основой которой являлись наследственные богатства династии, были и военная добыча, и налоги, которыми облагались подданные, и огромные торговые пошлины, доход от которых стал тем сверхприбыльным источником, из которого в дальнейшем он черпал средства для ведения войн с Римом.

Дело в том, что в результате своей внешнеполитической активности Митридат создал державу, географическое положение которой позволило стать ему хозяином многих транзитных путей, в том числе шедших с Востока.

Римляне, уже основавшие на территории бывшего Пергамского царства свою провинцию, не могли допустить даль­нейшего роста могущества понтийского царя. Митридат, в свою очередь, рассматривал эти территории как возможную добычу.

К тому же ему удалось заключить дружественные договоры с царем Великой Армении Тиграном II (96-55 гг. до н. э.) и могуществен­ной Парфией. Все это привело к трем крупным и кровопролитным войнам (т.н. Митридатовым) войнам Рима с Понтийским цар­ством. Интересно, что в ходе первой (89-85 гг. дон. э.

)Митридат VI захватил римскую провинцию Азия, полностью очистил от рим­лян территорию всей Малой Азии и даже предпринял завоевание Балканской Греции й Македонии, сделав главной базой для свое­го огромного войска и флота Афины и Пирей. Однако в битве при Херонее в 86 г. до н. э.

он все-таки потерпел поражение от армии Суллы. Попытка римлян проверить боеспособность войск Митридата после этого поражения в 83-82 гг. до н. э. (вторая Митридатова война) окончилась для них неудачно. Только после тщательной подготовки римляне решились начать третью войну, длившуюся 10 лет (74-64 гг. до н. э.

), в которой им сопутствовал успех. Одна из последних великих держав эллинистического мира была разгромлена, и на ее территории были образованы римские провинции.

Боспор в эллинистическую эпоху утратил свое былое могуще­ство, так как теперь уже птолемеевский Египет стал житницей Греции.

При этом, однако, сократив объем производства зерна, жители Боспорского царства увеличили роль виноградарства и виноделия, а также усилили роль ремесленного производства, успешно наладив торговые связи с Родосом и Пергамом.

Эти меры способствовали на первых порах сохранению экономического по­тенциала Боспора, по крайней мере в регионе Причерноморья.

К середине II в. до н. э. здесь, как и во всем эллинистическом мире, социально-экономическая и политическая ситуация меня­ется к худшему. Нарастают кризисные явления в экономике, что ведет и к политической нестабильности в обществе. Заметно ощу­щается давление скифов на границы царства. Внутри него вспы­хивает восстание Савмака (107 г.

до н. э.), активно поддержанное скифским населением Боспора. Ввиду общескифской угрозы пра­вящая верхушка царства обратилась к понтийскому царю Митридату VI Евпатору за помощью. Его полководец Диофант успешно справился с восставшими, Савмак был пленен, а Боспор потерял свою независимость, войдя в состав державы Митридата VI в 106 г. до н. э.

Источник: https://alpan365.ru/istoriya-drevnego-mira/prichernomore-v-ellinisticheskuyu-epoxu/

Северное Причерноморье в Греции

Греческие города Северного Причерноморья были органической частью эллинистического мира и тесно взаимодействовали (в экономике, политике и культуре) с государствами Балканского полуострова, Малой Азии и даже далеким Египтом.

Важнейшее значение для истории греческих государственных образований в Северном Причерноморье имело соседство и влияние обширной варварской периферии, мощных племенных и государственных объединений варварских племен — скифов и сарматов.

С IV в. до н. э. в обширном регионе причерноморских степей происходят значительные перемещения кочевых племен. Многочисленные полчища сарматов форсируют реку Танаис и, медленно продвигаясь на запад, теснят скифов, занимая их территории.

Под натиском сарматов часть скифов отходит в западном направлении к устью Дуная, где образуется государство в районе Добруджи (так называемая Малая Скифия), большая часть скифов оттесняется в степной Крым и прилегающие к нему области современной Южной Украины. Здесь в середине III в. до н. э.

возникает сильное Скифское царство, столицей которого стал город Неаполь (совр. Симферополь), в непосредственной близости от греческих городов Херсонеса, Феодосии, европейского Боспора.

Поскольку могущественные сарматы препятствовали завоеваниям в северном и восточном направлениях, скифы усилили свою военную активность в южном направлении, против греческих городов, развитых и богатых торгово-ремесленных центров, уже давно привлекавших взоры скифской аристократии.

Пергам, Понт и Северное Причерноморье в эпоху эллинизма - Студенческий портал

Необходимость отражения военной угрозы скифов определила многие особенности внутреннего и внешнего положения греческих городов Северного Причерноморья, заставляя их искать союзников и покровителей среди более сильных государств эллинистического мира.

Крупными центрами Северного Причерноморья были Ольвия, Херсонес и Боспорское царство. Их внутреннее и внешнее положение в III–II вв. до н. э. было неодинаковым. В это время Ольвия переживала серьезные экономические трудности. Ее внутренние возможности были подорваны нападением и осадой города войсками Зопириона, одного из полководцев Александра Македонского.

В 331 г. до н. э. город сумел отстоять независимость, но многомесячная осада и разорение окрестностей оказали самое неблагоприятное влияние на его внутреннее положение. Ослаблением военно-экономического потенциала воспользовались окружающие Ольвию сарматы и скифы, постоянно нападавшие на ольвийскую территорию.

Археологические раскопки показывают, что к середине III в. до н. э. многие сельские поселения по берегам Днепровского и Бугского лиманов гибнут.

Разорение ольвийской хоры подрывает экономику полиса в целом: сокращается объем ремесленных производств и строительства, ухудшается качество монет, наблюдаются перебои в денежном обращении, казна города хронически пустует, в городе не хватает хлеба, усиливается борьба различных социальных группировок.

Происходит резкое имущественное расслоение: в городе появляется небольшая кучка очень богатых людей, которые на свои личные средства могли финансировать расходы городского бюджета, снабжать население хлебом и оказывать другие благодеяния.

До нашего времени сохранился декрет в честь богатого Протогена, который несколько раз вносил очень крупные суммы денег в городскую казну, распределял хлеб, занимался ремонтом за свой счет городских стен и башен, общественных зданий.

Большие услуги Протогена вознаграждались не только почетными декретами, венками и статуями, но и частым избранием Протогена на высшие должности, на которых он, видимо, с успехом восстанавливал свои затраты. Город с большим трудом оборонялся от нападений варваров, но во второй половине II в. до н. э. при царе Скилуре Ольвия была вынуждена подчиниться скифам.

Подчинение Ольвии скифам не принесло облегчения городу, более того, трудности усугубились из-за разрыва традиционных экономических связей Ольвии с другими причерноморскими центрами. Когда стала создаваться Черноморская держава Митридата VI, Ольвия обратилась за помощью к понтийскому царю, который смог освободить город от скифской зависимости и оставить там свой гарнизон. Под защитой понтийского гарнизона город находился до конца 70-х годов I в. до н. э., когда Митридат был вынужден отозвать своих воинов в Понт. Лишенная защиты, Ольвия была взята гетским правителем Биребистой в 48 г. до н. э. и полностью разрушена.

В отличие от Ольвии, которая в III–II вв. до н. э. переживала тяжелые времена хронического социально-экономического кризиса и военно-политического ослабления, эллинистический период в истории Херсонеса стал временем большого расцвета.

Читайте также:  Гипертонический кризис - первая помощь и методы диагностики

Херсонес, основанный колонистами из города Гераклеи Понтийской в конце V в. до н. э., в первое столетие своего существования (конец V — конец IV в. до н. э.) был небольшим, бедным и маловлиятельным полисом.

Резкое увеличение силы и значения Херсонеса, превращение его в крупнейший греческий центр Северного Причерноморья началось с конца IV в. до н. э.

Херсонес присоединяет обширные области в Северо-Западном Крыму, включая полисы Керкинитида (совр. Евпатория) и Калос Лимен (совр. Черноморск) и некоторые племенные территории, заселенные местными скифскими племенами.

Маленький полис превращается в крупное по местным масштабам и сложное, напоминающее эллинистическое, государство, включающее несколько полисов и племенные территории.

Центр государства — город Херсонес — расширяется, городская территория перестраивается по принципу регулярного города, с четким выделением прямоугольной сетки улиц, агоры, акрополя, портового района, ремесленных кварталов. В городе строятся собственный монетный двор и театр, вмещающий до 1,5 тыс. зрителей.

Городская застройка обносится мощными крепостными стенами с высокими башнями, проведенными по лучшей стратегической линии обороны. Херсонес превращается в одну из лучших крепостей Северного Причерноморья, являясь образцом общегреческого фортификационного искусства.

Жители Херсонеса хорошо освоили захваченные земли. Территории ближайшей к Херсонесу сельской округи — Гераклеи — и отдаленных районов Северо-Западного Крыма были подвергнуты правильному межеванию.

На размежеванных наделах, размеры которых колебались от 10 до 30 га, было налажено выгодное хлебопашество (на равнинах Северо-Западного Крыма), виноградарство и садоводство (на Гераклее), которые велись интенсивными методами, с преимущественным применением рабского труда.

В самом Херсонесе возникают мастерские по производству разнообразной керамики (амфор, посуды, терракот, труб, черепицы и др.), ткацкие, красильные, работают кузницы. Активное строительство городских зданий и укреплений способствует развитию строительного дела и архитектуры.

Опираясь на возросший экономический потенциал, используя излишки товарной продукции (хлеба, вина), ремесленных изделий, Херсонес завязывает торговые связи по прямому пути через Черное море с городами Южного Причерноморья, прежде всего с Синопой и Гераклеей, а также с городами Балканской Греции. Вместе с тем Херсонес устанавливает прочные торговые отношения с Ольвией, боспорскими городами, включая далекий Танаис, со скифами.

Особенностью социальной структуры херсонесского общества III–II вв. до н. э.

была известная однородность господствующего класса, среди которого не было такого резкого имущественного расслоения, как в Ольвии, а с другой стороны, развивались рабовладельческие отношения классического типа. Рабы были основными производителями как во многих сельских поместьях, так и в ремесленных мастерских города.

Получает оформление государственное управление Херсонеса в форме умеренного демократического строя.

Регулярно собирается верховный орган — Народное собрание всех граждан, большими полномочиями наделяется Совет (Буле), состоящий из 25–30 членов.

Непосредственное управление многочисленными делами города осуществляют выборные магистраты: архонты и стратеги, номофилаки и казначеи, астиномы и агораномы, гимнасиархи и эпимелеты и др.

Основные положения херсонесской конституции были сформулированы в так называемой херсонесской присяге, принятой после подавления одной из попыток государственного переворота в конце IV в. до н. э.

Принятием херсонесской присяги утверждался демократический строй города, который обеспечил ему известную социальную и политическую стабильность в течение всего периода эллинизма в III–I вв. до н. э.

Опираясь на мощные крепостные сооружения самого города, значительный военно-экономический потенциал, Херсонес успешно отражал нападения скифов в течение всего III в. до н. э., хотя это требовало напряжения всех сил государства. К середине II в. до н. э. скифам удалось захватить области Северо-Западного Крыма и опустошить окрестности самого города.

В этих условиях Херсонес ищет надежных союзников. Союзные отношения устанавливаются с Боспорским царством, с некоторыми из сарматских племен. В 179 г. до н. э. заключается союзный договор о помощи с понтийским царем Фарнаком I. Благодаря этим союзам Херсонес успешно отражал нападения скифов на город. Однако к концу II в. до н. э.

нападения скифских царей усилились, а скифские отряды осадили сам Херсонес, угрожая его захватом. В этих сложных условиях Херсонес, ссылаясь на старый договор с Фарнаком, обратился к понтийскому царю Митридату VI за помощью в борьбе против скифов и о передаче города под власть понтийского царя. Митридат VI принимает условия.

На помощь осажденному городу посылается небольшая, но хорошо обученная армия во главе со способным полководцем Диофантом, который за три года боев (110–107 гг. до н. э.) отбросил скифов от города, возвратил некоторые потерянные территории в Северо-Западном Крыму.

Для защиты города был оставлен понтийский гарнизон, а сам Херсонес вошел в состав образующейся черноморской державы Митридата (110 г. до н. э.).

В III–II вв. до н. э. Боспорское царство уже не было таким могущественным и не имело выгодных экономических связей с Афинами и другими полисами Балканской Греции, но тем не менее сохраняло значение самого крупного и самого сильного из всех эллинских государств Северного Причерноморья.

Боспорское царство потеряло значение важнейшей хлебной житницы Эгейского мира, поскольку эту роль стал играть более богатый эллинистический Египет. Однако боспорская экономика была достаточно жизнеспособной.

Если объем производства зерновых несколько сократился, то увеличилась роль виноградарства и виноделия, о чем говорит появление множества виноделен на раскопанных усадьбах в европейской и азиатской частях Боспора.

В боспорских городах было освоено производство некоторых новых изделий: так называемых акварельных пелик (специальных сосудов), кровельной черепицы. В торговых связях Боспора возрастает роль Родоса и Пергама, продукция которых начинает преобладать на боспорских рынках.

Однако экономическое положение Боспора в III–II вв. до н. э. не было устойчивым, о чем говорит ухудшение качества монетной чеканки, трудности денежного обращения и общее ослабление политического влияния Боспорского государства в Северном Причерноморье.

В социальной структуре эллинистического Боспора наблюдается усиление местных скифских элементов как в структуре господствующего класса, так и среди свободного населения и более широкое, чем в V–IV вв. до н. э., развитие рабовладельческих отношений.

В политической организации Боспора усиливается роль царской власти и ее администрации. Если в V–IV вв. до н. э.

боспорские правители называли себя архонтами для граждан греческих городов и царями для завоеванных местных племен, то в эллинистический период боспорские династы величают себя, как правило, царями как для греков, так и для местных племен.

Следуя примеру других эллинистических владык, боспорские цари образуют царский земельный фонд за счет захваченных территорий, основывают новые города (например, Танаис), военно-земледельческие поселения типа катойкий или клерухий.

Боспорское государство, как и в классический период, было органической частью эллинистического мира, оно сохранило разнообразные экономические, политические и культурные связи с ним. Царь Спарток III жертвует Афинам 37 тыс. пудов хлеба в 287 г. до н. э. В середине III в.

до н. э. боспорское посольство прибывает в далекий Египет, где ведет переговоры с представителями могущественного Птолемея II, в том числе и о разграничении сфер хлебной торговли. Боспорский царь Перисад IV и царица Камасария в середине II в. до н. э.

совершают пожертвования в храмы Аполлона в Дельфах и в Бранхидах около Милета. Боспор как более сильное государство обеспечивает поддержку Херсонссу против скифов.

О силе Боспора говорит тот факт, что Скифское царство в Крыму вынуждено сохранять известную лояльность по отношению к его границам.

Однако к середине II в. до н. э. положение стало меняться. На Боспоре, так же как в других городах Северного Причерноморья и всего эллинистического мира, наблюдается социально-экономический кризис.

Приходят в запустение сельские поселения и усадьбы европейского Боспора, некоторые города (например, Тиритака и Нимфей), ухудшается общее экономическое положение.

На фоне прогрессирующего экономического оскудения обостряются социальные противоречия, вылившиеся в грозное восстание скифского населения во главе с воспитанником самого боспорского царя Перисада V Савмаком (107 г. до н. э.).

У царствующей династии уже нет средств и возможностей справиться с проявлениями социально-экономического и политического кризиса. В этих условиях господствующая верхушка боспорского общества обращается за помощью к могущественному Митридату; взамен она готова отказаться от независимости и передать Боспор под управление Митридата.

Полководец понтийского царя Диофант, который столь удачно разгромил скифские армии, угрожавшие Херсонесу, получает приказ отправиться на Боспор для подавления восстания Савмака. Диофант выполняет эту задачу, нестройные формирования восставших были разгромлены Диофантом, их предводитель Савмак захвачен в плен. Боспор теряет свою независимость и становится одной из сатрапий Понтийского царства Митридата VI (106 г. до н. э.).

Источник: http://biofile.ru/his/12877.html

Пергам, Понт, Северное Причерноморье в эпоху эллинизма

Пергам во II в. до н. э. Востание Аристоника. После третьей Македонской войны пошатнулось также и положение Пергама. В конце III — начале II в. до н.э. Пергам переживает период своего расцвета и ведет упорную борьбу против

царства Селевкидов и Македонии, что сближает его с Римом. Следствием этого был быстрый территориальный рост Пергама за счет селевкидских владений к северу от Тавра.

После победы над Македонией римляне решили начать наступление нагАзию. Они обвинили правителя Пергама

Эвмена в промакедонских настроениях. Ухудшение отношений с Римом отразилось на внешнем положении Пергама: прежде всего, восстали зависимые от Пергама галаты, которые вторглись на территорию Пергама и подвергли ее опустошению. Эвмену удалось разбить галатов, но по настоянию Рима галаты получили автономию. Рим стремился к тому, чтобы они оставались постоянной угрозой для Пергама.

При преемниках Эвмена Пергам вел войны с Вифинией, а затем с фракийцами.

Хотя эти войны окончились успешно для Пергама, но они повлекли за собой крайнее истощение царства и подготовили тем самым обращение его в римскую провинцию Союзные отношения с Римом постепенно превратились в политическую зависимость, так как могущественным римским армиям Пергам не мог противопоставить равноценной военной силы. В царствование Атгала III (139/38 — 133 гг. до н.э.

) положение в Пергаме достигло крайнего напряжения. Перед угрозой народного восстания Пергам обратился к Риму Обещание этой помощи явилось причиной того, что Аттал завещал в 133 г дон.э свое царство Риму Но восстания избежать не удалось. Оно длилось более трех лет (132-129 гг до н.э.); во главе его стал Аристоник, побочный брат Атгала III.

Жители города Пергама поддерживали Аристоника и провозгласили его царем. Помощь Риму против восставших оказал город Эфес, флот которого нанес поражение флоту Аристоника. Однако восстание после этого только усилилось. На борьбу поднялись рабы и крестьяне всей страны. Волнения начались и в других государствах Малой Азии (Вифиния, Каппадокия. Пафлагония).

Присланные для подавления восстания римские войска под командованием консула Красса осадили Аристоника в городе Левки. Но за целую зиму Красе не смог взять город и вынужден был, сняв осаду, отступить Аристоник вышел из города, разбил Красса и взял его в плен. В следующем, 130 г. до н э.

против Аристоника была направлена новая римская армия, которой руководил консул Перперна. На этот раз восставшие были разбиты и остатки их армий осаждены в карийском городе Стратоникее.

Одновременно римские отряды предпринимали по всей стране карательные экспедиции — разрушали города, истребляли жителей. Наконец, была взята и Стратоникея. Захваченный в плен и привезенный в Рим Аристоник был казнен.

Римляне, опираясь на местную знать, подавили восстание Аристоника и присоединили Пергамское царство к своим владениям, превратив его в римскую провинцию, получившую название Азия.

В 75 г. до н э. была превращена в римскую провинцию и Вифиния. По мере ослабления этих государств увеличивается значение восточных областей Малой Азии — Каппадокии и Понта.

В указанный период Понт представлял собой уже довольно значительное государство.

На западе включало почти всю Пафлагоникх на востоке Понтом была подчинена область халибов, а Малая Армения представляла собой фактически зависимое от Понта царство.

Новый период в истории Понта начинается со времени крушения селевкидского могущества в Малой Азии. Первую попытку создать обширную державу, в которую входила бы значительная часть Малой Азии, сделал царь Понта Фарнак 1 (183-170 гг до н.э.).

Для этого он, прежде всего, захватил Синопу и перенес сюда свою столицу’. Однако дальнейшие завоевательные устремления Фарнака натолкнулись на сопротивление коалиции Вифинии, Пергама и Каппадокии Война закончилась для Фарнака неудачно.

Ему пришлось отказаться от Пафлагонии, хотя он удержал Синопу.

При преемниках Фарнака силы Понта продолжали возрастать, но вместе с тем понтийским царям приходилось все более считаться с Римом. Уже Митридат IV стал «другом и союзником римского народа». Под этим титулом, как известно, нередко скрывалось зависимое от Рима положение; так было, видимо, и с Понтом.

Однако отдаленность от римских владений делала эту зависимость сравнительно слабой. В качестве союзника Рима Понт участвовал в ряде войн этого времени Ему удалось подчинить своему влиянию Фригию, Галатию, Пафлагонию и Каппадокию. Союз Понта с Римом, однако, не мог быть долговечным: слишком противоречивы были их интересы.

По мере своего усиления Понт все более становился центром всех антиримских сил Малой Азии.

Греческие города Северного Причерноморья были органической частью эллинистического мира и тесно взаимодейстовали (в экономике, политике и культуре) с государствами Балканского п-ова.

Малой Азии и Важнейшее значение для истории греческих государственных образований в Северном Причерноморье имело соседство и влияние обширной варварской периферии, мощных племенных и государственных объединений варварских племен — скифов и сарматов.

С IV в до н э в обширном регионе причерноморских степей происходят значительные перемещения кочевых племен Многочисленные полчища сарматов форсируют реку Танаис и, медленно продвигаясь на запад, теснят скифов, занимая их территории Под натиском сарматов часть скифов отходит в западном направлении к устью Дуная, где образуется государство в районе Добруджи (так называемая Малая Скифия), большая часть скифов оттесняется в степной Крым и прилегающие к нему области современной Южной Украины. Здесь в середине III в до н э возникает сильное Скифское царство, столицей которого стал город Неаполь (совр. Симферополь), в непосредственной близости от греческих городов Херсонеса, Феодосии, европейского Боспора. Поскольку могущественные сарматы препятствовали завоеваниям в северном и восточном направлениях, скифы усилили свою военную активность в южном направлении, против греческих городов, развитых и богатых торгово-ремесленных центров, уже давно привлекавших взоры скифской аристократии.

Необходимость отражения военной угрозы скифов определила многие особенности внутреннего и внешнего положения греческих городов Северного Причерноморья, заставляя их искать союзников и покровителей среди более сильных государств эллинистического мира.

Крупными центрами Северного Причерноморья были Ольвия, Херсонес и Боспорское царство. Их внутреннее и внешнее

положение в III—II вв до н. э. было неодинаковым В это время Ольвия переживала серьезные экономические трудности Ее внутренние возможности были подорваны нападением и осадой города войсками Зопириона, одного из полководцев Александра Македонского. В 331 г. до н.

э город сумел отстоять независимость, но многомесячная осада и разорение окрестностей оказали самое неблагоприятное влияние на его внутреннее положение.

Ослаблением военно-экономического потенциала воспользовались окружающие Ольвию сарматы и скифы, постоянно нападавшие на ольвийскую территорию Археологические раскопки показывают, что к середине III в до н. э. многие сельские поселения по берегам Днепровского и Бутского лиманов гибнут.

Читайте также:  Мигель Де Унамуно и его философия - некоторые аспекты жизни, кто это и чем известен

Разорение ольвийской хоры подрывает экономику полиса в целом: сокращается объем ремесленных производств и строительства, ухудшается качество монет, наблюдаются перебои в денежном обращении, казна города хронически пустует, в городе не хватает хлеба, усиливается борьба различных социальных группировок.

Происходит резкое имущественное расслоение: в городе появляется небольшая кучка очень богатых людей, которые на свои личные средства могли финансировать расходы городского бюджета, снабжать население хлебом и оказывать другие благодеяния.

До нашего времени сохранился декрет в честь богатого Протогена, который несколько раз вносил очень крупные суммы денег в городскую казну, распределял хлеб, занимался ремонтом за свой счет городских стен и башен, общественных зданий.

Большие услуги Протогена вознаграждались не только почетными декретами, венками и статуями, но и частым избранием Протогена на высшие должности, на которых он, видимо, с успехом восстанавливал свои затраты. Город с большим трудом оборонялся от нападений варваров, но во второй половине II в. до н. э.

при царе Скилуре Ольвия была вынуждена подчиниться скифам. Подчинение Ольвии скифам не принесло облегчения городу, более того, трудности усугубились из-за разрыва традиционных экономических связей Ольвии с другими причерноморскими центрами. Когда стала создаваться Черноморская держава Митридата VI, Ольвия обратилась за помощью к понтийском у царю, который смог освободить город от скифской зависимости и оставить там свой гарнизон Под защитой понтийского гарнизона город находился до конца 70-х годов I в до н э, когда Митридат был вынужден отозвать своих воинов в Понт. Лишенная зашиты, Ольвия была взята гетским правителем Биребистой в 48 г. до н. э. и полностью разрушена.

В отличие от Ольвии, которая в III—II вв. до н. э переживала тяжелые времена хронического социально-экономического кризиса и военно-политического ослабления, эллинистический период в истории Херсо­неса стал временем большого расцвета.

Херсонес, основанный колонистами из города Гераклеи Понтийской в конце V в до н. э.. в первое столетие своего существования (конец V — конец IV в. до н. э.

) был небольшим, бедным и маловлиятельным полисом Резкое увеличение силы и значения Херсонеса, превращение его в крупнейший греческий центр Северного Причерноморья началось с конца IV в. до н. э.

Херсонес присоединяет обширные области в Северо-Западном Крыму, включая полисы Керкинитида (совр Евпатория) и Калос Лимен (совр Черноморск) и некоторые племенные территории, заселенные местными скифскими племенами. Маленький полис превращается в крупное по местным масштабам и сложное, напоминающее эллинистическое, государство, включающее несколько полисов и племенные территории.

Источник: https://studopedia.ru/10_134799_pergam-pont-severnoe-prichernomore-v-epohu-ellinizma.html

Северное Причерноморье в III—II вв. до н.э

Со второй половины IV в. до н.э. происходит расцвет греческих городов-колоний в Северном Причерноморье и расположенного на Керченском полуострове в Крыму Босдорского царства.

В этом сказалась неравномерность развития отдельных областей древнего мира; упадок центров Балканской Греции привел к тому, что внешняя торговля ссвсрочерпоморских городов сосредоточивается в руках местных купцов; общее расширение рынка в Восточном Средиземноморье в период эллинизма повлияло и на экономику Северного Причерноморья. Происходило увеличение сельскохозяйственного производства, появлялись новые поселения. Укрепилось и политическое положение государств Северного Причерноморья. Эти процессы можно проследить па примере Боспорского царства и двух наиболее хорошо изученных городов-государств — Херсонеса (юго-запад Крыма, в районе Севастополя) и Ольвии (правый берег Бугского лимана).

Во второй половине IV в. до н.э. в Боснорское царство входил весь Керченский полуостров, включая Феодосию. Центром царства был город Пантикапей, резиденция боспорских царей и важнейший торговый центр царства.

Кроме Пантикапея в Боспоре существовало значительное число городов, больших и малых, которые были центрами ремесленного производства, и городов-крепостей, имевших прежде всего военное значение.

В боспорских городах перерабатывали продукты сельского хозяйства и разных промыслов (виноделие, засолка рыбы). Развивалось также ювелирное, гончарное ремесло.

В Пантикапее работали судостроительные верфи.

Разнообразны были сельские поселения Боспора, большинство которых относится к IV—III вв. до н.э.

Около городов существовали изолированные усадьбы, вдали от городов — деревни, как местных племен (скифов и тавров), так и земледельцев греческого происхождения. В течение III в. до н.э.

увеличивается число крупных изолированных усадеб; есть случаи, когда усадьба возникает на месте сельского поселения: происходит концентрация земли.

Боспорские цари владели большим количеством земель, которые обрабатывало жившее деревнями (вероятно, сельскими общинами) местное население. Деревни были подчинены царской администрации. Цари могли передавать свою землю переселенцам: так, царь Евмел (конец IV в. до н.э.) наделил землей жителей Каллатиса, бежавших на западное побережье Черного моря (во время осады этого города Лисимахом).

На городской земле находились наделы граждан городов. Кто работал па частной земле, сказать трудно: вероятно, там применялся труд подневольных земледельцев, в том числе и рабов.

Боспорские цари были крупными экспортерами зерна (в IV в. до н.э. — в Афины, а затем н в другие центры Восточного Средиземноморья). Царской казне принадлежало также много мастерских, изготовлявших черепицу.

К концу IV в. до н.э. укрепляется власть боспорских царей: если раньше они назывались царями только по отношению к местным племенам, а по отношению к городам — архонтами («архонт Боспора и Феодосии и царь синдов и всех меотов и фатеев»), то с конца IV в. до н.э.

(со времени правления царя Спартока III) употребляется один общий титул царя (басилея). Города в Боспорском царстве (как и в эллинистических царствах) имели некоторое самоуправление; в Пантикапее было пароднос собрание; города чеканили свою монету, имевшую хождение наряду с царской монетой.

Географ Страбон называет Пантикапей метрополией европейских боспорцев, а Фанагорию — метрополией азиатских. Страбон обычно употребляет слово «метрополия» для обозначения полиса, господствующего над другими, более мелкими городами.

Можно полагать, что городки и поселения, расположенные в окрестностях этих крупных городов, были подчинены им в административном отношении.

Таким образом, Боспорское царство рассматриваемого периода имело ряд черт, характерных для других монархий того времени: сочетание царской и городской собственности, царской власти и самоуправляющихся полисов.

Однако можно заметить и различие: внутри Боспорского царства мы не видим того союза с местной знатью, опоры на местные привилегированные самоуправляющиеся организации, которые были столь важны в эллинистических государствах.

Племена Северного Причерноморья по уровню своего развития не могли создать таких организаций. Этнические различия в Боспорском царстве были очень сильны.

Наряду с греками здесь жили скифы (племена, говорившие на языке иранской ветви индоевропейской семьи, родственном современному осетинскому), а также тавры (в Крыму), меоты, синды (у Азовского моря и в Прикубанье), вероятно родственные позднейшим абхазо-адыгским народам.

Периферийное положение этого царства, соседство с массами варварских племен делали его положение более неустойчивым, чем у других современных ему монархий.

Со второй половины IV в. до н.э. наступает экономический и политический расцвет Ольвии, расположенной на правом берегу Бугского лимана. Переломным моментом в ее истории можно считать осаду города полководцем Александра Зонирионом в 331 г. до н.э.

(эта осада была эпизодом в походе Зопириона против скифов). В этот период в городе вспыхнула острая социальная борьба: было проведено освобождение рабов, наделение гражданскими правами иностранцев, смягчение долговых обязательств.

Аналогичные действия предпринимали и другие греческие полисы в моменты опасности, например Пергам в период восстания Аристоника. Проведение социальных реформ в Ольвии.

подтверждается и свидетельством сохранившейся надписи в честь гражданина Ольвии Каллиннка, который умиротворил народ и привел к соглашению враждующие стороны.

Зопирион не смог взять Ольвию. После осады Зопириона присходят изменения в политической жизни города, увеличивается значение народных собраний. Появляется культ «Демоса», что указывает на демократизацию общественного строя.

Расширяются торговые связи Ольвии с различными городами и областями Причерноморья и Средиземноморья, в Ольвию переселяются жители других греческих городов. На сельской территории, примыкающей к Ольвии. в IV—III вв. до н.э. появляются новые поселения.

Для этих поселений характерно сочетание греческих и скифских элементов в быту и культуре. Вероятно, здесь жило смешанное население, которое в надписях названо миксэллинами.

Планировка некоторых сельских поселений позволяет думать, что это — военно-земледельческие поселения.

В конце IV — начале III в. до н.э. в г. Ольвии происходит перестройка центральной площади — агоры, оборонительные стены укрепляются башнями, заканчивается сооружение городского водопровода.

Сходные процессы можно наблюдать и в Херсонесе, основанном выходцами из Гераклеи Понтийской (города на севере Малой Азии) в конце V в. до н.э. И здесь к началу эллинистического периода происходит экономический и политический подъем.

Расширяется как территория самого города, так и его владения в Северо-Западном Крыму. Во второй половине IV в. до н.э. Херсонес подчиняет себе г. Керкинитиду (на месте совр. Евпатории); основывается г. Прекрасная гавань (в 80 км к северо-западу от Евпатории).

Сельское хозяйство играло большую роль в экономике Хорсопеса; вино было предметом экспорта. Зерно, предназначенное на продажу, надлежало привозить в Херсонсс: сначала следовало обеспечить хлебом население самого Хсрсонеса.

По это не означает, что херсонесцы совсем не вывозили зерна — экспорт происходил под контролем городских властей. Сельская территория, на которой находились владения граждан, была размежевана на прямоугольные участки — клеры. Такому же размежеванию подверглась и сельская территория Прекрасной гавани при основании этого города.

Размежевание, проводимое городскими властями, известно и для других районов в эллинистический период; оно проводилось обычно в момент основания нового города или для увеличения обрабатываемой земли за счет пустующих (или захваченных) территорий. Так, размежевание на клеры было дважды проведено в малоазийском городе Приене в начале эллинистического периода. В Приене клеры распределялись между гражданами по жребию; возможно, так же было и при размежевании херсонесских владений.

Кроме клеров на сельской территории Херсонеса существовало множество разнообразных поселений: усадьбы, похожие на крепости; укрепленные поселения; комплексы сельских имений; неукрепленные сельские поселения.

Как и на территории Ольвии, некоторые поселения могли быть местопребыванием воинов. Состав населения в херсонесских владениях был разнообразным; жили там и переселенные из горных районов Юго-Западного Крыма тавры.

В конце IV — начале III в. до н.э. Херсонес был типичным демократическим полисом. До нас дошла надпись того времени, представляющая собой клятву, которую приносили херсонесские граждане (так называемая Херсоиесская присяга). Там, в частности, говорится: «…я буду единомышлен о спасении и свободе государства и граждан и не предам Херсонеса, Керкинитиды.

Прекрасной гавани и прочих укрепленных мест из остальной территории, которой херсонесцы управляли или управляют…» Далее приносится клятва в том, что гражданин не будет злоумышлять ни против кого из граждан («не отпавших») и па суде подаст голос по закону.

Текст присяги свидетельствует, что ее принятию предшествовала острая социальная борьба внутри гражданского коллектива, которая окончилась победой демократии. Интересно, что, в то время как в эллинистических полисах происходит упадок демократических органов управления, в частности выборного суда, в Херсонесе этот орган продолжает играть важную роль. Здесь, как и в Ольвии.

неравномерность развития сказалась, в частности, в том, что демократизация политического строя произошла позже, чем в полисах классической Греции.

Херсонес поддерживал связи с многими греческими городами, в том числе с Дельфами и Делосом. На Делосе даже проводились специальные празднества — «Херсонесии» (на деньги, пожертвованные херсонесскими гражданами). Херсодес был очень красивым городом. Здания украшались росписями и мозаикой.

Интересны религиозные культы Херсонеса. Кроме культов общегреческих божеств (Дионис, Геракл) в Херсонесе существовал культ божества, олицетворяющего город («Херсонес»), и главный в городе культ Богини-Девы, покровительницы города. Этот культ был заимствован херсонесцами у тавров н эллинизован.

Расцвет греческих городов-государств Северного Причерноморья (как и Боспорского царства) продолжался недолго: со второй половины III в. до н.э. начинается наступление на них скифов и других местных племен.

Усиление этого натиска было обусловлено как стремлением скифской знати к захватам (в этот период складывается скифское государство), так и тем, что самих скифов теснили родственные им племена сарматов, проникшие с востока в Причерноморские степи. О трудном положении Ольвии в конце III в. до н.э.

свидетельствует декрет, принятый в честь ее гражданина Протогена, неоднократно оказывавшего материальную помощь городу, который находился в тяжелом положении «вследствие войн и неурожаев», Па сторону врага перешли и миксэллины. Во II в. до н.э. большинство сельских поселений на территории Ольвии прекращает существование; во второй половине этого же века на агоре разрушаются лучшие здания.

Ольвия подчиняется скифским царям: на ее монетах появляются их имена. В 1 в. до п. э., как сказано в одном декрете, «город был обуреваем войнами». В этом же веке Ольвию захватило и разрушило фракийское племя готов. В первые века нашей эры город отстраивается заново, но уже в меньших размерах.

Ожесточенную борьбу со скифами в конце III — II в. до н.э. ведут Боспорское царство и Херсопес. В этот период в Крыму находился центр Скифского царства Неаполь, расположенный около современного Симферополя.

И связи с набегами скифов меняется характер сельских поселений Боспорского царства, они укрепляются или переносятся в труднодоступные места.

Скифы ведут наступление на владения херсонесцев: к середине II в. до н.э. весь Северо-Западный Крым оказался в руках скифов. Борьба с ними нашла отраженно в декрете Херсонеса конца II в. до н.э. в честь Диофанта — полководца, посланного в Крым понтийским царем Митридатом. (Понт — государство, возникшее в III в.

до н.э. на северо-востоке Малой Азии.) Херсонес и Боспор обратились к нему за помощью, и только благодаря понтийским войскам скифы были разбиты; однако и Херсонес и Боспор оказались под властью Митридата.

Одним из эпизодов этой борьбы было выступление против боспорского царя скифов под предводительством Савмака в 107 г. до н.э. — после того, как войско Диофанта покинуло Пантикапсй. Скифы захватили столицу и убили царя Порисада. В научной литературе обсуждался вопрос о том, ком был Савмак — рабом пли свободным.

Новейший филологический анализ текста декрета в честь Диофанта, проведенный рядом советских исследователей (С.Я. Лурье, Э.Л. Грейс, А.И. Немировским), показал, что он не содержит никаких указаний на рабское положение как самого Савмака, так и его сподвижников.

По всей вероятности, здесь мы имеем дело с выступлением местного населения Боспора, поддержанным извне Скифским царством. Это движение также было подавлено понтийскими войсками.

Источник: https://interpretive.ru/termin/severnoe-prichernomore-v-iii-ii-vv-do-n-e.html

Ссылка на основную публикацию